Код:

Lilitochka-club

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Lilitochka-club » Литература » Сказки для взрослых


Сказки для взрослых

Сообщений 241 страница 260 из 354

241

ВО САДУ ЛИ, В ОГОРОДЕ — сказка от Эльфики
http://s1.uploads.ru/WGpka.jpg

Иногда кажется, что весь мир против тебя, и даже твое тело. Груша думала именно так.

Груша жила в Саду-Огороде – кругом обитали всякие разные фрукты-овощи, у которых была своя, полная событий и приключений жизнь. Фрукты-овощи встречались и расставались, создавали семейства и виды, наливались соками и увядали, время от времени создавали коалиции через какой-нибудь супчик, часто варились в одном котле, погружались в сладкую жизнь в виде варенья и даже порою перекрестно опылялись.

Но Груша во всем этом природном круговороте не участвовала. Груша все больше пряталась в тени и укрывалась в густой листве. Дело в том, что она страшно не любила свое тело – неуклюжее и несуразное, узкое сверху и массивное в основании, какое-то чересчур водянистое, кажется, пальцем ткни – сок так и брызнет… или ямочка останется… в общем, все плохо.

Если ей доводилось увидеть свое отражение, она старалась поскорее отвернуться, до того ей не нравилось то, что она могла наблюдать. «Ну и фрукт!», — часто неодобрительно думала она о себе (она вообще собой довольна бывала крайне редко!). А на улице настроение портилось у нее еще больше: на глаза попадались девочки-персики, ядреные краснощекие яблочки, цветущие миндалевидные красавицы, и все они были однозначно лучше Груши. Кстати, многие из них прогуливались под ручку с мальчиками-лимончиками, мужичками-кабачками, молодцами-огурцами, а кое-кто с важными перцами или с изысканными заморскими патиссонами. Это было обидно, потому что Груша ни с кем под ручку не ходила – грузный низ мешал.  Ну, она так думала, что мешает. Она очень, очень хотела в корне измениться, стать другой – тонкой, изящной, легкой – как бабочка! Или хотя бы длинной и стройной, как морковка…
Однажды она обратилась к тетушке Тыкве – та потихоньку занималась знахарством, целительством и гаданием на свекольной ботве и имела в Саду-Огороде очень весомый авторитет.
- Я… я как-то плоховато выгляжу, — робко сказала она. – Не нравлюсь я себе…
- Девочка моя, диета, правильный водный режим и солнечные ванны – вот что тебе поможет! – лениво проронила тетушка Тыква. – Каждая уважающая себя Груша должна заботиться о внешности. Начинай и ты!

Груша села на диету, стала пить много воды и старательно подставлять солнышку бока (ну, разумеется, когда никто не видел – так-то она стеснялась выставлять свое уродливое тело напоказ). Но ничего не произошло, даже еще хуже стало – ее и без того увесистый низ, казалось, еще больше округлился и увеличился.
- Тетушка Тыква! – в панике воззвала Груша. – Смотрите, какой ужас!
- Какой такой «ужас»? – удивилась тетушка Тыква. – Очень симпатичная Груша… Вижу, занималась собой… Хвалю!
- Да какое там «симпатичная»? – возразила Груша. – Еще хуже стало! Не фигура, а… а… просто чудовищная груша! У меня внизу – полный отстой! То есть застой…
- Детка, да ты в самом соку, просто красавица! Такая, какой тебя природа создала.
- Неправильно она меня создала, — трагично вздохнула Груша. – Ошиблась на мне природа…
- Природу поправлять – это не ко мне, это к мичуринцам и прочим биогенетикам, — лениво перекатилась на  другой бок тетушка Тыква. – По-моему, у тебя не внизу, а в голове полный отстой… То есть застой.
- Грубиянка! Шарлатанка! – чуть не плача, шептала Груша себе под нос после этой аудиенции у этой, так сказать,  целительницы. – Надо настоящего специалиста поискать!

За этим дело не стало: во Саду-Огороде объявился залетный врач Грач. Вот к нему и направилась Груша на консультацию.
- Кра… кра… красавица моя! С чем пожаловали? – приветствовал ее врач Грач.
- Да вот… Фигура у меня того… порченая.
- Да ну? Это серьезно! Дайте-ка я вас осмотрю, — и Грач принялся производить над Грушей всяческие манипуляции.
- Откуда же она порченая? – наконец, высказался он. – Ни гнильцы, ни  червоточинки! Вполне здоровое грушеобразное тело.
- Вот именно! – воскликнула Груша. – Именно грушеобразное! Но почему???
- Кра…кра…крайне странный вопрос! Это же очевидно! Потому что так исторически сложилось, — удивился врач Грач.
- Нет! Я чувствую, просто знаю, что на самом деле я должна быть другой, — заявила Груша. – Это не мое тело! Оно мне чужое!
- Ну-ка, ну-ка, — заинтересовался врач Грач. – С этого места поподробнее! А чье же это тело, если не ваше?
- Я не знаю, — мрачно сказала Груша. – Когда я была маленькая, то я себе нравилась. А потом выросла и перестала нравиться.
- А как же вы к себе относитесь?
- Я себя ненавижу, — призналась Груша. – Давно уже. С тех пор, как стала такой… грушеобразной, а ведь это я еще совсем зеленая была. Я из-за этого стесняюсь и прячусь. Меня даже воробьи дразнят: «Висит груша – нельзя скушать». Я такая несчаааастнаяаааа!!!! – совершенно расстроилась Груша.
- Ах, так вот в чем дело! – разинул клюв врач Грач. – Ну, тогда я, пожалуй, знаю, в чем причина, и даже диагноз готов поставить.
- Какой? Какой? – встрепенулась Груша. – Чем же я больна?
- Нелюбовью к себе! – объявил Грач.
- А разве такая болезнь бывает?
- Еще как бывает! С нее и все другие болезни начинаются, — со знанием дела доложил Грач.
- Это как же? Я не поняла, — огорчилась Груша.
- Вам известно, что каждое живое существо в природе проходит не один жизненный цикл, а великое множество?
- Я слышала об этом.
- Ну так вот: похоже, вы уже много жизненных циклов к себе плохо относились. Не любили свой облик, критиковали, а со временем и возненавидели. И этот печальный факт стал для вас настолько привычным, что укоренился на генетическом уровне. Теперь это устойчивый признак, который с каждым перерождением только усиливается. Вот поэтому у вас такие обширные, я извиняюсь, бедра. Хотя, на мой взгляд, очень даже аппетитно.
- Но-но! Вы меня, пожалуйста, не склюйте ненароком, — обеспокоилась Груша. – Аппетитно… Скажете тоже… Вы лучше скажите, как мне все поправить!
- Могу посоветовать одно: начать думать о себе хорошо! Не критиковать, а хвалить. Не мучить, а поощрять. Почаще говорить себе комплименты. Такая вот селекционная работа. И не стесняться себя! Вы – такая, какая есть, и имеете полное право на процветание в своем Саду-Огороде.
- И что… Я от этого стану стройной? – недоверчиво спросила Груша.
- Это возможно. Но даже если и нет – по крайней мере, будете гораздо счастливее! А то разве это дело, когда даже воробьи дразнят?
- Ну, не знаю, не знаю, — с сомнением проговорила Груша. – Мне бы хотелось как-нибудь радикально…
- Ну не куски же с вас срезать? – изумился врач Грач. – Если кусками – то это уже в компот, а вы, как я понимаю, до компота еще не дозрели.
- Это уж точно, — согласилась Груша. – Ладно, большое спасибо, пойду производить научные опыты и селекционную работу.

Скоро сказка сказывается, но не скоро дело делается. Много времени понадобилось Груше на ее опыты. Да вот сами посудите: если кто-то привык себя ненавидеть, разве можно вот так, махом, начать себя любить? Но Груша твердо решила пробовать, и с течением времени у нее пошли успехи. Сначала комплименты себе звучали как форменные (а вернее, бесформенные!) издевательства, а потом ничего, привыкла, даже верить стала в то, что она и правда в чем-то красавица. Скажем по секрету, она консультировалась у Бабочек, а те уж точно знают толк в любви к себе, и Грушу обучали искусству самокомплиментов с большой охотой. Груша даже стала высовываться из листвы и принимать участие в жизни Сада-Огорода. Она, правда, все еще стеснялась и румянилась от смущения, но это ей даже шло.
- Ты, смотрю, похорошела, — заметила тетушка Тыква. – Такая славная грушка, мммм… Наверное, за ум взялась? Что, кончился застой-отстой?
- Ну, можно и так сказать, — не стала вдаваться в подробности Груша. – Процветаю вот потихоньку.
- А повышенная грушевидность уже не волнует?
- Не очень. В конце концов, это присуще моему виду, — сдержанно отвечала Груша.

Ночью, когда весь Сад-Огород засыпал, Груше приснился сон. Ей явился Садовник, который ласково погладил ей бочок и сказал: «Вот, молодец какая, и сочная, и гладкая! Прямо медовая!  Хорошо, что голову свою от заморочек освободила, это тебе на пользу пошло. Расти-наливайся, а уж я тебя всегда и полью, и удобрю, и вообще горжусь тобой!». «А когда же я стану стройной, как морковка?», — хотела спросить Груша, но не спросила, почему-то расхотелось.

А знаете, почему? Дело в том, что в последнее время Груша подружилась с Жаном Баклажаном, который ей очень нравился, так как очертаниями чем-то был похож на саму Грушу. И эта дружба постепенно обещала перерасти во что-то гораздо большее… Может, даже в устойчивый альянс! И если уж Жан Баклажан полюбил ее в виде груши, то еще неизвестно, понравится ли ему тощая морковка…

«Надо же, надо было сразу полюбить себя, и жизнь бы давно наладилась!», — думала Груша. «Ах, Грушенька, какая же ты хорошенькая!», — шелестели крыльями знакомые Бабочки, и это было приятно. «Висит Груша для нового мужа», — дразнились нахальные воробьи, и она была вовсе не против.

Вот такая история произошла во Саду ли, в Огороде, а теперь и вы ее услышали. Кстати, вы сегодня сколько комплиментов себе выдали? Как, еще и не начинали??? Так что же вы сидите, сладкие мои? Вперед, и помним – все у нас получается, когда мы пребываем в гармонии с миром и собой!
Автор: Эльфика

+1

242

БАБА ЯГА ВЫХОДИТ ЗАМУЖ — сказка от Эльфики

Из письма:
Дорогая Эльфика. Помогите! От меня ушел мой любимый мужчина. Это уже далеко не первый раз. Я в отчаянии. Мне недавно исполнилось 50, я трижды официально была замужем, еще были гражданские отношения. И всегда все по одному образцу: я вкладываюсь в отношения, отдаю всю себя, стараюсь быть и хорошей хозяйкой, и страстной любовницей, и верной подругой, умею и понять, и простить, и посоветовать, а они оперяются потом и уходят в свободный полет. Мой последний (гражданский муж) мне сказал: «Ты мне стала как мать, а я уже давно не ребенок». У меня три высших образования, свой небольшой бизнес, достаток, ко мне люди тянутся, я во всем успешна, а вот в личной жизни не везет. Я человек позитивный, применяю симорон и другие техники, и получается все, кроме любовных отношений. Подруга говорит, что я своим умом и энергичностью всех мужчин распугиваю. Но мне кажется, что я просто изначально выбираю каких-то несамостоятельных мужчин (а после меня у них, как ни странно, жизнь налаживается!). Пока я им нужна, они со мной и пользуются всеми благами, как только встали на крыло – уходят. Я на них обиды не держу, понимаю, что дело во мне. Дети выросли и поразъехались, у них свои семьи. Не хочу на старости лет сидеть одна, как Баба Яга, в своей благоустроенной избушке на курьих ножках. Хочу любить и быть любимой! Что делать?

