Код:

Lilitochka-club

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Lilitochka-club » Литература » "Мастер и Маргарита" Булгакова.


"Мастер и Маргарита" Булгакова.

Сообщений 21 страница 40 из 70

21

Треугольник Воланда - еще одно предупреждение председателю МАССОЛИТа, напоминание притчи о строителях Соломонова храма, особенно в сочетании со словами: "Кирпич ни с того ни с сего никому и никогда на голову не свалится... Вы умрете другою смертью". Берлиоз предупреждению не внял, не уверовал в существование Бога и дьявола, да еще вздумал погубить Воланда доносом, и поплатился за это скорой смертью.

Также слушатели Христа и их потомки, как подчеркивал Ф. В. Фаррар, не избегли мучительной гибели при взятии Иерусалима войсками Тита в 70г. н. э., что предрекает председателю Синедриона Иосифу Каифе прокуратор Понтий Пилат.

Бездомный после гибели Берлиоза уверовал в Воланда и историю Пилата и Иешуа Га-Ноцри, однако потом согласился с официальной версией, что сатана и его свита - только гипнотизеры. Поэт Иван Бездомный превратился в профессора Ивана Николаевича Понырева, пародийно обретя свой дом (фамилия связана со станцией Поныри в Курской области) и как бы став "другим" строителем. В этом же контексте надо воспринимать и слова Воланда о новом здании, которое будет построено на месте сгоревшего Дома Грибоедова - символа современной советской литературы. Однако храму новой литературы предстоит строиться по промыслу не Бога, а Воланда. Новый строитель Понырев вообще отрекся от поэзии и уверовал в собственное всезнание.

В масонской символике треугольник восходит к легенде, развивающей притчу о Соломоновом храме. Треугольник Воланда имеет поэтому отношение и к Масонству. Масоном является и герой "Московского чудака" Мандро. Подобно Эдуарду Эдуардовичу, Воланд через литературные источники связан с образом известного авантюриста, оккультиста и алхимика XVIII в. графа Алессандро Калиостро, за которого выдавал себя итальянец Джузеппе (Жозеф) Бальзамо (1743-1795).

Эпизод с сожжением Дома Грибоедова и словами Воланда о неизбежном в будущем возведении на его месте нового здания очень напоминает одну из сцен беллетризованной повести Михаила Кузмина (1872-1936) "Чудесная жизнь Иосифа Бальзамо, графа Калиостро" (1916), во многом послужившей Булгакову образцом при написании "Мольера".

0

22

Кара настигает Дом Грибоедова, где размещается МАССОЛИТ, за то, что оккупировавшие его литераторы не объединяют, а разъединяют и развращают людей своими лживыми конъюнктурными сочинениями, делают несчастным гениального Мастера. Кузминский человек в сером явно инфернален, и в полном соответствии с традицией изображения дьявола Воланд предстает то в сером костюме, то в черном трико оперного Мефистофеля.

На Патриарших в разговоре с Воландом Бездомный наделен теми же чертами наивного ребенка, что и мальчик Бальзамо в разговоре с неизвестным. В финале он забывает встречу на Патриарших, а Мастер в последнем приюте забывает земную жизнь. Слова о каменщиках, строящих дома, здесь тоже заставляют вспомнить о Масонстве, поскольку масоны - это вольные каменщики, строители Соломонова храма, и Воланд также связан с масонской символикой и обрядностью.

Однако цель Воланда - не только построение нового храма литературы, где все объединятся и будут счастливы, но пробуждение литераторов к творчеству, плоды которого могут оказаться угодны как Богу, так и дьяволу.

0

23

Образ Воланда полемичен по отношению к тому взгляду на дьявола, который отстаивал в книге "Столп и утверждение истины" (1914) философ и богослов П. А. Флоренский: "Грех бесплоден, потому что он - не жизнь, а смерть. А смерть влачит свое призрачное бытие лишь жизнью и насчет Жизни, питается от Жизни и существует лишь постольку, поскольку Жизнь дает от себя ей питание. То, что есть у смерти - это лишь испоганенная ею жизнь же. Даже на "черной мессе", в самом гнезде диавольщины, Диавол со своими поклонниками не могли придумать ничего иного, как кощунственно пародировать тайнодействия литургии, делая все наоборот. Какая пустота! Какое нищенство! Какие плоские "глубины"!

