Код:

Lilitochka-club

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Lilitochka-club » Литература » Сказки для взрослых


Сказки для взрослых

Сообщений 221 страница 240 из 382

221

ПРОЩЕНОЕ ВОСКРЕСЕНЬЕ — сказка от Эльфики

Вот говорят, что зло нужно забыть… Да как же так??? Человек старался, придумывал там что-то, интриги плел, время на меня тратил, а я вот так возьму и забуду?!
Но тут я в статье одной прочитала, что если хочешь жить радостно и в полете, то надо расстаться с грузом обид, тогда на душе просветлеет и крылья сами расправятся. Вот я и подумала: а не пора ли и мне крылья расправить, обиды старые с души скинуть?

Всю неделю я старательно вспоминала, кто и когда меня обидел, выписывала их имена в тетрадочку. Накопилось не то чтобы много, но все-таки… А тут как раз и выходные подоспели. В субботу я с силами собиралась, а в воскресенье решила: все, пора! Устрою я себе Прощеное воскресенье, к понедельнику уже, глядишь, и крылья у меня будут.

Первыми в списке у меня стояли родители. На них я сильно обижалась за то, что в детстве меня недолюбливали, брату больше внимания уделяли, а я, как старшая, за все получала, а еще настояли, чтобы я на экономиста учиться пошла, хотя мне хотелось в артистки податься, ну и еще там, по мелочам… Вот звоню я и говорю:
- Дорогие мама и папа, все детство вы мне, конечно, отравили, любви недодали, критиковали не по делу, заставляли делать то, что не хочется, чем меня очень обидели, но я вас от всей души прощаю!

Сказала и жду, когда мама расплачется и во всем повинится. А она вместо этого только вздохнула и говорит: «Ну что ты за человек такой – во всем только плохое видишь?». Я аж опешила: я ее прощаю, а она как и не слышит! Ладно, я быстренько разговор закончила и стала подруге звонить. Мы с ней однажды сильно рассорились, это когда я у нее в долг просила, очень надо было, а она мне не дала, а у самой деньги были, она как раз на них себе платье брендовое купила, ну что, разве не могла подождать с этим неделю-другую? Звоню и говорю:
- Ниночка, милая, я тебе сообщаю, что про тот случай, когда ты мне денег не заняла, больше не беспокойся: я тебя решила простить! А она мне со смешком:
- Ну ты, мать, и злопамятная! Я уже давно забыла про это, а ты все негатив в уме гоняешь!».
Вот те здрасьте! Забыла она! Я, значит, мучаюсь, а она и не помнит! Тоже мне, подруга называется…

Звоню бывшему своему. Ой, и трудно мне было номер набирать – рука, как свинцом налитая, еле поднималась.
- Привет, бывший любимый! – говорю. – Ты трубку только не бросай, потому что я звоню, чтобы сказать, что больше на тебя не обижаюсь. Прощаю тебя, так и быть!
- Очень мне твое прощение нужно, — говорит бывший любимый. – Да и с чего тебе-то на меня обижаться? Это ж не я тебя, а ты меня ревностью и придирками в конец замучила, а после и вовсе предложила остаться друзьями.
- Ах, так это опять я виновата??? – возмутилась я.
- Прощай, — сказал он и трубку бросил. Ах, гад какой, я же еще и «прощай»! Хотя я ведь и правда прощаю? Но все равно гад! Не оценил моего душевного порыва… И правильно, что я с ним рассталась!

Звоню коллеге, которая сплетни разные про меня распускала.
- Здравствуй, Аллочка, звоню тебе сказать, что хоть ты и змея подколодная и язык у тебя без костей, а я все равно тебя прощаю!
- Спасибо, — отвечает, — рада стараться! Значит, я змея подколодная? Ну, милая, готовься, я постараюсь оправдать это высокое звание. Пошла язык натачивать!
Что-то осадочек у меня остался после этого разговора. Вроде как я ее простила, а она на меня обиделась? Ой, как бы я себе хуже не сделала… Аллочка – она ведь такая, укусит – никакой антидот не поможет, это всем известно. Змея она и есть змея!

В общем, к концу дня у меня не то чтобы на душе просветлело, а наоборот – сгустились тучи и камень навалился. Ничего себе, Прощеное воскресенье! Обид не поубавилось, а только еще больше стало. Никто, ни один человек, не обрадовался, все мне гадостей наговорили! Наврал ведь все автор этой статьи, лапши на уши навешал! Я к ним – с чистой душой, а они мне в эту душу, можно сказать, нагадили… Обидно, да?

Кинулась я в Интернет – автора статьи искать. Уж очень я на него разобиделась! Нашла сразу, потому что под статьей адрес скайпа указан был. Автор меня выслушал внимательно, а потом и говорит:
- Милая девушка, вы статью читали, да не поняли. Простите меня, что я так непонятно написал, наверное, надо было получше постараться.
У меня от такого признания сразу боевой пыл весь куда-то пропал и ругаться сразу расхотелось.
- Ну так, может, вы мне сейчас разъясните непонятные места? – спрашиваю я. – Раз уж разговариваем…
- Конечно-конечно… Тут все просто, с точностью «до наоборот». Вы вот любите, когда вас обвиняют в чем-нибудь?
- Нет, конечно, — говорю. – Кто же это любит?
- Правильно, никто. А судя по вашему описанию, вы каждого умудрились в чем-то обвинить, чем сразу его против себя настроили. А коль есть обвинение – в где же тут прощение?
- Ну а если это все правда? – недоумеваю я. – Так же было!
- Ну да, было. Только учтите: не вас обидели, а вы обиделись. То есть выбор обижаться или нет – ваш, и только ваш. Так что лучше говорить не «прощаю», а «простите меня за то, что вас не понял».
- Ага! – ехидно говорю я. – Это я Алке-змее должна сказать, чтобы она меня простила за ее сплетни?
- Выходит, так. «Дорогая Алла, прости меня за то, что я на тебя обижалась. Как-то по-детски это все. Отныне и впредь можешь говорить обо мне все, что угодно – мне это совершенно все равно».
- Ага, — озадачилась я. – Вон как, значит… А в этом что-то есть!
- Видите ли, освобождение наступает тогда, когда вы начинаете относиться к событию ровненько, без эмоций. А это всегда происходит, когда вы принимаете ответственность за эмоции на себя. А то у вас по анекдоту получается: «Я умею прощать. Всех прощу. А потом догоню и еще раз прощу. Ну и контрольный простец в голову — чтоб не мучились».

Засмеялась я, и легко мне стало. Вот оно, выходит, как просто-то! Ответственность – на себя! Не МЕНЯ обидели, а Я обиделась. Не «я ВАС прощаю», а я СЕБЯ прощаю – за то, что допустила обиду в свое сердце.
- Спасибо, — говорю. – Просите меня, что я статью невнимательно прочитала и хотела на вас обидеться. Хотела – да вот не буду. Пойду заново со списком своим разбираться, груз с души снимать.
- Удачи! – отвечает. – С Прощеным воскресеньем!
Автор: Эльфика

+1

222

Странница написал(а):

ПРОЩЕНОЕ ВОСКРЕСЕНЬЕ

Ассолька, http://ukamina.ucoz.ru/sml/clap.gif

0

223

БАБОЧКА НА ВЕТРУ — сказка от Эльфики
http://s5.uploads.ru/gTUCY.jpg

Жила-была Бабочка-Любовь. Она была очень красивая, и когда люди ее видели, они непременно влюблялись. Почему это происходило? Все очень просто: от ее дивной красоты всем казалось, что все вокруг становится таким же прекрасным; люди вдыхали волшебную пыльцу, осыпавшуюся с ее крылышек, и у них просто перехватывало дыхание от нежности; ее вдохновенный полет вызывал восторг, а еще Бабочку-Любовь всегда сопровождал Ветер Перемен.

Ветер был возлюбленным Бабочки. Они всегда были вместе, всегда рядом. Ветер часто кружил ее в вальсе, и Бабочка-Любовь могла часами танцевать в крепких, надежных объятиях своего любимого. Он был такой сильный и могучий, а она такая маленькая и беззащитная, и каждый давал другому то, что у него было в избытке – он ей защиту и неизменное восхищение, а она ему любовь и красоту. И хоть он звался Ветер Перемен, но в отношении своей любимой он отличался завидным постоянством.

И только одно его огорчало: он знал, что рано или поздно им придется расстаться. Ведь бабочки живут недолго, в то время как ветры бессмертны. Когда его одолевали такие печальные мысли, он выходил из себя, начинал выть, метаться, неистовствовать, срывать крыши и ломать деревья. Но Бабочка-Любовь всегда умела его успокоить: несколько взмахов крылышек – и Ветер затихал, успокаивался.

И вот однажды Ветер собрался с силами и полетел высоко-высоко, в верхние слои атмосферы – поближе к Солнцу.
- О Солнце, великое светило, дающее жизнь и прогоняющее Тьму! – горько простонал Ветер, обращаясь к Солнцу. – Молю тебя, измени нашу судьбу! Сделай так, чтобы моя возлюбленная стала бессмертной, как и я. Если умрет она, умру и я, и больше никто никогда не почувствует Ветра Перемен. Пожалуйста, помоги!
- Я не могу, — мягко сказало Солнце. – Даже мне не под силу изменить порядок вещей. Все должно приходить и исчезать в свое время. Все рано или поздно умирает. Даже бабочки…
- Но она не простая бабочка, она Бабочка-Любовь! И она очень нужна людям. Ее ждут, ее зовут, ее мечтают увидеть, потому что она приносит счастье!
- На смену ей родятся другие бабочки, — сказало Солнце. – И новая Бабочка-Любовь прилетит к людям.
- Да, но это уже будет не моя возлюбленная, а совсем другая бабочка. А я хочу, чтобы вечно жила она, моя Бабочка-Любовь.
- На что ты готов для того, чтобы сохранить жизнь своей любимой? – спросило Солнце.
- На все! – крикнул Ветер. – Говори, что мне нужно делать!
- Верить и ждать, — ответило Солнце. – Я что-нибудь обязательно придумаю! Она умрет – здесь я ничего не могу поправить! – но она вернется. Ты верь!

И Ветер Перемен, обычно такой порывистый, такой непостоянный, притих и послушно отправился вниз – делать свою работу, верить и ждать.

Наступила осень, с ней пришли холода, и случилось то, что должно было случиться — она умерла. Но… случилось чудо! Ветер, ее возлюбленный, все-таки сподвиг Солнце совершить невозможное: оно превратило Бабочку-Любовь в Воздушный Поцелуй, такой же нежный и трепетный, как она сама. Теперь она порхает от человека к человеку, работая маленьким почтальоном. И когда вы посылаете кому-нибудь воздушный поцелуй, знайте, что это Ветер Перемен бережно обнимает Бабочку-Любовь, и они обязательно долетят до адресата, потому что оба бессмертны.
Автор: Эльфика

0

224

СЧАСТЬЕ ЗА ГОРИЗОНТОМ — сказка от Эльфики

Мои родители – форменные ослы. Они всю жизнь считали, что счастье – это теплое стойло и наполненная кормушка, да чтоб не трогали. Тоже мне, счастье! Всю жизнь прожили, как животные, ничего слаще морковки не видели, да и не стремились.

Я не такой. Я, конечно, сын своих родителей, но чтобы вот так, по-обывательски, провести всю жизнь на привязи, довольствуясь малым? Да ни за что! Я верю, что есть оно, есть, настоящее счастье! Только вот где оно и как выглядит? Почему-то оно представлялось мне таким позитивно-оранжевым, сладким и ароматным, манящим и вдохновляющим. Я точно знал, что когда я до него доберусь, то смогу в полной мере им насладиться, я уж своего не упущу!

Я быстро понял, что счастье на дороге не валяется, оно где-то там, за горизонтом, до него еще добраться надо, а это нелегко и требует усилий. Говорят, в погоне за счастьем многие рога обламывали, копыта стирали и даже головы складывали… Вот бараны! Надо же не лететь, сломя голову, а стремиться осознанно, с пониманием. Ну, со мной такого не случится – я-то молод и резв, силен и быстр, и ума мне не занимать, и целеустремленность имеется. Уж я-то точно добуду свое счастье, даже и не сомневайтесь!

В общем, сорвался я с насиженного места и побежал вперед, навстречу счастью. Дорога сама под ноги стелется, курс – на горизонт. И знаете – оно сразу передо-мной замаячило, счастье-то! Именно такое, как я себе представлял — позитивно-оранжевое, манящее и вдохновляющее, даже аромат я вроде бы уже унюхивал. Пока оно было по размеру очень небольшое, потому что было пока далекое счастье, а когда подберусь поближе – оно огромным окажется, это я точно знаю. Вот тогда-то я его на вкус попробую, буду смаковать и наслаждаться каждым его кусочком!

Птичка в поле зрения появилась, летит рядом.
- Ты куда?
- За счастьем!
- Остановись, отдохни, давай споем вместе!
- Не могу, нельзя останавливаться! Вдруг опередят, все счастье расхватают?

Притормозил травки пощипать – змея какая-то выползла и сразу шипеть:
- Куттта шшшпешшшим?
- За счастьем.
- Шшшашшштье – эттто шшшемья. Гте шшшивешшшь, тттам и шшшашшштье…
- Нету там никакого счастья! Рутина, бытовуха, рабский труд! Оно – за горизонтом!
- Ошшшибаешшшшя…

Ну вот, буду я еще всяких змей подколодных слушать! Это она явно из зависти!

Бегу дальше. По дороге еще один умник объявился, выскочил откуда-то, весь взлохмаченный и в репьях, и рядом побежал:
- Я за тобой давно наблюдаю, куда это ты таким аллюром?
- За счастьем.
- А где оно, счастье-то? Оно там, где нас нет. В жизни тебе до него не добраться, остановись, дурак.
- Сам дурак. Это тебе не добраться, а я свое счастье все равно найду!
- Дурак! Дурак! Дурак!

Но я только скорости прибавил, он и отстал. И чего, спрашивается, он меня облаял, собака такая? Вон же оно, мое счастье, в поле зрения, в зоне видимости, теперь-то уж и вовсе глупо останавливаться или назад поворачивать!

Много еще кто в пути мне встречался, и все меня пытались с толку сбить, но я никого не слушал. Ведь если принял решение – надо идти до конца! Я такой, я своих решений не меняю.
- А если эти решения приняты на основании заблуждений? – это блоха говорит, она на мне давно едет. Умная, хоть и мелкая, но негатива в ней – просто жуть!!!!
- Я свои заблуждения на твои менять не намерен! – гордо отвечаю я. – У тебя и заблуждения-то мелкие, как ты сама, ты, небось, о счастье и не думаешь!
- А я и так счастлива, — хихикает блоха. – Тепло, светло, просторно, сытно, пейзажи разные поминутно меняются, время для накопления мудрости в избытке имеется… Чего еще желать?
- Хорошо устроилась, пассажирка, — отвечаю. – Только мне твоей мудрости не надо. Путешествуй молча, не отвлекай от высоких материй!
Бегу. Зимы сменяют весны, после лета осень наступает, а потом опять все по новой. В зной, в слякоть, в холода – бодрой рысью, не останавливаюсь. Мысль подогревает: счастье все ближе и ближе! Чем дольше бегу – тем меньше остается. Жди меня, радость моя оранжевая, позитивная, скоро буду тебя от пуза вкушать, и никто меня не остановит!

