Код:

Lilitochka-club

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Lilitochka-club » Литература » Сказки для взрослых


Сказки для взрослых

Сообщений 41 страница 60 из 211

41

olysha написал(а):

Мораль: А зори здесь тихие...

Просто кошмар.

0

42

Мисалина написал(а):

- Рай должен быть в душе и умение понимать и принимать законы Создавшего этот мир, как высшую логику вселенной. “Ищите же прежде Царства Божия и правды Его, и это все приложится вам”, а Царство Божие внутри вас.
    - А что есть Царство Божие?
    - Это высшее чувство любви, связывающее вас с Творцом.

Супер просто.  http://i016.radikal.ru/0906/f9/4a4e4b353689.gif

0

43

Айрон написал(а):

- А когда я выросту, я тоже буду жить только будущим?..

Как грустно, вот такие мы взрослые...

0

44

Кеиннари написал(а):

— Вы не туда попали, — твердо повторила Сонечка и повесила трубку.

Конечно, легче страдать, что ты не встретила принца. Так и помрешь одинокой или принц появится, а зачем ему старая дура нужна будет.... http://i077.radikal.ru/0910/89/90208c22814c.gif

0

45

Кеиннари написал(а):

… Они жили долго и счастливо. Как в сказке. Кстати, и конец у этой сказки тоже получился счастливым – как и вся жизнь. Наверное, потому что они сумели сложить счастливое начало…

Очень добрая и позитивная сказ http://i016.radikal.ru/0906/f9/4a4e4b353689.gif ка...

0

46

Lighthouse написал(а):

- Да, конечно, - улыбнулся он в ответ. - Мне, пожалуйста, 2кг Вдохновения и по килограмму Терпения, Веры и Надежды для удобрения моего семечка Любви. Спасибо вам большое.