БАБА ЯГА ВЫХОДИТ ЗАМУЖ
http://s6.uploads.ru/2nquX.jpg

Самоисполняющаяся сказка
- Пора мне, — сказал Иванушка, затягивая дорожную котомку.
- Ну, пора так пора, — скучным голосом согласилась Баба Яга.
- Погостил, подкормился, уму-разуму научился…
- Угу.
- Спасибо душевное за хлеб-за соль, за перину мягкую, за баньку жаркую… Ммммм, эта банька!!! Да, дров я там три поленницы впрок наколол, ежели что… надолго теперь хватит…
- Ты не тяни кота за хвост, давай уже, — сурово приказала Яга. – Вон, пирогов возьми в дорогу.
- Стало быть, спасибо за все, и будьте здоровы. Пойду я.
- Да иди ты! – радушно напутствовала Яга. – Овощ тебе в помощь!
- В смысле?
- В смысле хрен с тобою!
- Хрен всегда со мною… — рассеянно пробормотал Иван. – Ну, все. Обниматься будем?
- Еще чего! – сурово нахмурилась Яга. – Долгие проводы – лишние слезы. Давай-давай, двигай, богатырь…

Иван вскинул котомку на плечо, отвесил земной поклон и бодро двинулся по направлению к чаще. Яга стояла на крылечке, смотрела вслед из-под руки. Здоровенный черный котяра вышел из избушки, сел у порога и презрительно фыркнул.
- Ну и что ты тут расселся? – неприязненно спросила Баба Яга, покосившись на животное. – Опять, небось, жизни учить будешь?
- Мммммнннняяяя… а смысл? – иронически прищурился кот. – Ученых учить – только портить…
- Вот-вот… и нечего тут ухмыляться.
- Кто ухмыляется? – притворно удивился кот. – Я, напротив, скорблю и выражаю соболезнования… в связи, значит, с безвременным исходом очередного подопечного…
- А веником? – нахмурилась Яга.
- Ученого кота-то? Я вас умоляю!  Я ужасно расстроюсь и не смогу ни по цепи ходить, ни сказки сказывать. Так что себе дороже выйдет.
- Сказки он сказывать не сможет… Велика потеря… Ты бы, черт мохнатый, хоть раз для меня сказку сложил, для хозяйки своей… А то кормлю-пою тебя, а ты только сторонних клиентов обслуживаешь…
- Сказку? Для тебя? Это, например, на какую же тему?
- На какую, на какую… Сам, небось знаешь!
- Не-а, не знаю, — зевнул кот и стал вдумчиво умываться, вылизывать свою белую манишку. «Опрятный, зараза», — машинально подумала Яга.
- Чегой-то? Неуж сызнова гостей намываешь? Нееее, ты кончай это дело, мне отдых требуется и восстановление душевного равновесия. А то я с этим Иваном-болваном вся утомилась. Ну ладно, ладно, не болваном – дураком… Вот скажи на милость, почему он такой популярный персонаж, этот Иван-дурак? А главное, почему все эти дурачки сюда, к избушке моей, нескончаемой чередой тянутся? Нет, ну это я зря спрашиваю, сама ответ знаю. Бабу Ягу все знают, если мудрости-силенок-волшебства понабраться надо, куда ж еще? К Яге! А опосля он уже вовсе и не дурак, а если и дурак, так удачливый. Ясное дело, дальше ему сказочными дорогами, да на подвиги. Так что дело обыденное: помогла – и до свиданьица, скатертью дорога!

Кот прекратил гигиенические процедуры и уставился на Ягу – весь такой внимательный, понимающий.
- Мннняяяя…. Ну-ну, продолжай, интересная сказка получается…
- А чего продолжать-то? Персонаж я, значицца, популярный, уважаемый… Живу в достатке, а если чего и нет – мигом наколдую, я ж волшебница знатная, для меня ничего невозможного нет! А что на отшибе, в глухомани – так это мне как раз по нраву, утомляюсь я среди суеты людской, я природу люблю и тишину…
- Ну и про что тебе сказку сказывать, ежели ты и так всем довольна?
- Всем, да не всем… Вот если честно, завидки меня берут: с чего это так устроено, что все Елены Прекрасные, Василисы Премудрые, Марьи-Искусницы и прочие Крошечки-Хаврошечки в конце концов замуж выходят, счастье свое обретают, за мужем живут, как за каменной стеной, а я должна и сама выживать, и еще добрых молодцев морально и материально поддерживать?
Кот презрительно фыркнул.
- Ну да! Накорми их, напои, в баньке попарь, советы добрые им дай, самооценку подними, где они по жизни напортачили, растолкуй, а еще и подарки: кто рушничок с оберегом с собой уносит, кто гребень волшебный, а кто и меч-кладенец волочет. Пользуются моей добротой, а я отказать никому не могу.
Кот зажмурился и покачал головой, словно тоже ужаснулся: ох, пользуются, вон сколько добра перетаскали!
- Оно конечно, по сюжетной линии мне от энтого дела никак не отвертеться, им другие дела сказкой определены, но вот как бы хорошо было, если бы в избушке меня кто-то ждал… Работа работой, а для души тоже кто-то быть должен. Или я не женщина?
- Ну так наколдовала бы себе спутника жизни, за чем же дело стало? – удивился кот.
- Дык это… сама не знаю, какого мушшыну мне надо, — призналась Баба Яга. – За жизнь мою сказочную, многотрудную, кого только у меня не было… да что я рассказываю, ты ж и сам все с печи наблюдал. Только вот со временем на шею они мне садятся… а мне это очень огорчительно! Потому как я на себе и без того  все волшебство мира тащу, а тут еще и они на закорки мостятся…
- А это потому что ты привыкла помогать да направлять, советы мудрые давать да штучки волшебные… Тебе разве такой мужчина нужен, который все еще свой путь ищет да подвигов жаждет? Ну уж нет, это не спутники, это – гости! Тебе мужчина нужен тебе под стать, состоятельный и обстоятельный, у какого не косая  сажень в плечах, а голова на плечах да опыт за плечами.
- Ох, Котофеич, верно ты про плечи-то глаголешь! – удивленно покачала головой Баба Яга. – А я все думаю, что это мне со всеми этими богатырями-царевичами через короткое время скучно становится, аж до оскомины?
- А потому и скучно, что все ты им уже дала, всему научила, значит, отношения исчерпаны, — заметил кот. – Ты же баба мудрая, бывалая, разные виды видавшая, вполне героическая, да еще и волшебная на всю голову – на фига тебе царевичи да герои? Тебе друг и соратник нужен!
- Да-да-да! – горячо закивала Яга. – Правда твоя, Котофеич, очень мне друга и соратника не хватает!!!
- А какой он должен быть, этот твой друг и соратник?
- Ну, я не знаю, — задумалась Яга. – Как вот так сразу-то определить?
- А ты подумай, что тебе больше мурчит, — промурлыкал кот. – Я вот, например, всегда так делаю. Мурчит – стало быть, нравится. Не мурчит – значит, даром мне этого не нать.
- А как оно узнать, мурчит или не мурчит? – озадачилась Баба Яга. – Я ж не кошка все-таки…
- Ты-то не кошка? – насмешливо уставился на нее котяра. – Да ты, можно сказать, всем кошкам предок и родоначальница! Ты вспомни: когда в животе тепло да приятно становится, как после сметанки, это и есть «мурчит». Ну же, давай!
- Ну, что же мне мурчит-то? Значит, должен он быть не шибко молодой, жизнь знающий и опыт имеющий.
- Умгумммм… — довольно проурчал кот.
- Телосложения среднего – не толстый, не костлявый, а так, аппетитный…
- Смотри не съешь его под запарку-то, — съязвил кот. – А то прецеденты-то были!
- А чтоб не съела я его, должен он быть с понятием и мне не надоедать, — решила Яга. – Значит, у него должно быть свое занятие. Например, я зелья варю, а он сидит в уголке, в поле зрения, пишет, например, чего-нибудь… или считает…
- Значит, образованный должен быть, — кот подсказал.
- Ну да. Ученый.
- А в антимном плане как?
- Способный, но обучаемый. Азартный, но в меру. Искусный, но без глупостей. Ласковый, но ненавязчивый. Это вот мне очень мурчит!
- И такое возможно, — согласился кот. – Есть такие мужчины на свете, даже и немало. А по хозяйству как?
- Чтобы руки у него были нужным концом приставлены и как положено росли. Чтобы и избушку поправить мог, и табурет сколотить, да и поесть приготовить, если что.
- Это правильно. А то ты вечно улетишь куда-нибудь в ступе, а я тут голодный сижу или на птичек охочусь, как будто и не волшебный кот, а какой-нибудь дикий, камышовый… Так что да, кулинарные навыки одобряемммссс…
- Еще хочу, чтобы был он мягкий и пушистый, без излишней агрессии, — вспомнила Яга. – У меня агрессии на двоих хватит, так что пущай гасит, в случае чего.
- Хорошо, что вспомнила, — заметил кот. – Тебе под горячую руку лучше не попадаться, в жабу превратишь – не заметишь.
- Ага, ага, временами лютую я, это верно… Но если ко мне с понятием, может, и обойдется. Ты вот полезешь, об ноги потрешься, помурлычешь – я и оттаиваю… И он чтоб также!
- Значит, должен твой друг и соратник быть с понятием и ласковый, — уточнил кот. – Ну, дальше думай.
- Ухаживал чтоб за мной, — подумав, сказала Яга. – Холил, любил и лелеял. Уж очень мне мурчит, когда меня по заслугам балуют.
- Заслужила, имеешь право, — мурлыкнул кот.
- И чтоб я за ним как за каменной стеной! Хочу быть ЗА МУЖЕМ – не перед ним, не под ним, не над ним, а ЗА ним!
- Стало быть, ровня тебе нужна, — подсказал кот. – Чтобы и он волшебником был. Ну, в своей области, конечно. А тебе какие больше нравятся – блондины или брюнеты?
- По молодости к брюнетам благоволила, — мечтательно зажмурилась Баба Яга. – Жгучие такие, страстные, иии-эххх, стрррасти в клочья!!!! А теперь-то годы уже не те, покоя хочется и взаимопонимания… У самой космы седые, ну и он пусть будет седенький, уютный такой…
- Седенький – не серенький, седина – признак мудрости да опытности, — ухмыльнулся кот. – Как насчет зажиточности?
- Чтоб ни румян, ни бледен, ни богат, ни беден, а так, посерединке, — решила Яга. – Обеспеченный во всех сторон, словом. Избушка-то моя на одну рассчитана, так чтоб у него домик был поболе моего, в уединенном месте и в зелени лесной. Да, еще транспорт для нас двоих, а то в ступу вдвоем и не сунешься. Чтобы в страны заморские с ним летать не зазорно было, и чтоб ни в чем себе не отказывать, но и в злате-серебре не захлебнуться. А то, знаешь, у богатых свои причуды…
- Знаем-знаем, слышали, а как же, — согласился кот. – Значит, золотая серединка. Еще что?
- Еще-то? А чтобы люб он мне был, — застенчиво призналась Яга. – Чтобы как посмотрю на него – так триста лет с плеч долой, кровушка играла и ножка притопывала. Чтобы так меня разбирало, что хоть без ступы в полет отправляйся! Вот это мне однозначно и решительно мурчит!
- Раз мурчит – будем брать. Ничего не забыла?
- Слушался меня чтоб, — подумав, дополнила Баба Яга. – Не люблю, когда мне перечат. Только чтобы сам по этому поводу не бесился. Добровольно, значит… Но мнение свое чтоб имел и в жизни применял!
- Понятненько, нужен умеренный подкаблучник. Ну что, подведем итоги? Интересно тут получается!
- Давай, давай, самой интересно! – оживилась Яга.
- Посмотрим, кто Бабе Яге в мужья сгодится. Нам нужен друг и соратник, мужчина, близкий по годам, с образованием, то есть ученый, с мудростью в голове и опытом за плечами, умеренный подкаблучник, приятной внешности, в прошлом пусть брюнет, а ныне седой, средней комплекции, жилищно и материально обеспеченный, самостоятельный, работающий и дело свое любящий, с домом просторным и личным транспортом, антимно активный, любящий и нежный, но ненавязчивый, спокойный и уравновешенный, к волшебству склонный, до работы по хозяйству способный, в том числе и готовить, к заморским путешествиям приспособленный, внимательный и понимающий, ласковый и мягкий, для тебя очень даже желанный. Все так?
- Все так! Прямо портрет нарисовал! – с чувством проговорила Яга. – Вот такой мне и нужен!
- Так это тебе я нужен, — сказал кот.
- Чаво???
- Не «чаво», а «кого»! – довольно промурлыкал котяра. – Это ж ты ж меня описала, слово в слово!
- Ты чего, Котофеич, белены давеча объелся али от старости совсем с ума сбрендил??? Где ж это видано, чтоб волшебницы за котов замуж выходили???
- Я ж тоже не простой кот, а волшебный… — хмыкнул Котофеич, поднимаясь на задние лапы. – Ейн, цвей, дрей! – и кот с отчаянным мявом брякнулся с крыльца, только пыль во все стороны брызнула. А когда встал – тут уже Яга чуть с завалинки не брякнулась. Стоял перед ней не кот, а Мужчина Ее Мечты: ни румян, ни бледен, ни богат, ни беден, средней комплекции и с импозантной сединой в приглаженной прическе, в черном костюме с белоснежной манишкой и белыми же перчатками. Стоял, улыбался во всю свою кошачью морду, усы топорщил.
- Эт что? Эт как? – схватилась за сердце Яга. – Глазам своим не верю!
- Это потому что ты хоть и Яга, а все ж таки баба, — явно довольный произведенным впечатлением, промурлыкал бывший кот. – Мужчины Мечты, как правило, рядом ходят, а вы всю жизнь на царевичей да богатырей засматриваетесь. Вот так Сказка Жизни вас совсем неподалеку ожидает, а вы и не замечаете.
- Но ты ж со мной с незапамятных времен живешь!!! И ни разу в мужчину не превращался! – все еще никак не могла прийти в себя Яга.
- Ну, если ты меня хотела исключительно котом видеть – что же я, навязываться буду? Дамский каприз – закон, а я со всем согласен, как истинный джентльмен и умеренный подкаблучник.
- Но как? Как??? Как ты мужчиной-то обернулся???
- Чай, было время волшебству научиться, — скромно заметил Котофеич. – Так-то я кот ученый, если не забыла… Хотя я теперь, конечно, не столько кот, сколько жених.
- Тоже мне жених! Ты же у меня на печке живешь, ни кола, ни двора!
- Напрасно вы это, мадам! За столько лет уж сумел накопить кое-какие сбережения… И недвижимость, и движимость имеется, даже не сомневайтесь! Я же на печи не просто лежал, я наблюдал, анализировал и к делу применял.
- Погоди… Это что же получается? – вдруг прищурилась Баба Яга. – Выходит, я при тебе тут переодевалась неоднократно, а ты, гад, все время с печи подсматривал???
- И не без удовольствия, — галантно ввернул жених. – Незабываемммые ммминуты!
- Да я тебе… Да я тебя… А ну, где веник???