Конечно, в пути нелегко, и стал я все чаще уставать, но это ничего, я упорный! Если есть цель – тогда и бежать легче, правда же? А плохих мыслей я не допускаю, ну и пусть сейчас трудно, так впереди же – Огромное Счастье! Ради него стоит пренебречь сиюминутными радостями и удовольствиями, они такие мелкие по сравнению с ним!!!
Но вот однажды уж очень притомился, остановился подкормиться, и тут рядом появились они – женщина и мальчик.
- Мама, это кто?
- Это ослик, сынок.
- А почему он такой грустный?
- Устал, наверное. Видишь, какой-то шутник перед ним морковку на удочке подвесил. Ослики морковку любят, вот он за ней и бежит, думает – вот-вот догонит. А удочка не позволяет.

И тут малыш сделал шаг, схватил мое вожделенное счастье, дернул – и поднес мне его на ладошке. И тут у меня словно глаза открылись: да это же МОРКОВКА!!! Обычная морковка, такой и дома навалом, я ее сто раз ел, вкусно, конечно, но ничего особенного.
- Кушай, ослик! А если мало будет – я тебе еще морковки принесу, — сказал малыш и погладил меня между ушей.
- Осторожно! – возмущенно пискнула блоха и зарылась поглубже в шерсть.
- Ну вот и чудесно. Теперь бедный ослик покушает, отдохнет, и будет счастливым, — сказала женщина. – Пойдем, да?
- А счастье – это что? – спросил малыш.
- Это ты. Это я. Это вот этот ослик. И морковка – тоже счастье. И сегодняшний день, и солнышко, и облака, и то, что скоро будет дождик. Все в мире счастье¸ милый!

Оно всегда с нами, здесь и сейчас.

Они ушли, а я остался. Стою и вижу себя как бы со стороны – уже не такой молодой, не очень резвый, копыта стерты, ноги болят, во рту морковка недоеденная… А горизонт, как и прежде – в поле зрения, но в зоне недосягаемости, и ничего оранжевого там больше не маячит. Эх, осел я, осел! К чему стремился? На что полжизни потратил? Выходит, на призрак неведомого счастья! И это когда оно все время тут, под самым носом, было!

И стал я жевать морковку.  С чувством, с толком, осознанно жевать. Наслаждаясь ее вкусом, ароматом и позитивным оранжевым цветом. Ощущая, что все в мире счастье, и оно всегда с нами, здесь и сейчас.
Автор: Эльфика

+2

225

КВАШНЯ НА ПЕНСИИ — сказка от Эльфики

Есть ли жизнь после пенсии? Да она как раз только и начинается! (Сказка для Елены, Ираиды, Галины и многих других).
Квашня и Пестик проживали в одном доме, на одной кухне, но при этом были очень разные.

Квашня была широкая и неповоротливая, добрая и мечтательная. Все свое она предпочитала держать в себе, отчего в ней вечно что-то бродило, охало, вздыхало и вздымалось. Иногда из Квашни начинало лезть через край, и тогда она выходила из себя. Потом кто-нибудь приходил и уминал все содержимое внутрь, и Квашня временно успокаивалась. Но брожение при этом, конечно, не прекращалось – все равно что-то булькало, хлюпало и ворочалось. Это потому что Квашня в себя впускала много всяких всякостей и принимала все их проблемы близко к сердцу, переживала за них и часто не могла всего сразу переварить, вот и перло ее во все стороны, а то и поверх – аж крышку срывало.

А вот Пестик был совсем другой – вытянутый, стройный, крепкий, поджарый и очень шустрый. В себя он ничего не принимал, зато сам так и норовил куда-нибудь залезть и порезвиться. Например, что-нибудь с кем-нибудь перетереть. И всякую чушь молоть он очень любил. А еще он был задиристый и острый на язычок, его даже Жгучий Перец побаивался: скажет – как припечатает, а потом и еще добавит. Тем не менее друзей-приятелей у Пестика было великое множество, и все его любили.

Квашне это было странно: всюду залезает, вечно болтается туда-сюда, все высмеивает, ко всему придирается, во все вмешивается, и все его привечают! За что? Почему? Ведь он, в сущности, хоть и тяжеловесный, но легкомысленный, а по натуре вообще авантюрист! Надо ли говорить, что Квашня Пестика недолюбливала и старалась не замечать? Тем более что он так любил над ней поупражняться в остроумии!
- Ну что, Квашня? Все киснешь? – начинал Пестик, подпрыгивая на своей полке.
- Не твоя забота, — сердито говорила Квашня, отвлекаясь от своих важных дел.
- Ну как же не мое? Мне до всего дело есть! – жизнерадостно отвечал Пестик. – В отличие, кстати, от тебя! Ты на своей внутренней жизни зациклилась, вот и кислая! От тебя знаешь какой запах идет?
- Знаю, свежего хлеба!
- Да ничего подобного! – веселился Пестик. – Запах свежего хлеба идет от Печки, когда она огоньку поддаст да припечет как следует. То-то он из Печки такой жаркий да румяный появляется! А от тебя кислятиной несет за версту.
- Ну и что? – защищалась Квашня. – Не было бы теста – Печке нечего было бы выпекать. Все равно все с меня начинается. Я свое предназначение выполняю, между прочим.
- Да? А чего тогда такая несчастная?
- Ах, отстань! – рассержено пыхтела Квашня. – Не твое дело!

Но Квашня порою действительно чувствовала себя несчастной. Когда-то она выполняла свое предназначение с большим энтузиазмом. Ей нравилось, что в нее загружают муку и прочие ингредиенты, все это знакомится и начинает бродить, а потом превращается в тесто – иногда пресное, для хлеба, иногда сдобное, для пирожков… Но в последнее время ей было как-то нерадостно. Она принимала в себя муку, соль, воду, жила их жизнью, вникала в их проблемы и перерабатывала их, чтобы получилось качественное, пышное, пригодное к выпечке тесто. А еще дрожжи – как без них? — поэтому все, что было внутри Квашни, росло, как на дрожжах, отчего ее распирало – аж обручи трещали. И так изо дня в день, год за годом… Ее угнетало однообразие, и она чувствовала себя старой квашней – кем, собственно и была. Вот потому-то она и кисла… А тут еще этот Пестик вечно доставал, как будто у него других дел не было!

Ах, если бы она знала, почему Пестик проявлял к ней такое пристальное внимание!!!  Просто Квашня ему нравилась. Ему импонировала ее основательность, устойчивость, гладкие деревянные бока, смешные трогательные ушки, торчащие наверху, а еще ее богатый внутренний мир и душевная чуткость. Ему нравилось, что она не просто делает свою работу, а буквально вкладывает в нее душу. Она словно вбирала в себя судьбы тех, кто в нее попадал – воды, которая раньше жила себе спокойно в колодце, а потом ее набрали в ведро и извлекли на свет божий… муки, которая еще помнила, как была зерном и вольно покачивалась в семейном колосе, а потом жизнь разлучила ее с братьями-сестрами и жестоко перемолола своими безжалостными жерновами… Квашня разговаривала с ними, внушала им, что жизнь продолжается, и что вскоре они станут прекрасным душистым хлебом и принесут много радости тем, кто будет его вкушать… Всех могла утешить Квашня, всех – но только не себя. На себя у нее как-то времени не оставалось, да она и не думала о себе, все о других заботилась. И хотя Пестик критиковал ее за такое излишнее самопожертвование, он делал это из самых лучших побуждений: ему хотелось, чтобы Квашня подольше оставалась крепкой и работоспособной.

Но, как известно, когда переживаешь все и за всех, не оставляя достаточно времени для себя и для радости, изнашиваешься гораздо быстрее. Квашня переживала-переживала и, похоже, пережила… И однажды случилось то, что должно было случиться: ее отправили на пенсию. Взяли новенькую, сияющую Квашню с блестящими обручами, а старую вымыли, отскребли и задвинули под лавку.
- Все, жизнь кончилась! – трагически сказала Квашня и заплакала. – Как же я теперь, без любимой работы? Зачем я нужна? Теперь я быстро рассохнусь, начну скрипеть, и скоро меня отправят на помойку!
- Ну и дура! – тут же высунулся Пестик. – Нашла о чем мечтать — о помойке!!!
- Это не мечта! Это мое безрадостное будущее! – горько хлюпнула Квашня.
-  Так не мечтай о безрадостном будущем! – предложил Пестик. – Мечтай о радостном! Что ты расквасилась?
- Это моя сущность, и я так живу, — печально ответила Квашня.
- А по мне, чем киснуть, так лучше вовсе не жить! – безапелляционно заявил Пестик.  — Если уж жить – так как я: резко, дерзко, с солью, с перцем, с огоньком! Жизнь без приправ – пресная, невкусная, ее и жить-то не хочется.
- Хочу жить вкусно! – встрепенулась Квашня. – Только я не знаю, как это – вкусно жить?
- По-моему, знаешь, только никогда об этом не задумывалась, — ответил Пестик. – Ты всю жизнь чем занималась? Тестом! То есть полуфабрикатом! А теперь, на пенсии, у тебя есть замечательная возможность попробовать какой-нибудь конечный, готовый продукт!
- Я не смогу, — пригорюнилась Квашня. – Я же никогда не покидала кухни, я совершенно не знакома с жизнью за ее пределами. Я боюсь!
- Дружи со мной, и будет тебе счастье, — покровительственно сказал Пестик. – Слушай меня внимательно! Ты олицетворяешь собой женское начало, а я – мужское. Если мы вместе чего-нибудь замутим, от этого обязательно появится что-нибудь новое!
- Не поняла… что ты имеешь в виду?
- Ну что тут непонятного??? – с досадой дернулся Пестик. – Ты умеешь мечтать, я умею действовать. Ты вся в себе, а я общительный. Ты деревянная, а я металлический. Мы настолько разные, что прекрасно сможем друг друга дополнять, и нам никогда не будет скучно вместе!
- Правда? – с сомнением спросила Квашня. – Знаешь… мне надо подумать.
- Да что думать, делать надо… – начал было Пестик, но замолчал: за долгие годы он хорошенько изучил Квашню и знал, что не в ее характере принимать решения быстро. Впрочем, он также прекрасно понимал, что Квашню надо время от времени дергать, подначивать и заводить, иначе она опять начнет кваситься и киснуть – по многолетней привычке.
- Ну что, надумала? – то и дело спрашивал он ее. – Решилась? Набралась смелости? Долго еще будешь воду в ступе толочь?
- Воду в ступе толочь? А как это? – высунулась из-под скамьи Квашня.
- Как, как… — проворчал Пестик. – Не знаю как! Я никогда не пробовал. Просто так говорится, когда кота за хвост тянут.
- Я никогда не тянула кота за хвост. И тем более никогда не толкла воду в ступе. Я вообще ничего не делала, кроме переработки муки, воды и дрожжей в тесто!
- Ну так сделай! – тут же предложил Пестик. – Вода есть, ты будешь Ступой. А я уж сам за себя отвечу. Ну что, давай?
- А давай! – согласилась Квашня, которой, честно говоря, ужасно надоело стоять без дела.

Мероприятие получилось очень веселым. Пестик весело прыгал в Квашне, поднимая волны и брызги. Вода охотно вспоминала, как в прошлой жизни она была водопадом, и плескалась-пенилась в свое удовольствие. Квашня замирала от непривычных ощущений и очень боялась, что делает что-то неправильное. Но ей понравилось быть Ступой! Это было очень-очень ново, очень-очень необычно и очень-очень радостно.
- Ну как тебе воду в ступе толочь? – спросил ее Пестик.
- Я в первый раз в жизни делала бесполезное и веселое дело, — заявила Квашня. — Но это было очень здорово! Я опять почувствовала себя молодой и полной сил, словно жизнь только начинается.
- А я тебе что говорил??? – немедленно взвился Пестик. – Когда заканчивается что-то старое, всегда начинается что-то новое! Ну что, кота за хвост тянуть будем?
- Нет-нет, не будем! Мне кота жалко! – испугалась Квашня. – Я о другом беспокоюсь… Толочь воду в ступе – конечно, хорошо, но я не привыкла быть без работы… Ведь можно же делать что-нибудь новое и веселое, но притом полезное? Я об этом мечтаю, только сама ничего придумать не могу! Ты мне поможешь?
- Ну еще бы! – горделиво вытянулся Пестик. – Верь мне, я обязательно что-нибудь придумаю!
И он придумал: прикинул, поговорил кое-с кем, и вот к Квашне явились Душистый Горошек, сеньор Кардамон, крутой Перец Чили, Морская Соль, дон Кориандр, матушка Куркума и еще много разных гостей.
- Это мои друзья, — сообщил Пестик. – Каждый из них и сам по себе хорош, но очень одинок. Им надоело лежать по баночкам и пакетикам, и они тоже хотят попробовать что-нибудь новенькое! Поможем?
- Поможем! – охотно включилась Квашня. – А чем мы сможем им помочь?
- Я уже придумал. У нас будет Карнавал! – объявил Пестик. – Все будут танцевать, а мы с тобой править балом.
- А как, как мы будем править балом? – страшно заинтересовалась Квашня.
- Мы их сначала хорошенько перемешаем, затем измельчим, потом снова перемешаем… И у нас обязательно получится что-нибудь новенькое!
- Отлично! – обрадовалась Квашня. – Я готова! Прыгайте в меня, ребята! Карнавал начинается!
Ах, какой получился бал!!! Пестик неутомимо подпрыгивал, Квашня раскачивалась и пританцовывала, а вместе с ней кружились в разноцветном вихре и все гости. И когда все закончилось…
- Ох! Какая дивная специя! – говорили потом о невероятной смеси все те, кто ее испробовал.
- …чудная приправа, в ней чувствуется романтика дальних дорог!
- … словно это доставили караваном верблюдов из Индии!
-  Браво! Брависсимо! Ав-то-ра!!!
- Я никогда и не думала, что способна на такое, — прошептала Квашня. – Без тебя я бы не решилась!
- Возможно, нам следовало подружиться гораздо раньше, — предположил Пестик. – Но раньше ты была так занята… Я рад, что у тебя появилось время для старого доброго Пестика. Вместе ведь веселее, правда?
- Мне так понравилось быть Ступой! – засмеялась Квашня. – Новое, совершенно необыкновенное ощущение! Жаль, что все так быстро закончилось.
- А вот и не закончилось! Потому что у меня уже есть следующая идея! – подмигнул ей Пестик. – Что ты знаешь о Бабе Яге?
- Ну, это такая волшебная старуха, живет в лесу, в избушке на курьих ножках, кого-то ест, кому-то помогает… вроде так. А что?
- А то, что у нее, по проверенным слухам, имеется ступа! – подсказал Пестик. – Причем не простая, а летающая! Ты понимаешь?
- Кажется, да! – сообразила Квашня. – Ой, Пестик, я что, смогу полетать? Ты уверен?
- Ничего невозможного нет, — уверенно сказал Пестик.
- А как же ты? Я без тебя боюсь!
- Не бойся, я все продумал! Ведь у Бабы Яги еще и помело имеется. Так вот: со старым Веником я уже договорился, он прутьями поделится. Так что я буду твоим помелом! Куда же ты без меня?