http://i016.radikal.ru/0906/f9/4a4e4b353689.gif

0

47

Сказка о Чертовой Дюжине

Ох, и не хотелось старому Черту в очередной раз ввязываться в спор человеческим существом. Одно дело, строить препоны и препятствия в тени, другое – вот так, испытывать его на прочность, глаза в глаза. Человек был очень даже подходящий. Слегка безразличный, слегка эгоистичный, слегка прагматичный и слегка неуверенный. Все эти «слегка» старый Черт прекрасно видел на фоне массы положительных качеств: трудолюбия, доброты, честности. Именно такие качества притягивают белокрылых, и именно из-за них приходится сейчас устраивать турнир для его внутреннего предопределения. Для дьявола каждая душа на счету, и пусть много их, гнилых да безбожных, такие вот, лишь слегка балансирующие в сторону тьмы, привлекают его куда больше. Черт был известен своими заслугами. Поэтому именно его, хитрого да изворотливого, послали на вербовку этой, пока еще защищенной ангелами души. Как проста была схема! 12 заданий. Таких, чтобы выполнить их с честью не представлялось никакой возможности! И если сложится так, что 7 раз человек нарушит законы морали земной и небесной – быть ему новообращенным подданным Дьявола, очередным учеником Черта. Эти Белокрылые так любят антураж! 12 заданий! Целая дюжина! Они же это и придумали! То же мне, Апостолы новоявленные. Они определили, а ему голову ломай!
Хитер старый Черт, знает, как проверить и не упустить своего. Слегка безразличный, слегка эгоистичный, слегка прагматичный и слегка неуверенный… 4 выигрыша обеспечено. А вот где еще три брать? Эх, ладно, с чем Черт не шутит! Правильные слова находятся сами по ходу пьесы.
Итак, Любовь. Тут можно сыграть не просто сюиту, а целый концерт для нужных итогов. Но все же лучше оставить ее напоследок, как козырь!
Начнем с обычного, самого обычного, и практически беспроигрышного варианта, ведь хороший почин – половина успеха.
Мужчина зашел в трамвай. Пружинистая походка и умиротворенный вид наглядно демонстрировали, что он в отличном расположении духа. Людей было немного, и он, на секунду помедлив, опустился на сидение. На соседнем кресле лежал билетик. Обычный билетик, который выдают кондукторы. Совершенно гладкий и ровный. Рука мужчины потянулась к билетику, и через секунду он твердо решил, что в этот раз на проезде можно сэкономить. Ему и ехать-то всего три остановки!
Черт потирал руки. С такого малого, а как легко начать! Нет, это даже просто мило!
Не вызывало сомнений и второе задание.
Когда девушка-продавщица потянула мужчине сдачу с пятидесяти рублей сотенными купюрами, он на секунду задумался, потом взял их в руки. Черт от восторга потер ладони, но тут мужчина его несказанно удивил: он вернул их девушке, улыбаясь, и явно заигрывая.
Эх, один-один.
Но в ту же секунду счет неожиданно поменялся. Флиртуя с продавщицей, мужчина произнес сакраментальную фразу: «Мое сердце свободно!», и чаша весов Зла и Добра снова склонилась в черную сторону. Так просто сказать одну, ничего не значащую фразу, и выстлать ее путь к большим проблемам. Но Черту того и надо. Он увидел свет в конце тоннеля. Или, говоря языком посланца ада – тьму в начале пути.
Мужчина вышел из магазина, сделал пару звонков. Черт фыркнул: сю-сю, а ведь взрослый человек! И тут его осенила гениальная мысль! Всего пара волосков их уже начавшего седеть хвоста, и у мужчины резко изменилось настроение. Как потемнение в голове. Как нахлынувшая волна раздражения. Он достал телефон из кармана, и выключил его. Общаться явно ни с кем не хотелось.
Следующим пунктом чертовых планов был пивбар неподалеку. Кто из мужчин откажется зайти на пару кружек пива, особенно, если вдруг настроение ни к черту? Зайти в пивбар вовсе не грех, расчет был иным. Одним выстрелом убить двух зайцев. Сыграть на жадность и беспутстве. В баре, как по мановению волшебной палочки, к мужчине подсела миловидная блондинка. Тонким наманикюренным пальчиком она стала водить по столу, хлопая при этом длиннющими ресницами. Мужчина, не дожидаясь ее просьбы, заказал вторую кружку пива, приглашающим жестом давая понять, что это ей. Настроение у мужчины, конечно, не способствовало приватным беседам, и Черт, ужасаясь счету два-два, явственно увидел в углу напротив Ангела, ведущего контрольный учет происходящего. Когда девушка стала проявлять повышенное внимание, мужчина, втянув голову в плечи, и бросив на стол деньги, торопливо вышел из бара. Вот так номер! От такой красотки с наивными глазами и пышной грудью отказался??? А нужен ли в аду такой придира?
Черт мысленно отругал себя. Сам вначале испортил настроение, а теперь хотел, чтобы оно вернулось само собой? Так не бывает!
Ничего, впереди еще 7 ситуаций. И масса возможностей исправить проигрышный счет. Ангел семенил за плечом мужчины. Небось, нашептывает ему правила поведения, злился Черт. Вот, например, чем не эгоизм, не предупредить никого о своем отсутствии? Телефон выключен, а мама там. Наверное, с ума сходит. Ну-ка, побольше суровости. Он уже переступает порог дома.
- Сынок, я волновалась, что так поздно с работы?
- Мам, я не маленький уже! – явное раздражение в голосе.
- Всякое бывает, сейчас времена какие. Мог позвонить.
- Бывает, но не было. У меня сел телефон.
О! Несказанная удача! И ложь, и нетерпимость в одном флаконе! Четыре-три!
Как хорошо, что есть люди, не уставляющие радовать жителей ада! Но эмоции были преждевременны.
- Сынок, кушать будешь?
- Да, буду. Чуть позже.
- Ой, а у нас, оказывается, хлеба нет. Ты пока переодевайся, а я в магазин схожу.
- Мам, ну что ты говоришь?
Мужчина накинул куртку и вышел на улицу. Вот что значит слегка эгоистичный… Нервы окружающих беречь не надо, но долг перевешивает раздраженность… Четыре-четыре.
Что у нас в запасе? Сквернословие? Ок, сейчас устроим!
Мужчина шел, не глядя под ноги, и поэтому, когда край ноги попал на открытый люк, он не смог удержать равновесие. Падая, он перевернулся на живот, подогнул колени. Одно колено попало на край люка. Фраза, вылетевшая из его уст, заставила Ангела зябко поежиться, а Черта исправить счет на четыре-пять.
Осталось три задания. Всего три. И два из них надо выиграть! Что у нас такое, самое простое? Наверное, лень. После трудового дня…
- Сынок, ты наелся?
- Да, мам, спасибо!
- Ты пока чай допивай, я посмотрю свой сериал, потом посуду помою…
- Мам, я в ванную. Мам!
Он заглянул в комнату, и увидел, что мать задремала, свернувшись в кресле под пледом.
Помедлил в коридоре. Ангел безмолвно смотрел сверху. Черт почти не сомневался в ответе. Но мужчина вздохнул, зашел в кухню, и принялся мыть посуду.
Так просто не бывает!!!! Черт аж раздулся от злости!!! Как все было тонко продуманно!! Она ведь не просила его! Откуда он мог понять, что надо это сделать??? Пять-пять. Дюжина испытаний. Из них 10 позади. В какой-то степени Черт зауважал этого странного мужчину, который легко обходил сложные ловушки, но так простодушно попадался в легкие. Но простодушие ли это, если человек абсолютно не задумываясь, просто делает то, что делать никогда не должен? Дьявол придумал искушение. Бог ничего не мог противопоставить этому, только святость. Но люди придумали Совесть. И многие века искушение с основной массе проигрывало Совести. Поэтому и заключили Ангелы и Черти соглашение о контрольной Дюжине, 12 способах выяснить сущность человека. В глубине души Черт знал, что те, кто живет в ладу со своей совестью, всегда выигрывают дорогу в свет. Но за этого мужчину еще можно побороться.
Нужно придумать что-то эдакое, ведь пять дьявольских трофеев получены сравнительно легко!
Мужчина рано лег спать, как будто устав бороться сам с собой. Ему снилась женщина. Его женщина, которая стала частью его жизни…
Вот и пришла пора тяжелой артиллерии. Настало время играть на Любви. А тут испытаний – видимо-невидимо.
Мужчина улыбался во сне.
Утром, по дороге на работу, мужчина включил телефон и позвонил. Звонок мог решить все проблемы спора двух сторон: добра и зла.
- Привет, любимая. У меня вчера сел телефон.
Странно, вы замечали, что ложь, повторенная дважды, самому себе начинает казаться правдой?
Шесть-пять
- Да, я виноват, прости меня. Я знаю, что ты волновалась.
Удар ниже пояса. Он попросил прощения!!! Вместо того, чтобы показать, кто тут заказывает музыку! Шесть-шесть? Как это так?
Попросить прощения – это слишком! Этого не могло быть! За что? Черт впервые понял, что значит слово «беситься». Это значит испытывать эмоции такой силы, что, в сравнение, само грехопадение кажется детской забавой.
Не правильно! Не будем это считать! Ангел качал головой. Черт зеленел от неожиданного проигрыша.
- Дюжина испытаний пройдена. Человек наш.
- Это неправильная дюжина! Неверная! Он не должен был извиняться!
- Но он извинился, тем самым показав, что интересы кого-то для него выше своих собственных.
- Мы не предполагали закладывать извинения в испытания. При раскладе выпал джокер, я требую пересдачи!
- Ты можешь проверить его прямо сейчас?
- Да, могу!
И не дожидаясь ответа, Черт выдернул пару шерстинок из своего, уже довольно редкого, хвоста.
А телефонный разговор продолжался.
- Я хотела тебе сказать… Целую неделю выбирала слова… Я беременна.
Пауза.
- Я знаю, что ты подумал сейчас.
- Я подумал, что мы предохранялись.
- Я знаю.
- Ты уверена?
- Да, уверена. Два теста и УЗИ.
Пауза.
- Мне надо подумать.
Конец разговора.
- И в чем смысл проверки? – Ангел недоумевал.
- Проверка еще не окончена!
- Он принял это.
- Да, принял, но промолчал.
- Хорошо, подождем.
Он не звонил ей несколько дней. Ох уж это тринадцатое испытание… Дюжина, нарушенная Чертом. Чертова Дюжина, право слово.
Ангел подумал, что не больно то и надо, раз все так критично, на грани добра и зла. Да и вообще, молодец Черт! Чертова Дюжина правильнее будет. Наверное, порядочность надо всегда оставлять напоследок.
На третий день мужчина набрал тот самый номер.
- Привет. Как ты себя чувствуешь? Я приеду после работы. Что там требует наш будущий наследник? Сливы, персики или огромную шоколадку?
- Ничего… мы с ним требуем у судьбы только тебя…
- А что меня требовать? Я здесь, я с вами… И никуда от вас не денусь….
Ангел кивнул своему оппоненту, и улетел, улыбаясь очередной победе.
А Черт почему-то даже не разозлился. Наверное, чужому счастью надо уметь радоваться, даже будучи темным от природы.
А выражение «Чертова Дюжина», обозначающее цифру 13, прочно вошло в лексикон, напоминая о том, что любой поступок может изменить в нашей жизни все. Даже веками сложившуюся дюжину переделать в другое число. И всегда выиграет тот, кто, следуя вековым традициям, слушает голос совести, не обращая внимания на Ангела и Черта, ведущих свой реестр…

Злата Литвинова

0

48

Исповедь Ангела – хранителя

Одна большая девочка чувствовала себя чрезвычайно бедной. Однажды она получила письмо. Но она не стала переписывать это письмо шестьсот шестьдесят шесть раз и отправлять по разным адресам, как в популярной пионерской игре, потому что это письмо было от ее ангела-хранителя. «Здравствуй, бедная девочка! Пишет тебе твой ангел-хранитель. Не могла бы ты оставить меня в покое и не теребить мое отзывчивое сердце бестолковыми просьбами? Твои просьбы – мыльные пузыри, такие же пустые, как твои прозрачные слезы. В твоих слезах нет горечи, а в твоих мольбах – смысла. Каждое утро ты начинаешь с того, что просишь у меня помощи, но я хожу за тобой по пятам и не вижу, в чем тебе помочь, если ты ничего не делаешь. Ты молишь меня о счастье, но счастье не выпускается в виде чипсов, которыми я мог бы угостить тебя и улыбнуться: «Не грусти – похрусти».

