Код:

Lilitochka-club

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Lilitochka-club » Литература » Сказки для взрослых


Сказки для взрослых

Сообщений 201 страница 220 из 256

201

Странница написал(а):

ДИАЛОГ С ЛЮБОВЬЮ

Ассолька ,http://s1.uploads.ru/t/vp1iV.gif

0

202

ТВАРЬ — сказка от Эльфики
http://s4.uploads.ru/pwcY7.jpg

Тварь появилась в моей жизни не впервые, но на этот раз очень уж не вовремя. Я и так была сильно обесточена, обездвижена, измучена чередой неприятных и крайне стрессогенных событий и, можно сказать, жила «на автопилоте». Смерть близких людей, несбывшиеся ожидания, груз ответственности и давление слов «должна» и «обещала» – для меня оказалось слишком много. А при этом, надо заметить, мне приходилось постоянно «держать лицо», потому что оно (лицо) в нашем городе к тому времени было очень уж узнаваемое. К тому же мои проблемы – только мои и не должны обременять ни близких, ни посторонних. Это я четко усвоила еще в детстве.

Да, мне не нравится быть похожей на зомби (а кому бы понравилось?). Да, сил хватало только на выполнение самых важных дел, от которых не отвертеться. Да, постоянно хотелось залезть в норку, свернуться калачиком и уйти в спячку. Желательно, круглогодичную. Но не это было главной бедой. Самое ужасное было в том, что я перестала слышать Небо. Кто в теме, тот поймет. Кто не в теме, объясню: это как оказаться заблудившейся в глухой тайге, в одиночестве и без средств связи. Выжить можно, но сложно.

В таком состоянии я, как утопающий, хваталась за любую соломинку и очень старалась себе помочь. Хотя энергии катастрофически не хватало, она вся утекала в какую-то черную дыру, в брешь, пробитую в моей броне (ауре, защите, астральном теле – называйте как хотите).
Вся ирония заключалась в том, что привычные и рабочие техники, методики и инструменты на этот раз не помогали. Все равно что, располагая пинцетом и ножницами, пытаться починить ядерный реактор.

Да, вот так обстояли дела. Я паниковала и действовала методом «научного тыка», по принципу «что-нибудь да сработает». В частности, скакала с тренинга на семинар, с семинара на мастер-класс, с мастер-класса на кемп, где пыталась восстановить себя с чужой помощью. Иногда не помогало вовсе, иногда давало краткосрочный эффект, иногда становилось так хорошо, что я уже была готова праздновать свое возвращение в Большую Жизнь, если бы не один момент: Черная Дыра никуда не девалась и продолжала поглощать мою энергию, в том числе и вновь обретенную .

На тот тренинг, где Тварь, я попала в рамках все тех же отчаянных попыток «вернуть как было». То есть опять стать красивой, энергичной, радостной Бегущей-По-Волнам-Жизни, каковой я всегда и была.

Женщина-тренер была интересная. Она была вау и супер. От нее лились потоки энергии, и я, как оголодавший вампир, хватала их каждой клеточкой тела, стараясь запастись впрок. Мне уже опять казалось, что я наполняюсь и оживаю, когда была объявлена работа в группах по трое.

И вот нас трое – я, невзрачная блондинка и яркая брюнетка, все примерно одного возраста с разницей плюс-минус пять лет. Имен не запомнила, да и не важно. Блондинка пребывала в приятном балансном состоянии и была немного рассеянной (это понятно, когда ты близок к нирване, общаться неохота). Брюнетку я бы определила как «вулкан страстей» — выглядит возбужденно, говорит категорично, жестикулирует размашисто.
Что было за задание – не помню. В обсуждении блондинка высказалась, что у нее в этом плане все хорошо и что говорить, она не знает. Брюнетка долго и обстоятельно рассказывала подробности, из которых следовало, что она крута, как горы Тибета. Наверное, так оно и было – форма соответствовала содержанию. Я же, в желании выявить и устранить свою проблему, попыталась ее озвучить. Вот именно «попыталась», потому что брюнетка с энтузиазмом подхватила и начала излагать свое видение. По типу «это не так», «ты просто не понимаешь» и «сейчас я расскажу, как тебе жить».
Сначала я с некоторым усилием старалась уловить ход ее мысли. Врубившись, попыталась внести поправки: мол, все не совсем так, и даже совсем не так. В ответ брюнетка явила опыт ведения подобных дискуссий: для начала обесценила мои доводы, затем растоптала меня как личность, а напоследок высказалась, что я ее очень разочаровала.
- А вы не очаровывайтесь, легче будет, — стараясь быть толерантной, посоветовала я.

Зря я, конечно. Потому что в глазах Твари (а именно так я стала определять бойкую брюнетку к этому моменту) полыхнул охотничий азарт, и она стала наносить удары во все мои болевые точки. Собственно, я их сама обозначила в процессе тренинга, а она (надо же!) запомнила, и теперь с размаху тыкала во все мои затянувшиеся и свежие раны. Блондинка отстраненно улыбалась, слегка покачиваясь, в диспут не вступала и была вообще далеко.

Первым чувством было недоумение: за что? Вторым – протест: как она смеет? Третьим – злость: да какого черта!!! В тот момент я возненавидела Тварь всеми фибрами души. Не люблю, когда лезут в душу без спроса, вот так, в сапогах, грубо и бесцеремонно.

Но я задушила свой порыв ответить симметрично и не сказала Твари, что она Тварь. Я не вышвырнула ее вон из своего личного пространства. Я сделала то, что привыкла: нацепила вежливую улыбку, поблагодарила Тварь за ее неоценимый вклад в мое личностное развитие, и накинула покров безразличия. Но внутри, внутри… Там теперь ворочалась огнедышащая лава, там кипел вулкан страстей, там назревал прорыв, грозящий вселенской катастрофой. Мне удалось «удержать лицо», я ничем не выдала своего негодования.

По окончании тренинга я вышла на улицу и вдруг с удивлением обнаружила, что тут растут деревья, ходят люди и светит солнце. Оказывается, в моем «анабиозном» состоянии я давно перестала это замечать. Наверное, смотрела туда, в Черную Дыру. А теперь, пылая праведным гневом, я увидела, что мир по-прежнему прекрасен, это я немножко умерла.

Пользуясь случаем и хорошей погодой, я поехала не домой, а на берег реки. Было отчетливое желание пошвырять камни – кстати, отличный способ для выражения гнева. Есть у меня такое заветное место, где много камней, а вот людей почти никогда не бывает.
- Тварь! Тварь! Тварь! – выкрикивала я, мысленно помещая в камни возмущение, несогласие и ненависть, и с каждым броском все больше скидывая камень с души.

Накидавшись и утомившись, я легла на травку и уставилась в небо. Там, в пронзительной синеве, мирно плыли кучевые облака. Там было спокойно и светло.
«Ты меня слышишь?», — позвала я.
«Привет, малышка», — отозвался он.

Я не знаю, кто он – может, Бог, может Ангел-Хранитель, может, Наставник. А может, и вовсе то, что называется «Высшее Я». Но он мне очень помогает: учит, разъясняет, отвечает на вопросы. Как он выглядит, я тоже не знаю, но представляю себе в виде высокого мужчины без лица, облаченного в белые одежды, сотканные из света. Как-то так.
«Почему тебя так долго не было?», — первым делом спросила я.
«Потому что ты была на низких вибрациях».
«По-моему, именно сегодня я была на низких вибрациях. Ниже некуда. Злость, ненависть, неприязнь – взрывоопасный наборчик, к употреблению запрещенный!».
«То, что надо! – смеется он. – С чего ты взяла, что живые эмоции кто-то будет запрещать? Зато в тебе была жизнь. Ты так вибрировала, что я тебя услышал».
«А до этого?»
«Временами. Слабо. И настроиться на тебя было трудно – ты все время старалась быть не собой».
«Это сегодня я была не собой. Вернее, вышла из себя. Эта Тварь меня вывела».
«Вот видишь, как полезно иногда выходить из себя, пусть и с чужой помощью. Только так и можно узнать себя получше».
«Но она била меня по больному!».
«…И вскрыла все нарывы. Теперь видишь, где болит и что лечить».
«Из-за нее я с трудом сохранила лицо!».
«Нет, ты с трудом сохранила маску. Если бы ты на нее наорала, я бы поверил».
«Неприлично орать на людей».
«Притворяться приличнее?».
«Я камни покидала. Самовыразилась. И зачем только я на этот тренинг поперлась!».
«Действительно, зачем?».
«Я хотела получше узнать себя».
«Вот и узнала. Она тебе все показала».
«Что узнала-то? Что я злобная, яростная и мстительная?».
«А еще нежная, любящая и понимающая. И что предпочитаешь проявлять только одобряемые чувства и совершать только одобряемые поступки. Тебе не кажется, что ты отрицаешь примерно половину себя?».
«Даже когда мне было очень-очень плохо, я не плакала, не жаловалась и держала себя в руках».
«Малышка, а зачем? Зачем быть не собой, а кем-то другим? Плачь, когда тебе больно. Жалуйся, когда нужна помощь. Давай отпор, когда на тебя нападают. Ты же понимаешь, что с тобой происходит, так к чему это лицедейство? Пусть будет то, что будет – легкий бриз, холодный ливень, знойный июль, первые заморозки, сверкающая молниями гроза… Это красиво, и это естественно».
«Так, что ли, можно?».
«Да только так и нужно. Так устроен мир».
«Выходит, Твари я должна еще и спасибо сказать?».
«Мне было бы приятно».
«Почему – тебе»?
«Потому что, видишь ли, это был я».
«Ты??? Ты – та брюнетка?».
«Ну, не совсем так. Я через нее проявлялся, через ту женщину».
«Зачем???».
«Чтобы оживить тебя, чтобы ты, наконец, завибрировала. Ты же ожила? Значит, получилось».
«Вообще-то я думала, что это тренинг подействовал».
«И он тоже. Немножко. Но разбудила тебя она. Та, кого ты называешь Тварь».
«Да, неудобно как-то с этим прозвищем… грубо получилось».
«Это смотря какой смысл вкладывать. Тварь Божья. Творение. Сотворенная Творцом».
«Осмыслить надо…».
«Осмысливай. Тогда я позволю себе откланяться».
«Да, а как же Черная Дыра? Она меня высасывает. Я не пойму, что это такое».
«Это страх, малышка. Страх быть собой. Но это не более чем иллюзия, которую ты придумала сама. Давно, когда ты была ребенком и страшно боялась огорчить родителей».
«Да, так и было. От меня требовалось… соответствовать. Я старалась!»
«Кончай стараться. Ты давно выросла. Начинай жить!».
«А с Дырой-то что делать?».
«Ты придумала – ты и преобразуй. Заложи кирпичом. Поставь стальную дверь. Запечатай сургучом. Или включи обратку – пусть отдает ту энергию, которую у тебя забрала. В общем, придумаешь. Ты же умница, я-то знаю».
«О, это мысль! Прямо сейчас и займусь».
«Иди, малышка. Живи на всю катушку! Пока ты жива – я на связи».