Это - еще доказательство, что нет ни на самом деле, ни даже в мысли ни Байроновского, ни Лермонтовского, ни Врубелевского Диавола - величественного и царственного, а есть лишь жалкая "обезьяна Бога"...".

В редакции 1929-1930 гг. Воланд еще во многом был такой "обезьяной", обладая рядом снижающих черт: хихикал, говорил "с плутовской улыбкой", употреблял просторечные выражения, обзывая, например, Бездомного "врун свинячий'', а буфетчику Театра Варьете Сокову притворно жалуясь: "Ах, сволочь-народ в Москве!" и плаксиво умоляя на коленях: "Не погубите сироту".

Однако в окончательном тексте "Мастера и Маргариты" Воланд стал иным, "величественным и царственным", близким традиции лорда Джорджа Байрона (1788-1824) и Иоганна Вольфганга Гёте, Михаила Лермонтова (1814 1841) и иллюстрировавшего его "Демона" (1841) художника Михаила Врубеля (1856-1910).

0

24

Воланд разным персонажам, с ним контактирующим, дает разное объяснение целей своего пребывания в Москве. Берлиозу и Бездомному он говорит, что прибыл, чтобы изучить найденные рукописи Герберта Аврилакского (938-1003), средневекового ученого, который, даже став римским папой Сильвестром II в 999 гг., сочетал свои обязанности с интересом к белой, или натуральной магии, в отличие от черной магии, направленной людям во благо, а не во вред. В редакции 1929-1930 гг. Воланд прямо называл себя специалистом по белой магии, как и Герберт Аврилакский (в окончательном тексте Воланд говорит уже о черной магии).

Сотрудникам Театра Варьете и управдому Никанору Ивановичу Босому Воланд объясняет свой визит намерением выступить с сеансом черной (в ранних редакциях - белой) магии. Буфетчику Театра Варьете Сокову уже после скандального сеанса сатана говорит, что просто хотел "повидать москвичей в массе, а удобнее всего это было сделать в театре".

Маргарите Коровьев-Фагот перед началом Великого бала у сатаны сообщает, что цель визита Воланда и его свиты в Москву - проведение этого бала, чья хозяйка должна непременно носить имя Маргариты и быть королевской крови. По утверждению помощника Воланда, из ста двадцати одной Маргариты не подходит никто, кроме героини романа.

Воланд многолик, как и подобает дьяволу, и в разговорах с разными людьми надевает разные маски, дает совсем несхожие ответы о целях своей миссии. Между тем, все приведенные версии служат лишь для маскировки истинного намерения - извлечения из Москвы гениального Мастера и его возлюбленной, а также рукописи романа о Понтии Пилате.

Сам сеанс черной магии отчасти понадобился Воланду для того, чтобы Маргарита, прослышав о происшедшем в Театре Варьете, уже была бы подготовлена к встрече с его посланцем Азазелло. При этом всевидение сатаны у Воланда вполне сохраняется: он и его люди прекрасно осведомлены как о прошлой, так и о будущей жизни тех, с кем соприкасаются, знают и текст романа Мастера, буквально совпадающего с "евангелием Воланда", тем самым, что было рассказано незадачливым литераторам на Патриарших.

Неслучайно Азазелло при встрече с Маргаритой в Александровском саду цитирует ей фрагмент романа о Понтии Пилате, чем и побуждает, в конце концов, возлюбленную Мастера согласиться отправиться к могущественному "иностранцу" - Воланду. Поэтому удивление Воланда, когда после Великого бала у сатаны он "узнает" от Мастера тему его романа - всего лишь очередная маска. Действия Воланда и его свиты в Москве подчинены одной цели - встрече с извлекаемым из лечебницы творцом романа об Иешуа Га-Ноцри и Понтии Пилате и с его возлюбленной для определения их судьбы.