На секунду ведь обернулась – веник схватить, а он, подлец, успел быстрее: протягивал ей другой веник, альтернативный, из белых ромашек и синих васильков. Когда только и нарвать успел, шустрый такой?
- Мадам, учитывая нашу многолетнюю связь и устоявшиеся отношения, разрешите, минуя конфетно-букетный период, смиренно вас просить: будьте моей женой!
- Ой, ну я даже не знаю, — как девчонка, зарумянилась Яга. – Надо бы все-таки как-то пообщаться, узнать друг друга поближе… Хотя чего это я несу, куда уже ближе-то? В общем, я согласная!

…Целую неделю лес гудел – такая была свадьба. Население окрестных деревушек дальше опушки и не совалось – повсюду шатались в обнимку лешие и пьяные медведи, кикиморы зазывали одиноких путников в чащу предаться запретным удовольствиям, а утомленные русалки падали с ветвей, как спелые яблоки. Баба Яга была красавица – сияла, как маков цвет. Жених выглядел, как полковник в отставке или посол иноземной державы. Откуда Яга его выкопала, никто не знал. «Вот ведь какого мужика отхватила, старая карга, не иначе, приворожила», — шептались злые языки. Яга посмеивалась, слухи не подтверждала и опровергала, да и вообще мало разговаривала – больше целовалась..

Только безнадежно одинокой кикиморе, которая рыдала под кустом, Яга шепнула:
- Кончай реветь. Ты пока думай, какой мужик тебе мурчит, ага? Вот вернусь из свадебного путешествия, выдам тебя замуж за Мужчину Твоей Мечты. И всех выдам. Я теперь знаю, как.
Автор: Эльфика

+1

243

ЗВЕЗДНАЯ КОМАНДА — сказка от Эльфики

Эта сказка написана для Ольги, мамы «особенного ребенка», и ее чудесной, необычной дочери Вареньки.  Посвящается всем  мамочкам, которым выпала особаая честь и нелегкая миссия сопровождать «звездные цветы» в их земном путешествии.

ЗВЕЗДНАЯ КОМАНДА
http://sg.uploads.ru/W0XGq.jpg

Жил-был цветок. Это был не обычный цветок, а космический. Обычные цветы предназначены¸ чтобы радовать человеческий глаз, а космические цветы нужны, чтобы радовать звезды. Вот так он и плавал в бескрайнем космосе от звезды к звезде, чтобы вдохновлять их своей необычной, диковинной красотой, и в этом было его предназначение. А название у цветка было тоже необычное, как будто звук басовой струны – Варрррр…
А в одном небольшом звездном скоплении на окраине галактики, на планете Земля жила-была женщина по имени Ольга. Но на самом деле она была звездой, и настоящее имя ее было Олла. Иногда звезды спускаются на землю, чтобы совершить  что-то очень-очень важное и нужное для всего человечества.  Конечно, для звезды очень нелегко скрываться в облике обычного человека, и часто они чувствуют себя одинокими и непонятыми, но… задание есть задание.
Надо сказать, очутившись на Земле, звезды порою сильно меняются.  Так надо: ведь им предстоит жить среди людей и следует приспособиться к обычной жизни. Иногда они настолько вживаются в роль, что почти сливаются с остальным населением и начинают забывать о своем великом задании – светить людям, и тогда Вселенная делает что-нибудь такое, что будет постоянно тревожить, напоминать, вдохновлять… в общем, побуждать звезду выполнять ее высокую миссию.
Однажды, когда Олле было особенно грустно и одиноко, она услышала шепот Вселенной.
- Как ты, дитя мое? – нежно спросила Вселенная.
- Мне так трудно, — пожаловалась Олла. – Здесь, на Земле, все по-другому – не так, как у нас, среди звезд. Здесь много зла, ненависти, лжи, предательства… Здесь слишком грубые звуки и краски. Порою мне бывает очень тяжело и невероятно хочется вернуться домой, на небо…
- Понимаю, — тихо сказала Вселенная. – Если бы ты знала, как я тебя люблю, звездочка моя…
- Мне очень не хватает родственной души, — пожаловалась Олла. – Кого-нибудь, с кем я смогу поговорить не словами, а душами, не на земном, а на звездном языке. Вот как сейчас с тобой.
- Да, все это так. Но ты избрана для того, чтобы нести свет и менять реальность этого мира к лучшему, и ты должна быть здесь. Мне просто некем тебя заменить! Ты – незаменимая, понимаешь?
- Да, конечно, — вздохнула Олла. – Я стараюсь! Но здесь я не могу сиять в полную силу, иногда просто руки опускаются. Похоже, в звездах тут никто не нуждается. Потому что я сияю-сияю, несу свет, пытаюсь что-то сделать для этого мира, но меня часто просто бьют по рукам. Это совсем не вдохновляет…
- Что ж, я подумаю, чем тебе помочь, — пообещала Вселенная. – Хотя… Пожалуй, я уже знаю, что нужно сделать.
- Да? И что же?
- Как ты смотришь на то, чтобы у тебя появился верный спутник и лучший друг? Он никогда не предаст, ни к кому не уйдет и будет всегда рядом. Он будет помогать тебе увеличивать твой свет. Он будет тебя вдохновлять.  И самое главное – вы в любой момент сможете поговорить с ним на одном языке, из души в душу.
- О, это было бы прекрасно! – воодушевилась  Олла. – А кто это, что за человек?
- Это не человек, — улыбнулась Вселенная. – Это цветок. Редкий космический цветок Варррр, созданный для того, чтобы вдохновлять звезды. А я подумала, что надо бы вдохновить и людей. Благодаря цветку Варррр, в них начнет просыпаться нежность, любовь, творчество, осознанность! Ну и в тебе, само собой, тоже.
- Но разве космические цветы могут существовать в земных условиях? А тем более разговаривать?
- К сожалению, нет. Я могу дать тебе семечко, а вот вырастить земную оболочку для него тебе придется самой, в собственном теле, питая его своей любовью.
- Хорошо, конечно, я выращу!  Во мне столько любви, что хватит на весь мир – не только на семечко.
- Но имей в виду: он будет такой же необычный, как ты, и даже еще необычнее. Ему будет еще сложнее приспособиться к земным условиям, поэтому тебе придется о нем заботиться. Зато это будет всех (и тебя тоже!) постоянно вдохновлять и побуждать к жизни!
- Да, я буду о нем заботиться! Со мной рядом будет родственная душа, верный спутник, а это меня уже вдохновляет!
- Что ж, тогда жди. Семечко скоро окажется в тебе.
Так оно и вышло. В самом скором времени Олла ощутила, что в ней зародилась новая жизнь. Она старательно поддерживала ее, питая и поддерживая, и по прошествии времени на свет появился чудесный звездный цветок – Варррр. Для него выросло подходящее тело маленькой девочки, и цветок уютно расположился в нем, получив земное имя – Варя.
О да, Вселенная была права, он получился очень необычным! Таким необычным, что поначалу Олла даже немного растерялась. Он требовал постоянной заботы, ухода и внимания. Он не мог существовать без нее. Для него не подходили обычные, земные способы выращивания цветов. Да и общаться с ним оказалось не так-то просто. Хорошо получалось только если без слов, «из души в душу».
- Это потому что, скитаясь среди звезд, я вообще не привык разговаривать, — объяснил цветок. – Мы, цветы, молчаливые создания. Но если ты хочешь, я научусь болтать.
- Конечно, хочу, — сказала Олла. – А ты можешь мне подсказать, как тебя правильно выращивать?
- Не могу, — пожал плечами цветок. – Я и сам не знаю. Я ведь еще никогда не рос на Земле.
И Олле пришлось искать, изучать, придумывать разные способы взращивания своего питомца. Это было непросто, но очень увлекательно, и каждый успех, даже маленький, наполнял ее гордостью и невероятно радовал. Но иногда ее посещали сомнения и даже отчаяние.
- Почему ты не хочешь быть как все нормальные дети? – спрашивала она цветок.
- Но ведь и ты не как все, — возражал он. – Я не знаю, что такое «как все». Это как? Как метеориты? Как звездные туманности? Как планеты? Ведь все абсолютно разные. Даже люди…
И Олла с удивлением обнаруживала, что и сама так всегда считала, просто немножко забыла.
- А почему ты не отпускаешь меня ни на шаг? – спрашивала она в другой раз. – Ведь иногда мне требуется оставить тебя, куда-то уйти, да просто побыть одной, в конце концов.
- Но мне так страшно оставаться одному в этом совершенно чужом для меня мире, — объяснял ей цветок. – Я пока еще не готов, и ты же хотела спутника, который будет рядом всегда и каждый миг… но я буду стремиться и когда-нибудь научусь обходиться без тебя. Хотя бы недолго…
И Олла поняла, что раз уж она сама попросила вселенную о столь верном друге, ничего не поделаешь – придется ждать.
- Уход за тобой отнимает у меня очень много сил и времени, — жаловалась Олла. – Иногда я чувствую, что не знаю, что делать, и мне кажется, что я ни на что не способна.
- Но это не так, — возражал цветок. – Ты очень многому научилась и многое узнала. Ты стала такая яркая, твоя душа светится, как самая яркая звезда!
И Олла знала, что ее цветок прав – он ведь смотрел на нее особенным, глубинным взглядом, и видел то, что не могут разглядеть другие.
Но были у них и другие разговоры.
- Ты знаешь… мне иногда так хочется умереть, — как-то признался ей цветок. – Сбросить земную оболочку и вернуться туда, чтобы снова плавать среди звезд. Но я не могу, потому что должен всех вдохновлять. Такое задание я получил от Вселенной, и должен его выполнить.
- И мне тоже иногда хочется домой, — задумчиво сказала звезда. – Там я сияла бы гораздо ярче, и поболтала бы с подружками-звездами, и вообще вышла бы на совершенно другую орбиту… Но я тоже не могу, ведь и у меня есть задание – сиять и менять земную реальность, делая ее похожей на небесную.
- Но мы же можем поддерживать друг друга, – предложил цветок. – Я – вдохновляю, ты – сияешь, мы вместе выполняем наше задание! Варррр и Олла… Вариолла, Вариолла – звездная команда!
- Что ж, это здорово, отличное название для команды! – одобрила Олла. – Я согласна. Да, нам с тобой не просто, но мы справимся! Куда же деваться, если мы – посланцы?
- Ну, если уж мы решили остаться… Мне очень хочется научиться быть самостоятельным, найти свои интересы в этом странном мире и научиться чему-то новому, — подумав, сказал цветок. – Я буду каждый день учиться чему-нибудь новому и стану самым умным цветком Вселенной!
- А я… может быть, я напишу книгу о том, как взращивать космические цветы, или даже сниму фильм, — улыбнулась звезда. – Не сейчас… когда-нибудь. Но я уже начала  собирать материал!
- Ты самая яркая звезда во всем Мироздании, — сказал Варррр.
- А ты – самый необычный цветок во Вселенной, — ответила Олла.
Если вы где-нибудь встретите их – сразу узнаете. Необычное дитя, не похожее на других, и женщина, у которой из глаз льется мягкий сияющий свет. Знайте же, что это Вариолла, звездная команда, союз звезды и цветка из далеких миров, присланный к нам, чтобы земля и небо когда-нибудь снова стали едиными.
Автор: Эльфика

0

244

http://s6.uploads.ru/t/UpVTl.gif

0

245

КОГДА ПРИХОДИТ ЧУДО — сказка от Эльфики

http://s3.uploads.ru/B5o6a.jpg

Жила-была девочка, которая не верила в чудеса, а верила в человеческий разум. Так ее в детстве учили, ну, она и поверила.