И Наставник отключился. А я встала, отряхнула брючки и посмотрела за реку.
- Слышь, брюнетка, Тварь… то есть Творение Божье! Спасибо. Ты молодец, оживила меня. Можно сказать, пинками подняла. Низкий поклон и искренний респект. Может, еще пересечемся. Все, пошла Черную Дыру ликвидировать.

Ухмылочка, которую я выдала, явно не была бы одобрена моей мамой. Зато она обещала скорую трансформацию Черной Дыре – дикому, первобытному, всепоглощающему страху, который так долго мешал мне жить полной жизнью и быть собой.
Автор: Эльфика

+1

203

ОБРАЗИНА — сказка от Эльфики
http://s7.uploads.ru/ZVbSX.jpg

Решила как-то Маня, что пора заканчивать с одинокой жизнью – тяжело женщине в этом жестоком мире одной управляться, хочется любви, нежности и крепкого мужского плеча.

Нарисовала Маня Светлый Образ будущего спутника жизни – хорошо получилось: и глаз радует, и сердце греет! Украсила она Образ самыми разными достоинствами: добродушием, ответственностью, верностью, домовитостью, пониманием и прочими полезными качествами. Посмотрела – ну прямо чудо что за мужчина, с таким хоть в огонь, хоть в воду.

Но прежде чем запускать проект в жизнь, решила Маня посоветоваться с родными и близкими – вдруг что-то забыла, недоучла, тут-то более опытные поправят и дополнят.

Показала она Светлый Образ подруге. Та посмотрела и фыркнула:
- Да ты у нас фантазерка, Мань! Таких мужчин в природе не бывает. А если и есть, то уже давно все заняты. Я тебе на день рождения губозакаточную машинку подарю, тебе без нее никак.

От таких слов Светлый Образ как-то потускнел, а Маня обеспокоилась. Неужели она с достоинствами переборщила? Но ведь она этого достойна, разве нет?
Побежала она с другой подружкой советоваться. Та тоже Образ раскритиковала:
- Зачем тебе такой красавчик? Того и гляди, уведет какая-нибудь ушлая бабенка! Мой тебе совет: поубавь ему привлекательности, от греха…
Ой, и правда! Испугалась Маня, поправила Образу лицо – глаза уменьшила, нос увеличила. Подумала и еще пририсовала уши оттопыренные. Ничего, она потерпит, зато другие не позарятся. Кому, кроме нее, такой Чебурашка понравится?

Следующий совет последовал от мамы.
- Ох, Маня, Маня… Где ж ты в нынешних мужиках ответственность найдешь? Все на нас, женщинах, держится! Это мы и коня на скаку, и в горящую избу… Вот попадется тебе альфонс какой-нибудь, будешь знать.

У Мани даже настроение испортилось. Но маме – как не поверить? Вздохнула Маня и убрала ответственность. Ладно, пусть уж все на ней держаться будет. Она сильная, она справится. А мамин ярлык «Альфонс» к Образу намертво прилип¸ и не оторвешь.

Дальше советы посыпались, как из рога изобилия:
- Добродушие? Не надо, убери. Иначе из него защитник никакой. Как же он семью обеспечивать будет? Пусть будет лучше Умеренный Тиран — они хоть и агрессивные, зато по жизни успешные.
- С верностью ты погорячилась. Не бывает верных мужиков, не бы-ва-ет! Ты убери Верность с Образа, а то она тут ну прямо ни к месту!
- А я вот читала, что мужчины с Марса, женщины с Венеры, и никогда им друг друга не понять. Поэтому сразу настраивайся на то, что он «вещь в себе», по-другому все равно не выйдет.

Даже странно, почему к Светлым Образам так легко прилипают чужие заморочки и прочая шелуха? Может, потому что такие Образы особенно притягательные? Или их создательницы слишком доверчивые? Вот только что был верный, добродушный и понимающий – глядь, а уже погуливающий, агрессивный и равнодушный.
- А вот у меня случай был, — рассказывала коллега по работе, — стал за мной ухаживать такой мужчина, такой мужчина – вот прямо как ты нарисовала! Я, дура, ему поверила, а он оказался брачный аферист! Так что ты осторожнее, будь начеку, сердце не распахивай и следи в оба глаза.

Вконец расстроенная Маня и не заметила, как на Светлый Образ оказался навешен ярлык «Брачный Аферист».

В общем, после всех советчиков и доброхотов с такой любовью созданный Светлый Образ превратился в самую настоящую Образину: альфонс, брачный аферист, тиран, да еще ко всему и ушастый. С таким мужчиной не то что семью создавать, а даже смотреть на него не хочется. Тяжело женщине в этом жестоком мире одной управляться, а если еще и такая вот Образина рядом, так вообще жизнь беспросветной покажется. Лучше уж одной…

Хотела было Маня окончательно разрушить жуткую Образину и забыть ее, как страшный сон, но заговорила та человеческим голосом:
- Остановись, красна девица! Не смотри, что я в таком облике неприглядном, может, я тебе еще пригожусь!

Маня от таких речей оторопела и даже рот закрыть забыла. А Образина тем временем стала говорить вещи странные:
- Слушай, Мань, ну что ж ты такая дура? Почему ты кому угодно веришь, только не своему сердцу? Ведь с любовью и старанием Светлый Образ создала, я и сам себе нравился! Что тебе мешало тебе этот Образ в жизнь воплотить? Зачем всех слушать стала?
- Но как же, — пролепетала Маня, — я ведь просто хотела посоветоваться!
- А я тебе по-другому скажу, — упрямится Образина. – Просто ты ответственность на себя брать не хочешь. Все тебе мамки-няньки нужны, чтобы самой решений не принимать. Зато в случае чего на них всю ответственность свалить можно: мол, это не я – это они насоветовали.
- Так у всех же опыт за плечами есть, — оправдывается Маня. – Глядишь, и пригодится.
- Да самая главная ошибка – это примерять на себя опыт с чужого плеча, — говорит ей Образина. – Размерчик-то чужой, и фасон, и расцветка не твои. Не по твоим лекалам скроено, значит, и сшито будет кое-как, и сидеть на тебе станет криво.
- Ой, какие у вас сравнения красочные, — поежилась Маня. – Не люблю я так, если одежда не по мне, ни за что ее на себя не надену.
- А мой Светлый Образ испортить легко дала, — упрекнула ее Образина. – Посмотри, на что я теперь похож!
- Да уж. Не больно привлекательно выглядишь, — признала Маня. – Раньше лучше было.
- Что делать-то думаешь? Пойдешь замуж за меня, Образину, или одна своей век куковать будешь?

Маня сначала опечалилась, потом задумалась, а потом кое-что для себя решила.
- Ни то и ни это, — объявила она. – Замуж я за тебя, может, и пойду, но не за Образину, а за Светлый Образ, который сама создавала и в который почти уже и поверила. Поэтому я сперва тебя почищу, сниму всю эту мерзкую чешую, что на тебя доброжелатели навесили. Это не мое, оно мне и не надо.
- Правильно решила! – обрадовалась Образина. – Каким ты меня придумаешь, таким я и буду. И не слушай никого, только себе верь!

Засучила Маня рукава и за работу принялась. Трудно ей пришлось – поди вспомни, что здесь с самого начала было, а что потом образовалось. Но ничего, справилась – пропала страшная кривая Образина, очистился Светлый Образ, засиял. Только про уши забыла – так и остался муж лопоухим.

Тут же на свет счастья подруги потянулись.
- Ой, Мань, ты опять за свое? Говорили же мы тебе… Не бывает таких мужчин, не бы-ва-ет!
- Так, всем тихо! – строго сказала Маня. – Советы и мнения временно не принимаются. И предупреждаю: Светлый Образ руками не трогать и словами не обсуждать. В процессе совместного проживания сама разберусь!

До сих пор разбирается. И, судя по всему, счастлива. Вот только уши… Но это даже и хорошо: как посмотрит Маня на уши – так сразу вспоминает, что верить надо не теткам чужим, а сердцу своему. Оно не обманет!
Автор: Эльфика

0

204

Странница написал(а):

ОБРАЗИНА

Всё, как в жизни  http://s019.radikal.ru/i607/1210/9b/1f05f246ce65.gif

0

205

Ассолька, http://s011.radikal.ru/i317/1605/62/bedf608725b6.gif

0

206

СКРИПКА — сказка от Эльфики
http://sh.uploads.ru/8udJy.jpg

Гармонию можно создавать по-разному. Он мог бы сотворить меня горной рекой или падающей звездой, на которую загадывают желание. Можно было бы сделать меня березкой или мимолетной радугой. Я могла бы стать набором красок «Невская палитра», чтобы впоследствии мановением кисти художника превратиться в пейзажи и этюды. Но Творец задумал меня скрипкой – он в тот период вообще увлекался звуками, тональностями, вибрациями и теорией струн.