0

25

В "Мастере и Маргарите" события начинаются "в час небывало жаркого заката", "когда солнце, раскалив Москву, в сухом тумане валилось куда-то за Садовое кольцо". Перед появлением Воланда и его свиты Берлиоза охватывает "томление неизъяснимое" - неосознанное предчувствие скорой гибели. В редакции 1929 г. Воланд говорил что "дочь ночи Мойра допряла свою нить" (Мойра - древнегреческая богиня судьбы), намекая, что "таинственная нить" судьбы председателя МАССОЛИТа вскоре прервется.

Берлиоз обречен на смерть, поскольку самонадеянно полагал, что его знания позволяют безоговорочно отрицать и Бога, и дьявола, и сами живые, не укладывающиеся в рамки теорий, основы жизни. Воланд предъявил ему "седьмое доказательство" от противного: литератора настиг рок в виде Аннушки-Чумы, нерасчетливо пролившей подсолнечное масло на рельсы, и девушки-вагоновожатой, не сумевшей поэтому затормозить.

Воланд - носитель судьбы, и здесь Булгаков находится в русле давней традиции русской литературы, связывавшей судьбу, рок, фатум не с Богом, а с дьяволом.

Наиболее ярко проявилось это у Лермонтова в повести "Фаталист" (1841) - составной части романа "Герой нашего времени". Там поручик Вулич спорит с Печориным, "может ли человек своевольно располагать своею жизнью, или каждому из нас заранее назначена роковая минута", и в доказательство стреляет в себя из пистолета, но происходит осечка. Печорин предсказывает Вуличу скорую смерть, и в ту же ночь узнает, что поручик был зарублен пьяным казаком, который до этого гнался за свиньей и разрубил ее надвое. Обезумевший убийца заперся в избе, и Печорин, решив испытать судьбу, врывается к нему. Пуля казака срывает эполет, но отважный офицер хватает убийцу за руки, и ворвавшиеся следом обезоруживают его. Однако Печорин фаталистом все равно не делается: "Я люблю сомневаться во всем: это расположение не мешает решительности характера; напротив, что до меня касается, то я всегда смелее иду вперед, когда не знаю, что меня ожидает".

0

26

У Булгакова Воланда в ранних редакциях звали Теодор, что в переводе с древнегреческого значит "божий дар". Здесь это не только пародия, но и указание на связь Воланда с Иешуа Га-Ноцри, который решает судьбу Мастера и Маргариты, но выполнить это решение просит Воланда.

Подобная "взаимодополняемость" Бога и дьявола восходит, в частности, к "Путевым картинам" (1826-1831) - основному публицистическому произведению немецкого поэта, сатирика и романтика Генриха Гейне (1797-1856). Здесь аллегорически изображена борьба между партиями консерваторов и либералов в Великобритании как борьба Бога и дьявола. Гейне иронически замечает, что "господь бог сотворил слишком мало денег" - этим и объясняется существование мирового зла.

Воланд мнимым образом восполняет мнимый же недостаток в деньгах, одаривая толпу червонцами, превращающимися позднее в простые бумажки. В "Путевых картинах" Гейне рисует яркую картину того, как Бог занял при сотворении мира денег у дьявола под залог Вселенной. В результате Господь не препятствует своему кредитору "насаждать смуту и зло. Но черт, со своей стороны, опять-таки очень заинтересован в том, чтобы мир не совсем погиб, так как в этом случае он лишится залога, поэтому он остерегается перехватывать через край, а господь бог, который тоже не глуп и хорошо понимает, что в корысти черта заключается для него тайная гарантия, часто доходит до того, что передает ему господство над всем миром, т. е. поручает черту составить министерство". Тогда "Самиэль берет начало над адским воинством, Вельзевул становится канцлером, Вицлипуцли - государственным секретарем, старая бабушка получает колонии и т.д. Эти союзники начинают тогда хозяйничать по-своему, и так как, несмотря на злую волю в глубине сердец они, ради собственной выгоды, вынуждены стремиться к мировому благу, то они вознаграждают себя за это принуждение тем, что для благих целей применяют самые гнусные средства".

0

27

В ранней редакции "Мастера и Маргариты" упоминался канцлер нечистой силы, а в подготовительных материалах к роману остались выписанные из книги М. А. Орлова "История сношений человека с дьяволом" (1904) имена различных демонов и сатаны, в числе которых упоминаемые Гейне Самиэль, Вельзевул, а также "Аддрамалех - великий канцлер ада". Один из названных в "Путевых картинах" демонов - Вицлипуцли сохранился и в окончательном тексте романа, где он оказывается тесно связан с Коровьевым-Фаготом.