Но чудеса существуют независимо от того, веришь ты в них или нет, и на каждого из нас  в течение жизни приходится даже не одно, а множество разных  чудес. Только те, кто в них верит, искренне радуются и говорят: «О, чудо!», а подобные нашей девочке  — «совпадение» или «повезло».

Как вы думаете, у кого жизнь радостнее? Правильно, конечно, у первых! Ведь и чудеса, и радость живут в Душе и потому ходят рука об руку, а вот Разуму эмоции несвойственны – в лучшем случае, чувство глубокого удовлетворения.

Они очень разные, наши Разум и Душа. Душа любит петь и смеяться, а Разум – планировать и анализировать. Поскольку наша давно выросшая девочка дружила с
Разумом, то пела она редко, а вот размышляла  постоянно.

Конечно, пока девочка росла, с ней случались маленькие чудеса, которые она таковыми упорно не считала.  А вот когда выросла, к ней пришло первое большое Чудо.
- Хозяева! Открывайте! Я хочу немедленно случиться! – провозгласило Чудо.

Ответом ему была тишина. Потом кто-то с кряхтением  зашевелился и недовольно спросил:
- Кого тут черти носят?
- Это я, Чудо! Пришло в вашу жизнь, чтобы сделать ее ярче и радостней!
- Хозяйки дома нет, никого пускать не велено.
- А где же она?
- Вестимо где, в Прошлом!  Анализирует и сопоставляет, опыт по полочкам раскладывает.
- Ладно, я попозже зайду, — сказало озадаченное Чудо.
… Вскоре Чудо повторило попытку, но хозяйка опять отсутствовала.
- Снова в Прошлом? – спросило Чудо.
- Неее… В Будущем! Планирует и расписывает.
- Ага! Ну хорошо, в другой раз…
… На следующий раз хозяйка оказалась на месте, но…
- Ты это, Чудо… не ко времени!
- Я не ко времени? Это как же понимать?
- Хозяйка не в себе… неприятности у нее. Переживает! Не до чудес ей.
- «Не в себе»… Вот дела! А когда она в себя-то придет?
- А когда неприятности станут ее Прошлым.
- Да ведь она тогда, небось, опять отправится следом за ними в Прошлое – опыт анализировать?
- Ну да.
- А когда ж мне случаться?
- Ну, ты ее отлови где-нибудь. Или в Прошлом, или в Будущем. Там и договоритесь.
- Не выйдет, — огорченно покачало головой Чудо. – Я случаюсь только «здесь и сейчас» — так уж я устроено.
- Ну, тогда не знаю. «Здесь и сейчас» — это проблематично. Она в этом состоянии редко бывает. Обычно или «там», или «тут».
- С ума сойти! – подивилось Чудо. – Надо же, человек сам от своего счастья убегает!  А что случилось-то?
- Да ничего особенного. Одиночество заело.  Личной жизни нет, радостей особых нет, одна только рутина…
- Вон оно что! Тогда самое время для чудес, то есть для меня. Открывай ворота, Разум! Открывай, кому говорю!

Такому напору Чуда было невозможно противостоять, и оно стремительно ворвалось в сознание выросшей девочки.
- Привет, я Чудо! – представилось оно.
- Но я не верю в чудеса, — удивилась она, поспешно утирая слезы.
- Зато я в тебя очень даже верю! Думаю, мы с тобой поладим. Только вот у тебя тут так тесно, мне даже и развернуться негде… Но это мы поправим вмиг! Это вот что?

Чудо распахнуло шкаф, и оттуда с грохотом посыпались скелеты.
- Скелеты в шкафу? И не лень тебе их прятать было? Им самое место в магазине наглядных пособий! Убираем?
- Убираем… — кивнула совершенно ошеломленная хозяйка.
- Отлично!  Это, как я понимаю, засушенные чувства и несбывшиеся мечты? Помыть и расправить!

Пока хозяйка выполняла указание, Чудо, засучив рукава, метало в мусорное ведро старые обиды, подавленные желания, горестные воспоминания  и прочий хлам.
- Но разумно ли это – избавляться от накопленного опыта? – робко спросила хозяйка.
- Может, и неразумно, зато исключительно полезно! Ведь чтобы в твоей жизни появилось что-то новое, надо сначала избавиться от старого!
- Ой, как пусто! – воскликнула потрясенная хозяйка, обозревая масштабы уборки. – У меня же ничего не осталось! С чем я буду жить?
- Со мной! – жизнерадостно сообщило Чудо. – Я вошло в твою жизнь и теперь тебя не оставлю. И мы с тобой вместе родим много-много маленьких чудес!

Так в жизнь хозяйки вошла Безусловная Любовь – самое большое Чудо, которое существует на свете. Оно не дает ей уходить в Прошлое и цепляться за Будущее, потому что то, что происходит «здесь и сейчас», всегда оказывается  куда привлекательнее!

Теперь у нее есть все: и поклонники, и чудеса, и радость жизни. «Какая чудесная женщина!», — часто говорят про нее окружающие, и это правда: ведь Чудеса освещают нас изнутри, и тогда мы сами становимся Чудом!
Автор: Эльфика

+3

246

Странница написал(а):

Чудеса освещают нас изнутри, и тогда мы сами становимся Чудом!

    http://s019.radikal.ru/i614/1210/4f/1b11948ee5c2.gif

0

247

ПУТИ-ДОРОГИ — сказка от Эльфики
http://se.uploads.ru/jfGD2.jpg

Пути-дороги у них были разные.

Локомотив ездил исключительно по рельсам и строго по расписанию.

Маленький автомобильчик «Ниссан» катался по дорогам – в основном по асфальтовым, потому что посадка у него была низкая, а двигатель не очень мощный, и на проселочных дорогах он испытывал определенные трудности.

А огромный джип этих трудностей не испытывал, потому что был внедорожник, ездил где хотел и при необходимости пер напролом, как танк – хоть по колдобинам, хоть по болоту.

И вот однажды Локомотив задумался: так ли он живет? Почему его пути-дороги такие однообразные? Почему он следует предписаниям, инструкциям и никогда не смеет отклониться от курса? Неужели он обречен до конца жизни ехать по рельсам, которые для него проложил невесть кто и невесть когда?

Примерно в то же время маленький «Ниссан» с грустью размышлял о том, что его возможности сильно ограничены асфальтовыми дорогами. А они, куда ни отправься, везде примерно одинаковы – серая лента, убегающая под колеса. То ли дело Локомотив! Он летит, отсчитывая шпалы, по высокой насыпи, по блестящим рельсам, как стрела, уносящаяся вдаль, и ему машут вслед с полустанков. «Ниссанчику» никто и никогда не махал вслед…

И Джип не был доволен жизнью: его пути-дороги были трудны и порою даже опасны, ему постоянно приходилось напрягаться и работать на пределе возможностей, он не обладал свободой выбора, и казалось, что жизнь испытывает его на прочность. В этом ли было его предназначение? – этот вопрос он часто себе задавал.

И вот однажды они встретились на железнодорожном переезде – Локомотив¸ «Ниссанчик» и Джип. Впереди шли ремонтные работы, всем троим пришлось остановиться, и у них наконец-то появилась возможность познакомиться и поболтать. В самом скором времени речь зашла о предназначении.
- Иногда мне кажется, что я проживаю не свою жизнь, — пожаловался «Ниссанчик». – Езжу какими-то похожими дорогами, никакого разнообразия, сплошная серость. Там асфальт и здесь асфальт, а если его нет – то мне бывает нехорошо: буксую, кашляю и задыхаюсь. Завидую тебе, Локомотив: ты такой возвышенный, для тебя специально рельсы проложили, путь твой прям и определен, и никаких душевных метаний…
- Это я тебе завидую, — возразил Локомотив. – Ты такой мобильный, у тебя такая внутренняя свобода! Мне бы тоже хотелось поворачивать туда и тогда, когда в голову взбредет. Но я не могу – рельсы и расписание держат.
- Хм… А я вам обоим позавидовать могу, — сказал усталый, захлестанный грязью Джип. – Иногда так устаю! Вот попадешь в какое-нибудь безлюдье… Мотор надрывается, хрипит, колеса проворачиваются, брызги во все стороны, и понимаешь, что если сейчас не вывезешь – все, хана, никто тут не проедет и тебя не вытянет. Тягловая сила я, и больше никто! А может быть, у меня тонкая, ранимая душа! Устал, надоело. Мечтаю о том, чтобы прочно осесть где-нибудь на спокойном месте и тихо, вдумчиво выполнять свою работу – например, вот тут, на переезде транспортные потоки регулировать. Заодно и общения приятного будет – завались!
И как раз в это время над переездом пролетал Волшебник-Самоучка. Не добрый и не злой – а так, любитель. Он любил вмешиваться в разные ситуации и помогать исполняться чужим мечтам. Наверное, опытный Волшебник в данной ситуации призадумался бы, просчитал последствия и предусмотрел варианты. Но Волшебники-Самоучки, как правило, в изучении магических наук до этого предмета просто не доходят. Поэтому он проникся романтическими мечтами наших героев, махнул платочком, и…
- Ой, ой! Я на рельсах! – в восторге закричал «Ниссанчик», ощутив себя на месте локомотива. – Какое счастье, моя мечта сбылась!
- А я на дороге! – радостно загудел Локомотив. – Все, теперь я смогу ехать без расписания и сворачивать, куда захочу!
- Приезжайте, не забывайте, всегда буду рад с вами встретиться, — степенно говорил Джип, удобно устроившийся в будке регулировщика переезда. – А вот, кстати, и зеленый семафор, проезжайте, не задерживайтесь!

А Волшебник ничего этого уже не услышал – он вообще обычно не ждал результатов своей магии, ему сам процесс интересен был. Все счастливы – ну и замечательно. Так что Волшебник уже дальше полетел, творить добро на всей земле.

… Прошло совсем немного времени, и они встретились снова, на том же переезде – Локомотив и «Ниссан» подъехали, а Джип и так в будке постоянно пребывал. Встрече они обрадовались, но, как ни странно, ни один из них не выглядел счастливым.
- Со стороны все выглядело как-то не так, — признался Локомотив. – Оказывается, по дорогам ездить куда труднее, чем по рельсам. Тяжелый я, асфальт подо мной проседает, колеса проваливаются. Не мчусь, а ковыляю. Радости от этого, сами понимаете, мало. Если честно – то никакой! Стариком себя ощущаю.
- И мне трудно, — признался «Ниссанчик». – Во-первых, у меня размерчик с рельсами не совпадает, приходится колеса поджимать, чтобы на них попасть. А если одним колесом по шпалам – вообще неудобно ехать, сплошное «тыг-дык, тыг-дык»… Я-то думал, будет радость полета, невероятные скорости и все такое, а оказалось, сплошные проблемы. А уж когда сзади вагоны цепляют – вообще кранты! С места сдвинуться не могу. Джипу завидовать начинаю… Сидит тут в тепле, в сухости, встречает-провожает…
- А чего мне завидовать? – мрачно ответил Джип. – Ну, встречаю, ну, провожаю… Но впечатлений-то никаких! Я прямо чувствую, что ржавею, уже сыпаться потихоньку начал. Коробка передач барахлить стала – тренировки-то нет. Чистенький, конечно, теперь, но я бы лучше забрызганным был, да живым.
И все трое пригорюнились. Вот ведь как бывает: мечтаешь, мечтаешь, а когда мечта исполнится – удивительное дело, радоваться-то и не хочется!