Он работал надо мной долгое время, медленно и вдумчиво. Он гладил ладонью крутые изгибы моего корпуса, осторожно натягивал струны, чутко отстраивал их, добиваясь идеального звучания. Он создал и забраковал два десятка смычков, пока не получился тот, что подошел мне идеально. Наконец, он счел, что работа закончена.

Он тронул струну, и я отозвалась нежным, щемящим звуком. И тогда он вскинул смычок и заиграл. Я прижалась к его щеке и плечу, раскрывшись ему навстречу, и доверилась его рукам. И зазвучала музыка – две мелодии, звучащие в унисон: его любовь ко мне слилась с моей любовью к нему, переплелась в аккордах, создавая идеальную гармонию, до последней ноты, до последнего вздоха…
- Это была Мелодия Любви, — сказал он. – Запомни ее, девочка. Когда тебе будет грустно, плохо, не по себе – играй ее и вспоминай, что я всегда с тобой, и мы единое целое – Творец и Творение. Обращайся ко мне, я во всем тебе помогу.
- Да, — заливаясь счастливыми слезами, проговорила я. – Я буду помнить. Ничего прекраснее я и представить себе не могла.
- Ты лучшее, что я смог сделать, — сказал он. – Ты звучишь… уникально. В тебе нет ни тени фальши. И я знаю, где ты сможешь принести наибольшую пользу. Я отправлю тебя в мир, где накопилось слишком много искажений. Ты придешь в тот мир прекрасной женщиной, и ее тело очертаниями будет повторять тебя. Тонкая талия… крутые бедра… стройная длинная шея. А главное – чуткая, трепетная душа, настроенная на Божественную Гармонию.
- И в чем будет моя задача? – тихо спросила я.
- Просто звучать. Петь так, как ты пела сейчас в моих руках. Слышать неправильности и гармонизировать их, насколько ты сможешь. Когда пространство зазвучит в унисон с тобой – ты поймешь, что гармония восстановлена.
- А потом?
- А потом ты услышишь следующее искажение. И снова будешь искать гармонию. И так раз за разом.
- А что это – искажения?
- Искажения – это примерно вот так, — он нащупал нужные точки на моих струнах и дернул их изо всех сил.

Я вскрикнула – это оказалось ужасно больно. Тот визжащий звук, что издали струны, казалось, едва не расколол мой корпус пополам. Я дрожала и не могла прийти в себя, и ему пришлось положить сверху руку и погладить струны, чтобы исчезло ощущение ужасного диссонанса.
- Вот такие звуки наполняют тот несчастный мир, — сказал он. — И там есть разумная жизнь. Люди, которые страдают от дисгармонии.
- Как же они это выдерживают? – прошептала я.
- По-разному. В целом, приспособились, но последствия печальны. Они очень агрессивны, эмоционально не уравновешены, и жизнь их гораздо короче, чем могла бы быть.
- Бедные…
- Тебе там будет нелегко. Если ты откажешься, я пойму. Найду тебе другое применение.
Но я уже прониклась искренним сочувствием к неведомым существам, живущим в такой дисгармонии. И, раз уж мне все равно предстоит отделиться от Творца, то какая разница?
- Нет-нет. Не нужно ничего искать. Я согласна.
- Спасибо, милая. Я тебя для этого и создавал.
- А если я не справлюсь?
- Ничего не бойся. У тебя будет время научиться. Помни только одно: когда тебе будет больно, ты должна искать нужные ноты и аккорды, чтобы восстановить гармонию. Вот так… — и он снова дернул струны, наполнив мир болью, заставившей меня заплакать. Но на этот раз я сумела быстро найти нужное звучание, и заиграла так, будто это была моя последняя песня – до слез, до исступления, до самозабвения. До полной гармонии.
- Что это было? – спросила я, когда немного пришла в себя.
- Импровизация, — ответил он. – Очень хорошая импровизация! Ты безумно талантлива, девочка. Ты умеешь чувствовать, и ты не боишься боли.
- Боюсь, — призналась я. – Но я уже поняла: как я все исправлю, если не почувствую?
- Умница.

… Мой первый вскрик в теле маленького ребенка раздался, когда по глазам резанул непривычный, слишком яркий свет, а вслед за ним понеслись лающие и скрежещущие звуки, и с моим корпусом тоже обошлись довольно грубо, шлепая его, мотая туда-сюда и бросая на твердые поверхности. Я плакала, потому что это было страшно, непонятно… негармонично. Потом я впала в забытье, а когда очнулась, все уже оказалось не так уж плохо. Меня бережно держали на руках, и звучала мелодия любви, очень похожая на ту, которую подарил мне Творец. Мамина колыбельная. Можно закрыть глаза и отдаться звукам.
Теперь я была младенцем, человеческим существом, и к этому тоже пришлось долго привыкать. Но внутри я оставалась скрипкой, и во мне все время звучала Мелодия Любви, напоминавшая мне, кто меня сюда отправил и зачем.

К сожалению, пребывать в гармонии долго не пришлось: очень скоро я услышала и другие звуки, страшные и некрасивые. Мама и папа все время что-то делили, выясняли отношения, обменивались претензиями. Когда они ссорились, папа был полон страха и вины, — мама – праведного негодования и ненависти. Иногда роли менялись, но это не важно. Мне было так больно, что я не могла не вмешаться – я отважно становилась между ними и начинала звучать. Иногда мне удавалось восстановить гармонию, но были случаи, когда они шумели так громко, что совершенно не слышали тонкие, дрожащие звуки маленькой скрипки. Но я все равно старалась. Опыта и силенок у меня было маловато, поэтому после их «концертов» я часто болела. На какое-то время все забывали о собственной дисгармонии и объединялись вокруг меня и моего здоровья. На какое-то время гармония восстанавливалась, и я была благодарна – это давало мне возможность прийти в себя и снова настроиться.

Однажды у них случилось что-то совсем уж плохое, что почти стоило мне жизни. Я не помню, в чем было дело, но гром и молнии заполнили всю нашу маленькую квартиру, которую сотрясали совершенно дикие, яростные и необузданные звуки… мотив разрушения. Я испугалась, я была в смятении, и моя музыка была отражением моих эмоций. От страха я старалась играть как можно громче, чтобы заглушить эту неистовую Пляску Смерти, но получалось только хуже. Смычок летал, как бешеный, корпус мой содрогался, струны вибрировали в страшном напряжении. Я сосредоточилась на одном: любой ценой восстановить гармонию в семье, любой ценой! Цена оказалась слишком высока: я не выдержала. Сначала лопнула одна струна, за ней – две другие. Осталась последняя, но она продолжала звучать, пока не сломался смычок.

В больнице было много детей и мягких, улыбчивых людей в белых халатах. А еще там был карантин, и родителей ко мне не пускали. Зато ко мне приходил Творец. Днем меня лечили доктора, ночью – он. Он снял порванные струны, натянул другие и смастерил для меня новый смычок.
- Что такое со мной произошло? – спросила я.
- Ты надорвалась, девочка, — ответил он. – Слишком запущенная дисгармония, слишком сильные эмоции, слишком нежная душа и слишком большая самонадеянность.
- Самонадеянность?
- Ты была расстроена. Как ты хотела восстановить гармонию, если сама звучала негармонично? Можно сказать, ты пошла вразнос и этим очень навредила себе. Я тебя починил, но прошу: никогда больше так не делай. Сначала – настройка, затем – музыка. А сейчас давай позвучим вместе.
Я снова настраивалась на звуки Творца, ощущая себя частью Мироздания, хрупким, но важным инструментом в Оркестре Бытия.
- А можно мне не возвращаться к тем людям? К родителям? Боюсь, я не выдержу.
- Выдержишь. Ты получила опыт и стала умнее и сильнее. Тебе еще многому предстоит у них научиться. Они – твои первые Учителя. Скоро тебе придется покинуть их и звучать самостоятельно, и я хочу, чтобы ты была готова.

Через месяц меня выписали, и родители забрали меня домой. Они искренне радовались, что все обошлось, но я понимала, что они никак не связывают мою внезапную болезнь с их искаженными отношениями. Но я действительно стала умнее и сильнее и помнила, что они – мои первые Учителя, а мне еще много чего надо постичь и осознать. Например, верно оценивать свои силы, держать настройки, уметь дистанцироваться и многое другое.

Как и было предсказано, я выросла и покинула родительский дом, пустившись в самостоятельную жизнь. К этому времени я многое поняла и многому научилась. Например, я осознала, что иногда молчание – тоже часть музыки. И что не стоит привязываться к результату. Мое дело – звучать, но не пытаться перекрывать чужую музыку, даже если она мне не нравится. Не все стремятся к гармонии, и не каждый способен слышать мою музыку.

Конечно, я продолжала звучать. Это привлекало ко мне разных людей. Одни звучали со мной в унисон, и у нас получались великолепные дуэты и оркестровки, другие пребывали в диссонансе и инстинктивно тянулись ко мне, чтобы сменить настройки. Я радовалась и тем, и другим, потому что все они помогали мне выполнять мое предназначение. Редко, но бывало, что кто-то морщился, слыша мою музыку, и считал ее непонятной и даже неприятной. Я научилась относиться к этому спокойно, признавая их право на собственный выбор. Иногда на моем пути встречались Настройщики – люди, в которых Творцом был встроен камертон. Тут уже я старалась проводить с ними побольше времени, чтобы отстроить свои струнки души.