И правда: куда же Квашня без Пестика? И куда Пестик без Квашни? Нет, конечно, можно и порознь, но вместе куда веселее! Ведь они так прекрасно дополняют друг друга! И жизнь тогда превращается в бесконечный праздник!
Автор: Эльфика

+1

226

УЛИТКА И ЕЕ ДОМИК — сказка от Эльфики
http://s2.uploads.ru/5ncXN.jpg

Улитка была очень нежная и робкая, тельце ее было мягким и уязвимым, а душа тонкой и ранимой. И она, конечно, не смогла бы существовать в этом мире, довольно грубом и жестком, полном угроз и вызовов, если бы не домик. А домик у нее был что надо: крепкий, уютный, да еще и очень удачно прилаженный к ее спине. Так что когда улиточка передвигалась, домик ехал вместе с нею. И при любой опасности улитка мигом «надевала» его на себя, пряталась, замирала и таким образом всегда оставалась живой и невредимой.
Но почему-то всем окружающим казалось, что улитка живет неправильно и должна в корне изменить образ жизни. Вот, например, колорадский жук. Он был довольно бесцеремонным, этот жук, и всегда нахально лез, куда его не просят. С ним все и всегда боролись, а он от этого только крепчал.
- Ты, улитка, глупая и несовременная! – жужжал он. — Ну что у тебя за жизнь? Разве это вообще можно назвать жизнью? Влачишь свое жалкое существование, вот и все! Не прятаться надо, а нападать! Вот как я! Да, меня боятся, да, меня не любят, зато я уже полмира завоевал! Попутешествовал в свое удовольствие, и еще буду! Давай-ка и ты – сбрасывай свое бомбоубежище и начинай новую жизнь!
- Ах, улиточка, порхать в небесах – это такое удовольствие! – делилась с ней бабочка. – Не представляю, как ты можешь себя лишать такой радости? Быть ближе к небу – это такой полет духа, такое просветление! Мы там кружимся в танце, впитываем солнечную энергию, вдыхаем ароматы природы! Ну выползи ты из домика, сбрось оковы, почувствуй хоть раз в жизни вкус истинной свободы. Разве можно жить без духовного роста? Это неправильно!
- Улитка ты, улитка, — ворчала старая волосатая зеленая гусеница. – Нет у тебя доверия к миру. Прячешься от жизни! А между прочим, жить можно и по-другому. Взять хоть меня… Я тоже ползаю, как и ты. Но мне никогда в голову не приходило взгромоздить на себя такую тяжесть! Мир тебя создал, улитка, и он тебя защитит. Сбрось панцирь, сбрось! Сразу легче станет. Крыльев у тебя, конечно, не отрастет, но хоть передвигаться пошустрее станешь. И то дело…

А улитка не спорила, ведь она и правда боялась. Боялась, что ее склюют, и что ее ненароком раздавят, и что какая-нибудь острая травинка ранит ее нежное тело. А также боялась, что ее не поймут, осудят, выбранят или обидятся – ведь все ей добра желают, а она… И поэтому, когда с ней заводили такие речи, она стесненно их выслушивала, тихо лепетала «спасибо… извините!» и поскорее втягивала тело в домик, даже рожки подбирала, и затихала там надолго. Пусть думают, что ее дома нет!

Но нельзя сказать, чтобы она совсем уж не прислушивалась. Дело в том, что, как и все чрезмерно робкие существа, улитка была очень подвержена чужому влиянию. Ей все время казалось, что она в чем-то виновата. И в том, что такой уж нежной уродилась, и в том, что невежливо уходила от разговоров, и в том, что духовно не росла, и в том, что от жизни пряталась, и даже в том, что из-за домика на спине со стороны казалась горбатой. И она себя корила за то, что вот такая она – несмелая, зависимая, беззащитная, привязанная к собственному домику-убежищу, вызывающая у окружающих критику и насмешки.
- Ну же, переступи через свой смешной страх! – внушал ей жук.
- Первый раз, конечно, трудно, — размышляла гусеница, — а потом ничего, втянешься и привыкнешь.
- Стыдно быть такой нерешительной! – уговаривала бабочка. – Давай же, соберись с силами!

И вот однажды, когда ей стало совсем уж невыносимо от их упреков, она решилась. Поднатужилась, рванулась – и выскочила из домика.
Ой, как ей сразу стало неуютно!

И холодно, и тревожно, и неспокойно… Зато все кругом обрадовались: и жук, и гусеница, и бабочка ее поддержали:
- Вот! Совсем другое дело! Теперь у тебя свобода – стремись, куда хочешь, делай, что хочешь! Молодец! – похвалил жук.
- Ах, какая ты молодец! – восторженно воскликнула бабочка. – Вот увидишь, у теперь тебя начнется совсем другая жизнь! Вперед, не останавливайся!
- Ты все-таки сделала это… Хвалю! – проскрипела гусеница. – Ну, ты ползи, а мы за тебя порадуемся.
И улитка поползла, совершенно теряясь под их внимательными, придирчивыми взглядами.
- Ну, наконец-то! – с облегчением заметила гусеница. – Сдвинулась с мертвой точки, родимая… И ладно, и хорошо.

После чего гусеница деловито поползла кормиться, жук полетел завоевывать новые огороды, а бабочка упорхнула на луг, просветляться. А растерянная улиточка осталась совершенно одна. Она не знала, что ей делать со свалившейся на нее свободой, и просто ползла вперед, хотя это оказалось не так-то просто. Стебельки и камешки действительно царапали ее тельце, и ей было очень дискомфортно. Сверху летали страшные птицы, которым склевать ее было – раз плюнуть, и одна из них действительно спикировала прямо на нее, только улитка в последний момент юркнула под пенек и затаилась. Птица разочарованно каркнула, потопталась и улетела, а улиточка еще долго не могла решиться высунуться из-под пенька: ужас наполнил ее до самых кончиков рожек, где, кстати, у улиток располагаются глаза. Так что можно смело сказать, что ее глаза тоже были полны ужаса.

Но не успела она оглянуться, как сзади послышался ужасный шум, земля затряслась… «Мне конец!» — в панике подумала улитка и, отчаянно сокращаясь, бросилась прочь. Забившись под зеленый листик, она дрожала всем телом, пока по тропинке топали чьи-то ноги в кедах. Долго еще она не могла прийти в себя, а когда пришла, то с ужасом поняла, что вообще забыла, откуда приползла, и теперь ни за что не найдет дорогу к своему домику. Она поползла сначала в одну сторону, потом в другую, поранилась о какую-то щепку, остановилась и заплакала.
- Чего ревем? – раздался голос совсем рядом. Улитка испуганно повела рожками и увидела, что на нее с интересом смотрит суслик.
- А… у… ой! – улитка по привычке хотела спрятаться в домик, но его не было. – Ой, мамочки! Ну все, теперь мне точно конец!
- Да чего ты испугалась? – удивился суслик. – Не бойся, не съем. Я зернами питаюсь и корешками всякими. А ты кто?
- Улитка! – пискнула улиточка.
- Да ну? – изумился суслик. – В первый раз вижу такую странную улитку. А где твой домик?
- Я… я… я его потеряаааалааааа! – горько разрыдалась улитка. – Я теперь умруууу!
- Как это улитка может домик потерять, не расскажешь? – насмешливо спросил суслик. – И не реви, а то вся вытечешь, и собрать тебя некуда будет.

Всхлипывая и вздыхая, улиточка поведала ему свою историю. И как ее все уговаривали, что надо довериться миру, сбросить со спины груз и расстаться с зависимостью от домика, и как она все не решалась, а когда все-таки сделала это, то уже сто раз пожалела.
- … и теперь они во мне окончательно разочаруются, — грустно закончила она. – И жук, и гусеница, и бабочка – они все так за меня болели, так в меня верили! А я не оправдала их надежд. Я не могу, не могу, не могу жить без домика! Мне страшно, мне больно, мне плохо! И я без него умру.
- Вот странная ты, улитка! – подивился суслик. – Слушаешь всех подряд, любые глупости… Вот если бы мне посоветовали шкурку сбросить – я бы ни за что согласился! А также отказался бы отрастить клыки, плавники или крылья. Если меня природа сусликом создала – с чего бы мне на нее обижаться? Все, что надо, она мне и так дала, а остальное зависит от характера. Вот у тебя – какой характер?
- Мягкотелая я и бесхребетная. А еще доверчивая я слишком, — вздохнула улитка. – Меня все критикуют и учат, как жить, а я им верю и возразить не могу… Виноватой себя чувствую, что я такая слабая и пугливая, от домика зависимая.
- Ну так  и что, что слабая и пугливая? Тебе же как раз для этого домик дан, чтобы защищать и оберегать. Прочный, уютный, приспособленный. Чего ж тебе в нем не жилось?
- Так если все говорят, что так нельзя…
- Да мало ли что говорят! – возмущенно подергал носиком суслик. – Ты запомни: у всех своя жизнь и свои дела. Им, по большому счету, на тебя плевать. Что они, тебя пасти, что ли, будут? Так что за все свои решения ты сама и отвечаешь! Если чувствуешь, что без домика тебе плохо и не жизнь, так зачем же на всякие уговоры ведешься? Беги домой, дурочка, и больше не высовывайся без защиты!
- Поздно, — хлюпнула улитка. – Теперь я уже и не помню, откуда приползла. Честное слово! Я так испугалась, что дороги не разбирала.
- Ну, это ерунда, — захихикал суслик. – Ты, видать, такая испуганная была, что за тобой повсюду слизистый след тянется, вон, до сих пор не высох. Пойдем, отведу тебя домой.

Улиточка послушно кивнула и поползла за сусликом, и вскоре они оказались там, где валялся так безответственно брошенный ею домик.
- Спасибо, спасибо! – пропищала улитка и стремительно нахлобучила домик на спину. – Ой, сразу лучше стало! Нет, все-таки с домиком намного спокойнее! Даже если не прячешься, а просто знаешь, что он есть! Милый суслик, как же мне повезло, что я вас встретила!
- Благодарности принимаются. Убегаю довольный, — сообщил суслик. – Увидимся!
- Оооо… ты опять в домике? Я разочарована, — недовольно проговорила гусеница.
- Слабачка! Трусиха! – припечатал жук. – Что, не смогла, да?
- Ничего, завтра снова попробуешь, — утешила бабочка. – Мы тебя морально поддержим!
- Спасибо. Не надо. Я сама решу, как мне жить, — неожиданно твердо сказала всегда такая мягкая и податливая улитка. – А про домик… Мой дом – моя крепость! И никому ее разрушить не позволю. Счастливо оставаться!

С этими словами улитка скрылась в своей маленькой крепости и рожки втянула.
- Вот гадина неблагодарная! – первым опомнился колорадский жук. – Мы к ней со всей душой, уму-разуму ее научить, а она…
Но улитка уже не слышала. Она была в домике, и ее нежное уязвимое тельце было надежно защищено самой природой – как и ее тонкая ранимая душа.
Автор: Эльфика

+1

227

ФЕЯ С ТОПОРОМ — сказка от Эльфики

Жила-была одна Фея. Добрая. Очень.

Мало того, что она с отличием и похвальной грамотой закончила Унифейситет Волшебных Наук по специальности «универсальная фея», так и потом еще неустанно овладевала все новыми и новыми приемами, заклинаниями и рецептами на всевозможных курсах, слетах и шабашах. В результате в ее Волшебном Ридикюле, который имеется у каждой дипломированной Феи, накопилось немало рабочих инструментов – с их помощью можно починить любую сломанную судьбу и разрулить любую трудную ситуацию.

Какая-нибудь Злая Волшебница прятала бы эти магические предметы от посторонних глаз, а за помощь брала бы немалую плату деньгами или услугами. Но наша Фея была очень отзывчивая и помощь оказывала исключительно бескорыстно. Ее даже просить не надо было – она сама всегда оказывалась в нужном месте в нужную минуту. Мысленно она себя так и называла – Палочка-Выручалочка. Ей казалось, что для Доброй Феи это самое подходящее имя.

Поэтому, когда ее вызвали к Верховной Фее, она очень воодушевилась: была уверена, что ей хотят вручить Большой Благодарственный Бантик – эта награда у фей очень ценится, они украшают ею свои волшебные наряды. Но разговор с самого начала приобрел совершенно неожиданный и очень неприятный оборот.
- Ну и что ты там опять нафеячила? – огорошила ее вопросом Верховная Фея.
- Я? – озадачилась Палочка-Выручалочка. — Да я много что нафеячила, тружусь, не покладая рук.
- Или топора? – ехидно спросила Верховная.
- Топора? Извините, не поняла…
- Ты – да не поняла? Не может быть! Ты ж у нас волшебная на всю голову, и Ридикюль у тебя самый большой во всем Сказочном Королевстве. Ты к нему еще колесики не приделала?
Верховная Фея была явно рассержена. Пожалуй, даже почти разгневана. А чтобы вывести столь воздушное существо из себя – это еще нужно сильно постараться.
- Ах, да в чем же дело? – в смятении пролепетала Добрая Фея.
- Дело в тебе! – зловеще проговорила Верховная. – Ты знаешь, что тебя уже все боятся? Ты знаешь, что тобою пугают непослушных детишек? Ты знаешь, что мирное население тебя называет Фея-с-Топором?
- Что??? — наша Фея была совершенно ошеломлена. – Почему «с топором»? Почему «боятся»?
- Тебе лучше знать. Правда ли то, что ты гналась за девицей по имени Бера из соседнего села, пока она не заперлась от тебя в погребе?
- Я не гналась… я догоняла… у нее были некоторые проблемы, а я знала, как их решить!
- Но она, похоже, вовсе не расположена была принимать твою помощь?
- Ах, она еще так молода и неопытна! Она просто не осознавала всех возможных последствий… а я хотела ей помочь… именно поэтому я стремилась ее догнать!
- Угу. Догнать, прижать к стенке и причинить добро. Я так и поняла. А как ты объяснишь тот случай на реке?
- Ах, на реке? – густо покраснела Палочка-Выручалочка. – Но это было простое недоразумение.
- Ну конечно, недоразумение! – всплеснула руками Верховная. – Человек недавно научился плавать, решил потренироваться… и тут сверху на него пикирует некое крылатое создание, которое, трепеща крыльями, неотвратимо влачит несчастного к берегу, приговаривая: «О, не беспокойтесь, я вас спасу!», невзирая на его протестующие вопли.
- Но он так неуклюже барахтался, он же мог утонуть! Я просто протянула ему руку помощи… – запротестовала Палочка-Выручалочка.
- … и помешала ему научиться как следует плавать, -  закончила за нее Верховная. – А что это за история с городским советом?
- Вам и это известно? – поджала губки Добрая Фея. – Нажаловались все-таки! Не понимаю, что я им плохого сделала?
- Так что же там произошло?
- Они там решали разные вопросы… Я случайно пролетала мимо, остановилась послушать и поняла, что они многого недоучитывают, а кое-где даже ошибаются. Это потому что им не хватает знаний и опыта. А я как раз закончила обучение на курсах Новейших Магических Технологий и просто попыталась поделиться с ними инструментами…
- Да-да, я в курсе. Ты попыталась всучить им отбойный молоток и бензопилу. От каковых они отказывались, сначала вежливо, а затем настойчиво.
- Очень настойчиво, — созналась Фея, припомнив отнюдь не парламентские выражения, которые вылетали из уст почтенных горожан. – Но почему они так разволновались? Что плохого в бензопиле или отбойном молотке?
- Если не учитывать, что бензин им неизвестен, а электричество еще не изобрели, то совсем ничего. Все это понадобится им… – Верховная Фея заглянула в свой магический шар, — лет эдак через пятьсот. До этого времени они предложенные тобой инструменты не применят и не оценят. Эти тяжелые железяки будут лежать мертвым грузом, ржаветь и вызывать чувство вины и досады.
- Но я ведь от всей души, от чистого сердца, из лучших побуждений! – огорченно воскликнула Добрая Фея. – Я желала им всем только добра!
И Палочка-Выручалочка горько-прегорько расплакалась.
- Ну-ну, прекрати немедленно! Нечего разводить сырость, иначе тебе придется долго сушить крылышки, — остановила ее Верховная. – Я тебе верю. Скажу по секрету: лет триста назад я и сама такая была: творила добро с таким пылом и жаром, что даже мыши и зайцы предпочитали отсиживаться по норкам.
- Но ведь мы, феи, предназначены как раз для того, чтобы творить добрые дела! –обиженно сказала Палочка-Выручалочка. – В Унифейситете нам об этом твердили на каждой лекции!
- Смотря что считать добрыми делами, — задумчиво сказала Верховная. – Дитя мое, помощь может расцениваться как добро только тогда, когда она востребована и уместна. Но и здесь следует подумать, не ослабишь ли ты этим того, кто попросил о помощи.
- Как можно ослабить кого-то Добром?
- Очень даже легко. Одно дело, если ты дала подсказку или научила чему-то новому. Но совсем другое, если ты с помощью своего волшебства сделала дело за другого. И уж совсем плохо, когда ты, выполняя его просьбы, приучила его к ничегонеделанию. Тогда он и в следующий раз будет надеяться на добрую тетю… то есть фею. А тебя ведь может и не оказаться рядом!