Гейне иронически обыгрывал то место из гетевского "Фауста", которое стало эпиграфом к "Мастеру и Маргарите": "... так кто ж ты, наконец? - Я - часть той силы, что вечно хочет зла и вечно совершает благо". У автора "Путевых картин", наоборот, потусторонние силы вынуждены стремиться к благим целям, но применять для этого самые негодные средства.

Немецкий романтик смеялся над современными политиками, которые провозглашают стремление к мировому благу, но в повседневной своей деятельности выглядят весьма несимпатично.

У Булгакова Воланд, как и герой Гёте, желая зла, должен совершать благо. Чтобы заполучить к себе Мастера с его романом, он карает литератора-конъюнктурщика Берлиоза, предателя Барона Майгеля и множество мелких жуликов, вроде вора-буфетчика Сокова или хапуги-управдома Никанора Ивановича Босого. Однако стремление отдать автора романа о Понтии Пилате во власть потусторонних сил - лишь формальное зло, поскольку делается с благославления и даже по прямому поручению Иешуа Га-Ноцри, олицетворяющего силы добра.

Однако, как и у Гейне, добро и зло у Булгакова творится, в конечном счете, руками самого человека. Воланд и его свита только дают возможность проявиться тем порокам и добродетелям, которые заложены в людях. Например, жестокость толпы по отношению к Жоржу Бенгальскому в Театре Варьете сменяется милосердием, и первоначальное зло, когда несчастному конферансье захотели оторвать голову, становится необходимым условием для проявления добра - жалости к лишившемуся головы конферансье.

0

28

В ранней редакции "Мастера и Маргариты" упоминался канцлер нечистой силы, а в подготовительных материалах к роману остались выписанные из книги М. А. Орлова "История сношений человека с дьяволом" (1904) имена различных демонов и сатаны, в числе которых упоминаемые Гейне Самиэль, Вельзевул, а также "Аддрамалех - великий канцлер ада". Один из названных в "Путевых картинах" демонов - Вицлипуцли сохранился и в окончательном тексте романа, где он оказывается тесно связан с Коровьевым-Фаготом.

Гейне иронически обыгрывал то место из гетевского "Фауста", которое стало эпиграфом к "Мастеру и Маргарите": "... так кто ж ты, наконец? - Я - часть той силы, что вечно хочет зла и вечно совершает благо". У автора "Путевых картин", наоборот, потусторонние силы вынуждены стремиться к благим целям, но применять для этого самые негодные средства.

Немецкий романтик смеялся над современными политиками, которые провозглашают стремление к мировому благу, но в повседневной своей деятельности выглядят весьма несимпатично.

У Булгакова Воланд, как и герой Гёте, желая зла, должен совершать благо. Чтобы заполучить к себе Мастера с его романом, он карает литератора-конъюнктурщика Берлиоза, предателя Барона Майгеля и множество мелких жуликов, вроде вора-буфетчика Сокова или хапуги-управдома Никанора Ивановича Босого. Однако стремление отдать автора романа о Понтии Пилате во власть потусторонних сил - лишь формальное зло, поскольку делается с благославления и даже по прямому поручению Иешуа Га-Ноцри, олицетворяющего силы добра.

Однако, как и у Гейне, добро и зло у Булгакова творится, в конечном счете, руками самого человека. Воланд и его свита только дают возможность проявиться тем порокам и добродетелям, которые заложены в людях. Например, жестокость толпы по отношению к Жоржу Бенгальскому в Театре Варьете сменяется милосердием, и первоначальное зло, когда несчастному конферансье захотели оторвать голову, становится необходимым условием для проявления добра - жалости к лишившемуся головы конферансье.

Диалектическое единство, взаимодополняемость добра и зла наиболее полно раскрывается в словах Воланда, обращенных к Левию Матвею, отказавшемуся пожелать здравия "духу зла и повелителю теней": "Ты произнес свои слова так, как будто ты не признаешь теней, а также и зла. Не будешь ли ты так добр подумать над вопросом: что бы делало твое добро, если бы не существовало зла, и как бы выглядела земля, если бы с нее исчезли тени? Ведь тени получаются от предметов и людей. Вот тень от моей шпаги. Но бывают тени от деревьев и от живых существ. Не хочешь ли ты ободрать весь земной шар, снеся с него прочь все деревья и все живое из-за твоей фантазии наслаждаться голым светом? Ты глуп".