А потом меня постигла любовь. Она моментально вознесла на такие высокие вибрации, каких я еще не знала. Во мне ликовала любовь, и я выдавала такие невообразимые пассажи, что струны раскалялись и дымился смычок. Мой любимый не выдержал такого накала страстей и испарился (если честно, я даже не сразу это заметила). Та же участь постигла и второго, и третьего – они меня любили, они мной восхищались, они мной гордились и какое-то время пытались существовать в этом пламенном экстазе, но долго не выдерживали. Это было грустно, но по-другому я любить не умела. В какой-то-там-очередной-раз я обратилась к Творцу:
- Скажи, почему мне не удается найти себе постоянную пару? Что я делаю не так?
- Ты все делаешь так. Так, как чувствуешь. И да, твои мужчины быстро сгорают. Слишком сильно, слишком ярко, слишком страстно. Если ты хочешь, чтобы рядом был другой человек, стоит позаботиться о его комфорте. Снизить пафос, приглушить музыку…
- Но это такие ощущения! Такой полет! Такое вдохновение! Я ни за что не хочу расстаться с этим и ничего не хочу снижать и приглушать!
- Ну вот, ты и выбрала. Отметим: в любви тебе важен не партнер и даже не сама любовь, а высокие вибрации, которое это чувство дает. И музыка, которая звучит в этом полете.
- Да. Если нужно выбирать, то я – за полет смычка, восторг и свободное звучание – я же все-таки скрипка! Раз так, я готова отказаться от создания семьи. Но это же, наверное, неправильно?
- Увы, малышка, Творцы часто бывают одиноки. Вся их жизнь – великое служение, и им многим приходится поступаться, чтобы свободно распоряжаться своими крыльями, временем, жизнью. И чтобы пожертвовать всем этим, если надо — крыльями, временем, жизнью.
- Что ж, я готова на такую плату. Спасибо, что растолковал.

Любовь никуда не делась – я оказалась очень влюбчивая и изливала ее потоки на все сущее, от незнакомых людей до природных явлений. А вот личные привязанности отошли на задний план, потому что выбор был сделан, и сделан вполне осознанно. У меня было несколько близких людей, с которыми мы оказались созвучны и много общались, и это было счастье.

Я еще раз сорвала струны, когда пыталась остановить войну. Слишком сильно на меня подействовали кадры, которые все время показывали по телевизору. Там летели снаряды, рушились дома, гибли дети. Там было не понять, кто прав, кто виноват – все по-своему правы и по-своему виноваты. Я понимала, что Симфония Войны – это слишком масштабное произведение, явно не для юной скрипки, но не вмешаться не могла. Разумеется, это было самонадеянно и недальновидно: война меня буквально раздавила. Пройдя по ее дорогам (пусть и мысленно, посредством музыки), я получила разрыв струн, многочисленные трещины корпуса, а нижнюю и верхнюю деки насквозь прошила автоматная очередь. Три пули, три удара, три дыры в душе. Но я выжила.

Я снова лежала в широких ладонях Творца, а он осторожно разбирал меня на части, сокрушенно качая головой.
- Я тебя подвела, да?
- Не думай об этом. Ты не можешь меня подвести никогда и ни в чем. А вот себе ты сильно навредила…
- Но у меня ничего не получилось с этой войной. Она все равно продолжается, а я почти разрушена.
- Малышка, не все можно вынести в одиночку. Ты слишком хрупка, чтобы взвалить на себя ответственность за всю Вселенную. Твой душевный порыв заслуживает уважения, но ты ошиблась в методах. Симфонии Войны можно противопоставить только Симфонию Мира. Ищи единомышленников, подбирайте партитуру, сыгрывайтесь, репетируйте. Творите! Звучите! Наполняйте мир звуками гармонии!

Он гладил мое истерзанное, поцарапанное тело, пробегал чуткими пальцами по грифу.
- Творец, я могу тебе признаться: там было так страшно и так больно, что я расхотела жить. Совсем расхотела: я мечтала кануть в небытие, чтобы этот жуткий, жестокий, неправильный мир больше не имел ко мне отношения. Я хотела вернуться к тебе.
- Моя золотая девочка, что же они с тобой сделали…

Он сотворил новые детали взамен испорченных и утраченных, собрал корпус и приладил палисандровый гриф, заново покрыл меня светлым лаком и натянул струны. А когда я была полностью восстановлена, он, как бывало раньше, взял смычок и заиграл.

Все было странно: это была я и не я. Ощущение было, что я выросла, стала больше, шире и звучнее. Мой голос лился мощно и свободно, и мелодия возникала еще прежде, чем смычок касался струн. Мы играли все ту же Мелодию Любви, но теперь она была полна полифонии и скрытых смыслов, в которые умещались война и мир, приливы и отливы, ссоры и примирения, грозовые разряды и полный штиль… А я находилась в центре, как раз посередине, и улавливала простую и прекрасную тему – мелодию, которая была Музыкой Творца. Она теперь была частью меня, и мой корпус резонировал с ней.
- Мне больше не нужна боль, — с удивлением сказала я. – Я и без боли знаю, как звучать.
- Ты выросла. Боль нужна только на первых этапах, когда существо учится. Боль побуждает его двигаться вперед, чтобы искать гармонию. Ты постигла основы, ты научилась принимать боль и подниматься над ней. Ты стала совершенным инструментом в общем Оркестре. Моя нежная, трепетная девочка… Моя лучшая скрипка. Тебе надо жить. Тебе еще долго звучать.

И я звучу. Я люблю этот безумный мир, который не знает покоя и пока еще далек от всеобщей гармонии. Я не знаю, любит ли меня этот мир; слышит ли. Но я вновь и вновь играю свою победную песнь: имеющий уши да услышит. И я буду играть, пока жива, ища во всем гармонию, воспроизводя Мелодию Творца – до последней ноты,

до последнего вздоха…
Автор: Эльфика

0

207

ТЯЖЕЛАЯ ЖИЗНЬ МАШИ ХОЛОДЦОВОЙ — сказка от Эльфики
http://sh.uploads.ru/syCXc.jpg

Утро было добрым. Оно вовремя включило солнце, отрегулировало температуру и разбудило птичек, которые тут же стали приветствовать его оживленным чириканьем. Затем Утро сбрызнуло цветы свежей росой и направило в окно Маши Холодцовой пучок солнечных лучиков – вместо букета. Оно бы и букет с удовольствием преподнесло, но подходящего гонца под рукой не оказалось. Доброе Утро легонько прикоснулось к будильнику: давай, мол, пора!

Маша Холодцова, не открывая глаз, несколько раз хлопнула рукой по ненавистному будильнику и уронила его на пол. Будильник поперхнулся и замолк на полутрели, а Маша чертыхнулась: не дай бог, придется в мастерскую нести, деньги платить, а потом забирать еще…

Доброе Утро приготовило Маше одну из своих самых лучезарных улыбок, но та, не открывая штор, мрачно пошлепала в ванную. Доброе Утро вздохнуло и устроилось на кухне, чтобы продолжить общение во время завтрака, но пообщаться снова не удалось: Маша с ненавистью давилась полезной, но до смерти надоевшей овсянкой и невкусным обезжиренный кефиром, и на Доброе Утро внимания не обращала. Ну то есть от слова «абсолютно».

По дороге на работу Доброе Утро попыталось развеселить Машу смешным анекдотом устами дядечки в маршрутке, разбудить в ней женщину через знакомство с приятным молодым человеком и дать подсказку от случайной бабушки, но Маша привычно отбрила всех:
- А можно травить анекдоты в другом месте?
- С незнакомыми не знакомлюсь!
- Вы, бабуся, не учите меня жить, лучше помогите материально!

Дисквалифицировав всех нахалов, остаток пути Маша привычно провела в полудреме, и на работе первые два часа еще была в таком вот «полуразобранном» состоянии.
- Доброе утро! – приветствовал ее кто-то из коллег, когда она вошла в кабинет.
- Утро добрым не бывает, — мрачно пробурчала невыспавшаяся Маша и с обреченным вздохом открыла ежедневник.
- Зря ты так обо мне, — укоризненно шепнуло Доброе Утро, и его лучезарность померкла.
В 11.00 в контору ворвался Добрый День.
- Вахту сдал? Вахту принял! – весело приветствовал он Доброе Утро. – Как наша сегодня?
- Как обычно, то есть вяло. Все еще досыпает, — пожало плечами Доброе Утро. – Ну, я ухожу, а тебе удачи!
- Будем стараться! – бодро пообещал Добрый День. – До завтра!

Добрый День оценил состояние Маши и решил, что пора подопечную хоть как-то взбодрить. С этой целью он быстренько организовал вызов к начальству, где Машу так «зарядили», что от сонного состояния и следа не осталось.
- Нет, ты представляешь? – возмущалась Маша, отпиваясь чаем и валерьянкой. – Отчитал, как девчонку! Пообещал премии лишить! А за что? Я виновата, что ли, что ничего не успеваю?
- Чего еще от начальства ждать? – сочувственно замечали сослуживцы. – Ничего, обойдется… Просто понедельник – день тяжелый.
Но Маше казалось, что сочувствие показное, а взгляды злорадные. Конечно, это же не их отчитали…

Добрый День тоже немного обиделся: хоть его дежурство и выпало на понедельник, но тяжелым его считали зря. Свою работу он честно выполнял в любой день недели, а как его воспринимали – тут уж зависело не от него, а от человека.