Палочка-Выручалочка пригорюнилась и шмыгнула носом:
- Да, меня о помощи обычно никто и не просит, но я искренне это делаю. Уже несколько раз говорила себе: не просят – не суйся, но потом опять кого-нибудь становится жалко, или просто человек симпатичен, и я знаю, как ему помочь… и все, начинается! Ничего не могу с собой поделать!
- Тссс! Считай, что я этого не слышала. Иначе ты можешь потерять свой диплом «универсальной феи». Ведь если Фея сама ничего с собой не может поделать – как она может творить чудеса для других???
- Нет, нет, нет! Я хочу оставаться Феей! Но я вовсе не хочу быть Феей-с-Топором, и чтобы мной пугали ребятишек! Что же мне делать?
- Твою бы энергию, да в мирное русло! – посетовала Верховная. – Знаешь что? А открой-ка свой Волшебный Ридикюль!
Палочка-Выручалочка с готовностью открыла хранилище инструментов.
- Вот это разводной ключ – верное средство при разводах. Руль – разруливает любые ситуации. Лом – отличный способ пробиться на прием к чиновникам, «против лома – нет приема», слышали? Топор – разрубает с плеча любые непреодолимые препятствия. А вот еще…
- Достаточно, — кивнула Верховная. – Скажи мне, дорогая, зачем ты накопила столько инструментов?
- Чтобы помогать людям! Иначе зачем жить???
- Зачем жить? А зачем живут феи? Чтобы радовать мир и радоваться миру! Чтобы танцевать при луне, играть чудесную музыку и навевать своими крылышками волшебные сны! Чтобы люди, видя нас, верили в чудо и стремились научиться их творить! А веру в чудеса топором не вырубишь, насильно в карман не сунешь. И палочка-выручалочка должна приходить, когда человек ее выстрадал, вымечтал и заслужил. Иначе он никогда не дорастет до самостоятельного Чуда!
- И что мне, выбросить, все это, что ли? – огорченно спросила Фея. – Жалко же…
- Зачем же выбрасывать такие замечательные вещи? Открой Музей Волшебных Инструментов. Или подари их школьникам – пусть осваивают чудодейство. А можешь устроить распродажу – тогда каждый инструмент будет по-настоящему ценным для того, кому он достался.
- Я придумала! – вскричала Фея. – Я открою Школу Юных Фей! Со вступительными экзаменами и предварительным собеседованием! Там будут учиться только те, кому это по-настоящему интересно! Вот там мне и пригодятся все мои волшебные штучки из Ридикюля. И гоняться ни за кем не придется – сами придут.
- Умница! – восхитилась Верховная Фея. – С удовольствием буду вести уроки по фейской этике в твоей школе. Чтобы поменьше было в мире Фей-с-Топором, а побольше – просто Фей! Пожалуй, стоит вручить тебе Большой Благодарственный Бантик за такую замечательную идею!
- Я прикреплю его над входом, — мечтательно сказала Добрая Фея. – Это будет и красиво, и поучительно, и не даст мне забыть, что Учитель должен появляться, когда Ученик готов.

С тех пор прошло время, и Школа Юных Фей уже открыта. Вы тоже можете в нее поступить! Или даже преподавать в ней – если вы уже фея и накопили слишком много знаний для того, чтобы носить их в себе. А может, вы откроете свою школу? Или музей? Главное, чтобы над головами людей поменьше реяли разные Феи-с-Топором, чтобы догнать и причинить неотвратимое добро!
Автор: Эльфика

+1

228

http://s9.uploads.ru/t/Z9uya.gif

0

229

Странница написал(а):

Жила-была одна Фея. Добрая. Очень.


А про не очень добрых можно сказку. http://s41.radikal.ru/i093/1210/fb/381c4d5e977b.gif

0

230

Bagira написал(а):

А про не очень добрых можно сказку.


Явно ,в начало темы не заглядывала за недобрыми сказками  http://s018.radikal.ru/i511/1605/ec/852465dfaaf0.gif

0

231

НАСЛЕДНИЦА СНЕЖНОЙ КОРОЛЕВЫ — сказка от Эльфики
http://s0.uploads.ru/P7eiX.jpg

Грандиозность ледяных чертогов потрясала: ледяные статуи, огромные зеркала, сверкающий пол, северное сияние под потолком. Человеческая фигурка тут казалась маленькой и незначительной — так, досадная черная царапинка на мерцающей глади. Но фигурка целеустремленно двигалась вперед, стремясь к цели, которая теперь была совсем близка.

Позади был длинный путь в царство Снежной Королевы, разные приключения, неожиданные помощники – и лесные разбойники, и лапландский олень, и говорящие птицы, все было… Именно птицы сообщили, что Снежная Королева в отъезде, и именно сейчас есть шанс найти и вернуть то самое дорогое, что ею было украдено. Вот распахнулись двери очередного сверкающего зала, и…
- Герда!
Девушка, сидевшая у великолепного туалетного столика, грациозно полуобернулась.
- Кай? – удивленно приподняла брови она. – Ты как здесь очутился?
- Я пришел, чтобы спасти тебя! – пылко воскликнул он, устремляясь к ней.
- Спасти? – не поняла она. – От кого? Со мной все в полном порядке…
Повисла неловкая пауза.
- У тебя что, амнезия? – осторожно спросил Кай. В сериалах, которые так любила Герда, почти всегда какой-нибудь персонаж внезапно терял память и забывал, кто он, откуда и что с ним приключилось. Значит, надо ей рассказать, что было до похищения. Она вспомнит, и тогда можно будет ее наконец-то обнять…
- Ты помнишь ваш славный домик, утопающий в розах? – задушевно начал Кай. — Телевизор с диагональю 102, который вы купили совсем недавно – ты так о нем мечтала… Твои подруги – ты помнишь их? Твоя старенькая бабушка с ее вкуснючими пирожками… И как мы с тобой на танцы ходили и на каток – помнишь, да?
- Не трудись, про мою прошлую жизнь я все прекрасно помню, — прервала его она. – Мне не понятно, как ты сюда попал?
- Когда тебя украла Снежная Королева, я сразу отправился следом. Но по земле не то, что на снежных санях, гораздо дольше – мне пришлось преодолеть множество препятствий и пережить кучу приключений. Я тебе потом буду рассказывать долгими зимними вечерами. Когда вернемся домой и поженимся…
- Ничего не выйдет, — категорически заявила Герда. – Я вовсе не собираюсь возвращаться домой. Мне и здесь хорошо. Так что коротать долгие зимние вечера тебе придется не со мной.
- Что??? – Кай был потрясен и даже отступил на пару шагов назад. – А ты сильно изменилась… — наконец-то заметил он.

Герда усмехнулась и встала, чтобы он мог хорошенько ее рассмотреть. На ней было дивное искрящееся длинное платье. Ее волосы были уложены в замысловатую прическу и сверкали вплетенными бриллиантиками. Ее спина гордо выпрямилась, ее кожа стала гладкой, как белоснежный атлас, а глаза – холодными, как две льдинки. Их обрамляли длинные, какие-то ненатуральные ресницы – словно изморозь на них осела. Да, его любимая Герда была совсем чужой. Даже фигура другая – талия тоньше, бедра круче, да и бюст…
- Силикон, — объяснила Герда, поймав его взгляд. – Несколько небольших вливаний, где-то откачали, где-то прибавили…
- Зачем? – тупо спросил Кай.
- Теперь мой образ безупречен, — снисходительно улыбнулась Герда. – Благодаря Снежной Королеве я наконец-то достигла совершенства. Ведь я этого достойна!
- Конечно, достойна! – горячо согласился Кай. – Ты и раньше была безупречна… и теперь… Дома все просто ахнут!
- Вряд ли они смогут по достоинству оценить мои чудесные метаморфозы, — скептически покачала головой Герда. – Не тот уровень…
- Ладно, там видно будет. Давай руку, и побежали, пока нас никто не спохватился.
- Никуда я с тобой не побегу, — досадливо дернула плечом Герда. – Ты что, глухой? Я же сказала: я остаюсь здесь.
- Почему? – Кай, похоже, сегодня как-то особенно тормозил.
- Ах, какой же ты непонятливый… — вздохнула Герда. – Ну вот сам подумай… Что у меня было там? Розы, которые вянут? Пирожки, от которых толстеют? Бабушка, которая рано или поздно умрет? Подружки, мечтающие о походе в модную лавку и колечке с бирюзой? И жених, то есть ты…
- Но ты ведь все это любила? – растерянно спросил Кай.
- Ах, я была так молода и глупа! Что я имела? О чем я мечтала? Как это было мелко… Зато смотри, что у меня есть сейчас! – и Герда небрежным движением руки опрокинула шкатулку, из которой высыпались на хрустальный столик самоцветы – бледно-голубые топазы, зеленоватые аквамарины, переливающиеся всеми цветами радуги бриллианты…
- А зачем тебе все это?
- Красиво… — любуясь камнями, ответила Герда. – Пойдем, я тебе кое-что покажу! Не бойся, пойдем-пойдем!
- Я и не боюсь, — самолюбиво пробурчал Кай и двинулся за Гердой к дверям в соседний чертог.
- Вот! – торжествующе сказала она, распахивая дверь и пропуская Кая вперед.

Зал был обширный, но пустой, если не считать в неисчислимых количествах разбросанных льдинок разных цветов, форм и размеров. Кай присмотрелся – и не льдинки вовсе, опять же – драгоценные камни, ну чем еще можно увлечь девушку??? Некоторые из них были сгруппированы в кучки, другие разложены на полу в каком-то определенном порядке.
- На паззлы похоже, — заметил Кай. – Помнишь, мы собирали картинку с прудом и мельницей?
- Ну да, вроде того. Только я должна собрать не дурацкую картинку, а слово.
- Какое?
- Слово «СОВЕРШЕНСТВО». Мне осталось совсем чуть-чуть.
- И что будет, когда ты его соберешь?
- Я стану полноправной наследницей. Этот прекрасный дворец, эти ледяные статуи, эти белые кружевные наряды, эти дивные самоцветы – все перейдет мне. Я стану Снежной Королевой, представляешь?
- Круто! – теперь Кай смотрел на нее, чуть прищурившись и даже немного насмешливо. Казалось, что первоначальный шок совершенно испарился, и он уже не выглядел робким. – А хочешь, я расскажу тебе, что с тобой будет дальше?
- Ну, расскажи… — позволила Герда.
- Ты соберешь слово «СОВЕРШЕНСТВО» и получишь в наследство титул Снежной Королевы. Ты будешь менять платья и украшения. Кататься на санях и развешивать снежные гирлянды на деревьях. Разговаривать с ледяными статуями (ведь больше не с кем!) и любоваться собственными отражениями (ведь больше не кем!). Устраивать балы и принимать гостей – таких же холодных и совершенных, как ты сама. Рано или поздно тебе все это надоест, и ты заскучаешь. Тогда ты отправишься к людям за теплом, но не сможешь его взять, потому что сердце твое окончательно заледенеет. Но там, под ледяной коркой, оно будет плакать и просить любви… И тогда ты украдешь юношу – молодого, горячего, живого! Его будут звать… предположим, как меня – Кай. Ты примчишь его во дворец, ты дашь ему все, о чем он только сможет мечтать, и он будет сидеть вот в этом же зале и собирать из драгоценных льдинок слово… ну, скажем, «ВЕЧНОСТЬ».

Кай умолк, чтобы перевести дух.
- И… что дальше? – Герда, казалось, была ошеломлена той страстью, с которой он рассказывал ей сказку – так убежденно, как будто она уже давно была сложена и, более того, всем известна. Всем, кроме нее.
- А дальше обязательно – слышишь, ОБЯЗАТЕЛЬНО! – во дворце появится девчонка, глупая и безрассудная, но с горячим сердцем. Та, которой будет не все равно, потому что она хоть и несовершенна, зато умеет любить. И она растопит лед в его сердце, и он сбежит с ней к лесным разбойникам, к лапландским оленям, к чертовой бабушке – лишь бы подальше от тебя. А ты будешь метаться по дворцу в бессильной злобе, выть вместе с пургой и швыряться снежными комьями им вслед. Это будет все, что тебе останется.
- Нет! – топнула ногой Герда. – Так не будет! Она никогда не сможет дать ему то, что есть – то есть будет – у меня!
- Ха! У тебя ничего не будет, кроме твоей безупречной и безнадежной фригидности, — дерзко бросил Кай. – Эталонный образец, музейный экспонат, руками не трогать и по возможности не дышать! Вот кто ты будешь – просто необычная ледышка!
- А ты… ты… неотесанный мужлан! Ты мне просто завидуешь! – обиженно захлопала ресницами Герда.
- Было бы чему завидовать, — презрительно фыркнул Кай. – Кстати, не знаю, какое ты там слово собираешь, а только получается вовсе не «СОВЕРШЕНСТВО», я успел разглядеть. Совсем другое слово!
- Какое?
- Ну, какое слово может получиться из букв «П», «О», «А» и «Ж»?
- Да ты… Да я… Я тебя ненавижу! Я тебя уничтожу! – сообразив, задохнулась от возмущения Герда. – Как ты вообще можешь такое нести!
- Догони сначала, снежная баба! – обидно засмеялся Кай и отпрыгнул, словно нарочно дразня ее.