Однажды, когда ты не давала мне спать всю ночь и промочила слезами все мои перья, истерзанный и мокрый, наутро я поволок тебя в автобус, где под сиденьем валялся чужой бумажник. Сначала ты испугалась, что найдется хозяин и обвинит тебя в воровстве, потом боялась, что деньги окажутся фальшивыми и тебя посадят в тюрьму, потом ужасалась, что на тебе плохо сидит вся одежда, которую ты могла бы купить, потом в панике заплатила за сапоги – нелепо экстравагантные и безнадежно тесные. От страха увидеть недовольные гримасы продавцов ты решила не возвращать в магазин глупую покупку, и пока ты оплакивала свою злосчастную находку, я ругал себя за малодушный поступок.

Другой раз, зная, что у тебя билет на театральную премьеру, я заранее запасся акварелью и в фойе разукрасил тебя как смог. Я приподнял унылые уголки твоих губ, добавил бледным щекам румянца, а в потухшие глаза подмешал столько блеска, что с твоего лица исчезло выражение несчастного существа. Неженатый и неглупый сосед справа (недурной собой) не сводил с тебя взгляда весь первый акт, но ты не подарила ему ни одной улыбки, если не считать улыбкой ту ухмылку, от которой он вздрогнул и отвернулся. К концу спектакля краски поблекли, блестки осыпались, и ты поплелась домой одна, размышляя о том, что случайные знакомства, как правило, ни к чему не приводят, а любая встреча чревата последующим расставанием.

Каждый раз, когда я пытаюсь подсунуть тебе золотую дисконтную карту для приобретения счастья, это оборачивается лишним несчастьем. Твоего хорошего настроения хватает на короткий срок: пока ты ешь что-нибудь вкусное или смотришь что-нибудь мелодраматичное, по окончании этого ты начинаешь клясть себя за лишние калории, а меня за черствость, которая не дает тебе повторить романтическую судьбу киногероини или звездную карьеру киноактрисы.

Между тем как можно обвинять в черствости того, кто постоянно начеку, чтобы ухватить тебя за шиворот, когда, рассеянная от переживаний, ты бредешь на красный свет или, раздраженная от отчаяния, норовишь шатнуться в открытый люк? Я отгоняю от тебя вирусных больных и отталкиваю воров-карманников, потому что с ослабленным иммунитетом и развинченной нервной системой даже легкая болезнь и мелкая кража могут обернуться настоящей бедой.

Благодаря мне в твоей жизни нет пока никаких бед, бедная девочка. И нет у тебя (пока) никаких несчастий, кроме твоей несчастной головы. Траурная мелодия твоих стонов и просьб, обращенных ко мне ежедневно, давным-давно сделали из меня фанатика единственной мысли. Хорошо бы вскрыть твою голову, хорошенечко промыть ее содержимое, просушить и опять закрутить крышку.
Теперь я решился на это, невыносимая моя подопечная. Я отведу тебя в место, где мозги очищают от плесени апатии. Если ты выполнишь мою инструкцию, уже завтра мы встретимся с тобой обновленные и посвежевшие, готовые для дальнейшего сотрудничества».

Смени пластинку
Место, в которое я хочу проводить тебя, не блатная клиника. Всякий человек может обратиться туда, если его подводит голова. То, что содержится в человеческой голове, заметно отличается от того, что булькает в черепных коробках животных, вот почему людей категорически не рекомендуется есть. По причине своей безграмотности человек думает, что его жизнь, как глупая речка, хаотично протекает через ложбины потерь и холмы приобретений. На самом деле в черепной коробке есть все, чтобы человек мог управлять течением, обходить ложбинки и пропасти, а, обнаружив где-нибудь гору, устроить грандиозный водопад с миллионом сверкающих брызг.

То, что ямы встречаются чаще холмов, говорит не о том, что страдания – неизбежны. Наоборот. Страдания даны нам в ощущение для того, чтобы человек обязательно их избегал. Болеть больно, чтобы человек старался не заболеть. Терять жалко, чтобы старался не терять. Цель человеческой эволюции – развить свой мозг так, чтобы вообще избавиться от страданий (вернуться в рай). Ямы не только можно научиться обходить, это нужно делать непременно. Если речкой не управлять, она попадет в низину, где протухнет, как болото. Хотя задача человека – в пропасти не падать, тот факт, что они существуют, является необходимым условием спортивной игры, которая называется «бытие». Угроза оступиться и упасть заставляет человека наращивать силу и тренировать ловкость. Когда прыгун в высоту сбивает перекладину, он может возмутиться чему угодно, но только не тому, что перекладина высоко над землей. Любому человеку удобнее не прыгать, а перешагнуть лежащую на земле палку, однако спортсмен на это не согласится. Цель большого спорта не в том, чтобы перепрыгнуть палку или попасть в сетку мячом, а в том, чтобы превзойти существующие рекорды по силе и ловкости тела. Цель жизни – развить силу и ловкость духа, однако человек просит у ангела-хранителя для себя санаторских условий, ожидая, что тот, как сумасшедший старик Хоттабыч, накидает на футбольное поле побольше мячей, дабы футболисты не потели и не ссорились, а важно пинали каждый свой мячик.

Если спортсмен начнет умолять своего тренера опустить перекладину пониже, чтобы он мог скакать как пятилетняя девочка через веревочку, тренер разведет руками и отправит такого спортсмена к врачу. Несчастные ангелы вынуждены смиренно выслушивать от своих подопечных просьбы подобного характера. Редчайшие из людей являются истинными спортсменами в сфере духа. Они просят ангелов быть их тренерами: указывать на ошибки, помогать развиваться и брать высоту.
Как начинающему спортсмену ни один тренер не предложит повторить мировой рекорд, человек не встречает в своей жизни проблем, которые он не в состоянии преодолеть. Думать, что смысл препятствий – доставить человеку страдания, – то же самое, что спортсмену считать спортивные снаряды орудиями пыток. Человек, который страдает, похож на спортсмена, который вместо того, чтобы разбежаться и прыгнуть, опустился перед перекладиной на колени и молится ангелу-хранителю. «Вставай, Вася, – говорит такому спортсмену тренер. – Эта высота чуть больше той, которую ты сто раз брал. Давай же, олух. Народ на трибунах смеется». «Помоги мне, ангел-хранитель, – плачет Вася. – Я не хочу прыгать. Почему я должен? Я боюсь, что планка ударит мне по башке». «Вася, – мог бы сказать ему ангел. – Отправляйся, пожалуйста, к своей маме. Она тебе вареников налепит с капустой». «Да-а, – ответил бы на это Вася. – А я хочу золотую медаль и титул чемпиона мира. Я бы тогда на Дженнифер Лопес женился». Если ангел поможет такому Васе и перенесет его на крыльях через перекладину, потом ему придется сватать Васе Дженнифер Лопес, потом лепить вместе с ней вареники, а потом Вася придумает еще какую-нибудь мольбу, и ангелу опять будет чем заняться. Поэтому ангел молчит и только скорбно таращится на плачущего Васю, а Вася, может быть, обижается на ангела за черствость. Если Васин тренер свиснет в свисток, упирающегося Васю уведут врачи. В тихом месте Васе накапают валерьяны и попытаются уговорить его не орать, а смириться с тем, что звание чемпиона мира дают не ангелы, а спортивные судьи, поэтому плакать не эффективно, а эффективно прыгать. Если Вася будет продолжать требовать медаль, его с рук на руки передадут маме, и, жуя у нее на диване вареники, он сможет неторопливо обдумать, действительно ли ему нужна заграничная Дженнифер Лопес или его вполне устроит соседская Женя Лаптева.