Здесь, помимо "Путевых картин" Гейне, приходит в голову философский трактат французского писателя, лауреата Нобелевской премии, Анатоля Франса (Тибо) (1867-1923) "Сад Эпикура" (1894), где утверждается: "Зло необходимо. Если бы его не существовало, то не было бы и добра. Зло единственная причина существования добра. Без гибели не было бы смелости, без страдания - сострадания.

На что бы годились самопожертвование и самоотвержение при всеобщем счастье? Разве можно понять добродетель, не зная порока, любовь и красоту, не зная ненависти и безобразия. Только злу и страданию обязаны мы тем, что наша земля может быть обитаема, и жизнь стоит того, чтобы ее прожить. Поэтому не надо жаловаться на дьявола. Он создал по крайней мере половину вселенной. И эта половина так плотно сливается с другой, что если затронуть первую, то удар причинит равный вред и другой. С каждым искорененным пороком исчезает соответствующая ему добродетель".

0

29

Воланд выполняет поручения Иешуа Га-Ноцри - таким оригинальным способом Булгаков осуществляет взаимодополняемость доброго и злого начала. Эта идея, по всей вероятности, была подсказана отрывком о йезидах из труда итальянского миссионера Маурицио Гардзони, сохранившимся среди материалов к пушкинскому "Путешествию в Арзрум" (1836). Там отмечалось, что "йезиды думают, что бог повелевает, но выполнение своих повелений поручает власти дьявола".

Иешуа через Левия Матвея просит Воланда взять с собою Мастера и Маргариту. С точки зрения Га-Ноцри и его единственного ученика, награда, дарованная Мастеру, несколько ущербна - "он не заслужил света, он заслужил покой". А с точки зрения Воланда, покой превосходит "голый свет", ибо оставляет возможность для творчества, в чем сатана и убеждает автора романа о Понтии Пилате: "...Зачем же гнаться по следам того, что уже окончено? (т. е. продолжать уже завершенный роман)… о трижды романтический мастер, неужто вы не хотите днем гулять со своею подругой под вишнями, которые начинают зацветать, а вечером слушать музыку Шуберта? Неужели ж вам не будет приятно писать при свечах гусиным пером? Неужели вы не хотите, подобно Фаусту, сидеть над ретортой в надежде, что вам удастся вылепить нового гомункула?"

Воланд, как и Иешуа, понимает, что "голым светом" способен наслаждаться лишь преданный, но догматичный Левий Матвей, а не гениальный Мастер. Именно Воланд с его скепсисом и сомнением, видящий мир во всех его противоречиях (каким видит его и истинный художник), лучше всего может обеспечить главному герою достойную награду.

Слова Воланда в Театре Варьете: "Горожане сильно изменились... внешне, я говорю, как и сам город, впрочем. О костюмах нечего уж и говорить, но появились эти... как их... трамваи, автомобили... Но меня, конечно, не столько интересуют автобусы, телефоны и прочая... аппаратура... сколько гораздо более важный вопрос: изменились ли эти горожане внутренне?" удивительно созвучны мысли одного из основателей немецкого экзистенциализма Мартина Хайдеггера (1889-1976), высказанной в работе "Исток художественного творения" (1935-1936): "Самолеты и радиоприемники, правда, принадлежат теперь к числу ближайших вещей, но когда мы думаем о последних вещах, мы вспоминаем иное. Последние вещи - это Смерть и Суд".

0

30

Дом, который спалила свита Воланда

http://s49.radikal.ru/i125/0911/1c/b007f2a00186.jpg

195 лет назад в этом доме родился Александр Иванович Герцен

Вообще-то Герцен родился Яковлевым.

Батюшка его Иван Алексеевич, будучи человеком достаточно богатым и праздным, неспешно путешествовал по Европе и в Штутгарте познакомился с милой 16-летней девочкой Генриеттой Луизой Гааг. Без особых усилий он сумел уговорить ее родителей отпустить дочку попутешествовать вместе с ним. Кажется, Яковлев оставил ее родителям какое-то содержание.