Рассерженная Герда, забыв о манерах и подхватив подол, бросилась за ним, на ходу швыряясь самоцветами. Кай ловко уворачивался и не давал ей приблизиться, стремительно летя от зала к залу – только двери хлопали.

Опомнилась она уже за пределами дворца – когда Кай подхватил ее на руки и ловко забросил в сани.
- Гони! – крикнул он, плюхаясь сверху, и сани с места в карьер помчались прочь от ледяных чертогов.
- Слезь с меня! Кай! Имей совесть! Я тебя побью! – сдавленно кричала Герда, пытаясь выкарабкаться из вороха теплых одеял и скинуть тяжелого Кая. Но он еще и усугубил: прервал ее крики долгим горячим поцелуем.
- Ну что, вижу, помогли мои советы? – прокаркал сверху скрипучий голос.
- Еще как! – на минутку оторвавшись от своего приятного занятия, сказал Кай. – Спасибо, Ворон! Сначала я оробел, а потом вспомнил и сделал все, как ты говорил: разозлил, потом пробежку совершить заставил – и сразу в сани. Ничего, отогрелась уже! Живее всех живых!
- Ну, погоди, я тебе еже покажу! – мстительно пообещала Герда. Она была сердитая, раскрасневшаяся, румяная и невероятно хорошенькая.
- Обязательно покажешь! Буду ждать! – ухмыльнулся довольный Кай. Лапландский олень обернулся и довольно хрюкнул.

… Вечером, поправив одеяло на любимой, которая после долгой дороги, чая с малиной и пирожков с капустой сладко спала, Кай тихонько присел рядом с кроватью, прямо на коврике. Герда и не пошевелилась. Он любовался овалом ее лица – немножко неправильным, но таким милым, ее ладошкой, уютно подсунутой под щеку, непокорными каштановыми завитками возле шеи…
- Даже если ты постареешь… и покроешься морщинками… и растолстеешь от пирожков… и больше никогда в жизни не сделаешь депилляцию… и станешь мохнатой, как пчелка!!! – я все равно буду с тобой, — шепотом пообещал Кай. – Потому что ты теплая и живая, потому что я рядом, и потому что я тебя люблю со всеми твоими недостатками и несовершенствами – такую, какой я тебя повстречал. А самоцветы… не проблема, раз надо – значит, купим. Раз уж вы, девчонки, без этого жить не можете…

Если бы он в этот миг посмотрел в окно, он увидел бы лицо Снежной Королевы, прильнувшее к стеклу. Она холодно и отстраненно, немного печально смотрела на комнатку, в которой пылал жаркий камин, и цвела чайная роза, и в старом кресле умывалась кошка. Но Кай не смотрел в окно, он смотрел на Герду. Поэтому он не видел, как по прекрасному лицу, по белой щеке скользнула сверху вниз какая-то тень — не то снежинка, не то слезинка. А потом стекло и вовсе заволокло изморозью, чтобы никто не мешал влюбленным любить.
Автор: Эльфика

+1

232

ЗАГОВОРЕННАЯ — сказка от Эльфики
http://s2.uploads.ru/im09T.jpg

Вот ведь что странно: я молодая, вроде здоровая, семейными обязанностями пока что не обремененная, а к вечеру такая обессиленная – ну как выжатая тряпка, просто ужас! В постель не ложусь, а падаю, и сплю неспокойно. Часто утром проснусь и сама не понимаю: то ли спала, то ли вагоны разгружала?

Конечно, я встревожилась и стала с подругами и родственниками это обсуждать. Не для того, чтобы пожаловаться, я жаловаться вообще не люблю, а чтобы подсказали, в чес причину искать. Ну, все в один голос мне: «Это или сглаз, или порча, не иначе!».

Так-то я материалистка, мне бы руками пощупать, тогда поверю, и тут отмахнулась. Но моя лучшая подруга не успокоилась – нашла где-то адрес целительницы и велела мне собираться, чтобы ехать, не откладывая. Ну, я и поехала – а чего ж, интересно даже.

Целительница оказалась женщиной в годах, видной такой, приятной, с проницательным взором. Она меня сразу с порога спросила:
- Ну что, силы на исходе?
- Да не так чтобы… — отвечаю. – Держусь пока! Но факты имеют место.
- Небось, сглаз или порчу подозреваешь?
- Да я-то нет, а вот окружающие – да. Но я, уж простите, не верю.
- Правильно и делаешь. А спишь как? Что снится?
- Сплю тревожно, а что снится – не могу сказать, какие-то обрывки из отрывков, ничего не разобрать.
- Ну, так я и думала. Ты, небось, оптимистка, да еще и общительная, да?
- Очень даже «да». Телефон не умолкает, все говорят, что со мной пообщаешься – и на душе легче. А мне это в радость – делиться оптимизмом!
- А какие телепередачи больше любишь?
- Психологические такие. Ну, там где говорят, проблемы какие-то обсуждают, вопросы решают, советы дают. Слава богу, сейчас какой канал ни включи – везде такое есть. Психология рулит!
- Рулит-то рулит, а вот ты, похоже, не туда зарулила…
- В смысле, видите проблемы? Какие? Сглаз, порча? Или чего похуже?
- Не сглаз и не порча, тут другое. Заговоренная ты!
- Как??? – ахнула я. – Это что ж, на меня кто-то заговор сделал?
- Нет, не то думаешь. Это ты сама себя заговорила! – объясняет целительница.
- Ну уж нет! Я пока еще в своем уме и точно знаю: ничего такого я не делала! Магией не балуюсь, эзотерикой не увлекаюсь, к заговорам всяким крайне отрицательно отношусь и сроду их не применяла. Я и заговоров-то не знаю!
- Ну, это ты скромничаешь! Знать-то, может, и не знаешь, а применяешь регулярно.  Вот ты утром встаешь – что делаешь?
- Компьютер включаю и радио. Это чтобы до работы почту проверить и заодно новости послушать.
- А на работе – молчишь?
- Да какое там! Я ж консультант, общение с клиентами – моя работа.
- Ну-ну! И вот работа закончилась, и…
- А после работы я или с друзьями встречаюсь, или дома нахожусь, телевизор смотрю или по телефону разговариваю.
- А потом, стало быть, спать… И что ж удивляться, что сон плохой? Ты ж как с утра разогналась себя заговаривать, так и не можешь остановиться. В голове-то у тебя к вечеру что? Сплошная каша, обрывки из отрывков… Ты говоришь, из телефона говорят, телевизор что-то талдычит, радио верещит… А еще и на работе, и необходимое общение… Вот ты к вечеру и заговоренная насмерть! И во сне все еще продолжаешь, по инерции…
- Во как! – озадачилась я. – То есть вы считаете, что я слишком много говорю?
- И слишком много слушаешь! Утонула ты в словесах да разговорах, моя дорогая… Спасать тебя надо, пока не поздно!
- Так вы знаете, как мне помочь?
- А чего ж нет? Ясно дело, знаю! Снимем с тебя все заговоры, будешь и спать хорошо, и здоровье поправится, и ясный ум сохранится до глубокой старости! Ну, слушай…

Слушала я внимательно и даже записывала. Ой, хорошая целительница мне попалась, повезло мне! Так она мне все доходчиво растолковала и разъяснила, что я сразу ей поверила. А если я во что-то верю, то оно мне всегда на пользу идет!.

Теперь чтобы я с утра пораньше радио включала? Да ни за какие коврижки! Нет, до работы я хорошую музыку слушаю, даже пританцовываю, пока собираюсь. На работе – конечно, общаюсь, но исключительно по делу. А вот вечером я решительно пересмотрела свои привычки. Оптимизмом я и сейчас поделиться готова, но предпочитаю при личных встречах. А телефоны я за два часа до сна вовсе отключаю – у меня наступает Время Тишины. В это время я и телевизор не смотрю – неспешно водные процедуры принимаю, что-нибудь простенькое из йоги делаю или сижу себе, медитирую под музыку, и такой у меня релакс наступает, что просто нирвана! А потом – спать, тоже неспешно так, вдумчиво… А уж какие сны мне снятся! Волшебная сказка, а не сны! И по утрам встаю бодрая, отдохнувшая, счастливая, выспавшаяся. А когда я себя выжатым лимоном в последний раз ощущала, я уже и не помню. Давно это было и неправда.

Так что я вам советую – если вы тоже «заговоренные», меняйте поскорее что-нибудь в своей жизни, «заговоры» по возможности убирайте и устраивайте себе как можно чаще Время Тишины! Хоть полчасика, хоть десять минут…

Я бы вам, конечно, адрес той целительницы дала, но она не велела. Сказала, что нечего зубы заговаривать, надо дело делать. Чтобы я поделилась со всеми тем, что сама узнала, а они уж решат, быть им дальше заговоренными или освободить в себе место для гармонии и счастья. Я вот уже освободила! А вы?
Автор: Эльфика

+1

233

Молчание -золото! Прописная истина! Всегда держись язык за зубами. http://ukamina.ucoz.ru/sml/clap.gif

0

234

ВАСЯ И ЕГО СЕРДЦЕ

Памяти Васи Шушакова
http://sf.uploads.ru/hTAXU.jpg

Ангел присел на край кровати и тихонько обнял крылом сжавшуюся в комочек Альку.
- Не плачь, — шепнул он. – Ничего не поделаешь. Надо жить дальше.
- А как? – горько спросила Алька. – Как жить, если все так несправедливо устроено? Я бы еще поняла, если бы он умер от старости! Но ему было всего двадцать три… и больное сердце.
- Целых двадцать три, — поправил ее Ангел. – С таким больным сердцем он сумел прожить целых двадцать три года. И не просто прожить, а… Знаешь что? А давай поговорим о Васе? Расскажи мне о нем!
- Что рассказать?
- А что хочешь. Каким он был? Что успел сделать в этой жизни? И почему ты оплакиваешь его как самого родного и близкого человека?
- Он и есть родной и близкий, — безутешно всхлипнула Алька. – Ну и что, что мы не родственники! Знаешь, какой он был??? Это такой друг!!! Всегда рядом, всегда готов подставить плечо и прийти на помощь… Всегда выслушает, поймет, утешит… И улыбка, у него была такая улыбка! От него свет шел, представляешь? Почти как от тебя!
- Представляю, — улыбнулся Ангел. – Очень даже хорошо представляю…
- А если бы ты знал, какая у него судьба! У него с рождения сложный порок сердца, а мама снова замуж вышла и Васю бросила, его бабушка воспитывала. А он не озлобился, никого не винил, не жаловался… наоборот – всех старался понять и простить.
- Это замечательное качество, — тихо сказал Ангел.
- Еще какое замечательное! Я ведь его помню еще мальчишкой, ему лет тринадцать было… Он пришел к нам в клуб, чтобы найти друзей. Ему очень хотелось найти друзей!
- Нашел?
- Нашел. И сам стал очень хорошим другом, — ответила Алька. – Он поначалу был застенчивый, ничего не умел… но учился по ходу дела! И на сцене с нами выступал, и в спектаклях играл, и пел, а позже с новичками возился, чтоб они поскорее в курс дела вошли и «своими» стали… Он был просто незаменимый, наш Вася. И не говори мне, что незаменимых людей нет! Все равно не поверю!
- Не буду говорить, — согласился Ангел. – Я и сам так думаю. Каждый уникален, и каждый незаменим.
- Да. Незаменим! Между прочим, он при всех своих болезнях сумел все-таки выучиться на повара. Но ему из-за его больного сердца медкомиссия запретила работать по специальности. Знаешь, что он тогда сделал?
- Что?
- Он стал мастером производственного обучения! По той самой специальности! Он добился того, чего хотел. И ученики его любили и уважали.
- Когда человек упорно идет к своей Мечте, несмотря на трудности и препятствия, это достойно уважения, — подтвердил Ангел.
- Тогда почему ему не дали жить? – спросила Алька. – Почему хорошие люди всегда уходят так рано?
- Не бывает «рано» или «поздно», — возразил Ангел. – Бывает только «вовремя». Если человек ушел – значит, все его планы выполнены и земное существование завершено.
- Не верю, — упрямо замотала головой Алька. – Он мог бы сделать еще очень много хорошего для мира! У него ведь было большое сердце, хотя и больное…
- Может быть, пришла ему пора отдохнуть? – предположил Ангел. – А тем, кто его знал, кому он подарил кусочек своего большого сердца, принять Эстафету Добра и продолжать нести свет. Это будет лучшая память о нем!
- Да… Вася бы порадовался, — согласилась Алька.
- Конечно. Уж куда больше, чем рекам слез и потокам жалоб и сетований на несправедливость судьбы, — подсказал Ангел.
- Когда мы с ним прощались, все плакали. Все! – вспомнила Алька. – Было столько народа и столько цветов, что даже удивительно. Как будто знатного человека провожали.
- Значит, за свои двадцать три года он действительно успел стать знатным человеком, — сказал Ангел. – Ведь дело не в том, СКОЛЬКО ты прожил, а КАК.
- Если бы не порок сердца… Почему, ну почему это случилось именно с ним??? Скажи мне, Ангел, ты же наверняка знаешь!
- Откуда же мне знать, я не доктор и не Создатель. Хотя… знаешь, среди ангелов говорят, что врожденные болезни – это последствия прошлых воплощений. Порок сердца означает, что когда-то, еще в предыдущей жизни, человек ожесточился, очерствел и отказался от любви. Наверное, эту ошибку совершила и та душа, которая жила в теле Васи. Но на этот раз он прошел все испытания с честью и достоинством. Он восстановил потоки любви.
- И что это значит?
- Что в следующем рождении воздастся ему по делам его. Ведь тело, по сути, это отражение души. А душа у него, судя по всему, была полна любви и света.
- Значит, когда он снова решит родиться, у него будет крепкое, здоровое, красивое тело… и горячее живое сердце – без каких-либо пороков, — решила Алька. – Тогда другое дело. Тогда я больше не буду его оплакивать. Я лучше буду за него радоваться! И обещаю принять от него Эстафету Добра. Думаю, он был бы этому рад.
- Конечно, он обрадуется. Вот это я знаю точно, — сказал Ангел.

… Альке снился сон, в котором присутствовали ангелы, кометы и странные разговоры. А еще там был Вася – огромный, полупрозрачный, сам похожий на ангела. Он улыбался и махал Альке рукой. А в груди его светилось огромное золотое сияющее сердце. И от всего этого было тепло и хорошо, и сами собой в душе возникали простые и легкие слова прощания: «светлая память… светлая память…».
Автор: Эльфика

+1

235

Грустная сказка  http://s16.radikal.ru/i190/1210/fc/99394628c91c.gif

0

236

ПРИНЦЕССЫ И ТРОЛЛИ
http://s1.uploads.ru/wYsXN.png
   
В одном большом,  промышленном мегаполисе  жила девочка Ирочка. Была она нежная,  наивная, «бровки домиком».  Обычная девочка, в садик ходила, потом в лицей и музыкальную школу.  Ирочка  свято верила, что все на свете люди хорошие, а если что-то не так, то это только ее ответственность.  Что-то в ней не так, думала Ирочка, раз люди время от времени ее  обижают.  Она расстраивалась и плакала и  продолжала всех любить и прощать.