Любой страдающий должен понять, что страдания как таковые всегда(!) вызваны тем, что человек не может определиться: прыгать ему или нет. Чтобы прекратить мучения, человеку достаточно взять себя в руки и решиться на прыжок или взять себя в руки и отвернуться от перекладины. Вместо этого человек, как глупый Вася, замирает перед препятствием и плачет, не понимая, что он совершенно не обязан это препятствие преодолевать, а может заняться другими делами, которые ему по плечу. Если человек мучается перед планкой продолжительное время, он зацикливается как заезженная пластинка, сходит с рельсов и выбывает из игры. Энергия перестает поступать из окружающего пространства. Тренер на человека плюет, трибуны над ним смеются, а судьи отстраняют его от соревнований. Один только ангел-хранитель остается с таким человеком. Но что толку?http://s16.rimg.info/764c6ddf38cc263e22bee5bd2cd14608.gif

Отредактировано Лилек (2010-06-19 16:58:23)

0

49

Исповедь ангела-хранителя. Продолжение

На сон грядущий
Головомойка, в которой мозги человека можно привести в нормальное состояние и вернуть адекватное восприятие происходящего, расположена между небом и землей. Пространственные координаты – фойе между явью и сном, в которое без особого труда может отыскать каждый, если запомнит ориентиры.

Глядя на окружающий мир широко открытыми глазами, человек наблюдает многосерийный кинофильм, но кинозал, в котором он сидит, и киностудия находятся внутри его черепной коробки. Собравшись спать, человек закрывает глаза и некоторое время смотрит на занавешенный экран, не наблюдая ничего, кроме черного цвета. Он сохраняет полную пассивность, ожидая, когда тронется лифт и потащит его с нулевого этажа киностудии в бездну забытья. Во время ожидания он может слышать обрывки диалогов работников. Пока лифт не тронулся, эти разговоры касаются просмотренной в течение дня серии и содержания прошлых эпизодов. Кое-кто из работников может упоминать варианты новых сценариев, но если человек примется участвовать в этом обсуждении, он останется торчать в фойе, где не происходит ничего важного, только звучат голоса болтливого персонала.

Чтобы побыстрее попасть в состояние сна, человек старается не слушать никакого трепа, который считает своими мыслями. Если болтовня сумбурная и негромкая, ему это скоро удается, и лифт тащит его вверх или вниз. Если последняя серия была будоражащей, голоса, обсуждающие ее и варианты развития сюжетов, могут оказаться громкими, а фразы – отчетливыми. Тогда человек долго ворочается с боку на бок, выслушивая разные мнения и сопоставляя их. Если нужно рано вставать, а возбужденная дискуссия затягивается, человек может принять снотворное или прибегнуть к счету овец. Снотворное снижает тонус отделов мозга, нарушая связь между ними, то есть разгоняет персонал в разные стороны, и спор утихает. Счет овец заставляет человека отвлечься от сути беседы, отчего дискуссия постепенно начинает сливаться в монотонный шум. Отцепив от себя болтунов, лифт киностудии ползет вверх или вниз.

Существуя всю жизнь в инфантильном состоянии и относясь ко всему происходящему с детской пассивностью, большинство людей рассматривают смену сна и яви как бессмысленный режим, установленный кем-то взрослым. «Спать!» – говорит мама дочке, и, хотя дочка предпочла бы продолжить игру, она идет в кровать, потому что мама все равно не отвяжется и не даст поиграть. Если бы дочка спросила маму, в чем принципиальное значение сна, мама отмахнулась бы, потому что большинство мам остаются маленькими девочками и отличаются от своих дочек только сноровкой хлопотать по хозяйству. Мама знает, что, если дочка не ляжет спать вовремя, она проспит детский сад, но зачем этот сверху придумал потребность во сне, мама не знает и подозревает за ним самодурство, которое девочка предполагает за мамой.

Инфантильные взрослые наблюдают фильм про себя как зрители из кинозала. Если герою везет, зрители хлопают в ладоши и посылают воздушные поцелуи режиссеру, который представляется им одиозной фигурой, сидящей на люстре под потолком. Если героя настигают несчастья, зрители молят режиссера смилостивиться, а то и ругают его. Если инфантильным взрослым успели рассказать, что на люстре никто не сидит, а режиссерами своих фильмов являются они сами, поведение таких зрителей становится неадекватным. Они пытаются приказывать главному герою разбогатеть и прославиться, концентрируют на этом свою волю и оказываются раздосадованы, когда усилия ни к чему не приводят.

Но разве могут повлиять на драматургию фильма усилия режиссера, сидящего в зале премьеры? Фильм уже снят, и на экране только проекция. Съемки и работа над сценарием осуществились в другом месте и в другое время.
Чтобы не внушить тебе напрасных надежд, моя бедная девочка, моя дорогая Алиса в Стране Чудес, я заранее скажу, что режиссерский сценарий твоей жизни пишется на верхних этажах киностудии, куда лифт если и привозит тебя во время сна, то уже в абсолютно бессознательном состоянии. Может быть, ты и руководишь съемками, но то существо, которое ты привыкла считать собой, спит, и его пожелания абсолютно не учитываются. Хотя у каждого человека есть гипотетический шанс натренировать свое сознание так, что оно сможет сохраняться в любом месте киностудии, сейчас мы не будем обсуждать эту возможность, а обсудим ее позднее, когда ты сдашь вступительные экзамены в школу высшей магии.

О пользе киножурналов
Обычные люди отдаются сну как бессмысленной неизбежности и лучшим вариантом засыпания считают быструю отключку. Отключаясь, они путешествуют по этажам, где их сознание циркулирует слабо и фрагментарно. При этом первый этаж, где сознание остается ясным, человек старается миновать как можно быстрее, вместо того чтобы навести порядок хотя бы там, если нельзя выше.

Во время бодрствования в фойе, где тусуются мысли, работает кинопроектор, и если пленка в нем застревает, изображение на экране зависает на одних и тех же кадрах. Ни одно впечатление в жизни не приносит страданий как таковое. Страдание – это затянувшееся ощущение тупика, концентрация на воображаемых проблемах. Правильно работающий кинопроектор не дает эпизодам фильма зацикливаться.
Закрывая глаза, обычный человек или шагает в лифт, и это называется засыпанием, или отвлекается на болтовню в фойе, и это называется бессонницей. Чтобы избежать того и другого, нужно лечь спать не слишком усталым и не слишком бодрым, ровно в таком состоянии, когда вы готовы уснуть, но сон не затягивает вас как насос.

За час до того, как лечь, можно выпить специальный напиток, который друиды готовили в определенные дни месяца, чтобы видеть во сне будущее. Напиток состоит из одной части молока и одной части горячей воды с медом. Мед кладется в холодную воду, тщательно размешивается до растворения, а потом вода нагревается в круглой миске до состояния легкой ряби перед началом кипения. Получившуюся воду нельзя взбалтывать, а нужно очень тонкой струйкой влить в середину миски ледяное молоко. Сухие шишки хмеля насыпаются в руку и растираются, пока на ладони не останется тонкий слой серебристой пудры, который стряхивается в миску. Если этот напиток смешан иначе, он превращается в снотворное. При правильном приготовлении он заставляет мозг сохранять ясность сознания при засыпании и балансировать на границе яви и сна.
Закрыв глаза, нужно представить перед собой темную шахту лифта, в области затылка потухший кинопроектор, а себя внутри помещения, похожего на пустую тыкву. Это кинозал. Пусть мысли копошатся вокруг, на них не нужно обращать внимание. Пока сон не утащил тебя в шахту лифта, ты должна успеть сделать в этом помещении генеральную уборку.