Настроение Маши Холодцовой было безвозвратно испорчено, и день казался ей неудачным и занудным – до самого конца, когда ему на смену пришел Добрый Вечер.
- Как день прошел? – поинтересовался он.
- Как всегда: я хотел быть для нее добрым, но она не заметила. Была раздраженной и срывалась на всех. В каждом событии видела недостатки или искала подвох. И, к сожалению, больше переживала и жаловалась, чем дело делала, так что опять часть срочной работы осталась «на потом».
- Неужели домой возьмет? – обеспокоился Добрый Вечер (так бывало уже не раз, и ему это мешало исполнять свои ежевечерние замыслы).

Но, к сожалению, так и вышло: чтобы избежать начальственного гнева, Маша решила, что возьмет работу на дом и вечерком все добьет.
- А может быть, лучше прогуляемся? – интимно шепнул Добрый Вечер. – Посмотри, какая чудесная погода!
Но Маша, озабоченная предстоящим трудовым подвигом, только рассеянно отмахнулась от такой крамольной мысли.
- Зажги свечи… Надень то шифоновое платье… Потанцуй – хотя бы для себя! – соблазнял ее Добрый Вечер.
Маша сосредоточенно жевала кончик карандаша и игнорировала его призывы.

Добрый Вечер поднатужился, переговорил с Добрым Вечером Машиного приятеля Славика, и они совместно организовали телефонный звонок с приглашением в кино, а потом в кафе. Приглашение было принято, и Добрый Вечер возликовал. Хотя, конечно, рано радовался…

Развлекаясь со Славиком, Маша разрывалась между чувством долга (работа же так и осталась недоделанной!) и желанием оторваться по полной (да сколько можно лишать себя праздника!)¸ и эти разнонаправленные чувства сильно отравляли ей процесс отдыха. Букет ей показался вялым, фильм – нудным, еда в кафе – невкусной, да и Славик… Ее душевные метания-терзания и на Славика повлияли: он тоже как-то быстро занервничал и заскучал. От этого Машино настроение еще больше испортилось, а на Славика она просто обиделась: ей и так плохо, а тут еще он со своей кислой физиономией! Так что свидание как-то само собой сошло на нет, а Маша еще подумала: «Более ужасного вечера у меня еще не выдавалось!».

Добрый Вечер только головой покачал: не так он планировал Машин отдых. Он пытался поднять ей настроение как мог, но изменить ее отношением к происходящему было просто не в его силах.

Вернувшись домой, Маша опять подумала о недоделанной работе, но после неудачного свидания чувствовала себя совершенно разбитой, да и спать ужасно хотелось.
- Дай-ка я подую тебе на лобик, детка, — прошептала Добрая Ночь. – Какая уже работа? Уже баиньки пора! Иди умывайся – и в постельку. А я приготовила тебе такие чудесные сны! Давай-давай, я давно уже и звезды зажгла, и луну включила.

И Маша послушалась: действительно, какая работа, если котелок совсем не варит, а завтра снова рано вставать?
Добрая Ночь действительно приготовила ей волшебные сны. В одном из них Машу встречало Доброе Утро со свежим ветерком, поющими птицами и радугой на капельках росы, а за ним маячил Добрый День, который привел с собой Бодрое Настроение, Приятных Людей, Доброго Начальника и Неожиданную Премию. У Доброго Вечера тоже были спутники – Романтика, Ужин-при-Свечах и Предложение-от-которого-невозможно-оказаться. Только Маша ничего этого толком не увидела: волшебные сны постоянно перекрывались тревогой, неудовлетворенностью, обидами и недовольством собой и миром. Маша ворочалась, стонала и даже во сне сердито хмурила брови.

Еще во сне то и дело всплывала Недоделанная Работа, ехидно помахивая папочкой с бумагами, и Грозный Начальник, нависающий над Машей, как могильная плита. Тонкое волшебство Доброй Ночи перекрывала суровая реальность, и Маше спалось неспокойно и неглубоко.

Когда зазвонил проклятый будильник, она с трудом выплыла из объятий Морфея и с отвращением посмотрела на Доброе Утро, не заметив ни лучезарной улыбки, ни солнечного букета, ни радужных перспектив. С тяжким вздохом Маша Холодцова побрела в ванную, размышляя, почему жизнь такая тяжелая, а радостей в ней так мало.
Автор: Эльфика

0

208

КАК УБЕЖАТЬ ОТ ПРОБЛЕМ БОСИКОМ ПО ЛУЖАМ — сказка от Мери Рич
http://s4.uploads.ru/fhQ1S.jpg

Сказка написана для тех, кто усиленно решает свои проблемы несколько лет и никак не может их решить. Под усиленно решает свои проблемы имеется ввиду – выплатить кредиты, выйти замуж, вылечить болезнь и т.д.
*****************************************************
Как убежать от проблем босиком по лужам
- Доктор, я к вам на прием, помогите, замучилась я уже, решаю, решаю свои проблемы, а они все не решаются, все силы и ресурсы бросила на решение этих проблем, а они стоят, как влитые и не с места! Шесть лет уже работаю с ними! Шесть лет! Что мне делать, доктор?

Доктор опустил вниз очки, посмотрел на сидящую перед ним замученную женщину, ноги она откинула вперед, руки опущены, расстроенная и растерянная.
- Меня Елена Викторовна зовут. Вас порекомендовала соседка баба Валя, иди, говорит, к Федоту Семеновичу, мою проблему он решил прямо на месте за пять минут. Я не знаю, что там была за проблема такая, соседка не сказала, но я как узнала, сразу к вам и прибежала…

Доктор улыбнулся. Он помнил бабу Валю.
- Она сказала, что вы «волшебный» доктор, я не очень верю в разные там чудеса расчудесные, но просто уже не знаю куда идти и к кому обращаться, все перепробовала, говорю же…. Вам подробнее рассказать о моих проблемах?
- Нет, не стоит, — голос у доктора оказался бархатистым и обволакивающим, отчего захотелось расслабиться и успокоиться. — На самом деле все ясно и нет никакого волшебства. Я сейчас вам объясню, а вы уже решите, как дальше поступить. Доктор опять улыбнулся. – Вы какую цель себе ставили шесть лет назад, когда принялись решать свои проблемы?
- Такую и ставила – решить свои проблемы!
- Так вы их и решаете, вы же хотели решать? Верно? Все честно, ваша мечта сбывалась все эти шесть лет!
У Елены Викторовны глаза «полезли на лоб».
- Ой,е, — только и вымолвила она.
- Вы планировали, что будете делать после того, как решите свои проблемы? Чем будете заниматься?
- Не особо так, немножко, — все еще задумчиво ответила Елена Викторовна.
- Ясно. Вы кинули все свои ресурсы на решение проблем, а это только кормило ваши проблемы. Проблемы и не могли уйти, что бы вы без них делали? Они вам, согласитесь, были нужны. И это еще не все. С одной стороны вам нужны были проблемы, а с другой стороны вы изо всех сил пытались их решить. Это называется аутоагрессия. Вы воевали сама с собой. По вашему внешнему виду можно сказать, что серьезно воевали. Победили?
- Нет.

Доктор развел руками.
- Вы собираетесь и дальше воевать с собой? У вас много ресурсов уходит на войну. Чем вместо войны вы могли заняться? Вам что важнее – решить свои проблемы или жить с собой в мире?
- В мире…

Тут Елена Викторовна подскочила на стуле:
— Так мне что? Согласиться с этими проблемами?! Мне что признать их существование верным?!
- На мой взгляд – это то самое решение. Только подумайте над тем, что приятно будоражит вашу душу, чем бы вы хотели заняться уже сейчас, ведь вам больше не нужно бороться с вашими проблемами и у вас высвобождаются ресурсы. Куда бы вы их хотели направить? А? И доктор весело подмигнул!
Елена Викторовна поблагодарила волшебного доктора и пошла домой.

По пути она размышляла о том, что ей и, правда, важнее жить с собой в мире, чем решить эти нерешаемые никак проблемы. Вот как хитро все устроено, одной частью создала, другой – решаю, надо же, как оно бывает. А обе-то части мои. Я-то думала, что та часть, которая создала проблемы, против меня настроена, а я сама была настроена против нее. Я хотела, чтобы она сдалась первой, я хотела ее победить, принимая ее за врага. Теперь, ты мне друг, прости, что воевала с тобой. Что хотела, чтобы ты первая проиграла, прости, что злилась на тебя и не соглашалась с тобой. Прости, что переделывала тебя. Ты мне важна, нужна, я принимаю тебя и благодарю за урок. Ты же это я.

Легкий весенний дождик «разбудил» Елену Викторовну от задумчивости.
- Что будоражит мою душу?
Елена Викторовна скинула туфли и как в детстве будто маленькая Леночка, побежала по лужам. Прохожие смотрели на нее по-разному: кто с улыбкой и понимающе, кто удивленно, а кто и пальцем у виска крутил.

Но маленькой Леночке было все равно, потому что она была счастлива…
Мери Рич
12.05.2015г

0

209

РОДИЛАСЬ У МЕНЯ МЕЧТА — сказка от Эльфики
http://s0.uploads.ru/M5SyE.jpg
Родилась у меня Мечта. Робкая такая, маленькая, несмелая… Но зато краси-и-и-ивая! И перспективная – я сразу разглядела в ней большой потенциал. Решила я проследить, к каким целям может привести такая Мечта: прищурилась, пригляделась – и даже ахнула. Вот это да!!! Очень даже волшебно должно получиться. Многие о таком и мечтать не могут, а в моем будущем такой результат явственно просматривается.