Вот выросла Ирочка в красивую яркую девушку. И так мечтала о всепоглощающей любви, что видела своего  принца в любом  человеке мужского  пола, который обращал на нее внимания.

Так заметил  наивную красавицу однажды местный городской Тролль.  И понял Тролль, что нужна ему красавица Ирочка навсегда, вся полностью, без остатка.   Превратился он в молодого мужчину и стал за Ирочкой ухаживать. Нежные слова ей говорил, обещания давал, заботился, в общем,  «Принц»,  да и только.  А Тролль — то не нарадуется,  Ирочка верит, влюбленными глазами смотрит, уже на все ради своего дорогого готова.   Сыграли они пышную  свадьбу. И тут началось…

Тесно стало Троллю в  Ирочкином «Принце»,  душно, приторно, противно.  Стал Тролль выбираться наружу, сначала ненадолго, потом опять в «Принца» прыг. Чтобы Ирочка не сильно заметила. Раз выскочил, два выскочил. А Ирочка, давай переживать, что же это она не так сделала, где же она так несовершенна, что ее любимый таким вот  злым и странным становится, лжет, манипулирует.  Заметил это Тролль,  да и совсем осмелел.  Стал и сам Ирочке внушать, что ну совсем она не самая-самая, и работает плохо, и мать  не очень, выглядит не ахти,  любить- то ее особо не за что, а уважать- то и подавно не стоит.  Через некоторое время  совсем поверила  молодая женщина в свою полную никчемность. В сто раз сильнее  мужу угождала. На изнанку выворачивалась. А он все недоволен. А Ирочка была  умная и образованная, и начала искать ответы на вопрос, что же с ней не так, везде. Сотни книг перечитала,  множество тренингов посетила и семинаров.  Но ничего не помогало, Ирочка  изо всех сил работала над собой, но становилось все хуже и хуже с каждым днем.   А Тролль  разжирел, растолстел  от такой заботы, силы набрался неимоверной.  И давай Ирочку изо всей своей троллячей силы «любить».

А Ирочка стала чахнуть, день ото дня, совсем  извелась. Стали близкие, друзья и знакомые замечать, что  она осунулась, синяки вокруг глаз, да и в других местах,  стали появляться все чаще и чаще.  В основном, Ирочка плакала и болела.  Были среди Ирочкиных друзей и Феи с Волшебниками.  Многие уже видели, что это никакой не принц, а городской Тролль.  Самая близкая Ирочке Фея Всего Самого Интересного и Необычного даже рассердилась однажды на подругу, за то, что она не хочет видеть правду. Но ничего Фея Самого Интересного и Необычного сделать не могла, «Закон свободной воли» нерушим.

У Ирочки  была дочка, умная, сильная и свободная. Как ни старался Тролль, ее он никак не смог подавить. Тем более, что и Ирочка все время говорила дочке, что она самая лучшая, яркая и неординарная,  любила, целовала, обнимала. Чувствовала  дочка, что надо что-то делать, а то совсем мама завянет и пропадет.  Села дочка в Интернет и нашла! Уговорила она Ирочку отправиться на конкурс красоты Миссис Большой Регион.  И Троллю внушила, что ему же лучше, если у него не просто жена будет, а  участница такого конкурса, можно будет похвастаться,  да похвалиться  перед друзьями.   Ирочка готовилась к конкурсу, а там столько классных подруг нашла, ярких, уверенных, сильных.  И все они Ирочку любили и уважали.  Начала постепенно она замечать, что ничем не хуже этих красавиц, и по подиуму уверенно дефилирует, и поет отлично, танцует вполне на уровне.   Наступил день финала Миссис Большой Регион.  Ирочка выпорхнула на сцену и все выступление на одном  дыхании сделала. Наслаждалась, летала, парила. И стала Ирочка Миссис Мегаполис.  Она даже растерялась, когда ее позвали корону одевать и подарки получать.

Задумалась Ирочка,  не такая уж она негодная, раз люди ее самой красивой и талантливой в Мегаполисе признали. Заметила она, как из мужа Тролль мерзкий выскакивает.  И стала она давать отпор его выходкам, не соглашаться с унижениями. А Тролль не отпускает, уже всю свою магию подключил. Но уже ничего у него не получалось. Ирочка чувствовала себя все сильнее и «трезвее». И вот в один день  набралась она  сил, расправилась и … выгнала Тролля вон!

Аж крылья выросли за ее спиной,  воздуха столько вокруг, вкусно все как, цвета яркие,  друзья, родные! Поняла Ирочка, что больше никому не даст себя обижать! Самосовершенствование – это важно и нужно,  но любовь и близость не имеют никакого отношения  «совершенству», в них нет никакого анализа, а просто свет и «направленная нежность»!

И захотелось Ирине  поделиться со всеми вокруг, как хорошо можно жить. Как здорово радоваться…себе!  И тогда любить других.  И вот однажды, попала Ирина на волшебную мастерскую по рекомендации Феи Всего Самого Необычного и Интересного.  Мастерскую вела одна из самых ярких Волшебниц наших дней, Эльфика. А Волшебник-Сказочник, организатор мастерской, попросил Ирину помочь ему с книгами, сказками Эльфики. Как же ей понравилось продавать книги, про них рассказывать, доставать их новые и ароматные из коробок.  Вдруг поняла Ирина, что поделиться сможет через самое любимое – Сказки, книги Фей, Волшебников  и  других  психологов. Тем более, что и Эльфика зарядила таким сказочным потенциалом, что аж спина чесалась от растущих крыльев.

Теперь в одном большом торговом комплексе в Мегаполисе есть сказочный магазин. Все знают, что его хозяйка – Фея.  Она вся светиться, как ее витрины. Если внимательно прислушаться, услышите, как тонко-тонко звенят крылья за ее спиной. Ведь все ее дни теперь – полет.  В ее магазине только волшебные книги и игры, самые лучшие. Она знает про них все-все.  Каждый, кто приходит к ней, получает именно то, что нужно, чтобы ответить на его вопрос. Она знает,  как помочь. Ведь она помогла себе. Она летит и поет: «Сильная, смелая, как лебедь белая, я становлюсь на крыло!»

Ирина Халякина, г.Челябинск,

0

237

ПРИНЦЕССА И ТРОЛЛЬ

Принцесса родилась и выросла в Ледяном Замке. Замок этот был заколдован, потому что когда-то, очень давно, здесь убили Любовь. После этого в сердцах его обитателей поселилась стужа, но они приспособились с этим жить. Оказалось, с холодным сердцем жить даже проще: если что случается, то не больно…
А Принцесса умела только любить. Она была рождена для Любви, и пришла в этот мир, чтобы растопить ледяные сердца обитателей замка. Иногда это случается! Но она была очень мала, а льда оказалось слишком много для нее. Ей не удалось…

И когда Король ушел от Королевы, та не больно-то убивалась: ее ледяное сердце чуть сжалось — а потом заледенело еще больше. В конце концов, в мире мало Любви, много Королей… А вот Принцессу это поразило в ее маленькое горячее сердечко. Она так любила папу! А он ушел… Значит, она была плохой и не понравилась ему. Разве папы уходят от хороших девочек? И не было рядом никого, кто объяснил бы ей, что она совсем, совсем ни при чем…

Да нет, обитатели Ледяного Замка ее любили. По-своему, по-холодному. Кормили, одевали и даже иногда баловали. Но сторонились. Она была слишком горяча для них, эта маленькая девочка. Им было неуютно рядом с ней. Но они даже и не виноваты: сами посудите, разве будет хорошо снеговику рядом с жарким костром?
Когда Принцесса стала подрастать, она часто слышала нелестные слова в свой адрес. Ведь она была так не похожа на свою семью! Принцесса не понимала, почему ее критикуют, и старалась быть Очень Хорошей Девочкой, но от этого ничего, ничего не менялось. И она мечтала, что когда-нибудь вырастет и выйдет замуж за Прекрасного Принца, и вот тогда она подарит ему всю свою любовь — самую чистую, самую жаркую!

Когда Принцесса подросла, многие Прекрасные Принцы на нее заглядывались и искали ее расположения. Но она почему-то вела себя странно: разговаривала учтиво, улыбалась мило, дарила им свою дружбу и благорасположение, но предпочтения не отдавала никому, словно ждала кого-то…

Она и сама не знала, почему так. А между тем, с маленькими девочками, которых бросили папы, часто так случается! Они, не отдавая себе отчета, принимают решение: добиться любви отца! И потом всю жизнь находят себе мужчин, которые так и не способны стать им опорой, ответить на их чувства, открыть свое сердце. Они так и остаются недоступными, как отец…

Но природа взяла свое, и Принцесса страстно захотела с кем-то связать свою жизнь. «Пусть, пусть в моей жизни появится мужчина, идеально подходящий для меня!», — молилась она в своей опочивальне.
Мольба ее была услышана. И однажды она встретила… Тролля. «Он!» — пронзило Принцессу — словно жалом. В ней все затрепетало, словно она уже видела его, разговаривала с ним не раз, словно знала его сто лет. Да так оно, по сути, и было: Тролль напомнил ей отца. Только у Короля сердце было ледяное, а у Тролля — каменное…
«Принцесса, опомнитесь, вы с ума сошли! — говорили ей придворные. — Разве Тролль — подходящая партия для Принцессы? Принц, король, в крайнем случае — граф или барон, но никак не Тролль!».

«Молчите, глупые, — отвечала Принцесса. — Я чувствую родство душ. Я буду любить Тролля. А каменное сердце… что ж! Я размягчу его своей Любовью!».
Бедная девочка не знала, что Любовь разбивается о каменные сердца. Впрочем, как и о ледяные… Но в глубине души она все еще верила, что надо просто постараться — и ей удастся расколдовать сердце мужчины… раз не удалось растопить застывшее сердце отца. Впрочем, это знала ее душа. А наяву она постаралась забыть Ледяной Замок и все, что ей пришлось там перенести. Теперь рядом с ней не было никого с ледяным сердцем. Теперь у нее был любимый — ее Тролль.

Тролль был как все тролли. Не красавец, но по-своему даже симпатичен. Не злодей, но с каменным сердцем. Тролли вовсе не злые — они просто живут по-другому, не так, как люди. И когда делают кому-то больно, искренне не понимают — а в чем дело?

Любовь Принцессы и Тролля была странной. Наверное, многие люди ее бы просто не поняли. Тролль часто делал такие вещи, что сердечко Принцессы сжималось, а на глазах появлялись слезы. Если поглядеть со стороны, то он просто мучил ее. А она позволяла себя мучить. Нет, разумеется, она сопротивлялась, и говорила ему о своих чувствах, и просила больше не делать этого… Но он все равно делал — не мог он по-другому, ведь он был Тролль.
Спросите, почему же Принцесса не сбегала, а предпочитала мучиться? В том-то и дело… Она ждала. Она все еще надеялась, что наступит тот день, когда ее горячая любовь пробьет каменное сердце Тролля, и тогда он превратится в Прекрасного Принца, и будут они жить долго и счастливо… Бедная Принцесса! Ее душа никак не могла смириться, что она так и не смогла добиться любви своего отца.

Она научилась многому из того, что в образование Принцесс вовсе не входит: она подумала, что если будет много знать и уметь, то станет самой лучшей для Тролля, и он наконец-то оценит ее по достоинству. Но Тролль словно бы и не замечал ее стараний, а вот критиковал часто. Почти как в Ледяном Замке, о котором она так старательно пыталась забыть.
От частых слез ее щеки стали увядать, а глаза — тускнеть. Ей все время по привычке казалось, что это она виновата, что это она делает что-то не так, что стоит еще чуть-чуть постараться — и все волшебно изменится.

И вот однажды она сидела у ручья и грустила: ее любимый Тролль опять ушел в горы и надолго пропал, как делал уже не раз. А ее вновь одолели сомнения: да любит ли он ее вообще? И что же это за любовь такая, если от нее одни терзания? И что она еще должна сделать, чтобы заслужить свое счастье?