Очищение производится огнем, водой и воздухом. Сначала внутренность твоей черепной коробки охватит огонь. Станет горячо как в печке. Уши и щеки будет жарить изнутри, а глаза под закрытыми веками – слепить от яркого пламени. Когда ты убедишься, что внутри не осталось сырости, вся плесень высохла и обгорела – промой это пространство водой. Пусть струи огромного фонтана в центре фойе бьют по стенам, выливаясь из ушей и рта. Когда ты почувствуешь, что внутри твоей головы все сверкает чистотой, включи большой фен и тщательно все высуши.

Спокойной ночи, моя Алиса. Когда утром ты откроешь глаза, чистая и свежая, постарайся не залезть сразу же в какую-нибудь грязь, а, выйдя из дома, обходи лужи и не прикасайся ни к какому мусору».http://s4.rimg.info/05e695e9cddbb7eadaef4f8af6625192.gif

Марина Комиссарова

0

50

Хорошая сказка! http://i016.radikal.ru/0906/f9/4a4e4b353689.gif

0

51

Сновидящие мы, да уж.... хорошо, просто и доступно рассказано. http://i016.radikal.ru/0906/f9/4a4e4b353689.gif

0

52

Лилек написал(а):

любой поступок может изменить в нашей жизни все.

И так всю жизнь: между Ангелом и Бесом...в мАлом... http://s42.radikal.ru/i096/0905/07/d9100a299a79.gif

0

53

Лигия написал(а):

И так всю жизнь: между Ангелом и Бесом...в мАлом...

Да Лигия полностью согласна с тобой.....http://s19.rimg.info/c3e619afd2339e86975b3fc9c1288211.gif

0

54

Две маленьких сказочки от Макса Фрая

************

"— Ну и чего ты ревешь? — спросила Фея.
— Потому что все закоооо… закоооо… кончилось!
Золушка рыдала так бурно, что едва могла говорить. И уж тем более слушать. Фея решила подождать. Пусть крестница немного успокоится. Несколько минут спустя Золушка звучно высморкалась в передник и почти спокойно сказала:
— Он… Он был такой милый. Такой добрый. Он понимал меня без слов. И такой красавчик! Я была так счастлива. Но все закончилось, когда часы пробили полночь. И мне теперь незачем жить.
— Как это — незачем? — изумилась Фея. — Дурочка, ты что, не поняла? Ничего не закончилось, все только начинается. Принц от тебя без ума, о другой невесте и слышать не хочет. Подобрал на лестнице твою туфлю, надеюсь, у его папаши хватит ума пустить по следу хорошо обученную розыскную собаку. Ну, так или иначе, а принц всерьез намерен тебя искать. И найдет, вот увидишь. И дело в шляпе.
— И при чем тут принц? — дрожащим голосом спросила Золушка. По ее щекам снова потекли слезы, но на бурные рыдания уже не осталось сил.
— Как при чем? — опешила Фея. — Сама же говоришь — красавчик. К тому же добрый, милый, все понимает…
— Да нет, — отмахнулась Золушка. — Принц отлично танцует, но это, пожалуй, единственное его достоинство. Я говорю о кучере.
Она достала из кармана передника толстую печальную крысу, нежно поцеловала в макушку и протянула Фее.
— Скажите, крестная, с этим что-нибудь можно сделать? "
http://f5.ifotki.info/org/5ddd09ad4bf28349ccee9a4effa61cd65f9eec62559462.jpg
 

   
*************************

"— Это выглядело… ммм, — король замялся, подбирая подходящее слово. — Эффектно. Да, очень, очень эффектно.
— Думаю, что так, — вежливо согласился принц Карл, старший из братьев.
— Люди никогда не забудут это происшествие, — король был в восторге. — Вообразите, господа, даж после того, как все мы умрем, потомки людей, бывших сегодня на площади, станут рассказывать о нас своим внукам!
— Такой исход весьма вероятен, — флегматично подтвердил принц Эдвард, не то четвертый, не то седьмой по старшинству, это король никак не мог запомнить. Когда у вас вдруг появляется целых одиннадцать новых родственников, похожих друг на дружку, как и положено родным братьям, даже их имен непросто вот так сразу выучить, а уж в каком порядке они на свет родились…
— Вы, надо думать, очень рады? — король старался придать беседе с братьями жены непринужденный тон, создать теплую, дружескую атмосферу. Но принцы пока были весьма сдержаны в проявлении чувств.
Вероятно, это потому, что в момент нашего знакомства я собирался сжечь на костре их сестру, думал король. Прискорбное недоразумение, конечно, тут же уладилось, все прощено и забыто, но осадок-то остался, мальчиков можно понять. Ничего, мы еще станем друзьями, просто надо прилагать к этому усилия.
— Уверен, вы счастливы, что снова превратились в людей, заключил он.
Принцы переглянулись.
— Да не то чтобы, — нерешительно сказал принц Георг.
— Понимаете, — вмешался принц Людвиг, — мы и так ежедневно превращались в людей. На закате. Очень удобно. Птицы по ночам все равно спят, а у людей в это время происходит самое интересное.
— Но, если я правильно понял, на рассвете вы снова превращались в птиц? — уточнил король. — И так каждый день?
— Да, — хором подтвердили принцы. Лица их сделались мечтательными, глаза туманились от сладких воспоминаний.
— Это было прекрасно! — вздохнул, наконец, принц Генрих. — Надеюсь, когда-нибудь мы снова…
По его щеке скатилась слеза.
— Держи себя в руках, Анри, — строго сказал старший принц. — И вы, братья. Не надо отчаиваться. Матушка что-нибудь придумает.
— Вы говорите о вашей мачехе? — уточнил король. — Которая вас заколдовала? Элиза рассказала мне эту ужасную историю, пока я отвязывал ее от столба.
— Да, я примерно представляю, что могла вам рассказать Элиза, — принц Карл неодобрительно поджал губы и умолк.
— Видите ли, — осторожно сказал самый младший принц, тот, у которого вместо одной руки по-прежнему было крыло, — Элиза, при всех ее недостатках, славная девочка. Мы ее очень любим. Мы даже готовы простить ей то зло, которое она нам причинила. Хотя, конечно, взойти на костер, лишь бы подманить нас поближе и закидать этими ужасными колдовскими рубахами, — это был шантаж высшей пробы… Но это наше семейное дело, разберемся. А вы, зять, просто имейте в виду: версия Элизы — это всего лишь версия Элизы. Понимаете, бедняжка так и не смогла смириться с тем фактом, что в нашей большой, дружной семье только у нее одной нет решительно никаких способностей к оборотничеству. Конечно, ей было обидно!
— Завидно, — поправил его старший брат. — Если уж взялся говорить, называй вещи своими именами."

http://f5.ifotki.info/org/adc688ba806abd0298aa78ffa55702675f9eec62559462.jpg

0

55

Давно-давно в студенчестве читала этот рассказ в журнале "Студенческий меридиан" и вот нашла в инете.
Итак: Сказка для взрослых)))