На счастье, мимо пролетал Волшебник. Не тот, Любитель-Самоучка, а другой – настоящий. Ему оказалось достаточно беглого взгляда, чтобы уловить там, внизу, какую-то неправильность. Поэтому он круто изменил свой маршрут и вскоре увидел наших друзей.
- В чем дело? Откуда столько печали скопилось на этом переезде? – поинтересовался он.
- Да вот… случилось… сами не понимаем, как это нас угораздило… — наперебой стали жаловаться друзья.
- Да, незадача вышла… Но скажите на милость, зачем вы на это пошли? – выслушав их, спросил Волшебник.
- Мне казалось, что я все время езжу по накатанной дороге, — вспомнил Локомотив.
- А я считал, что рожден для чего-то большего, — пригорюнился «Ниссан».
- А мне казалось, что меня бессовестно используют, — сознался Джип.
- Что ж, понимаю… — задумчиво сказал Волшебник. – Люди тоже часто впадают в заблуждение, что идут не своей дорогой. Начинают метаться, мучиться, искать, страдать… И чем больше мечутся, тем больше страдают. Считают, что предназначение – штука сложная, и найти его непросто. А между тем у этой задачки очень простое решение и однозначный ответ.
- Какой? Какой? – наперебой загалдели «Ниссан», Локомотив и Джип.
- То, к чему ты наиболее приспособлен – это и есть твое Предназначение. Твое, могучий и мощный Локомотив – лететь по рельсам и таскать за собой вагоны, точно следуя расписанию. Твое, маленький шустрый «Ниссан» — перевозить людей и небольшие грузы в пределах наезженных трасс, развивая хорошую скорость и радуя глаз своим симпатичным тюнингом. Твое, сильный и смелый Джип-внедорожник – проходить там, где другим невозможно, открывать новые места и преодолевать неодолимые препятствия. А чтобы это занятие вам никогда не наскучивало, меньше смотрите себе под ноги и почаще оглядывайтесь по сторонам. То, что под ногами – и впрямь однообразно, а то, что слева, справа и над вами – меняется постоянно, оживляет жизнь и наполняет Радостью Перемен. А вот научиться находить радость в том, что вы делаете сию минуту (что бы вы ни делали!) – это ваша задача. В этом, собственно, и есть смысл жизни, для того и существуют пути-дороги…
- Выходит, мы потеряли много времени, пока жили не своей жизнью? Все впустую?
- Отнюдь! – покачал головой Волшебник. – Ничего «впустую» не бывает. Вы попробовали – и осознали, Кто Вы Есть На Самом Деле. А заодно и послужили примером для других Ищущих Свой Путь, и теперь им будет легче найти свои пути-дороги. Наверное, в этом тоже было ваше предназначение.
- А в чем ваше предназначение, уважаемый Волшебник?
- Исправлять неправильности и восстанавливать гармонию. Что я сейчас, кстати, и собираюсь сделать.

С этими словами Волшебник выдрал у себя пару волосков, дунул, плюнул – и вмиг вернулся привычный расклад: Локомотив оказался на рельсах, «Ниссан» — на шоссе, а Джип – на зеленой травке за переездом.
- Урррра!!! – просигналил «Ниссан» и завел мотор.
- Дуууууу! – прогудел Локомотив, пробуя колесами прочные, надежные рельсы.
- Эх, прокачусь! – зарычал Джип, радостно озирая пересеченную местность за переездом.
- До встреееечииии! – и каждый рванул в свою сторону, в соответствии с собственным предназначением.
Их ждали разные пути-дороги, и это было здорово.

А Волшебник какое-то время с удовольствием понаблюдал за делом рук своих и тоже полетел своей дорогой, выполнять свое предназначение – исправлять маленькие неправильности, которые все еще иногда встречаются в нашем мире.
Автор: Эльфика

0

248

РЫЦАРЬ НА ДЕНЬ РОЖДЕНИЯ — сказка от Эльфики

http://s6.uploads.ru/NKfLc.jpg

Явилась ко мне как-то раз Фея и говорит:
- Ну что, девочка моя, вроде бы, у тебя сегодня день рождения?
- Ага, — говорю, — двадцать пять стукнуло, четверть века!
- Вот решила я тебе подарок сделать – правда, только одно желание, зато исполню прямо сейчас.
- Спутник жизни, — не задумываясь, говорю я. – Все у меня есть, а спутника – нету.
- Как же нету, вон их сколько вокруг! Взять хоть Егора с третьего этажа – чем не спутник? На вид ничего себе, с высшим образованием, спортом занимается, и перспективный, уже вон старший менеджер…
Егора с третьего этажа я пару раз видела – новый сосед, заселился недавно, на вид он, конечно, и правда «ничего себе», но…
- Это все не то, — отвечаю. – Ерунда на постном масле. Зачем мне мужчина, который будет всю жизнь за гроши на чужого дядю работать? По вечерам – в спортзал, по выходным – на рыбалку, оно мне надо? И парфюм у этого Егора такой… навязчивый. Нет уж!
- Ну, не хочешь Егора, тогда сама заказывай.
- Я Рыцаря хочу. Настоящего! Как в старых романах.
- Рыцаря? Ну вот, еще одна! Девчонки, ну что ж вы такие дуры? – расстроилась Фея. – Зачем он тебе??? Может, подумаешь?
- Хочу Рыцаря! – заупрямилась я. – С детства мечтала.
- Ну, будь по-твоему, — вздохнула Фея. – Ейн, цвейн, обалдейн – мечта, исполнись!
С этими словами она довольно ощутимо треснула меня волшебной палочкой по лбу, мир закружился, и…
- … зачем ты на мне женился? – нервно заламывая руки, спрашивала я. – Тебя никогда нет дома, ты мне совсем не помогаешь, и потом, эти постоянные пирушки и ристалища…
- Дорогая, но я же рыцарь! – не отрываясь от натачивания меча, добродушно отвечал мне муженек. – Семейная жизнь – это краткий привал между длительными походами. Пирушки и ристалища – это обязательные мероприятия, если их пропускать, то кто меня уважать будет? А что насчет хозяйства – так я для того и женился, чтобы им кто-то занимался.
- Но ты же так красиво ухаживал, слагал в мою честь стихи, пел серенады! Куда все это делось?
- Дык это… Тогда ты была Прекрасная Дама, тебя надо было завоевывать, а теперь моя законная женушка. Сколько можно менестрелям за тексты платить, дерут ведь построчно, изверги… Да и потом, зачем тебе серенады, если у тебя я есть? Гр-р-ры…
- И прекрати отрыгивать, что за манеры??? – возмутилась я.
- Манеры – у благородных господ, а мы рыцари, люди военные, нам можно.
- О господи! – в отчаянии возопила я. – А не мыться годами – это вам тоже можно?
- Ну ты же знаешь, я дал обет! Не мыться, пока хоть один супостат  отравляет воздух своим дыханием. До полной победы!
- Пока что это ты отравляешь воздух своим дыханием, — махнула рукой я, доставая надушенный платок. – Меня своей вонью ты уже точно победил, радуйся!
- Ну что ты нагнетаешь? – засмеялся муженек. – Где ты видела чистого рыцаря? Когда нам мыться, если мы воюем? Да и зачем, если под доспехами все равно не видно?
- Но дома-то ты доспехи снимаешь! – возразила я. – Слава богу, что наезжаешь только по большим праздникам…
- Кстати, о праздниках. Милая, должен тебя огорчить, но на твой день рождения меня не будет, мы завтра опять в длительный поход отправляемся.
- А подождать нельзя?
- Нельзя. Я же сюзерену служу, рыцарь – существо подневольное. Господин сказал «в поход», значит, в поход. Но ты не беспокойся, подарок я тебе уже купил.
- Да? Это меняет дело. И когда же я его увижу?
- Да прямо сейчас. Вот! Пояс верности, последняя модель. Металл самый качественный, и замок повышенной секретности! Теперь я буду спокоен, что во время моего отсутствия твоя честь в безопасности. Тебе помочь облачиться, или служанку кликнуть?
- Я тебе кликну, — зловеще проговорила я, хватаясь за тяжеленные железные трусы с устрашающими зубчиками на самом интересном месте. — Я тебе помогу… Я тебе сейчас устрою демонстрацию верности!
- Стой! Стой, кому говорю! – роняя меч, вскочил мой рыцарь. – Я ей дорогие подарки на день рождения, а она… Знаешь, сколько я за этот пояс заплатил?
- А-а-а-а! – взвыла я, устремившись к нему, но он проворно метнулся на выход.
- Сумасшедшая баба! – успел он крикнуть, прежде чем дверь захлопнулась.
Я же, не успев затормозить, с размаху приложилась лбом к двери, и…
- Ну как? – с интересом уставилась на меня Фея.
- Что это было? – хрипло спросила я голосом артиста Булдакова, вновь очутившись в своей родной комнате с обоями в цветочек.
- «Жизнь с рыцарем», демо-версия, — охотно разъяснила Фея. – Тебе понравилось? Вижу, что не очень…
- Но это какой-то неправильный рыцарь! – возмущенно сказала я, потирая лоб. – Я себе рыцарей совсем не так представляла!
- Ох, девочки, ну когда же вы мозги начнете включать?! – покачала головой Фея. – Рыцарь – он ведь кто? Средневековый военный, наемник, со всеми вытекающими последствиями. Образование — минимальное, интересы – узко-специфические, да еще чуть что – сразу в драку. Для Прекрасных Дам хорош  только в процессе ухаживания, на расстоянии «от клумбы до балкона».
- Да уж… Когда ближе – уж очень в нос шибает рыцарским духом, — согласилась я. – Дурацкий это обет – не мыться до полной победы, честное слово.
- Ну что, полную версию запускать? – вкрадчиво спросила Фея. – Я готова!
- Упаси бог, — отчаянно замотала головой я. — Не надо мне такого счастья…
- Ну ладно, не надо так не надо, — покладисто согласилась Фея. – Полечу я, заказов еще много. Но подарок я тебе все-таки пришлю, на свой вкус, ты не против?
- Присылайте, буду ждать — вяло сказала я. – А я пока примочку на лоб сделаю, а то у меня мозги слегка сотряслись.
- Может, просто вправились? – заметила Фея и испарилась, прежде чем я успела отреагировать.

… Звонок в дверь раздался где-то через полчасика. Я открыла – на пороге стоял Егор с третьего этажа.
- Простите, вы не могли бы меня проконсультировать? – смущенно спросил он. – А то я тут борщ решил себе сварить, но как-то запутался в технологии процесса…

Я смотрела на него – а что, вполне ничего! Прическа аккуратная, улыбка приятная, и сразу видно, что воспитанный. И борщ вот варит, молодец какой…А серенады… Ну что мне в этих серенадах?
– Конечно, Егор, — приветливо сказала я. – Я вас охотно проконсультирую на предмет борща. Где будем экспериментировать – у меня или у вас? И – о боже! – какой у вас все-таки приятный парфюм!
Автор: Эльфика

+2

249

ЗАБЕЙ НА ВСЕ!
http://s0.uploads.ru/zSh18.gif

ПРИШЛО ПИСЬМО ОТ ЕЛЕНЫ:
» Устала вдохновлять, быть локомотивом, не могу раслабиться… Муж ворчит, дети ссорятся……………….»

Так есть проверенный способ — ЗАБИТЬ НА ВСЕ! В эти выходные на тренинге «Открой в себе Творца» мы знаете как на проблемы забивали? Брусков не хватило! И знаете ли — действует! Читайте сказку и воплощайте в жизнь!

ЗАБЕЙ НА ВСЕ!

Как-то раз Степанову все достало. Достало прямо до печенок – аж во рту горько. Оглянулась она вокруг – кругом одни заморочки. Муж вечно перед телевизором сидит, пультом щелкает, а розетки починить не допросишься, так и висят на соплях. Мама только и делает, что критикует: то борщ пересолен, то полы плохо вымыты, то внимания ей мало уделяют. Сынишка учиться не хочет, одни двойки в дневнике, да еще и врет на каждом шагу, и от компьютера не оторвешь. На работе тоже не сахар:  круг обязанностей все шире, а денежный ручеек все уже, и пойди вякни – сразу скажут «не нравится – увольняйся».
Чувствует Степанова – сил у нее все меньше становится, делать ничего не хочется, апатия навалилась и тоска. Ходит она, как автомат: дом-работа, работа-дом, по дороге в магазины заскочит, в выходные стирка-уборка, а там опять на работу.
И вышел у Степановой нервный срыв. Прямо на работе и случился. Чувствует – ну все,  сейчас ее порвет. Выскочила она из кабинета, чтобы коллег не напугать, забилась под лестницу, где черный выход, и ну рыдать!!! Вот льет она слезы, скулит-подвывает, и так ей себя жалко! Хоть вешайся. Только вдруг дверь открывается, и кто-то строго так говорит:
- А ну, кто тут у меня порядок нарушает, пожарные выходы загромождает? Быстро выходи на свет божий, а то тревогу подниму!
Испугалась Степанова, вылезла из-под  лестницы, смотрит – а это плотник их Федотыч, душевный такой дедок и на все руки мастер.
- О! Вот тут кто сырость разводит, народ пугает! – удивился Федотыч. – А я уж думал, никак, привидение у нас завелось. Давай-ка, девушка, быстро ко мне в плотницкую. У меня там умывальник есть, в порядок себя приведешь, а то всю красоту слезами смыла.