Богатство Яковлева ошеломило юную деву, хотя он тратил деньги расчетливо. Поездили по местам, где теплее: по югу Италии, Франции и - в Москву, куда уж ранняя весна заступила. Тем более поторопились, что Генриетта Луиза по всем внешним признакам в скором времени должна была разрешиться от бремени. Что с успехом и случилось в этом доме в конце Тверского бульвара. Дом принадлежал брату Ивана Алексеевича.

0

31

В те пожарные дни 1812 года, когда Москва горела, Яковлев с семьей бежать не успел - сперва сомневался, а вскоре и поздно сделалось: французы в брошенных особняках на Тверском обосновались. Однако делу случай помог. Просто невероятный! Его вместе с дворовыми мужиками французы забрали на тушение пожаров, но, тут же выявив в нем дворянина, отвели к маршалу Мортье, а тот признал в Иване Яковлеве парижского знакомого и даже представил самому Наполеону. А далее и вовсе невозможное произошло: Наполеон просил Яковлева доставить письмо Александру I, в котором предлагал переговоры о мире. Яковлев, человек разумный, прямо сказал: он вовсе не уверен, что русский император примет его. Тогда Наполеон попросил дать слово, что Яковлев сделает все, чтобы доставить письмо. Тот ответил: «Ручаюсь честью, ваше величество!»

После этого французские уланы проводили Яковлева с юной женой и трехмесячным сыном - будущим громогласным писателем - до аванпостов русских частей. Сведений о судьбе того письма, увы, не сохранилось.

До 16 лет Александр Герцен и не догадывался, что Иван Алексеевич Яковлев - его отец. Тот по каким-то своим соображениям скрывал свою прямую причастность к рождению этого мальчика: с Генриеттой Луизой Яковлев не венчался, никаких записей, подтверждающих факт брака, тоже не было, а об остальном кто знал - помалкивал. Фамилию Герцен отец придумал, исходя, видимо, из своей сердечной привязанности к Генриетте Луизе. Так что в юности Герцен был потрясен, узнав в хорошо знакомом человеке отца.

0

32

Не станем вспоминать хрестоматийно известное: что казнь декабристов потрясла юного Герцена, что вместе с Огаревым на Воробьевых горах мальчики поклялись посвятить свои жизни борьбе с самодержавием. Клятве он следовал везде, где только мог провозгласить свои взгляды: в публичных выступлениях, на страницах «Полярной звезды», «Колокола», других изданиях, опасливо публиковавших его горячие откровения. Ссылки следовали одна за другой, хотя и нельзя сказать, что были они суровы, Герцен вынужденно жил в Перми, Вятке, во Владимире, тайно наезжал в Москву. Более того, в это время успел жениться на двоюродной сестре Наталье Захарьиной, за десять лет последующей жизни подарившей ему аж девятерых ребятишек.

Подрывную, антиправительственную деятельность Александр Иванович тоже продолжал неослабно. Его снова сослали, теперь уже в Новгород, но уж, видимо, время было такое - шел 1839 год, либеральные ветры повеяли, и Герцена, вместо того чтобы приковать в безвестном застенке, назначают советником губернского правления, где он получает приличное жалованье, хотя в деньгах-то не нуждался.

Он много пишет. Его роман «Кто виноват?» передают из рук в руки. Смелость, вдохновение автора, мощно бьющего стены крепостнической цитадели, поражают читателей. Возмущению властей нет предела. А лучшее и, как считается, воистину великое произведение Герцен пишет уже за границей: восьмитомник «Былое и думы».

Наталья вместе со старшим сыном погибли в кораблекрушении, Герцен женится вторично. Вместе с верным Огаревым он, получив огромнейшее состояние отца, разъезжает по Европе, ни в чем себе не отказывая. А все-таки как-то вырывается у него горестное: «Я не умер, но я состарился». Он не прожил и шестидесяти и просил похоронить его в Ницце, рядом с Натальей.