В это самое время к ручью, опираясь на сучковатую палку, приковыляла женщина. Была она не то молодая, не то старая — не поймешь сразу. Одета просто, волосы под платок убраны, взгляд открытый, и улыбка хорошая.
- Я присяду рядом, милая девушка? — спросила она.
- Конечно, пожалуйста, — пригласила Принцесса. — Я могу вам чем-то помочь?
- Мне бы перекусить, уж три дня росинки маковой во рту не было, — пожаловалась женщина. — Есть у вас здесь какая-нибудь харчевня?
- Ничего такого здесь нет, — ответила Принцесса. — Здесь глухие места, безлюдные. Если вы мне доверитесь, я покормлю вас, я здесь неподалеку живу!
- Доверюсь! Кому же мне еще доверять, если больше никого нет? — улыбнулась женщина.
- Тогда пойдемте!
Принцесса жила небогато — не то, что в Ледяном Замке. Но душа ее была по-прежнему щедрой, а сердце — полным Любви. Она поставила на стол все, что было в доме, и от души потчевала свою гостью.
- Я вижу, у вас что-то с ногами, вы же хромаете? Может, вы разрешите мне полечить вас?
- Я просто сбила ноги в пути. Но буду благодарна тебе, если сможешь помочь.
И Принцесса сноровисто омыла ноги женщины в теплой воде, приложила подорожник, перевязала чистым полотном.
- У тебя доброе сердце, — похвалила женщина. — Наверное, ты очень счастливая!
- Если честно, не знаю… Иногда я думаю, что нет, — призналась ей Принцесса. — У меня есть крыша над головой, много разных хлопот и любимый, но почему-то это не приносит радости. Я ощущаю в себе очень много Любви, но от этого часто хочется плакать.
- Плакать от любви? — удивилась женщина. — Но почему?
- Потому что мой любимый никак не расколдовывается. Я уже что только не делала! Я стала в 10 раз лучше, нет, даже в 100 раз! А он все такой же и такой же… Он терзает мне душу, и душа покрывается ранами.
- А кто его заколдовал? — поинтересовалась женщина.
- Не знаю… Он — Тролль, и у него каменное сердце. Кто там Троллей заколдовывает?
- Никто их не заколдовывает, — удивленно сказала женщина. — Зачем их заколдовывать? У Троллей от природы каменное сердце. Так им судьбой определено… Но ведь ты — человек? Почему же ты выбрала себе в спутники Тролля?
- Понимаете, когда я увидела его, меня как громом поразило! Он показался мне таким родным! Мне кажется, будто мы созданы друг для друга. Будто мы уже были вместе… Будто я даже помню это…
- Девочка моя, да как же так? Люди и тролли — совсем разные существа! Им трудно понять друг друга. Недаром они стараются селиться подальше…
- Вот и я… От своих ушла. А к троллям не прибилась. Живу посередине — между своими сородичами и его, — вздохнула Принцесса.
- За что же ты себя так наказала? — задумчиво спросила женщина.
- Я не наказала! — горячо воскликнула Принцесса. — У меня ведь есть он! И наша Любовь!
- Твоя любовь, — мягко поправила женщина. — Не обольщайся, дорогая. Тролли не способны любить. У них же каменное сердце… Недаром твое сердечко плачет и жалуется.
- Вовсе нет! — возразила Принцесса, но женщина остановила ее.
- Не лги мне. Я многое вижу там, в глубине. В душе! Твоя душа ранена. Причем не Троллем, он всего лишь твое отражение. Погоди… Дай-ка я повнимательнее взгляну! О! Девочка, да ты из Ледяного Замка! Ведь так?
- Так, — пораженно ответила Принцесса. — А как вы узнали?
- Я вижу твою душу, — просто объяснила женщина. — Я вижу, как в тебе все еще плачет маленькая девочка, пытаясь растопить холодное сердце отца. Он был первым мужчиной, которого ты узнала, еще до рождения. Самым главным! А он отверг тебя, и ты не смогла смириться. Вот ты и хочешь попробовать еще раз! Поэтому Тролль и кажется тебе родным.
- Вы хотите сказать, что мой отец похож на Тролля?
- Каменное сердце, ледяное сердце… Какая разница? Главное, что твоя любовь остается невостребованной. И ты раз за разом натыкаешься на каменную стену. Разве не так?
- Но мне кажется, что я для этого и пришла в этот мир — чтобы подарить им свою любовь! — воскликнула девушка, и в голосе ее зазвенели слезы. — Ведь они так нуждаются в ней!
- Если бы нуждались — ты бы сейчас не плакала от бессилия, — погладила ее по голове женщина. — Та маленькая девочка, которая живет внутри тебя, все еще надеется на чудо. А его не будет!
- Я не верю, — упрямо сказала Принцесса. — Просто мне надо стать еще лучше, еще чище, и тогда…
- Что тогда? — улыбнулась ее гостья. — Разве собака может стать человеком? Или крокодил? Ты можешь их любить, да, и они будут отвечать тебе привязанностью, но они всегда останутся теми, кто они есть.
- И Тролль? — упавшим голосом спросила Принцесса.
- И Тролль. Он ведь рожден Троллем. Он вовсе не нарочно тебя мучает. Просто он такой, какой есть. Не мучь и ты его. Разреши ему остаться тем, кто он есть. Это и есть любовь — не пытаться подогнать любимого под себя.
- Во мне столько любви! — почти простонала Принцесса. — Иногда мне кажется, что я задохнусь от нее, захлебнусь в ней, так ее много.
- Это потому что твоя любовь неразделенная. Для тебя одной ее и впрямь слишком много.
- Это так… Но она есть! И куда же мне ее девать?
- Неси ее в мир! — посоветовала женщина. — Помогай людям, как ты помогла мне. Люби себя! Ты славная, и пора тебе наконец простить себя за то, что ты так и не смогла расколдовать чьи-то сердца. Пожелай им счастья — так, как они его понимают.
- А я? Что же делать мне?
- Пойдем со мной, если хочешь, — предложила женщина. — Я давно странствую по свету. Ты можешь разделить со мной путь, или часть пути. И вполне возможно, что где-нибудь на этом пути ты встретишь Прекрасного Принца. Того, кто с радостью примет твою любовь и ответит тем же.
- А вы кто? — запоздало поинтересовалась Принцесса.
- Мудрость. Меня зовут Мудрость, — сообщила женщина. — Я прихожу к тем, кто созрел. Вот и с тобой встретилась…
…Тролль пришел на третий день после того, как Принцесса захлопнула дверь и двинулась по дорогам жизни рука об руку с Мудростью. Он сразу понял, что она ушла — такое в его жизни уже бывало. Принцесса была не первой женщиной, которая его любила. Но рано или поздно все почему-то уходили. Хотя он так старался…
Он присел на крылечке и какое-то время размышлял о том, какие странные эти люди: мечутся, плачут, хотят чего-то непонятного. И называют это любовью. «Ничего, — подумал Тролль. — Я буду пробовать еще и еще. И рано или поздно все равно пойму, что же это такое — любовь». Тролль не знал, что любовь может испытать только живое, трепетное, горячее человеческое сердце.
Автор: Эльфика

0

238

ЗМЕЯ ПОДКОЛОДНАЯ — сказка от Эльфики
http://s7.uploads.ru/5J4z1.jpg

Есть у меня подруга одна, Зойкой ее зовут, мы с ней в одном дворе росли, в один детсад ходили, а позже в школу, и в институт вместе поступали, и дипломы получали, и на работу устраивались – в общем, все у нас параллельно происходило. Но потом наши пути-дорожки разошлись, стала я ее избегать, хотя и с переменным успехом. Потому что Зойка – это мой Злой Гений, она мне столько плохого в жизни сделала, что никакому палачу или маньяку не приснится. Я, когда про нее рассказываю, называю ее исключительно «Змея Подколодная» — только так.

Еще в садике эта змеища малолетняя всегда умудрялась шалость какую-то затеять, а потом вину на меня свалить. Меня ругают, наказывают, а она стоит, глазками синими лупает, как будто и ни при чем. Потом, в школе, еще хуже стало: хоть я и училась хорошо, а хвалили почему-то чаще ее, хоть у нее и тройки проскакивали. А между прочим, это она у меня списывала, а не я у нее! С ней больше дружили, добивались ее дружбы, а мою отвергали, хоть я и предлагала искренне, от сердца! А еще ее на вечеринки охотно приглашали, а меня – как бесплатное приложение, это потому что она всегда лыбилась от уха до уха и анекдоты травила, даже и матершинные, а я была девочкой воспитанной, положительной, никогда себе ничего такого не позволяла. И всегда она надо мной подшучивала, все время умудрялась меня в смешном свете выставить – одно слово, гадюка!

В институте все еще хлеще было. Змея моя подколодная совсем распоясалась, что только ни творила! Например, она всем растрепала, что я пироги печь здорово умею и приглашаю всех в субботу на дегустацию. А я сроду ничего такого не делала, но не будешь же объяснять! Пришлось всю неделю тренироваться, кучу продуктов извести, чтобы в субботу хоть что-то съедобное однокурсникам выдать. Ух, как я тогда на нее злилась, а она только скалилась, кобра очковая!

Так же она меня и в КВН затащила, буквально обманом. А я на сцене все слова забыла и перепутала, надо мной весь зал ржал до колик, с кресел вниз сползали, выставила она меня полной дурой. До сих пор помню этот позор, хоть мы и заняли тогда первое место, мне-то не до радости было!

Она еще мне не раз всякие козни подстраивала, но я все терпела и прощала, что с нее взять, со змеи подколодной? Но потом еще одно случилось. Закончили мы, значит, институт, надо на работу устраиваться. Написала я резюме, разослала повсюду, и вот позвонили мне из одной фирмы – мол, рассмотрели ваше резюме, понравились вы нам, приезжайте на окончательное собеседование. Ну, я сдуру и поделилась радостью со Зойкой. А когда приехала к назначенному часу – она, анаконда эдакая, уже оттуда выходит с победной такой улыбкой, у меня аж сердце упало! И что вы думаете? Ее, гадюку ядовитую, на мое место взяли! А мне пришлось другое место поискать. Куда мне деваться – нашла, конечно, и даже получше – в международной компании, и зарплата выше, и перспективы роста, и командировки зарубежные, но все равно, от такого предательского укуса я не скоро оправилась. И дружить с ней вовсе перестала, так, «здрасьте-до свидания» при встрече, и все.
\
И там, этой самой компании, познакомилась я со своим любимым. Так он мне понравился – просто дух захватывало! Ему там все глазки строили, от уборщицы до главбуха, а он каким-то чудом меня выбрал. Ну, думаю, вот и настал мой звездный час! Закрутилась у нас любовь, да такая, что я уже стала платье белое присматривать… Каюсь, не удержалась – выставила в «Одноклассниках» наши фотографии, уж больно мне радостью своей поделиться захотелось. Видать, там змеища вреднючая их и увидела…

И вдруг однажды пригласили меня друзья на годовщину свадьбы в ночной клуб. Мы, конечно, парой пошли, с любимым. А что, пусть все видят, что я не одна, что и я счастья достойна!  И что вы думаете, кого я вижу там, среди гостей? Она, эта вездесущая змея подколодная!  И опять лыбится, кокетничает напропалую, вино хлещет бокал за бокалом и танцует разнузданно, как падшая жещина. А мой-то кавалер с нее глаз не сводит, про меня совсем забыл – ее приглашает, с ней танцует, на ушко ей что-то шепчет… А потом я их и вовсе застукала в зимнем саду, где курилка, он ее там нежно лапал и целовал взасос, а она вовсе и не была против. Меня эти голубки даже и не заметили, я пальто в охапку, в такси – и домой. Погуляла, называется! И тут она мне дорогу перебежала!!! Да что же это такое???

Вот тут я поняла, что пора принимать решительные меры. Или она, или я! Двинулась я к колдунье, нашла такую через Интернет. Описала всю ситуацию, все-все припомнила, обрисовала змею подколодную во всех подробностях. А потом вдохнула поглубже, зажмурилась и попросила:
- Сделайте так, чтобы она исчезла из моей жизни навсегда.
- Вон как… — колдунья говорит, а сама на меня смотрит так пристально исподлобья. – Ну, предположим, уберу я ее из твоей жизни, это не трудно. А ты-то без нее сможешь?
- Я? Да я, можно сказать, только тогда и жить начну! – внушительно говорю я. – Ведь она мне с детства вредит, дорогу перебегает, жизни радоваться не дает!
- Почему это «она не дает»? Ты сама не радуешься! А она… Да она, если хочешь знать, при всей ее змеистости для тебя как подарок судьбы!
- Что??? – я подумала, что ослышалась. – Как так – подарок судьбы???
- А так. Вот смотрю я на тебя – сама-то ты квелая, слишком правильная, хвастливая еще да и завистливая к тому же. И страдать ты готова по любому поводу, а коли его нет, так сама придумаешь. Она тебя, между прочим, всю жизнь и уравновешивала, и продвигала!
- Как это уравновешивала? Куда продвигала? Вы о чем? Ничего не пойму!
- А вот смотри! Говоришь, в детсаду на тебя вину перевешивала – а  ты зачем ее на себя брала? Это же она тебя учила границы свои отстаивать! В школе ты ей списывать давала – а зачем? Чтобы хорошей казаться? На вечеринки тебя и не звал бы никто, если бы ты ее подругой не была, потому что девка ты, если честно, скучная и занудная. Благодаря ей ты и пироги печь научилась, и на сцену впервые вышла, да еще с таким успехом!
- Да??? А как она на мое законное место вперед меня устроилась?
- Так она тебе дала возможность устроиться на еще более завидное место! Ты вон по командировкам уже полмира объездила, а она как сидела на том месте, так и сидит.
- Ну, предположим. Но любимого она у меня увела – этому ни прощения, ни объяснения нет!
- А тут и вовсе не прощать, а поблагодарить надо. Зачем нужен такой любимый, который еще до свадьбы при тебе такое поведение позволяет? Она тебя, можно сказать, от роковой ошибки оградила!

Сижу, молчу. Вдруг увидела я всю нашу историю в другом свете. И правда – мне всегда хотелось хорошей быть, я все время была должна идеалам соответствовать и в плане радостей себе мало что позволяла, а она меня на эти самые радости подбивала время от времени. Я вот в школе робкая была, зажатая какая-то, а она – популярная, так она меня повсюду с собой таскала, так и говорила – «я без нее не пойду, или вместе, или никак», так и я в тусовке оказалась. И пироги мои все хвалят, а ведь если бы не она… С работой тоже мне, если вдуматься, больше нее повезло, хорошая у меня работа, грех жаловаться… Ну, а любимый… Тут колдунья точно права: если он до свадьбы себя в таком свете показал, то что же потом будет? Тут еще трижды подумать надо!!!
- Она тебе вроде как Ангел-Хранитель, — колдунья говорит. – Многих бы ты радостей в жизни лишилась, если бы не она… Так что иди, подумай, точно ли ты хочешь, чтоб она из твоей жизни исчезла? А как надумаешь, так и приходи, посидим, обсудим.

Вышла я от колдуньи, иду по тротуару, вся в растерянности и растрепанных чувствах… Иду и думаю: а ведь правда, всю жизнь я ей втайне завидую! За то, что такая яркая, смелая, всегда знает, чего хочет и брать это не боится. И ошибаться не боится, и запреты нарушать… А я вот вечно стараюсь как лучше, а получается, как всегда. Но не себя же мне виноватить, я ж права на ошибку не имею, еще в раннем детстве решила, что всю жизнь проживу правильно, на «пять с плюсом»! Вот и назначила я виновницей во всем ее, Зойку, Гения моего Злого…

И вот спрашивается: кто из нас после этого Змея Подколодная? Вопрос…
Автор: Эльфика

+1

239

УТРО ФЕИ — сказка от Эльфики

http://s2.uploads.ru/4P2Ba.jpg

Три раза в неделю я встаю в четыре утра, чтобы к началу рабочего дня порадовать семейство свежей выпечкой. Семейство же мое состоит из пяти полноценных мужчин в возрасте от 10 до 75 лет – три сына, муж и свекр, проживающий с нами, поэтому свежая выпечка уничтожается быстро и качественно.

Итак, я встаю в четыре утра, тесто уже подошло, и я начинаю формовать булочки. Или пирожки. Или рогалики какие-нибудь, неважно что. Я завожу тесто с вечера, никаких «быстрых дрожжей», мука и масло высшего качества, все натуральное. Так меня учила мама. «Никаких суррогатов» и «у хорошей хозяйки всегда должна быть на столе СВЕЖАЯ выпечка». Све-жа-я. А вчерашняя выпечка свежей не бывает, поэтому я встаю в четыре утра.