Жаклин Остерра

Календарь
   Холодный неоновый свет струился по пирамидам консервных банок, пластмассовых коробок и бутылок на прилавках универсама. Фрейлейн Бернауэр бродила по магазину с металлической корзинкой в руках, хотя вовсе не собиралась запасаться продуктами. Хозяйка не любила, чтобы жильцы стряпали в комнатах.
    Неожиданно ей преградила дорогу группка женщин, толпившихся вокругдемонстрационного столика.
Фрейлейн Бернауэр, утомленная после долгого рабочего дня, хотела было обойти женщин, но те вдруг задвигались и втянули ее в самый центр, к столику, на котором сверкала громадная кофеварка. У столика стояла девушка в белом халатике — брюнетка с угольно-черными глазами — и угощала всех кофе.
    — Подходите ближе! Отведайте наш новый сорт! Кофе «Минос», поджаренный в специальных жаровнях! Вам непременно понравится!
    Фрейлейн Бернауэр взяла чашечку. Кофе и правда был великолепным, а стоил столько же, сколько и тот, что она покупала из соображения экономии. Она купила пачку, и продавщица вручила ей премию — ноябрь был на исходе — рождественский календарь. Фрейлейн Бернауэр стала было отказываться.
    — Что вы, у меня нет детей, и некому подарить.
    Продавщица улыбнулась.
    — Возьмите… Поверьте, он принесет вам не одну минуту радости.

    Альвина Бернауэр с величайшими предосторожностями повернула ключ в замочной скважине. Но, идя по коридору, поняла, что предосторожности были тщетными — на стеклянной двери, ведущей в кухню-гостинную, дрогнула занавеска.
    Недреманное око фрау Гуггенбюхлер следило, кто и с кем вошел в квартиру.
    Альвина со вздохом затворила дверь своей комнаты и потянулась к выключателю. Тусклый свет лампочки, укрытой фарфоровым абажуром, показался ей печальным, даже мрачным, словно за окном опустились сумерки и пошел дождь.
    На подоконнике, в горшочке, стояли нераспустившиеся африканские фиалки — и ей, старой деве, захотелось вдруг, чтобы ее жизнь перестала быть скучной, а серая бесцветная комнатушка заиграла фейерверком распускающихся бутонов.
    Она повесила в шкаф пальто и тщательно расставила на полочке свои покупки. Календарь еле умещался в сумке — в магазине он ей не показался столь большим. И зачем она взяла его; придется снова спускаться вниз, чтобы выбросить в мусорный ящик — фрау Гуггенбюхлер терпеть не могла опорожнять корзины для бумаг в комнатах жильцов.
     Альвина скользнула взглядом по календарю и вдруг заинтересовалась.
    С виду это был простенький детский календарь с обычным, присыпанным блестками зимним пейзажем. Лист календаря был разбит на двадцать четыре клетки с крохотными ставеньками в каждой. Эти ставеньки можно было поднимать по одной весь декабрь — позади была нарисована какая-нибудь игрушка и сценка из волшебной сказки. Самая большая ставенька, приходившаяся на двадцать четвертое декабря, обычно закрывала рождественскую люльку.
    Альвина взяла в руки календарь, отпечатанный на чудесной, похожей на пергамент бумаге, плотной и гибкой, и стала внимательно разглядывать традиционный, залитый солнцем пейзаж, столь тщательно отделанный в деталях и сверкающий красками, что он казался средневековой миниатюрой. На переднем плане было выписано замерзшее озеро и люди на коньках, толпящиеся вокруг саней в виде лебедя. В санях восседала улыбающаяся знатная дама, прекрасная, как Юдифь Кранаха — бархатное платье с прорезными рукавами по моде немецкого Возрождения, прицеску украшают перья, а шею — золотое ожерелье. С далеких гор сбегает речка и змеится по заснеженной долине. Большую часть картины занимал старинный город с крепостными стенами. Над городом высился замок, на воротах которого, позади решетки, чернели готические цифры — 24.
    Альвину охватило ребячливое любопытство, желание открыть все клетки зараз; но расставаться с этим красивым календарем уже расхотелось, и она решила сыграть по-честному, открывая по ставеньке в день.