А дом, где он появился на свет, вступил в новую жизнь. В самом начале советского времени его напористо захватили поэты, писатели. Он даже превратился в некое подобие творческого общежития бездомных мастеров слова: Андрей Платонов лет двадцать здесь прожил, а вообще мифическая личность поэт Иван Бездомный в «Мастере и Маргарите» примчался именно сюда босиком и в полосатых кальсонах, с венчальной свечой в руке. Да-да, это и есть знаменитый булгаковский «Грибоедов», который так удачно спалили потом Коровьев и Бегемот.

Только давно уже в доме Герцена располагается Литературный институт, где готовят надежду и оплот современной российской литературы.

0

33

Лана написал(а):

Поучаствовать в крестном ходе на Пасху было модно

Может быть в Москве - да, а я до 10 класса вообще такого словосочетания не знал - Кресный ход.
Когда мне кто-то сказал - я спросил, А ЧТО ЭТО. Когда мне сказали, я удивился - это в 20-м веке есть (нехорошее слово), которые во всяких (нехорошее слово) богов верят ? Во дают !  http://i005.radikal.ru/0906/e1/5b5db54f6406.gif

0

34

Лана написал(а):

Мне очень нравится это произведение.Недавно поставлен сериал по нему.

У меня есть оба Мастера - и в постановке режиссера Кара, и в постановке режиссера Бортко.
Смотрел фильм, как просто фантастику, типа Гарри Поттера, читать желания не возникло...

0

35

Мастер и Маргарита... После первого прочтения решила,что такое может написать только человек с параноидальным взглядом на жизнь. Но,т.к. многие восхищались этим шедевром,решила перечитать. Перечитала,кое за что-то зацепилась,прочитала ещё и ещё. Теперь же это настольная книга. Когда у меня плохое настроение-читаю похождения Коровьева и Бегемота. Море удовольствия.
Очень жаль,что не все принял и поняли роман.
А сериал у меня на диске давно. Не согласна с Бортко в выборе некоторых актёров. Хоть там и звёздный состав,но кое-кто,как мне кажется (подчёркиваю,это только моё мнение и оно может не совпадать с мнениями других) не подходит.

Создатель написал(а):

читать желания не возникло...

А зря. Из фильма кое-что убрано. Та же Аннушка-чума. Прочитай,не пожалеешь.

0

36

я прочитала  "Мастера и Маргариту", когда мне было 12 лет. Было очень интересно, но в том возрасте я, конечно,  воспринимала далеко не все.  Мы с другом даже отправились гулять по булгаковским местам в Москве, начиная с "нехорошей квартиры", искали подвал Мастера и т.д.
Перечитала год назад - и конечно взглянула совершенно другмим глазами, много нового открылось. над многим задумалась.
А мой отец (читать сейчас не может, к сожалению,  но мы ему записываем аудиокниги), недавно прослушал и сказал - сто раз перечитывал, и только сейчас по-настоящему понял. Думаю, сколько раз ни читай -  какждый раз - открытие.

0

37

Мими написал(а):

Думаю, сколько раз ни читай -  каждый раз - открытие.

Да, Мимиша.  Можно читать  много раз и каждый  раз открывается что-то, на что искал ответ.

0

38

Мона написал(а):

Фотографий очень мало,

Надо попробовать :D :D

0

39

Делия написал(а):

читаю похождения Коровьева и Бегемота. Море удовольствия.

Если они похожи на те, что в фильме - то это не на мой вкус, на клоунаду похожу, а я цирк разлюбил лет так с 10... только фокусников люблю :)

Мона написал(а):

раз в год-то точно перечитываю

Я только Лукьяненко раз в год перечтываю, уж очень приятно пишет :)

0

40

Создатель написал(а):

Если они похожи на те, что в фильме - то это не на мой вкус, на клоунаду похожу, а я цирк разлюбил лет так с 10... только фокусников люблю

Гораздо интереснее. Тем более,что я считаю,что Абдулов совершенно не подходит на роль Коровьева. Не знаю кого бы взяла бы,но не Абдулова. Это не его роль,при всём его огромном таланте.

0


Вы здесь » Lilitochka-club » Литература » "Мастер и Маргарита" Булгакова.


Рейтинг форумов | Создать форум бесплатно © 2007–2017 «QuadroSystems» LLC