Решила я, что буду Мечту взращивать, чтобы она из маленькой превратилась в большую и даже грандиозную. Для начала решила ее родственникам представить.
- Смотрите, — говорю, — какая у меня Мечта! Такая свежая, такая оригинальная, такая вдохновляющая!
- Что ты! – всполошились родственники. – Какая-то она… вызывающая, что ли. Будет зависть вызывать и осуждение.
- Слишком высокая, — рубанул сплеча дедушка и укоротил Мечту чуть не вдвое.
- Не жирно ли будет? – категорически заявила бабушка и застрекотала ножницами, обрезая Мечту по бокам.
- Красивая, конечно, но маловероятная, — вздохнула мама, и Мечта побледнела и потеряла свой парадно-победительный вид.
- Вот еще выдумала! – нахмурился папа. – Ни у кого в нашем роду не было такой глупой задумки! Не одобряю. Тьфу на такие мечты!
Сказал – словно топором по Мечте жахнул, она аж сплющилась.

Смотрю я на свою деформированную, урезанную, оплеванную Мечту и чуть не плачу: а ведь такая красивая была!
Тут Цель голос подает:
- Посмотри на меня! Оцени, какая я великая! Ощути, какая я желанная! Пожалуйста, не бросай Мечту! Помоги ей снова расцвести! Я ведь тоже очень заинтересована, чтобы меня кто-нибудь достиг и превратил в Явь!

Прижала я к себе Мечту, утерла слезы, утешила.
- Не расстраивайся, маленькая, — говорю. – Подумаешь, не поняли нас! А мы замкнемся в себе и родственникам на глаза попадаться будем как можно реже. Давай-ка, я тебя самостоятельно начну холить и лелеять!

Успокоилась Мечта, воспрянула духом, повеселела. Стали мы вместе думать, как нам поскорее Цели достичь. Прикинули скорость движения, наметили промежуточные остановки (должны же быть привалы в пути!). Мечта снова окрепла, расцвела. И тут я решила посоветоваться с бывалыми людьми – ну так, на всякий случай. Мало ли что может на пути к Цели произойти? А у них опыт!

Бывалые люди тут же всполошились и стали мне советы вагонами давать, и из всех этих советов получалось, что впереди будут сплошные рытвины да колдобины, ямы да ловушки, и возможных рисков просто не счесть. Такого мне наговорили, что я испугалась: «А может, лучше и вовсе не начинать?». Смотрю, и Мечта моя съежилась-скукожилась, вся такая жалкая, несчастная стала. Тоже, наверное, испугалась. Но тут уже я ей говорю:
- Эй, Мечта, ты что? Ты не думай, я тебя не оставлю. Мало ли что с кем случилось на пути к Цели? Но это же не факт, что и с нами то же самое будет! И вообще: волков бояться – в лес не ходить, а кто не рискует, тот не пьет шампанского. Давай-ка, оживай, и вперед, к Цели!

Взялись мы с Мечтой за руки и пошли вперед. От родителей шифруемся, советы бывалых сложили в отдельный сундучок. Увесистый он получился – видать, тяжелый опыт в него напихан был, но решили, что нужно все-таки нести – авось пригодится! Хотя скорость, конечно, снизилась заметно… Иду, размышляю: может, ну его, чужой опыт? Я ведь в пути еще и свой получу, и как я этот груз на себе тащить буду?
- А давай оставим этот сундучок в укромном месте, — догадалась Мечта. – Если что – так мы всегда в него залезть сможем. А если будем тащиться с крейсерской скоростью черепахи, нам до цели за одну жизнь никак не добраться!
Ой, и правда! Вот ведь как Мечта помогает главное-то в жизни разглядеть! Прикопала я сундучок под деревом, и сразу у нас дело куда веселее пошло! Идем с Мечтой, песни горланим, облака разглядываем, да вдруг я как споткнусь – чуть носом землю не пропахала! Глядь по сторонам – а там друзья. И эти, с позволения сказать, друзья мне, оказывается, подножки ставят!
- Вы это чего творите? Зачем? – озадачилась я.
- Да ты со своей Мечтой совсем о нас забыла! – наперебой загалдели друзья. – Отрываешься от коллектива, нехорошо! Подумаешь, цель у нее! Да у всех какие-то цели есть! Размечталась, понимаешь ли…

Я расстроилась. И обиделась. И забеспокоилась. В самом деле, что важнее – Цель, которая еще только будет, или друзья, которые уже сейчас есть?
- Мечта, ты прости, но придется временно свернуть, — покаянно сказала я. – Совсем я о друзьях забыла, они в претензии.
- Это не они в претензии, это Зависть их гложет, — покачала головой Мечта. – Настоящий друг на пути к Мечте подножек ставить не будет, а всегда поддержит.

Пригляделась я – и правда, большинство моих «друзей» на плече носят зверька по имени Зависть. Вредный такой зверек, злобненький, постоянно грызет и побуждает рыть ямы, ставить палки в колеса и подножки организовывать. Чтобы, стало быть, не выделялась из общей массы, не влияла на их самооценку своими великими целями и возвышенными мечтами.
- Но если я пойду своим путем, выходит, я одна-одинешенька останусь? – растерялась я.
- А ты попробуй, — посоветовала Мечта.

Я решилась – и рванула вперед. И что вы думаете – не все друзья оказались завистниками! Многие, наоборот, предложили руку, помощь и поддержку. А некоторые познакомили меня со своими Мечтами и встали рядом, чтобы двигаться к своим Целям. Тут мне и вовсе хорошо стало: оказывается, друзья могут быть единомышленниками, а в компании двигаться куда как интереснее и сподручнее!

Но все равно, раз Цель у каждого своя, то и направления рано или поздно расходятся. Кроме того, каждый движется в своем темпе, скорость у всех разная. Поэтому я хорошенько усвоила: на пути к Цели не стоит ни на кого надеяться. Если рядом – хорошо, если отстали или обогнали – без обид. Главное, постоянно подпитывать свою Мечту, вот она-то твой лучший проводник и вдохновитель!

И тут я добралась до места, где не было ничего. Дорога обрывалась прямо в пропасть. Уже и Цель была отчетливо видна, и казало, до нее рукой подать, но пути больше не было.
- Это что же, провал? – в ужасе спросила я, озирая бескрайнюю пропасть.
- Похоже на то, — согласилась Мечта.
- Приехали… — прошептала я, разом растеряв весь свой пыл. – Кажется, конец пришел моей Мечте.
- Я не хочу умирать. Придумай что-нибудь, — попросила Мечта.
- Нет. Не знаю. Ничего в голову не лезет, — уныло сообщила я.
- Пожалуйста…

Я взглянула на свою Мечту. Ах, какая же она была красивая! За время путешествия она окрепла, набрала силу, стала яркой и зрелой. Она всегда была со мной, она меня окрыляла… И тут меня осенило:
- Мечта! А у тебя есть крылья?
- Крылья? Не знаю, я никогда не пробовала летать. Но ты-то должна знать, ведь я же твоя Мечта, я у тебя родилась.
- Тогда – точно есть! – ликующе воскликнула я, вскакивая на ноги. – Ты – моя крылатая Мечта, и никакие провалы нам не страшны! Подумаешь, провалы! Если у нас есть крылья – мы их преодолеем одним прыжком!

Если у Мечты и были сомнения, она их озвучивать не стала. Мы с ней крепко обнялись, я зажмурила глаза – и сразу почувствовала, как ноги мои отрываются от земли, и я лечу. В первые мгновения мне было страшно, а потом меня охватил восторг. Я лечу! Раньше я шла к своей цели, падала, поднималась, а теперь лечу – и нет мне преград! И тогда я открыла глаза.

Отсюда, с высоты птичьего полета, все казалось маленьким и незначительным. В том числе и страхи. И здесь, в небесах, я поняла одну важную вещь: все, кто мешает на пути к Цели, не обязательно враги, и даже чаще всего не враги. Они проверяют нас на прочность и на верность Мечте. Если мы сдались, отступили – это только наше решение. Значит, не так уж и хотелось. Но если выстояли, не повелись на отговорки, пугалки и увещевания – значит, Мечта жизнеспособна и обязательно поможет достичь Цели. И никаких провалы не страшны, потому что настоящая Мечта всегда крылата.

Я и не заметила, как пропасть осталась позади, а передо мной оказалась Цель. Вблизи она оказалась еще значительнее, еще прекраснее. Меня переполняли и радость, и гордость, и восхищение. Но вот что странно: она больше не была желанной. В самом деле: чего желать, если мы уже у Цели?
- Мы сделали это, — сообщила я. – Вот она, Цель!

Мечта молчала. Я обернулась и застыла: ее больше не было. Она пустила корни и превратилась в прекрасное цветущее дерево.
- И что теперь? – растерянно спросила я. – Отдыхать в тени Мечты? Сидеть и ждать плодов?
- Быть привязанной к одной-единственной Мечте – это скучно, — ответила Цель.
- Это точно! – согласилась я.
- Твоя Мечта и впрямь скоро даст плоды, и они будут питать тебя долгое время.
- Да это понятно… Но что мне делать сейчас?
- Отдохни. Порадуйся. Подведи итоги. Оцени опыт, — посоветовала Цель. – Насладись в полной мере тем, что ты смогла ко мне прийти. Поверь, это далеко не всем удается.
- А потом?
- Потом? Какая же ты нетерпеливая! – хмыкнула Цель. – Но, если уж тебя это так волнует, то ладно… Разреши-ка тебя кое с кем познакомить!

Цель расступилась и выпустила вперед какое-то существо. Маленькое такое, робкое, несмелое… В цветных одеждах и с чудной улыбкой.
Я, протянув руки ему навстречу, широко улыбнулась:
- Ну, здравствуй, моя новая Мечта!
Автор: Эльфика

+1

210

СВЕКРОВЬ — сказка от Эльфики
http://s6.uploads.ru/t/Mz5Ci.jpg

Со свекровью мне повезло – она есть, но ее нет, и наши отношения сводятся к редким письмам по электронной почте. Меня это вполне устраивает: я искренне считаю, что чем меньше родители лезут в жизнь молодых, тем легче ее строить. Я видела свекровь воочию всего один раз, на нашей свадьбе, куда она прилетела то ли с Памира, то ли из Пальмиры, и ее подарок я не забуду никогда: она преподнесла шкатулку-с-секретом. Да, так и сказала: с секретом, как открыть, сами сообразите, но не раньше, чем наступит Самый Черный День. Отличный свадебный подарок, не правда ли?