Взял он Степанову под локоток и препроводил в плотницкую. Пока она умывалась-причесывалась, чайку вскипятил, кружечку ей подсунул.
- Давай-ка, — говорит, — рассказывай по порядку: чего ревешь, в чем печаль, кто обидел?
- Да никто меня не обидел, а только достало меня все! – говорит ему Степанова. И рассказала про всех: и про мужа-лодыря, и про сына-двоечника, и про маму-критиканшу, и про работу тоже.
- Вот как же тут не завоешь? – завершила Степанова свой горестный рассказ. – Сил больше нет! Прямо вот так бы легла и умерла.
- Не, умирать тебе рановато, — покачал головой Федотыч. – Ты еще молодая бабочка и вполне цветущая.
- Да какое там «цветущая»? – махнула рукой Степанова. – Так, видимость одна. Я уж выгорела вся, не стало во мне огонька. Живу как жую, медленно и печально. Все достало!
- Это потому что ты близко к сердцу все принимаешь, — авторитетно объяснил Федотыч. – А не надо бы! Но я знаю, чем твоему горю помочь. Есть у меня чудодейственное средство, в таких случаях на раз помогает!
- А что это? Лекарство какое-нибудь? – шмыгнула носом Степанова. – Я пила, мне не помогло.
- Нет, не лекарство. Я химию не уважаю, в ней пользы мало. А вот дам я тебе рецептик один, народный, ты его применишь – и сама увидишь, какие чудеса произойдут. По крайней мере, развеселишься.
- Ой, давайте ваш рецептик, — обрадовалась Степанова. – А то веселья в моей жизни давно не наблюдается. Так что я с удовольствием.
- Тогда слушай. Рецепт простой: ЗАБЕЙ НА ВСЕ!!!
- Что??? – оторопела Степанова. – В каком смысле???
- В самом прямом. Забей на все! Рецепт такой: взять брусочек, молоток, гвоздей с десяток-другой, можешь на бумажках написать все, что достало. И забить!!! Для каждой бумажки – отдельный гвоздик. И лупи по нему от души!!! Пригвоздишь свою беду – она от тебя, глядишь, и отвяжется. Да и как она тебя преследовать станет, если ты на нее забила?
- Ох! Ну и рецептик, — озадачилась Степановна. – Да я в жизни такого… странного метода не слышала!
- Ну, странным болезням – странные методы, — рассудительно сказал Федотыч. – А ты чего, думала болезнь по имени «достали» каким-нибудь «досталином» лечится? Нееет, не придумали еще такого лекарства. А вот мой брусочек с молоточком – действует!
- Ладно, давайте! – решилась Степанова. – Когда применять-то?
- А как достанет, так и применяй. По мере наступления приступа! – объяснил Федотыч. – Я вот тебе все в пакетик сложу, чтобы нести удобно было. Вот молоток, вот брусок, а вот и гвозди.  Бумажки уж сама найдешь, думаю. Ну, с Богом!

… На работе, конечно, Степанова  забивать ни на что не стала. Да и дома поначалу стеснялась. А потом чувствует – нехорошо ей, опять раздражает ее все: и муж на диване, и мама с подковырками, и сын за компьютером со стрелялками своими… «Ай, да чего я теряю?», — подумала Степановна – и достала пакет. Бумажек цветных притащила. Разложилась посреди комнаты, прицелилась и как вдарит!

Сначала у нее не очень ловко получалось, все-таки навыка нет. Да и опасалась: а вдруг она близким своим стуком помешает? Но вдруг такую злость она почувствовала – да в конце концов, сколько можно-то? Почему она обо всех заботится, а о ней никто???

А на стук вся семья высунулась.
- Ты чего это, мать? – остолбенел Степанов. – Чего стучишь-то?
- А забила на все! – охотно объяснила жена, с одного удара вколачивая очередной гвоздь.
- Эээээ… — только и сумел выдавить муж, испаряясь из поля зрения.
- Доченька, ты никак мастеришь что-то? – сунулась было мама. – Правильно, мужика-то в доме нет, предупреждала я тебя в свое время…
- Мама, а я на все забила! – радостно сообщила раскрасневшаяся Степанова.
- Где моя валерьянка? – охнула мама и потрусила на кухню.
- Маааам… А ужинать будем? – робко спросил сын.
- Не знаю! У отца спроси. А то я и на ужин забила! – беспечно ответила Степанова, прицеливаясь.

И так она увлеклась Федотычевым рецептиком, что опомнилась только когда гвозди все истратила. Пот со лба отерла, голову подняла – глядь, а у дверей вся семья выстроилась, как на параде: мама с поварешкой, муж с отверткой и сын с тетрадкой. Стоят, смотрят, да преданно так.
- Солнышко, а я розетки починил, — искательно доложил муж. – Давно собирался, да вот руки дошли, наконец!
- А я математику сделал. И географию повторил,  – обрадовал сын.
- Ужин готов, ты ручки мой, и к столу, — заворковала мама. – Уработалась, покушай, отдохни.

«Ну, чудеса! – изумилась Степанова. – Вот не соврал Федотыч, и впрямь волшебный рецептик-то! Надо завтра на работу взять. Уж я там на все забью!!! И на квартальный отчет! И на зарплату!  И на начальство! С трех ударов!!!».

Только на работе брусочек и доставать не пришлось. Только Степанова в двери – а ее сразу к начальнику вызывают. И говорит он ей всякие приятные слова, из которых выходит, что следует ей премия по итогам и повышение в должности с весомым прибавлением к окладу. Тут Степанова вдруг осознала, что со вчерашнего дня никакого упадка сил у нее не наблюдается, а один только подъем.

Положительные перемены в ней коллеги быстро заметили. Стали спрашивать, выяснять, что такое случилось? Может, витамины какие пила, а может, иглоукалывание? Ну, Степанова зажимать чудодейственный рецептик не стала, брусочек показала и всех забивать научила. И теперь у них в отделе все такие бодрые да равновесные ходят. А когда кто-нибудь ныть да жаловаться начинает, все ему хором говорят: «Забей на все!». И ведь помогает!
Автор: Эльфика

+3

250

Может попробовать!? http://s019.radikal.ru/i607/1210/9b/1f05f246ce65.gif

0

251

Золотко написал(а):

Может попробовать!?

А я ,практически ,на всё ,делаю только то ,что нравится...))))
разонравится ,найду другое занятие  http://s018.radikal.ru/i523/1306/8a/ca279c66bf0b.gif

0

252

Странница написал(а):

ЗАБЕЙ НА ВСЕ!

Это же для меня рецепт!
Странница, спасибо!

Отредактировано _Lana_ (2017-02-03 22:07:27)

0

253

Странница написал(а):

И вышел у Степановой нервный срыв.

Странница написал(а):

Тогда слушай. Рецепт простой: ЗАБЕЙ НА ВСЕ!!!

Странница написал(а):

Когда применять-то?

Странница написал(а):

- А как достанет, так и применяй. По мере наступления приступа! –


Ох, Ассолька, прям бальзам на душу.   http://s020.radikal.ru/i710/1605/44/1214169457a0.gif

0

254

ПРЫЖОК — сказка от Эльфики
http://sa.uploads.ru/cJLAD.jpg

Я дошла до самого края.          Я как-то пропустила момент, когда и без того не слишком благополучная семейная жизнь пересекла какую-то незримую черту, за которой была только пропасть. Вот на краю этой самой пропасти я и балансировала из последних сил, стараясь удержаться, не сорваться и не совершить чего-то непоправимого.
Впереди была неизвестность, позади – сплошной мрак и ужас, а на краю обрыва – я, заложница, и мне было страшно.

Как я оказалась в заложницах? Да как и миллионы других женщин: мечтала о крепкой семье и любящем муже, показалось, что нашла именно такого, а после свадьбы поняла, что он совсем не тот, каким казался. Расхожая история – пил и бил, оскорблял и ревновал, и надо было бежать от него еще тогда, но у меня на руках уже был малыш, и он все время болел, и я не работала, и… В общем, тогда мне не до этого было. А потом… Потом я стала заложницей ситуации. И родственники, и друзья, зная обо всем, искренне старались дать мне совет, и все желали мне добра.
- Ребенку нужен отец, — это я слышала так много раз, что выучила наизусть. С этим трудно было спорить – ну да, нужен…
- Ты не можешь опозорить семью разводом, — чеканила мама, и я впадала в чувство вины – как же сможет она, отличник народного образования, осознавать, что ее дочь создала семью «на троечку», значит, она неправильно ее воспитала?
- Мужик-то без тебя совсем погибнет… его ж только семья и держит… подумай, а? — тяжко вздыхала свекровь, и мне становилось стыдно: действительно, я ж его венчанная жена, имею ли я право вот так взять – и скинуть с себя свой тяжкий крест?
- Ну и кому ты будешь нужна с довеском? – вразумляла меня подруга Юлька. – Хороший муж в наше время – большая редкость, ты посмотри, сколько вокруг юных прелестных созданий, и все хотят замуж, а ты разведенка, да еще с ребенком на руках, шансов – почти ноль! А шило на мыло менять – оно тебе надо?
И правда, поднимался страх: а вдруг так и придется одной век вековать, самой сына поднимать, по принципу «я и лошадь, я и бык, я и баба и мужик»? Или попадется еще кто похуже? У моего-то хоть руки золотые, когда не пьет, да и сына любит…

И я тянула с решением, сколько могла, пока не оказалась перед выбором: или прыгнуть и разбиться, или вернуться в свой привычный ад, где я живая, но заложница. И тут со мной заговорила сама Пропасть…
- Почему ты  хочешь непременно разбиться? – услышала я.
- Я не хочу. Но выбора нет. Или назад, или вниз.
- Ну, если вниз – наверное, разобьешься. Хотя не факт! Ведь можно за что-нибудь зацепиться – за кусты, за корни, за выступ скалы.
- А вдруг не успею?
- Тогда выбери другую траекторию.
- А что, есть и другие?
- Конечно. Ты можешь прыгнуть вверх и посмотреть, что их этого выйдет. Или вообще перепрыгнуть через меня на другую сторону. Или построить мост.
- Я не умею строить мосты. Да и материала у меня нет. А «вверх» или «через» – боязно. Я никогда этого не делала!
- Ну и что? В аду ты тоже никогда не жила, но вот попробовала же – и ничего, привыкла.
- Не привыкла. Иначе бы я здесь не оказалась. А теперь мне уже все равно. Сына только жалко…
- А в аду его держать не жалко, да?
- Чего ты от меня хочешь?
- Да чтобы ты прыгнула! Ну хотя бы попробовала!
- Боюсь, у меня не хватит сил…
- Хватит, если ты по-настоящему захочешь что-то в своей жизни изменить. Помнишь стихи: «Есть упоение в бою и мрачной бездны на краю»? Ну так хватит упиваться своими страданиями, почувствуй упоение собственной смелостью!

Я подошла и опасливо заглянула в бездну – там клубился туман, ничего не было видно, я даже не смогла бы определить глубину. Может, три метра, а может, триста… Тогда я оглянулась назад. Там были все, и они смотрели на меня – кто осуждающе, кто с испугом…
- Ты безвозвратно разрушишь даже то, что имела! – зловеще пообещала мама.
- Ой, ошибку ты совершаешь, ой, ошибку! – запричитала свекровь.
- Разобьешься, сумасшедшая, костей не соберешь, — заплакала подруга.
- Давай, давай, еще прибежишь, на коленях приползешь, — пьяно ухмыльнулся муж, откупоривая очередной баллон «Охотничьего крепкого».

Это был край… И я вдруг поняла – если я не прыгну, я умру. Что бы там не оказалось, в пугающей меня неизвестности, это все равно будет лучше, чем там, за спиной. Сначала я аккуратно сняла с себя чувство вины, рядышком сложила стыд, неуверенность, сомнения, а сверху положила страх. Зачем они мне в свободном полете? Сразу стало легче, я даже засмеялась. А затем я покрепче прижала к себе сына, разбежалась – и прыгнула. Прыгнула не вниз, а вверх, потому что меня настигло то самое упоение, и я подумала, что хотя бы на несколько мгновений смогу испытать радость Свободного Полета.

И вдруг… Я поняла, что лечу! Да, да, да! Вместо того, чтобы камнем рухнуть вниз, я парила, и за спиной моей развернулись во всю ширину крылья. Я попробовала – они слушались, и теперь я могла лететь и на другую сторону, и налево, и направо, и вообще – куда захочу. Господи, откуда же они взялись?
- Крылья есть у всех, только многие даже не подозревают об этом, — шепнула Пропасть. – И к бездне жизнь и загоняет как раз для того, чтобы люди взлетели. А уж вверх или вниз – каждый выбирает сам…
Автор: Эльфика

+2

255

Странница, в очередной раз - спасибо!  Как то вовремя ты подбираешь нужную на данный момент сказку! http://s40.radikal.ru/i089/1306/a7/1593aabe7110.gif

0

256

_Lana_ написал(а):

Странница, в очередной раз - спасибо!  Как то вовремя ты подбираешь нужную на данный момент сказку!