Я делаю два противня свежей выпечки, чтобы хватило на два дня. По противню на день. Я чувствую себя преступницей, потому что завтра они будут есть вчерашнюю выпечку. Я плохая хозяйка, мама. Ты бы меня осудила, если бы была жива. Хотя я изо всех сил старалась тебя не огорчать. Я делаю все под твоим незримым оком и все еще жду похвалы. Ну хоть когда-нибудь, хоть сейчас, когда мне уже почти сорок, а старший сын успешно поступил в техникум. Но ты не похвалишь. Ты и при жизни меня не баловала, а уж сейчас — тем более. Прости меня, мама, я не оправдала твоих надежд…
Знаешь, как я стараюсь, мама? Я стремлюсь быть отличной хозяйкой, верной женой, заботливой матерью, почтительной снохой, ценным специалистом, и у меня все получается. Сейчас я допеку булочки, соберусь, надену свой с вечера отглаженный костюм и пойду на работу. Но перед этим я разбужу мужчин, накормлю их завтраком, провожу на работу, отправлю в школу, проверю, чтобы они ничего не забыли. А потом пойду на работу, да… И буду работать с 9 до 18, как я делаю пять дней в неделю. Если проводится какое-то субботнее мероприятие – тогда шесть дней. Без отгулов и доплаты. Наша директриса говорит, что у методистов рабочая неделя не нормирована, а доплачивать не предусмотрено. Ну я и молчу. Я никогда не могу для себя ничего потребовать. Я очень хороший исполнитель, мама. Хотя – что это я? Скромнее надо быть, девушка… Да и хороший ли вообще – это еще вопрос…

Вот ты знаешь, на днях мне сын сказал, искренне так, без обид: «Ох, мам, закончу техникум, пойду работать, сниму себе квартиру и буду с вами только по телефону общаться». Это он после того, как я ему запретила ехать с друзьями на дачу, на вечеринку какую-то. Но разве хорошая мать допустит несовершеннолетнего сына туда, где сплошные соблазны? Явно там будут девочки, и вино, не дай бог, и наркотики, а ему всего семнадцать! Я ему и сказала: «Вот когда будешь самостоятельный, тогда и вечеринки тебе, а пока – нет, нет и нет». Ну скажи, мама, разве я неправильно поступила? А он мне такое вот в ответ…

А вообще-то иногда я чувствую себя форменной Золушкой, которая должна все успевать, делать «на пять с плюсом» и при этом не сметь жаловаться. А так хочется все бросить – и на бал! Эх, и где же моя Крестная Фея?
- А вот тут! – послышалось с полки над вытяжкой. Я подняла голову – а там фея сидит, маленькая такая, в платьице-колокольчике, с тонкими ножками и прозрачными крылышками.
- Вот к чему приводит хронический недосып, — с упреком сказала ей я. – Феи уже мерещатся…
- Ничего я и не мерещусь, — обиделась она. – Я – твоя Кухонная Фея, я тут всегда сижу.
- Что-то я тебя раньше тут не видела, — возразила я. – Хотя на кухне полжизни провожу.
- Потому и не видела, что я не проявлялась. А не проявлялась потому что ты не звала. А про полжизни на кухне… Кто тебя заставляет-то?
- Как – «кто»? – удивилась я. – Жизнь и заставляет! Попробуй-ка такую ораву накормить! У мужа – гастрит, ему диетпитание нужно. Детей тоже повкуснее накормить хочется. У папы зубы плохие, ему – протертое и разваренное. Да еще эта выпечка трижды в неделю, будь она неладна!
- С такими «добрыми» пожеланиями в твоих булочках не только гастрит поселится, тут и до язвы недалеко, — заметила Кухонная Фея. – Ты зачем их печешь, если не хочется?
- Так мало ли чего мне не хочется? – снова удивилась я. – Есть такое слово – «надо»!
- Кому надо? – поинтересовалась Фея.
- Всем! – твердо сказала я. – В первую очередь – мне, потому что я – женщина, и на мне весь дом держится.
- Ой, ой, ой! – засмеялась Фея. – Весь дом на ней держится, во самомнение! Смотри, чтобы не раздавило!
- Не раздавит, — сердито сказала я. – Что ты тут насмехаешься, лучше бы за меня булочек напекла!
- А вот не буду, — нахально отказалась Фея и демонстративно сложила ручки на груди. – Не фейское это дело – булочки печь.
- А какое – фейское? – спросила я, поспешно возвращаясь к булочкам.
- Творить волшебство и радость, — сообщила она.
- Так сотвори же! Для меня, например.
- Да легко! А чего ты хочешь?
- На бал, — не задумываясь, брякнула я.
- Ой ли?
- Ну, не совсем на бал, — подумав, поправилась я. – Бал – не главное. Я хочу превратиться из Золушки в Принцессу.
- Домработницу найми, — хладнокровно посоветовала Фея.
- А еще волшебница! – ахнула я. – Да как ты можешь мне такое советовать? При живой хозяйке – и домработницу?
- Почему нет? – пожала хрупкими плечиками она. – А как ты намерена совмещать должности Принцессы и Золушки? В бальном платье и хрустальных туфельках будешь с половой тряпкой по углам ползать? Или во дворец пойдешь в своей рабочей одежде и с веником на всякий случай?
Я задумалась. Действительно, как-то не совмещалось…
- Но в сказке же Принц женился на Золушке? – неуверенно припомнила я.
- Ну так он ее не в горничные взял, а в жены! – подсказала Фея. – Стало быть, придется ей переодеться, выучить придворный этикет и вести совсем другую жизнь. Иначе так и останется на всю жизнь прислугой.

Я засунула булочки в духовку и уселась напротив феи. Мама, мамочка, что бы ты сказала, узнав, что твоя взрослая здравомыслящая дочь по ночам ведет неспешные беседы со сказочными персонажами? Точно, не одобрила бы!
- А кстати, долго ты еще намерена маме доказывать, что ты «хорошая дочь»? – немедленно спросила Фея. – У тебя же в голове из пяти мыслей четыре ожидают маминой оценки?
- Откуда ты знаешь? – смутилась я. – Мысли, что ли, читать умеешь?
- Ну разумеется! Я же Фея.
- Нескромно в чужие мысли лазить, — забеспокоилась я. – Мало ли у меня там что?
- Не беспокойся, все у тебя там стерильно и… скучно. Ты уж прости. Золушка хоть пела во время работы…
- Не могу я петь, когда дома все спят! – сердито ответила я. – И вообще, могу я хоть в утренние часы побыть в тишине?
- Можешь, — покладисто разрешила Фея. – Ты все можешь… Например, лечь в час, встать в четыре, и сразу за работу, которую вчера не доделала. Утро феи, одним словом!
- Да не знаю я, каким оно бывает, утро феи! – вздохнула я. – Вот каким бывает утро Золушки – это я тебе в подробностях расскажу. А про фей у меня информации нет. Может, поведаешь?
- Охотно, — кивнула она. – Итак, утро феи… Когда я просыпаюсь, я не сразу открываю глаза, а вспоминаю, что мне снилось. Если сон хороший – то еще раз удовольствие получаю. А если плохой – я его в хороший переделываю.
- А разве феям тоже снятся плохие сны? – заинтересовалась я.
- Конечно! А что, феи не люди, что ли? Только, в отличие от людей, мы не позволяем снам портить наше настроение!
- А если вообще ничего не снилось – только упала, и уже будильник звонит?
- Тогда я придумываю себе хороший сон! – мечтательно проговорила она. – Это как зарядка на день, понимаешь? Какой сон – такой и день! Так что утро – это время, когда можно придумать себе хороший день, во всех его подробностях!
- Ну ладно, а дальше?
- Теперь мне нужно призвать Вдохновение! Это просто: несколько глубоких вдохов-выдохов, и оно уже тут как тут! На выдохе отпускаю все ненужное и отработанное, на вдохе принимаю все нужное и свежее.
- Ух ты! Вот это надо бы попробовать. Вдохновение мне бы не помешало…
- Но это еще не все. Дальше я встряхиваю ручки, ножки, крылышки – это чтобы прогнать остатки сна и прийти в тонус. Две минуты интенсивных встряхиваний – и я готова к счастливому дню! Потом у меня водные процедуры. Я умываюсь исключительно росой! И тебе советую!
- Где ж я тебе в городской квартире росу-то найду? – горестно вздохнула я.
- В холодильнике! Замороженная вода по своим свойствам почти не уступает росе!
- Ага, понятно, — кивнула я. – Ну, воду-то заморозить недолго.
- И еще ее надо зарядить! Феи на нее всякие полезные наговоры делают. Например: «Вода-водица, милая сестрица, наливаю с любовью, заряжаю здоровьем».
- Здорово! – восхитилась я. – Сама придумала?
- А кто же мне еще придумает? Дарю, пользуйся! Хотя ты тоже можешь придумать заговоры, какие нравятся.
- Ну-ну, а потом?
- Умылись, значит, росой – полюбовались на свое отражение! Похвалили себя, по головке погладили, приятных слов наговорили…
- Что, вот так вот – сама себе?
- Ну да! А чего ждать, пока другие соберутся? Знаешь, как приятно, когда еще раннее утро, а ты уже вся в комплиментах?
- Даже не представляю, — призналась я. – Сама себе я ничего такого не говорю, а близкие что-то не торопятся. Они меня вообще по утрам как-то не замечают…
- Это потому что ты Золушка, — тут же объяснила она. – Была бы феей или там принцессой – сразу бы заметили.
- Ага, хорошо тебе говорить, — вздохнула я. – А мне с утра надо завтрак всем приготовить, накормить, собрать, проводить…
- Ах, бедная Золушка! И переодеться ей некогда! – всплеснула ручками она. – Да ты все свое время забила работой на других! А у тебя парни, между прочим, не маленькие! Могли бы уже по очереди завтрак готовить. Их пятеро – значит, каждый раз в неделю дежурит по кухне, а ты – только по выходным!
- Сказочная жизнь, — невольно усмехнулась я. – Фантастика!
- Ну так на то я и фея, чтобы все по-сказочному. Кстати, кончай ты с этой выпечкой! Мужа пожалей!
- В смысле? – опешила я.
- В смысле что гастрит у него как раз от твоих горячих булочек! Нельзя их в таком количестве и так часто поглощать! Это тебе не только любая фея скажет, но и любой диетолог!
- Но они же привыкли три раза в неделю…
- … и для них твои булочки превратились из праздника в рутину! – не дала мне закончить она. – А булочки должны быть праздником! Раз в месяц – это то, что надо!

Я представила себе такое «фейское» утро – без булочек, без готовки, без спешки, и тут же перед глазами возник суровый образ мамы, которая неодобрительно качала головой.
- Нет, то, что ты предлагаешь, это невозможно, — испугалась я. – Меня просто не поймут!
- Ну, тогда считай, что твоя карета уже превратилась в тыкву. На веки вечные! – пригрозила Фея. – Марш на кухню, и никакого тебе бала!
- Нет, нет! – торопливо замотала головой я. – Я хочу на бал, но…
- Золушку не пускала на бал мачеха, — проговорила Фея. – А кто не пускает на Бал Жизни тебя?
- Не знаю… Наверное, это я сама себя не пускаю. Я все время думаю: «Мама не одобрила бы!» — и принимаюсь за работу.
- Да ты сама себе мачеха! – ахнула Фея. – Что, у тебя была такая строгая мама?
- Да не то чтобы строгая… Просто вечно загруженная и озабоченная. Она нас с братом одна поднимала, когда папа нас бросил. Все время работала, ей не до нежностей было. Я тогда очень ее жалела и старалась не огорчать. Училась на «отлично» и по дому все делала, чтобы ее хоть немного разгрузить.
- У тебя доброе сердце, милая моя Золушка, — серьезно сказала Фея. – Но подумай сама: разве твоя мамочка желала тебе такой же тяжелой жизни? Она и трудилась, не покладая рук, чтобы ее дети были счастливы!
- Я об этом не думала, — созналась я. – Хотя мне кажется, что ты права!
- Ну так порадуй мамочку – стань счастливой, причем за двоих! За себя и за нее! По-моему, любой маме будет радостнее видеть дочь-принцессу, чем дочь-кухарку!
- А ты? Ты ведь тоже – Кухонная Фея?
- Потому что ты на кухне просто-таки живешь! А я, твоя Фея, должна быть рядом с тобой. Станешь Принцессой – буду Придворной Феей! Ну что, будем творить волшебство, или как? Кстати, булочки пора вынимать, я с трудом спасаю их от пригорания!
- Ой! – спохватилась я. – Я про них совсем забыла! Заболталась…

… Знаете, как я теперь провожу утро? Я просыпаюсь, но вставать не тороплюсь. Нежусь, вспоминаю свои сны и, если надо, переделываю их по своему вкусу. Я слышу, как на кухне льется вода, лязгают ложки, хлопает холодильник – это Дежурный Кормилец готовит завтрак. «Дежурный Кормилец» — это мой младшенький такую должность придумал, нам всем очень нравится! С кухни уже тянет вкусными запахами. А я еще лежу – ведь сейчас самое время придумать себе новый день! Потом я встаю и целых пять минут интенсивно встряхиваю все части тела. Попутно я заряжаюсь Вдохновением – на выдохе отпускаю, на вдохе – принимаю. Через пять минут я уже бодра, весела и вдохновенна. Я лечу на кухню, чтобы достать из холодильника несколько кубиков замороженной воды для умывания.
- Мам, какая ты красивая, прям сияешь вся! – говорит мне мой Дежурный Кормилец.
- А то! – отвечаю я. – Сон хороший приснился!

Ну, не столько приснился, сколько придумался, но я же сама себе фея, я теперь сама творю свою реальность. И когда просыпаюсь, и когда умываюсь, и когда дежурю по кухне – все делаю по-волшебному! У меня ведь есть собственная Придворная Фея, и она охотно делится со мной всякими волшебными премудростями.

Кстати, сына я тогда на вечеринку отпустила. Решила, что он уже взрослый и вполне разумный парень, а быть для него Злой Мачехой я больше не хочу! Пусть едет на свой Бал, и будь что будет. И знаете, ничего страшного не произошло! Съездил, вернулся, остался доволен, все живы и здоровы. Это потому что я предварительно потрудилась на славу – придумала ему Охранную Грамоту. Он об этом, конечно, ничего не знал, но метод-то сработал!

А я тем временем навожу красоту. Водичку для умывания я делаю не только заряженной, но еще и со всякими травками – шалфей, ромашка, чабрец… После умывания такой водицей у меня щечки – персик, ручки – бархат! Смотрю в зеркало – так и хочется себе что-нибудь приятное сказать. Я, конечно, в этом себе не отказываю, но в комплиментах у меня недостатка нет: мои мужчины не дают мне забыть о том, что я красива, желанна и любима.

Домашние дела мы распределили, и у меня оказалась куча свободного времени, которое я трачу на себя и на общение с моими любимыми. Прошу заметить – не на заботу, не на обслуживание, а именно на общение! Оказывается, я столько интересного пропустила, застряв у себя на кухне!!! Я и мужчин-то моих знала как-то однобоко, с точки зрения «кто что предпочитает». Вот оно, мышление горничной-кухарки! А с ними, между прочим, очень интересно поговорить на разные темы, и как я раньше не догадывалась?

А рабочий день у меня теперь очень даже нормированный. Я изучила трудовой кодекс, коллективный договор и теперь в общении с директрисой чувствую себя более чем уверенно, и мне кажется, что сама работа ко мне стала относиться гораздо уважительнее.
Думаете, все получилось легко и просто? Как бы не так! Пришлось преодолеть сопротивление близких, а особенно – свое. Ведь я за столько лет приучила их воспринимать меня Золушкой, а тут – Принцесса,  даже не Принцесса – Фея! Конечно, им нужно было привыкнуть, но я дала им это время. Зато теперь они меня замечают, и, по-моему, их это очень вдохновляет! А уж когда раз в месяц я устраиваю Праздник Свежих Булочек, тут я вообще становлюсь королевой, а они – моими благодарными подданными. И мне устраивать такие праздники тоже в радость, потому что не по обязанности, а от души!

Да, я поехала на бал – на Бал Жизни! И я никогда не позволю своей карете снова превратиться в тыкву. Для этого у меня есть утренние минутки, которые я трачу на доброе волшебство. Я придумываю себе новый день, и каждый из них еще счастливее предыдущего. «Мама, — говорю я, — посмотри, какая я счастливая! Ты ведь этого хотела?». И сама себе отвечаю: «Конечно! Просто она не могла выразить это словами!».

Теперь вы знаете, как проходит Утро Феи, и, если хотите, можете попробовать его повторить. Я все время думаю, как будет здорово, если по утрам на земле будут просыпаться сотни, тысячи Добрых Фей! Тогда весь мир наполнится чудесами и волшебством. И не сомневайтесь: ваша мама одобрила бы!
Автор: Эльфика

+1

240

http://ukamina.ucoz.ru/sml/clap.gif

0


Вы здесь » Lilitochka-club » Литература » Сказки для взрослых


Рейтинг форумов | Создать форум бесплатно © 2007–2017 «QuadroSystems» LLC