А, да, забыла сказать: моя свекровь – фея. Ну, по крайней мере, мне так муж сообщил, еще до свадьбы. «Моя мама – фея. С тех пор, как отделился, видимся редко. Летает, порхает по всему миру, несет свет, сеет добро, сейчас, кажется, живет на Гоа». Я сразу представила себе женщину без возраста, вдыхающую волшебную пыльцу в компании смуглых индусов с цветочными гирляндами на шее (знаю такой типаж!), и совершенно успокоилась. Пусть себе наслаждается, главное, чтобы от нас подальше.

Правда, тогда, на свадьбе, она проявила себя с самой лучшей стороны: не напилась, не выпендривалась, сказала очень милую напутственную речь, участвовала во всех конкурсах, без устали танцевала и совершенно очаровала всех. На следующий день она упорхнула на какой-то очередной тренинг, и я даже лицо ее толком не запомнила, только летящее платье цвета лаванды. В общем, фея, и этим все сказано.

Подарком мы занялись только после всех торжеств. Шкатулка была небольшая, тяжелая, потому что сделана из какого-то камня, с плотно притертой крышкой, и никаких следов замков и прочих механизмов нам обнаружить не удалось. Мы вертели ее и так, и эдак, но без какого-либо результата. Так и осталась она не открытой, и быть в ней могло что угодно – от некоторой суммы денег до сушеного тарантула. Учитывая «фейскую» сущность моей свекрови, ставлю на тарантула.
Я бы, может, и выбросила эту бесполезную в хозяйстве вещь, но муж мой отнесся к подарку серьезно: велел поставить шкатулку на видное место и регулярно смахивать с нее пыль. Я не стала возникать по двум причинам: во-первых, камень на ней был красивый, с узорами типа малахита, только синего цвета; во-вторых, представляю, как редко перепадали подарки от маменьки-феи ее выросшему сыночку.

А замуж я вышла вполне осознанно и по большой любви. Мне казалось, что я вполне созрела для столь ответственного шага и наконец-то вытянула счастливый лотерейный билетик: мой любимый был умный, добрый, не жадный и самостоятельный. Наверное, наличие беспечной мамочки-феи при полном отсутствии отца располагало к активному развитию мужских качеств. Да и я не дурочка-Барби, тоже кое-что о жизни знаю и понимаю: аккуратная, умею шить, вязать, готовить, планировать бюджет и тэдэ. Поэтому я была уверена, что наша семейная жизнь будет сплошным праздником.

А теперь – та-даммм! – слушайте меня, юные девы, подтвердите, зрелые дамы, усмехнитесь, умудренные опытом матроны, ибо сейчас я открою «страшную тайну», которая на самом деле не такая уж тайна: ПРАЗДНИК ЗАКАНЧИВАЕТСЯ ВМЕСТЕ С ВАЛЬСОМ МЕНЬДЕЛЬСОНА. Ладно, ладно, шучу: чуть позже, после медового месяца. Отдельным особям, говорят, удается растянуть праздник на год-другой, но это уже талант. Нет, в самом деле: подумайте, сколько вы сможете получать искреннее удовольствие от самой развеселой вечеринки? Сутки? Неделю? Две? Имейте в виду: все время музыка, танцы, спиртное, фейерверки и непрерывное общение. Рано или поздно вы захотите покоя и тишины, либо же вам все начнет казаться пресным, скучным и однообразным, и вы пойдете искать более острых ощущений. Знайте, дорогие Золушки: любой праздник всегда рано или поздно превращается в будни, карета – в тыкву… и главное – не допустить, чтобы принц превратился в крысу. Да, и так бывает.

Это я сейчас такая умная, а тогда я была дура дурой и искренне полагала, что вот теперь-то, когда мы есть друг у друга, будем оба бесконечно купаться в концентрированном счастье. И какое-то время действительно купались, но потом, как-то незаметно, праздники стали случаться все реже, и нашу жизнь заполнили будни. Я все чаще злилась, обижалась, предъявляла мужу какие-то претензии, он мне – свои, мы что-то пытались решать, а что-то оставалось в виде непримиримых противоречий. В один прекрасный момент я задумалась: нашла ли я в браке то, что искала? И, если честно, ответ был «скорее нет, чем да». А если уж совсем как на духу, то просто «нет».

И однажды наступил тот черный день, когда мы разругались в пух и прах, и прозвучала фраза «нам надо пожить отдельно». Не помню, кто из нас ее сказал, но она выскочила и была принята противной (очень противной!) стороной с молчаливым одобрением. Муж наскоро побросал вещи в рюкзак и отбыл в неизвестном направлении. Я же победно сдула с глаз растрепавшуюся челку и с облегчением выдохнула. Плацдарм остался за мной, враг в спешном порядке отступил.

Мне понадобилось совсем немного времени, чтобы осознать: без мужа мне плохо. С мужем – тоже плохо. Что с этим делать, непонятно. Похоже, брак себя не оправдал. И винить в этом было некого (кстати, а жаль!). Свое разочарование я выместила на шкатулке-с-секретом: я с размаху и со всей дури грохнула ее о плиточный пол.

Не знаю, какой уж там был секрет, но шкатулка раскрылась. Я не без опаски заглянула внутрь (кто их знает, этих фей!) – тарантулов там не было. Впрочем, как и денег. Я обнаружила только кусочек картона чуть больше визитки, на котором затейливой вязью было выведено: «Если ты это читаешь, то Самый Черный День наступил. Позвони – прилечу!». И номер телефона. Я не поняла, кому свекровь адресовала записку – мне или сыну.

Мне понадобилось еще два дня, чтобы набраться решимости, а потом я позвонила. Свекровь откликнулась, словно только и ждала моего звонка.
- Ничего не говори. Завтра вечером буду у вас.

Она прощебетала это так беззаботно, словно каждый день забегала к нам на огонек. Меня, надо сказать, ее сообщение нисколько не утешило. Даже если она будет предельно объективна… даже если примет мою сторону… она же все равно не в курсе нашей жизни, так чем она может помочь?

Она влетела в воздушном платье цвета цикламен. Она немедленно выложила на стол чай в экзотической упаковке, и коробку с пирожными, и еще какие-то вкусности. Она обняла меня так, словно мы расстались не далее как вчера и при этом были лучшими подругами.
- Ни слова! – приложила палец к губам она. – И не смотри на пирожные. Это все потом, потом… А сейчас мы устроим себе праздник! И не спорь, пожалуйста. Переодеваться будешь?

Не представляю, как с ней вообще можно жить – это теплый вихрь, весенний дождь, нежный ураган, сметающий и закручивающий в воздухе все, что попадает в зону его действия.

О, эта фея знала толк в праздниках! Я еще никогда в жизни не сидела на трубе на крыше старинного дома из темного от времени кирпича. А сейчас мы сидели вдвоем, болтали ногами, пили красное вино и любовались закатом.
- Боже, какая красота! – прошептала я, глядя на стремительно уходящую натуру. – Действительно, праздник.
- А ты хотела бы, чтобы этот праздник никогда не кончался? – спросила она.
- О да!
- Тогда мы будем сидеть на этой трубе день, и другой, и неделю… Пока не надоест!
- Пятая точка не выдержит, — хихикнула я. – Не усидим. И есть захочется, и пить, и по естественным надобностям. Да и спать время от времени надо.
- Ах, как же жизнь несправедлива! – шутливо всплеснула руками она. – Все хорошее почему-то имеет тенденцию быстро заканчиваться.
- К счастью, это не насовсем. Потом еще что-нибудь хорошее будет, — философски пожала плечами я.
- Ты такая умница! – восхитилась она. – Так и бывает! И ни один Черный День не длится вечно. Обязательно из-за туч выглянет солнышко. Рано или поздно.
- Лучше бы пораньше, — вздохнула я. – А вы знали, что он у нас наступит, этот Черный День? А, что я спрашиваю… Раз в записке написали, значит, знали.
- Я надеялась, что он не наступит никогда. Но сейчас я тебе открою одну тайну. Умеешь хранить секреты?
- Не уверена, — честно призналась я.
- Ай, ладно! Разболтаешь – не обижусь. Дело в том, что Самый Черный День случается хоть раз в жизни у каждой женщины.
- Правда, что ли? – подозрительно уставилась на нее я.
- Да. Но не у каждой есть своя фея. А у тебя – есть, и ты можешь на меня положиться.

Мне ужасно захотелось положиться на ее хрупкое фейское плечо, что я немедленно и сделала. Красное вино – такая коварная штука… Хлюпая носом, я выложила ей все – и как жизнь пошла под откос, и как мы решили пожить отдельно, и как я раздолбала шкатулку, и что мне очень, очень, ОЧЕНЬ плохо! То есть вот конкретно сейчас хорошо, но вообще плохо.
- Понимаете, ваш сын старался. И я старалась. Но мы зря поженились! Получилось, что брак убил наши отношения, а теперь и сам разваливается, как ветхий дом. Где радость? Где счастье? Где любовь и взаимопонимание? Где романтика, в конце концов? До брака – все было. А теперь – ушло. Я дура, да?