http://s002.radikal.ru/i198/1010/f8/4a38a3ab0034.jpg

Наступило первое декабря.
    Фрейлейн Бернауэр, как обычно, целый день перепечатывала с диктофона отчеты и деловые письма, но сегодня, в обеденный перерыв, ее больше, чем всегда, раздражала болтовня молодых машинисток.
«Почему, — думала она, — у меня такое дурное настроение?» И честно признавалась; «Да я ведь жду не дождусь вечера — сегодня начну играть в календарь. Это простительно тому, кто лишен больших радостей, — на его долю остаются только маленькие».
    И вот настал желанный миг.
    Она осторожно приподняла ставеньку с цифрой 1. В окошечке показался букет цветов, нарисованный с такой тщательностью, что ей почудился их аромат. Почудился? Да нет же, она вдыхала его на самом деле! Цветы заполнили всю комнату, преобразив ее: они стояли в горшочках, серебряных и хрустальных вазах, гирляндами и венками вились по убогой уродливой мебели, раскрашенной под дорогое дерево.
    Альвина в растерянности огляделась — в ее душе боролись удивление, ужас, восторг; восторг оказался сильнее, и Альвина из предосторожности закрыла дверь на щеколду, а замочную скважину заткнула. Фрау Гуггенбюхлер не потерпела бы чуда, случившегося в ее квартире.
    Красота цветов так захватила Альвину, что она даже забыла про печеночный паштет, купленный к ужину. Захмелев от красок и ароматов, она уснула.
    А наутро ее комната снова была печальной и убогой.
    Старая дева соскочила с кровати и бросилась к календарю. Но вторая ставенька не уступала нетерпеливым пальцам, словно приклеенная. Альвина побежала на работу — табельные часы опозданий не прощали.
    В этот день образцовая машинистка фрейлейн Бернауэр была на редкость рассеянна. «Что со мной случилось? — думала она. — Уж не привиделось ли мне все это?» Ей было чего бояться.
    Едва закончился рабочий день, как Альвина исчезла за дверью, даже не расслышав, что девушки злословят по ее адресу. А те, подхихикивая, шептали друг другу, что фрейлейн Бернауэр спешит на свидание с любимым.
    Но разве у нее никогда не было любимого? Был. Его звали Клаус. Они собирались пожениться. Но шла война, и его отправили на восток, куда-то под Великие Луки. Стратегический узел и конечная точка его жизни. Клаус не вернулся.
    Альвина быстро прошла мимо универсама: вчерашней девушки там не было. Фрейлейн Бернауэр было приостановилась, раздумывая, стоит ли зайти за половиной жаренного цыпленка и бутылкой мозельского: хороший ужин (она не часто позволяла себе подобную роскошь) — именно то, что могло вознаградить за утреннее разочарование. Но потом пошла дальше — где-то в глубине ее души теплилась надежда на чудо.
    Календарь висел на стене и казался полотном старых мастеров, выдержанным в приглушенных тонах. На этот раз ставенька открылась с легкостью — позади нее стоял роскошно накрытый стол, словно только что вышедший из-под кисти какого-то фламандца.
    В этот вечер Альвина насладилась отличной кухней: оан ела чудесно приготовленное мясо, запивая его великолепным вином.
    На следующий день в календаре оказалось кресло эпохи Людовика XV, и ее комнатушка превратилась в сказочные покои с роскошной мебелью и кроватью под золоченым балдахином, к которой вели три ступеньки.
    Фрейлейн Бернауэр перестала удивляться ежевечернему волшебству, но ей было горько признаваться себе, что она опустошает свой ларец изобилия без особой пользы. Она не блистала красотой и раньше; у нее не было ничего, кроме свежести и юности, — теперь не осталось и этого.
    Следующая клетка оказалась зеркалом. И Альвине вдруг стало тесным ее старое серое платье, ей показалось, что оно вот-вот лопнет по швам. Она сбросила его и не узнала своего тела — оно стало другим: висящие по всем стенам зеркала отразили ее новый образ — длинные ноги, тонкую талию, высокую грудь. В новой Альвине сохранилось что-то от прежней юной Альвины, но теперь она походила и еще на кого-то другого, словно наложились друг на друга две фотографии. И она вспомнила недавно виденный фильм о трагической любви Аньес Бернауэр, которую утопили в Дунае как ведьму. В главной роли снималась модная кинозвезда — и Альвина, захваченная фильмом, словно стала его героиней, тем более и звали ее почти так же… Всю ночь, переходя от зеркала к зеркалу, она любовалась своим обнаженным телом, прикрытым лишь длинными золотистыми волосами.
    На следующий день ей захотелось платьев и драгоценностей.
    Днем, на работе, она забывала о ночных радостях. Она с легкостью переходила от одного измерения к другому, сидящая за машинкой фрейлейн Бернауэр ничего не знала о досуге Альвины.
    Наступила суббота, бюро закрылось в полдень. И до вечера было еще далеко — она уже поняла, что ставеньки открывались только вечером.
    Она бродила по улицам и встречала Дедов Морозов в мохнатых шапках и с посохами — они величественно возвышались над толпами торопливых озабоченных ребятишек. «Шестое декабря, — подумала она. — Николин день».
    Николас! Что-то всколыхнуло ее память: она уже давно не вспоминала о Клаусе… Альвина остановилась. Клаус! Хотелось ли ей снова встретиться с ним? Можно ли тревожить покой мертвеца? Альвина отбросила эти мысли. Она решила, что мудрее будет полностью довериться календарю — разве до сих пор он не исполнял всех ее желаний, даже самых неосознанных?
    Она вернулась домой, сразу же юркнула в комнату и закрыла за собой дверь, не желая болтать с фрау Гуггенбюхлер, чья массивная фигура застыла на пороге кухни. Воздух в комнате был странный, туманный, в нем будто плавали неясные образы. Она видела, как действительность преображалась в мираж. «Почему именно в этот час?» — подумалось ей, и она глянула на часы. Четверть пятого. Может, это был час захода солнца? Она решила заглянуть при случае в астрономический календарь; пока же ее ждали дела.
    На шестой картинке нежная рука держала сорванную маргаритку.
   Альвина не раздумывала — она надела свой лучший наряд: черное облегающее платье, шитое стеклярусом, и, набросив на плечи шиншилловую накидку, решительно вышла из комнаты. Она была уверена, что хозяйка ее не заметит. На лестнице она тоже никого не повстречала. Перед домом стоял длинный приземистый автомобиль с сиденьями, обитыми красной кожей. Какой-то человек уч¬тиво распахнул перед ней дверцу.
    — О, грациознейшая, не окажете ли вы мне честь?..
    Она только и ждала этого приглашения.
    Незнакомец сел за руль и тронул машину с места;
    Альвина исподтишка бросала быстрые взгляды на его профиль. Он чем-то напоминал ей того Клауса, чьи черты жили в ее воспоминаниях, но то же лицо напоминало ей и много других лиц — лиц соблазнителей с экрана и из жизни. Ну и что? Он мало походил на живого человека, скорее был воплощением Любовника, о котором мечтают все женщины.
    Этот вечер Альвина прожила как в кино: рестораны, ночные клубы, шампанское, приглушенный свет. Хмельная и согласная на все ("это ведь только сон" — оправдывала она собственную смелость) она поехала к нему и всю ночь провела в его объятиях.
    Но когда фрейлейн Бернауэр проснулась, она лежала на простынях из пожелтевшего хлопка, а не из розового льна. Вспомнила все и залилась краской стыда — как могла она решиться на такое?
    Воскресенье тянулось бесконечно долго до того, как Альвина открыла новое окошечко. Она перенеслась в горы и долго бродила, любуясь заснеженными пиками, водопадами и глубокими долинами. Она охапками рвала горечавку и эдельвейсы...
    Первозданная чистота горных вершин вернула ей до¬бродетель, но в глубине души осталось легкое сожаление о той ночи. А потому ее испугала и обрадовала Эйфелева башня, нарисованная в следующем окошечке.
    — Ну что, милашка, двинем?
    У парня в кожаной куртке с поднятым воротником, который заговорил с ней, были светлые лохматые волосы. И, не дожидаясь согласия, он взял ее за руку и повел от погребка к погребку по джунглям Сен-Жермен-де-Пре.
    Захмелев от красного вина и мяуканья джаза, Альвина пыталась призвать на помощь последние остатки морали, в душе побаиваясь своего гида.
   "Пусть эта ночь кончится, — уговаривала она себя, — но без..."
    Ночь кончилась. Остаток ее они простояли в какой-то подворотне на улице Драгунов, обнимаясь и целуясь.
    После этого Альвина забыла о своих высочайших моральных принципах: она любила красавца рыбака на одном из пляжей Капри, плавала в голубой лагуне и танцевала хулу-хулу, пересекала Атлантику на борту "Бремена", принимала ухаживания боцмана американского военного флота, с которым познакомилась в ресторанчике где-то в Сан-Паулу.
    Вскоре она заметила, что магическому календарю не мешали ни эпохи, ни расстояния. Она побывала в зеленом Веймаре и встретилась с великим Гете в похожем на античный храме любви, а у подножия минарета Хиральда, что в Севилье, у нее было свидание с самим доном Жуаном де Мараньо.
    Теперь ей нравилось все, что будило воображение, ибо позволяло отправляться по ночам навстречу новым при¬ключениям.
    Однажды на работе она заметила, что одна из маши¬нисток с многозначительной улыбкой прячет в ящик стола книжонку в красочной обложке.
    — Мне приходится читать ее здесь, — объяснила владелица книга.— Если отец найдет ее среди моих вещей, он мне устроит такую баню...
    Она показала фрейлейн Бернауэр название — "Похождения Императрицы".
    "Ну нет! — подумала Альвина.— Нет, нет и нет! Так далеко заходить нельзя".
    ...И в тот же вечер шлялась вместе с Мессалиной по трансеверинским притонам...
    Так день за днем тратила Альвина клеточки своего календаря.
    И однажды утром, вернувшись из сказочной, нереальной Венеции, тонувшей в золотом тумане Ренессанса, где провела ночь в объятиях покрытого шрамами кондотьера, она вдруг почувствовала себя безмерно усталой. Наступило двадцать третье декабря. Альвина не работала. Впереди была пустота ожидания, и она успела прийти в себя.
    Жизнь не удалась — серость и сплошные разочарования. А потом вдруг, за несколько недель, она вкусила всех радостей бытия. Так откуда же эти пустота и неудовлетворенность?
    Она задумалась, и вдруг ей все стало ясно.
   Ожаднев от легких удовольствий, она брала любовников подряд, одного за другим, но любила ли она хоть одного из них?..
    Она глянула на календарь: осталось только две клеточки — одна под ветвями огромной заснеженной ели и вторая — хранившая тайну дверь замка.
    Фрейлейн Бернауэр после долгих поисков нашла наконец истину и подняла ставеньку: там были нарисованы сердца, обвитые гирляндой роз.
    Тот, кто пришел на свидание, не был похож на других. Они были одни — он и она. Взявшись за руки, они гуляли среди цветущих кустов майской сирени, прохаживались по парку Нимфенбурга, кормили хлебом лебедей, сидели на скамейке, прижавшись друг к другу, счастливые лишь от того, что были вместе. Они даже ни разу не поцеловались, ибо чувствовали себя совсем-совсем близкими, как чувствуют себя старые супруги или обрученные, уверенные в своей любви, а потому целомудренные. Потом он проводил ее домой, но порога ее жилища не переступил.
    — Я еще увижу тебя? — спросила она.
    — Если захочешь.
    И вот настал рождественский вечер.
    На календаре осталась только одна закрытая ставенька — ворота замка. Альвина открыла ее.