Это талант, а он или есть или нет. За талант и за тех кто любит сказки   http://s018.radikal.ru/i514/1210/11/c7317f3a72fe.gif

0

257

http://s5.uploads.ru/t/xUgba.jpg
http://s020.radikal.ru/i710/1605/44/1214169457a0.gif

0

258

КАРАЮЩИЙ МЕЧ — сказка от Эльфики
http://sg.uploads.ru/ZA5z9.jpg

Чтобы прийти к Любви, нужно пройти через Ненависть. Не всегда и не всем, конечно. Но многим, очень многим. Уж поверьте, я знаю – ведь я прошла.
http://sf.uploads.ru/aH7zK.jpg

У меня было тяжелое детство. Родители все время сходились, расходились, лаялись, чего-то там выясняли между собой, кто прав, кто виноват, а я была разменной картой в этой бесконечной игре. Я жила то с матерью, то с отцом, то и вовсе у бабушки. Бабушка меня жалела – гладила по голове, старалась побольше и повкуснее покормить и называла «нагуленышем». Я как-то спросила, почему, и узнала, что меня вовсе не планировали и по первости активно не хотели, но спохватились поздно, и делать было нечего, так вот я и появилась на свет. Свадьбы тоже не было – какая там свадьба с пузом на восьмом месяце? Так что «записались по-тихому и прикрыли грех», как выразилась бабушка. Выходит, я – это плод случайного греха, нежеланный ребенок, вот так-то.

А я это и так чувствовала – меня никто и никогда не желал. Хотя я всегда старалась быть приветливой и нужной – мне казалось, что так меня будут любить. В общем-то, срабатывало – со мной дружили, в компанию принимали и безбожно пользовались моей добротой. В школе учителя меня, можно сказать, даже любили: хвалили за аккуратность и исполнительность, в пример ставили и нагружали по полной. Стенгазету ли делать, двоечников ли подтягивать, вместо кого-то подежурить – всегда моя кандидатура первой рассматривалась. Я даже гордиться начала своей незаменимостью. Но, в случае чего, и шишки все на меня валились. Словно и в школе, и в дружеской компании я тоже была «нагуленышем».

А любви хотелось, ой как хотелось! Только бабушка уже умерла, родители все продолжали свою Столетнюю войну, а друзья-подруги воспринимали меня скорее как некий Рог Изобилия – когда нужно, пользуются, когда не нужно, в тумбочку убирают, до следующего востребования. Так что едва мне восемнадцать исполнилось, я сразу выскочила замуж, с мыслью, что вот теперь-то уж будет сплошная любовь.

Поначалу так и было. Но вскоре мой муж стал тоже мной пользоваться, да при этом покрикивать и критиковать, иногда довольно язвительно. В какой-то момент я осознала, что давно тяну весь семейный воз на себе – от оплаты квитанций до полного обеспечения (муж мой к тому времени работу бросил, стал «себя искать»). Ну, пока он искал, я упиралась, как лошадь ломовая, а потом махнула рукой и решила, что авось без меня не заблудится, и свалила от него куда подальше, в другой город. Развод заочно оформила, благо детей нажить не успели.

Родители меня, конечно, осудили. Мама высказалась, что я не состоялась как женщина, а папа заявил, что я вся в мать пошла – по головам иду и только о себе думаю. Я потом долго недоумевала: ну как это можно сказать, что я – и по головам? Это на мою голову все неприятности сыплются, на мои плечи груз навалился, я о себе вообще не думаю, потому что всегда для других хочу нужной быть и полезной!!! Но протестовать не стала, куда дальше-то ссориться?

Стала я карьеру делать со всем рвением. На работе – как в школе: тоже почет и уважение, начальство не нахвалится, и нагрузки за троих, потому что везу безропотно. А мне все в кайф: приятные слова говорят, грамоты к праздникам дают, премию выписывают, любят, значит! Только вот когда сокращение грянуло, оставили не меня, а тех, у кого и стажа меньше, и рабочие качества ущербные, так вот вышло. Мне начальник так и объяснил: «Ну, ты же умница, ты все понимаешь, ну куда я их дену? Ты-то себе работу точно найдешь, все выдюжишь, все преодолеешь, а они – нет, та вон мать-одиночка, этой до пенсии год остался, ту жалко – зеленая совсем¸ пропадет девчонка, так что войди в мое положение…». Вошла, а куда мне деваться было? Улыбнулась, поблагодарила и пошла со своей безупречной трудовой книжкой на все четыре стороны.

Но так совпало, что еще один неприятный сюрприз уже поджидал: мой любимый, которого я когда-то, можно сказать, из пучины отчаяния вытянула, отмыла-отогрела, на ноги поставила, вдруг собрался с силами и заявил, что благодарен мне по гроб жизни, что я отличный друг и все такое, но жить так вот он не может более, потому что случилась у него Большая Любовь. Не со мной, разумеется. В общем, мерси и вуаля, останемся друзьями. «Конечно, об чем разговор, останемся, ты звони, если что», — говорю, а сама из последних сил держу лицо, вежливо так улыбаюсь.

Дверь за ним захлопнулась, а я перед зеркалом в прихожей стою и вижу, как улыбка с лица сползает, а под ней такой оскал, что оторопь берет. И пальцы, пальцы мои сами собой искривляются, словно я в глотку кому-то вцепиться готова. Мой стильный маникюр в хищные когти превращается, а волосы поднимаются дыбом – не то от страха, не то боевой ирокез отрастает. И вижу я в зеркале не себя, а какую-то страшную мегеру – увидишь, не заснешь. А мегера рот свой острозубый разевает и говорит:
- Ну что, красавица, нравишься ты себе?
- Это не я, — шепчу. – Я – тут стою, по эту сторону, а ты вот кто?
- А я – тоже ты, — отвечает, — только по ту сторону. Думаешь, улыбку напялила, так уже и обманула всех? Нет, милая, сквозь улыбку твою вот такая личина проступает, и всем это видно, а кому не видно, так чувствуется.
- Не может быть, — говорю я. – Я всегда политес соблюдаю, вежливость и толерантность. За всю жизнь никому слова дурного не сказала и ни к кому плохо не отнеслась.
- Врешь, — мегера говорит. – Есть один человек, к которому ты всегда плохо относишься. Это ты сама.
- Да с чего бы? – говорю я ей. – Напротив, я себе Пространство Любви создаю, где я незаменимая и всем нужна…
- Ясное дело, нужна, — щерится в жуткой улыбке мегера, — ты ж дойная корова, безотказная до невозможности, как же без тебя? Только вот вся нужность твоя, пока доить можно, а как выдоили – на фиг тебя. Ладно, хоть не на забой…
- Тебе чего надо? – спрашиваю я. – Если гадостей наговорить, то тебе это удалось. А если еще чего, то говори скорее.
- Помочь я тебе пришла, — отвечает мегера. – Штуку одну тебе хочу подарить, Карающий Меч называется, — и протягивает мне клинок светящийся, ну, похоже, как в «Звездных Войнах» показывают. – Кого ты этим Карающим Мечом навернешь, тот сразу будет наказан за все свои несправедливости по отношению к тебе, неживые предметы – в пыль, а к живым все втройне вернется.
- А с чего это ты такая щедрая? – с подозрением спрашиваю я. – Прям как родная…
- А с того, что живу я в тебе, вот что! Мы с тобой одной крови, ты и я! – говорит она, и каааак прыгнет на меня из зеркала. Я только ахнула, не успела и дернуться, как она уже в меня вошла и растеклась по всему телу. И тут…

Ой, что я чувствовала – не описать словами. Сначала в холод меня бросило, потом в жар. Потом словно ветер по всему телу прошел и занавески отдернул. А там, за занавесками… Оказывается, там прятались монстры, и было их больше, чем депутатов в Госдуме, причем один другого страшнее. Они сначала вроде тоже как опешили, а потом полезли все разом из своих укромных углов, у меня аж голова заболела.
- Не бойся, я с тобой, — говорит мегера. – Они тебя не убьют и вреда не причинят, потому что твои, тобой порождены, так что родные, кровные.
- Ой, мамочки, — лепечу я, — ужас-то какой! Кто это? Что это? Откуда они во мне?
- Порождения тьмы, — объясняет мегера. – «Сон разума рождает чудовищ», слышала про такое? Вот и нарожала! Это твоя Ненависть в разных образах.
- Откуда же во мне может быть столько ненависти? – ужасаюсь я.
- От нелюбви к себе, — охотно подсказывает она. – Каждый раз, когда ты «зарабатывала» любовь, в тебе появлялась частичка ненависти за то, что ты вынуждена это делать. Каждая твоя фальшивая улыбка, каждое твое «да», когда хотелось сказать «нет», каждое твое самопринуждение – вот оно все, тут…
- Нет! Все не так! – бурно протестую я. – Все ты врешь! Я не такая!
- Такая-такая, — смеется она. – Прикидываться белой и пушистой ты, конечно, навострилась, прямо скажем. Но это так, корочка тонкая, а что там под коркой… Ну, ты и сама видишь. В общем, пришла пора раскрыть все карты и снять все маски. Карающий Меч в твоей руке, начинай разить всех своих обидчиков!
Точно, смотрю – из правой руки голубой луч, Карающий Меч, значит. Попробовала им в старый тапочек ткнуть, который давно выбросить собиралась – точно, в пыль, работает оружие… И, главное, настроение у меня вдруг стало боевое-пребоевое, все обиды как-то всколыхнулись, и решила я – а, была не была! В кои-то веки всем могу вернуть то, что накопилось, да еще втройне!
- Смотри в зеркало, сейчас там вся твоя жизнь пройдет, как в кино, — говорит мне мегера. – А ты только не зевай, сразу раз – и Карающим Мечом по макушке, или куда там придется.

Я в зеркало уставилась, а там мои родители, молодые еще совсем. Ну, ясное дело, если начинать, то сначала. И вижу я, как у них там все складывалось: не было там любви, ошибочка вышла по молодости и неопытности. Но, пока разобрались, уже я получилась. Они и жениться-то не хотели, да семьи заставили – чтоб ребенок безотцовщиной не рос. И мама всю жизнь себя ругает, что на поводу у родителей пошла, не отстояла свое мнение и свою свободу. А папа тоже виноватым себя чувствует, мучается, но живет, потому что ребенок, да и привык уже. И ругаются они только для того, чтобы напряжение как-то разрядить, иначе у них не получается. Смотрю я на них и понимаю: за что их карать-то? Люди сами запутались, жертвы обстоятельств. Но меня все ж родили, в детдом не сдали, вырастили-выучили, вон какая девица вымахала…
- Не буду их карать, — говорю я. – Им и так несладко. Поживи-ка вот так всю жизнь, не по любви, а по обязанности… И что я, в три раза хуже им делать буду? Нет, не хочу. Дальше давай.

А дальше детство мое предстало. Увидела я всех друзей-подружек дворовых, и себя тоже. Славная такая девчонка, только неуверенная какая-то. И от других отличаюсь тем, что за себя постоять никак не могу, словно уже заранее сдалась. Там, где другие могут и в лоб дать, и оттолкнуть, и поссориться, я вечно как жертва – улыбаюсь и в глаза заглядываю: мол, не прогоните ли, если я чего-то не так сделаю?
- И что? Кого тут карать-то? – спрашиваю я. – Там ребятишки свои границы отстаивают и чужие на зуб пробуют, нормально все. Я, конечно, это дело пропустила, но у меня уважительные причины – агрессии боялась. Мне ее и дома за глаза хватало. Никто не виноват. Так что крути свое кино, будем дальше смотреть.

А дальше школьные годы чудесные покатили. Смотрю и понимаю: учителя меня вполне искренне хвалили, для них такие, как я, показатель их педагогической состоятельности, если бы все такие были, безропотные, исполнительные и аккуратные, так вообще распрекрасно. Но и я тоже свое сполна получала – уж очень мне нравилось, когда меня поощряют и в пример ставят, эго мое школьное прямо лоснится от удовольствия. И вот что интересно: одноклассники ко мне тоже неплохо относились, как раз потому, что чем больше я на себе везу, тем меньше им достается.
- Некого тут карать, — говорю я решительно. – Все при своем, все довольны. Кадр следующий!

Кадр следующий оказался из разряда «дружба» и «любовь» — ну, там, где я Рог Изобилия из себя изображаю. Вот они, все мои любимые подруги и любимые мужчины, стоят, руки подставляют, а я сверху просыпаю на них блага с невиданной щедростью. А что, мне не жалко, я ж в ответ не денег прошу – лишь любви и признания! Только вот они пересчитывают свою наличность, карманы смущенно выворачивают, душу перетряхивают, и понимают, что нет у них столько и заплатить эквивалентно им нечем. Ну, то что у них есть, они, конечно, дают, но мне это кажется такой мизерной платой, что и говорить вроде как не о чем. Тогда я еще изобильность увеличиваю, а они себя вообще в неоплатном долгу чувствуют, да и просто захлебываться начинают. Не могут они столько потребить, а тем более уж столько заплатить. И вот сначала у них руки опускаются бессильно, следом головы виновато, а потом начинают они от меня потихоньку расползаться, все быстрее и быстрее. Отползут, отдышатся, остатки моего изобилия с себя стряхнут – и быстро-быстро ноги уносить, от меня, такой любвеобильной, подальше.
- Они не виноваты, — выношу вердикт я. – И я не виновата. Я ж от чистого сердца, а кто виноват, что оно у меня такое большое? Не подрассчитала маленько.
- Ага, этот как коровья лепешка на навозного жука разом шмякается, — со всем возможным ехидством говорит мне мегера. – Вроде и счастье, только в неадекватных количествах.
- В общем, счастья им всем. А ты дальше показывай, киномеханик.