    Три дня спустя фрау Гугтенбюхлер засыпала ненужными подробностями полицейского, который без особых волнений осматривал комнату.
    — Ничего не понимаю. Я уверена, что она не выходи¬ла; я бы обязательно заметила ее. Поэтому я и не волновалась. Потом ее молчание показалось мне подозрительным. Я заглянула в комнату — она была пуста! Я подождала, думая, что ошиблась (правда, это невозможно), и она все-таки вышла. Но куда, ведь Рождество — семейный праздник. Она не возвращалась, и я предупредила вас. Она заплатила мне по тридцать первое декабря. Если она и взаправду исчезла, я хочу получить свою комнату назад.
    Полицейский кивал головой.
    — Ну что ж, мы начнем следствие. У нее были родственники?
    — Насколько мне известно, нет.
    — Где ее личные бумаги?
    — Она хранила их вон там, в ящике на столе.
    Полицейский прошел к столу — мимо аляповато раскрашенного рождественского календаря, одного из тех, что раздают ради рекламы; ставенька над каждой клеткой была приподнята, и виднелись наивные грубые рисунки. Полицейский машинально оглядел календарь.
    — Хм, — сказал он, — любопытно. Двадцать четвертого рисунка нет.
    И на самом деле, позади распахнутых ворот ничего не было — там зияла дыра.

0

56

Для меня - сказка об обезоруживающей детской непосредственности http://s48.radikal.ru/i119/1007/33/b39bf2b53bd7.gif 

автор: Петр Бормор

Темной ночью Дракон опустился на лугу недалеко от стен дворца. Здесь по утрам выгуливали принцесс, и он намеревался завтра раздобыть себе новое домашнее животное. Найдя место, где трава была повыше и погуще, Дракон распластался на земле, подобрал крылья и приготовился ждать.
"Это хорошо, что я зеленый и плоский, -подумал он, - пока не нападу, никто меня и не заметит. Сами принцессы-то не кусаются, но у самцов, которые их сопровождают, очень неприятные жала."
И в этот момент кто-то ударил Дракона по морде. Совсем слабо, но весьма решительно. Дракон скосил глаза, пригляделся и увидел у себя под носом котенка. Котенок стоял, растопырив тощие лапки, выгнув спину горбом и распушив хвост; от этого он казался вдвое больше. И это хорошо, потому что иначе Дракон бы его даже не увидел.
-Ты чего?-удивился Дракон.
-Ничего, - ответил Котенок.- Я охочусь.
-На кого?
-На тебя.
Дракон моргнул, а Котенок важно объяснил:
-От вон той березы и до забора - мои охотничьи угодья. Раз ты сюда залетел - ты моя добыча.
-Да неужели?- усомнился Дракон.
-Точно-точно!- Котенок прыгнул вперед и накрыл лапками палец Дракона.- Я тебя поймал, теперь ты мой!
-И что ты будешь со мной делать?- Дракон заинтересованно склонил голову набок.- Съешь?
Котенок задумался.
-Нет. Не хочу я тебя есть. Ты красивый.
-А что хочешь?- спросил польщенный Дракон.
-Играть хочу. В кошки-мышки. Я буду кошкой, а ты - мышкой.
Дракон сел на хвост и озадаченно почесал лапой за ухом.
-Малыш, ты какой-то ненормальный. Я же Дракон! Ты меня должен бояться!
-Я никому ничего не должен!- вскинул мордочку Котенок.- Мы, кошки, делаем только то, что хотим. А я хочу играть.
-А больше ты ничего не хочешь?- прищурился Дракон.
-Хочу, конечно!- отозвался Котенок.- Я еще хочу, чтобы мне почесывали брюшко, поили меня молоком и катали на спине.
Дракон покосился в ту сторону, где громоздились в темноте башни королевского замка.
"Да ну ее нафиг, эту принцессу!"- подумал он
-Ладно, - кивнул Дракон Котенку, который уже пристроился тереться мордочкой о драконью лапу, и бережно подхватил его когтем под брюшко.- Хочешь жить у меня?
-А ты будешь со мной играть?
-Буду. И молоком поить, и брюшко почесывать.
-Я согласен, - важно кивнул Котенок и вскарабкался Дракону на спину.- Все-таки хорошо, что я тебя не съел!

------------------------------

А принцесса даже не узнала, какой прекрасной участи ей удалось избежать.

http://s003.radikal.ru/i201/1011/9f/351febbaa19b.jpg

0

57

http://f7.ifotki.info/org/2607492fba8c769b6c23f699c5f92fe05f19bc71307811.jpg

0

58

Эгесихора написал(а):

Так и помрешь одинокой или принц появится, а зачем ему старая дура нужна будет....

http://s55.radikal.ru/i150/1104/72/2e6be0a5aca6.jpg

увеличить

Отредактировано Анфиса (2011-04-15 22:24:15)

0

59

Сказка ложь.... Сказка ложь?  Сказка-ложь?

Отредактировано Laura (2011-06-11 14:53:29)

0

60

Кошка и ветер 29. Кошкин сад. Сказка
Вел Гвор

Кошка сидела на заборчике и с интересом наблюдала за людьми, которые занимались, наверное, чем-то интересным. Люди выкапывали одни растения, другие наоборот сажали.
- И чем это люди  заняты? спросила Кошка у Ветра.
- Люди ухаживают за своим садом, чтобы он был красивым и в нем росли только те растения, которые им нравятся.
- Я тоже хочу иметь свой сад. - Сказала Кошка. - Чтобы в нем росли разные цветы и деревья. Та красивая лилия на реке и задумчивый цветок, который вырос между камней в одиночестве.
Кошка задумчиво подвигала ушами.
- Но если я соберу на полянке все свои любимые цветы и деревья, ведь они уже будут другие. Лилия красива на реке, как и поваленное дерево. Цветок, замечательный, когда он один среди камней, а не среди других таких же. Мое дерево должно стоять именно там где оно и стоит.
Кошка спрыгнула с забора и пошла к себе домой.
- Все-таки у меня есть свой сад - сказала она Ветру. - Просто он очень большой и в нем находится все, что есть вокруг нас: и лес и речка с дорогой и люди с их маленькими садами.
- И в этом саду много всего интересного - добавил Ветер и полетел по чудесному саду - ее кошкиному.

+2


Вы здесь » Lilitochka-club » Литература » Сказки для взрослых


Рейтинг форумов | Создать форум бесплатно © 2007–2016 «QuadroSystems» LLC