Мегера моя много еще чего мне показала, но ни разу моя рука с Карающим Мечом не поднялась. Это если ты внутри ситуации, то и больно, и обидно, а когда вот так, со стороны смотришь, да еще с Карающим Мечом в руке – как-то по-другому все выглядит. Действительно, как кино. И все артисты в этом кино играли свои роли, каждый свою. А если уж я выбрала себе роль «хорошей девочки», «дойной коровы» и «жертвы», то исполнила ее с присущим мне блеском, я ведь всегда и все «на пять с плюсом» делаю. Ну и кого тут распылять???
- Да, не ожидала, — сказала мегера. – Я-то думала, ты сейчас всю ненависть выпустишь, всех тиранов накажешь, а ты…
- Ну вот так уж, — пожала плечами я. – Некого, выходит, наказывать. Может, монстриков распылим?
- Ну, хоть что-то! – обрадовалась мегера. – Внимание, выпускаю.
А тут на экран-зеркало мои монстрики посыпались, как из рога изобилия. Сгрудились в кучу, стоят, испуганные такие, нахохленные, ежатся, аннигиляции ожидают.
- Ну и что мне с вами делать? – спрашиваю. – Откуда вы взялись на мою голову?
- Откуда-откуда, — бурчит мегера. – Я тебе говорила уже… Каждый раз, когда ты что-то делаешь с охотой и радостью, любовь проявляется. Если без охоты, но по необходимости, ничего не испытывая… ну, из ничего и есть ничего. А вот когда ты с корыстной целью делаешь, чтобы ответную любовь получить, и обманываешься в ожиданиях своих – тут-то скрытая ненависть и возникает! Как же, ты рассчитывала, а оно не сбылось, ты счет предъявила, а он не оплачен. Ох уж, эти коварные должники!
- Да не коварные они, — говорю я. – И не должники. Возвращали, сколько и как могли. Мне просто мало было, но это ж не их вина… И не этих монстриков, которых я сама и расплодила…
- А чья? Твоя? Так может, того… себя мечом? – вкрадчиво так предлагает мегера.
- Ну уж нет!!! – вскидываюсь я. – Еще чего!!! Себя карать – это дело последнее. Тем более что я ничего такого преступного не совершила. Ну, ошибалась в жизни не раз, ну, бывает. Ничего, дело поправимое. Теперь я свое отношение к жизни в корне пересмотрю. Так-то я всех люблю, зла держать не собираюсь.
- А с монстриками-то что делать будешь? – напоминает она.
- Что-что… Слушай, а можно их не распылять, а превратить, например, в чистую энергию? – спрашиваю я. – Ну, чтобы ее для жизни использовать? Для оздоровления, например, или на творчество?
- Можно, отчего же нельзя, — отвечает она. – Дай-ка, подрегулирую…

Сделала она что-то, смотрю, у меня в руках уже и не Меч, а Волшебная Палочка. Красивая такая, сияющая, со звездой на кончике. Ну, я и стала этой палочкой монстриков облагораживать – как к кому прикоснусь, сразу вспыхивает зеленым, красным, голубым, желтым, и плывет ко мне. Облепили меня разноцветные огоньки – и голову, и живот, и грудь, и руки-ноги, просочились сквозь кожу, и почувствовала я прилив энергии неописуемый, как будто зарядили меня, как батарейку. Ощущения – словами не передать! Раньше я себя еле таскала, как будто сил у меня не было, а теперь чувствую, что горы свернуть могу!
- Вот так всегда бывает, — мегера говорит. – Ненависть – камень, любовь – полет! Вся твоя запертая энергия расконсервировалась и вернулась к тебе в чистом виде.
- Очень хорошо! Осталось с тобой разобраться, — говорю я. – Ты куда сейчас, назад в зеркало?
- Да не хотелось бы, — говорит мегера. – Потому как живу я все-таки не в зеркале, а в тебе, девочка моя. Я – твоя часть, только до сих пор ты со мной не знакома была и услугами моими не пользовалась.
- Это какие же ты услуги оказываешь, интересно?
- Подсказываю, когда стоит за себя постоять или «нет» сказать. Сигналю, когда ты о себе забываешь, чужие желания выполняешь. Ну, и коль ты забылась и на старую колею скатилась, чтобы ненависть копить и тем силу свою жизненную сковывать, сразу даю знать!
- Да, по всему выходит, зря я тебя раньше не замечала, — отвечаю я. – Оказывается, мегеристость тоже штука временами полезная.
- Ну, когда в меру, оно конечно, — согласилась она. – Вот так, без масок, куда лучше и проще живется.
- Ох, а как же я теперь выглядеть буду??? – спохватилась я. – Мне твоя внешность, уж прости, никак не нравится! Когти эти, зубы острые…
- Ну так ты не подавляй меня, я и не буду сильно высовываться! А в нужных случаях коготки и зубки показывать – это женщине и полезно, и даже пикантности придает.

На том и порешили. Я теперь твердо знаю и вам говорю: не обязаны мы, девчонки, делать вид, что нам хорошо, если нам плохо, улыбаться, когда не хочется, и зарабатывать любовь героическими подвигами. И еще вот что скажу: Карающий Меч – он всегда при нас, но вот только стоит ли тратить его на ненависть, если можно перенастроить его в Волшебную Палочку и превратить ненависть в любовь? А если кто забудется и полезет без приглашения в наши внутренние границы – коготки и зубки всегда при нас! Впрочем, как и лучезарная улыбка, которая теперь не сходит у меня с уст, и это не маска, это – мое истинное лицо!
Автор: Эльфика

+1

259

ВОЛШЕБНОЕ УТРО — сказка от Эльфики
http://s4.uploads.ru/Lmvq4.jpg

Волшебное утро – вот о чем я мечтаю… Когда я вдруг проснусь и пойму, что я – это вовсе не я, а самая настоящая фея!

Если бы я была феей, я бы просыпалась не по будильнику, а с первыми лучами солнышка.  Я бы вскакивала свежая и бодрая, потому что хорошо спала и видела волшебные сны, а не ту жуть, которая снится после просмотра сериалов по ТНТ и новостей по НТВ…
Да, и после пробуждения я бы хваталась первым делом не за кофе и сигарету, а  балетной походкой подбегала бы к окну с приветом: «Здравствуй, мир! Здравствуйте, люди! Я – Фея, и я вас люблю!».

А потом я не наспех бы душ принимала, а купалась бы в капельках росы и с удовольствием втирала в атласную кожу ароматные масла. И при этом говорила бы спасибо своему прекрасному телу: ручкам – за то, что такие умелые, ножкам – за то, что такие быстрые, шейке – за то, что такая гибкая, да я каждому ноготку нашла бы что сказать!

И завтрак мой состоял бы не из вчерашней гречки и бутерброда с колбасой, а из нектара и пыльцы. Ну, может быть, еще добавить варенье из розовых лепестков. Или хоть капустный салатик? В общем, что-нибудь легкое, фейское такое!

На работу бы я не в маршрутке тряслась, а летела легкой стремительной походкой, раздаривая налево и направо мимолетные улыбки. Я бы всем желала добра и любви, и вокруг меня пахло бы розами… или морозной свежестью? – в общем, веяло бы волшебством!

А работа – о господи, да разве она могла бы меня раздражать? Нет, если бы я была феей, я бы умела видеть во всем хорошее и находить во всем полезное, а всякие трения, накладки и неприятности я бы воспринимала как… ну, скажем, насекомых. Они ведь тоже полезные, чего же на них сердиться? И тогда работа стала бы для меня веселой игрой, праздником, удовольствием!  Я бы парила и творила, и  все бы мне было в радость, а другим на удивление!

Если бы я была феей, то в обеденный перерыв я бы в «Макдональдс» не ходила и вредную пищу не поглощала, а если бы и ходила, то только для того, чтобы попрактиковаться в сотворении чудес. Вон той толстухе с одышкой я бы наволшебила любовь к себе и крепкое здоровье, вон тому мрачному дяденьке – разрешение всех его проблем, а тощему студенту, что мелочь пересчитывает – перевод на бюджетное отделение и повышенную стипендию. Ах, разве жалко было бы мне, фее и волшебнице, повышенной стипендии?

Да, а еще одежда! Если бы я была феей, я бы выбросила все свои джинсы и водолазки, все пуховики и курточки, я бы носила воздушные платья и элегантные пальто, я бы завела себе веер и стильный зонтик, и сменила бы шапочки на шляпки. И цвет, цвет! Черное и серое – долой, побольше нежных пастельных красок, и ярких жизнеутверждающих, и веселых пестрых!

А все свои сумки-сумищи гигантских размеров я бы раздарила нуждающимся, а себе приобрела маленькую сумочку, в которой только кошелек и ключи, зеркальце и помада, хотя зачем фее помада, у меня и так губы цвели бы нежным розовым перламутром!
В очередях и в общественном транспорте я бы не злилась на толкотню и шум, а придумывала бы всякие волшебные заклинания для улучшения мироздания и тут же проверяла бы их на практике. Представляете, что будет, если целый вагон внезапно проникнется верой в чудеса? Вот и я не представляю! Но посмотреть – интересно!
А вечером, когда я возвращалась бы домой, я бы слушала совсем другую музыку! Не «Суженый мой, ряженый» и не «Останусь», не «Кабриолет» и не «Одиночество — сволочь», а что-нибудь такое, такое… Ну, словом, вдохновляющее, бодрое и оптимистичное! От чего хочется жить, а не утопиться в ванной. Я бы делала домашние дела и танцевала, а душа моя подпевала бы в унисон, или даже в терцию.

Если бы я была феей, мне бы на все хватало времени, потому что я бы умела им управлять. Запрягла время – и поехали! Захотела – пришпорила, захотела – приостановила… Ведь для феи время – это просто канва для вышивания на нем всяких чудес. Берешь – и вышиваешь, и узор выбираешь по своему вкусу!

И еще бы я решительно реорганизовала свое пространство. Да, я бы поменяла все! Я бы убрала строгие обои в полосочку и покрасила стены в разные цвета. Четыре стены – четыре цвета. А по потолку – радугу, едва заметную, как будто в дымке, но очень, очень красивую! И я бы убрала всю лишнюю мебель, чтобы у меня было много воздуха и света. А вместе с мебелью повыбросила бы все сувениры, которые годами копились, всю старую одежду (зачем она фее?), все то, что будет мешать мне в полете. Нет, не выбрасывать – дарить!!! Пусть эти вещи принесут еще кому-то радость.

А по вечерам я бы не сидела перед телевизором, а придумывала бы свою новую реальность. И, может быть, в ней бы вовсе не было ни работы, ни маршруток, ни «Макдональдса», а была бы она совершенно волшебной. Утром вскочила – и сразу в полет! В иные города, страны, а может быть, миры и галактики – почему нет? Вот сейчас же сижу и придумываю, и очень даже неплохо получается…

А собственно – в чем дело? Что мешает мне сделать это прямо сейчас? Ну и что, что сейчас вечер – я назначаю его самым волшебным утром в мире!

… И я решительно выключила телевизор, распахнула окно и сказала то, что так давно хотелось: «Здравствуй, мир! Здравствуйте, люди!  Давайте знакомиться, я – Фея, и я вас люблю!».
Автор: Эльфика

0

260

Странница написал(а):

Только вот когда сокращение грянуло, оставили не меня, а тех, у кого и стажа меньше, и рабочие качества ущербные, так вот вышло. Мне начальник так и объяснил: «Ну, ты же умница, ты все понимаешь, ну куда я их дену? Ты-то себе работу точно найдешь, все выдюжишь, все преодолеешь, а они – нет, та вон мать-одиночка, этой до пенсии год остался, ту жалко – зеленая совсем¸ пропадет девчонка, так что войди в мое положение…». Вошла, а куда мне деваться было? Улыбнулась, поблагодарила и пошла со своей безупречной трудовой книжкой на все четыре стороны.


как знакомо ...  http://s019.radikal.ru/i610/1207/43/8da3d8653eaa.gif

0


Вы здесь » Lilitochka-club » Литература » Сказки для взрослых


Рейтинг форумов | Создать форум бесплатно © 2007–2017 «QuadroSystems» LLC