Моя свекровь оказалась чуткой и понимающей. У нее нашлись бумажные платочки, она гладила мою руку и вообще не мешала изливать душу. А потом она сказала:
- Девочка моя, ты совершенно зря расстраиваешься. Ты не дура. Ничего не ушло. Никто никого не убил. Ничего не развалилось. Просто пришел Самый Черный День, чтобы вы смогли перейти на новый уровень отношений.
- Мы расста-а-а-ались! – в голос завыла я. – Любовь ушла-а-а!!!
- Тихо, девочка. Любовь не уходит. Она, бывает, истощается, но это поправимо. Слушай меня, я все объясню.
- Слушаю, — закивала я, спешно утирая слезы.
- Так вот, о вашей любви. вы использовали свой лимит, а ничего нового на счет не положили.
- На какой счет? – не поняла я. – Мы кредитов не брали, если что.
- Любовь – это и есть кредит, — объяснила фея. – Выдается каждой паре на первое время. Страсть – 10 литров, нежность – 50 метров, доверие – 3 килограмма, бабочки в животе – в ассортименте. Все это в красивой упаковке, которая и называется – Любовь. Вы всем этим пользуетесь, и содержимое постепенно заканчивается.
- И что? – спросила я.
- И все, — пожала плечами свекровь. – Любовь кончается, если вы сами не пополнили ее новыми вложениями. Вы можете добавить Страсти, влить Романтики, насыпать Восхищения, сдобрить Искренним Прощением, переложить все Бескорыстными Дарами и увеличить Великим Служением. Если об этом не забывать, если не только пользоваться, но и вкладывать, ваша Любовь всегда будет наполненной и обновленной.
- Вон как, — озадаченно сказала я, пытаясь мысленно представить себе Любовь в подарочной упаковке, из которой мы все время брали, но ничего не докладывали. – Знаете, а с этого ракурса я не смотрела.
- Самый Черный День может стать одновременно и Самым Светлым, если посмотреть с другого ракурса, — проинформировала фея. – Иной раз такое просветление испытаешь!

Ну да, конечно… Хорошо ей просветляться там, не то в Гренландии, не то в Гондурасе. А мы тут варимся в собственном соку, и подсказать некому. Похоже, внутри меня проснулся обиженный подросток, которому сильно не хватало мудрого совета и твердой руки. Или это вино так действует?
- Почему вы раньше это не рассказали? – обиженно спросила я.
- Чтобы не мешать вам совершать собственные ошибки и делать собственные открытия, — тут же ответила она. – Я уже все свое совершила и сделала, теперь ваша очередь. Ведь ты бы мне все равно на слово не поверила, верно?
http://s9.uploads.ru/t/abx6Z.jpg
Она посмотрела на меня, бедную и несчастную, и добавила:
- Но если надо – только позовите, тут же прилечу.

Я скосила на нее глаза. Она сидела, вся такая воздушная, женщина без возраста в цикламеновом платье, и лучилась спокойствием и любовью. У нее сияли глаза и волосы. Она была вся такая женщина-преженщина, просто глаз не оторвать!
- А вы правда фея, да? – спросила я. – Я тоже хочу!
- Каждая женщина фея, — утешила меня она. – Просто не все позволяют себе быть феями. А я – позволяю. И ты себе позволь. Фею невозможно обидеть, потому что она выше этого. Фея точно знает, как сохранить Любовь, потому что она регулярно в нее что-нибудь вкладывает.
- А что, в обязанности мужчин это не входит? – ревниво спросила я.
- Ах, милая, они такие приземленные! – рассмеялась она. – В самом деле, если мы их не направим, они сами ни за что не догадаются. Так что все зависит от нас, фей. Мужчины отражают нас, а уж мы… мы-то феи, мы сами все устраиваем!
- Но почему я все так поздно узнала? – закручинилась я. – Как мне теперь его искать? Из дома ушел, на работе отпуск взял…
- Не беспокойся, — шепнула мне свекровь. – Сейчас ты пойдешь домой, заваришь чай и будешь ждать. Положись на меня…

Уже совсем стемнело. Она помогла мне слезть с нашего насеста, а потом спуститься с крыши, и мы с ней шли пешком до дома, время от времени танцуя в свете фонарей.

Она решительно отказалась подняться к нам («у меня через три часа самолет на Бали», — сказала она). Мы долго обнимались у подъезда и обещали друг другу регулярно писать и звонить. А потом она пошла в ночь своей легкой походкой, и отлетная спинка ее платья разевалась, как крылья. А я поднялась наверх, открыла дверь…
- Дорогая, я был неправ, — сказал мой блудный муж, заключая меня в объятия.
- Я тоже была неправа, — ответила я, зарывшись носом в его рубашку.
- Я не могу без тебя жить.
- И я…
Потом мы пили чай с пирожными и держались за руки так, что расцепить нас не мог бы и бульдозер.
Вы ждали, что все закончится хорошо? А вот и не дождетесь! Потому что ничего не закончилось. Оказывается, все у нас только начиналось.
Мы снова вместе и ждем пополнения семейства. Планировали позже, но вышло сейчас.

Я все время помню о пополнении счетов нашей Любви и не скуплюсь на нежность, понимание, доверие и прочие приятные и полезные вложения. Муж с вложениями от меня не отстает, да и как ему не ответить любовью на любовь? Бабочки в животе идут в ассортименте.

Бывают ли у нас будни? А как же, обязательно бывают! Но я уже знаю, что это для контраста, чтобы острее потом чувствовать радость от праздников.
Моя обожаемая свекровь сейчас несет свет и сеет добро не то в Анталии, не то в Антарктиде, но мы на связи. А я сшила себе шифоновое платье цвета «пепельная роза», почти такое же, как у нее, и когда я быстро иду, кажется, что за спиной у меня развеваются крылья.

Шкатулка-с-секретом стоит на видном месте, и я регулярно смахиваю с нее пыль.
Автор: Эльфика

+1

211

Ассолька ,  http://ukamina.ucoz.ru/sml/clap.gif  http://ukamina.ucoz.ru/sml/clap.gif  http://ukamina.ucoz.ru/sml/clap.gif

0

212

ПРОЩАЙ, ДЕПРЕССИЯ! — сказка от Эльфики
http://sg.uploads.ru/t/4v50t.jpg
Вот и кончилось лето… почему оно всегда так быстро кончается? Что-то грусть на меня накатила. Накрыла меня с головой — легкая такая, прозрачная, как вуаль. Я ее прогонять не стала: грусть тоже имеет право на жизнь, почему нет? Окажу ей уважение и провожу с богом, я всегда так делаю. Включила я Джо Дассена, зажгла свечи, налила себе чаю, взяла лист бумаги и карандаши, сижу, рисую грусть. Сама не заметила, как появилась она – ночная гостья. Интересно, как вошла? Если только в замочную скважину просочилась…
- Привет, — говорит. – Грустно тебе?
- Ага, есть маленько, — соглашаюсь я. – Взгрустнулось вот что-то. Чаю налить?
- Мне бы чего покрепче, — отвечает. – Всем известно: выпьешь – и жить веселее.
- Алкоголя в доме нет, — развела руками я. – Чайку, а? С малиновым вареньем! Обычно выпьешь – и не жизнь, а малина!
- Да ладно! – не верит она. – Кто чай пьет – тот вообще отчается.
- Не думаю, – отвечаю. – Кто чай пьет – тому нечаянная радость выйдет, в самом скором времени. Я вот так считаю.
- Это почему же ты так думаешь?
- А мне так приятнее.
- Дурочка, — ласково говорит она. – В иллюзиях живешь. Посмотри вокруг – все же плохо! В стране кризис, в мире тревожно, в личной жизни пусто, в кошельке не густо…
- Не так все и плохо, — безмятежно улыбнулась я. – Отвечаю по пунктам: от кризисов мы, как показывает практика, только крепчаем, тревогу я танцами снимаю. Про личную жизнь – так свято место долго пусто не бывает. Вот про кошелек – это точно, какой-то он у меня хилый в последнее время. Завтра буду зарядку делать – положу его рядом.
- Зачем? – оторопела гостья.
- Как зачем? – удивилась я. – Я буду заряжаться энергией, а он деньгами. Кошелек нужно увлекать личным примером. А как иначе?
- Нужна тебе эта зарядка, — пренебрежительно сказала гостья. – Лучше поспать лишние полчасика.
- Э, нет! — заупрямилась я. – Вставать лучше пораньше. А то вдруг все чудеса мимо пройдут?
- О чем ты, какие чудеса? – не унималась ночная гостья. – Время чудес давно прошло, ты ведь уже давно выросла, ты взрослая девочка и в сказки не веришь, правда же?
- А вот и неправда, — возразила я. – Чудеса попадаются на каждом шагу, только успевай удивляться.
- Например?
- Да примеров сколько угодно! Осенний листопад – чудо. Звездное небо – чудо. Грибы на полянке – чудо. Дети в песочнице – чудо. Много всяких чудес. А какое у меня новое платье – я в нем вообще восьмое чудо света!
- Глупости какие-то, — вздохнула гостья. – Как-то это все примитивно и незамысловато. А жизнь, между прочим, штука сложная.
- Это точно! – охотно согласилась я. – И самое сложное в жизни – не усложнять себе жизнь. Может, я все-таки свое новое платье продемонстрирую?
- Не надо, — помотала головой она. – Что радости в какой-то тряпке? Порадуешься неделю-другую, и привыкнешь. И потянется снова череда безрадостных дней…
- Почему это безрадостных? – удивилась я. – Во-первых, платье – как домашний питомец, его же выгуливать надо во всякие интересные места. В театр, в парк, в кафе, на выставку, в гости… А когда я к нему окончательно привыкну, я себе нового питомца заведу. Шляпку, например. Или сережки.
- Шляпку! Сережки! Надо думать о судьбах мироздания, — укорила меня она. – А ты ерундой какой-то занята.
- Так я как раз о судьбах мироздания и забочусь, — с жаром пояснила я. – Мне кажется, самое главное дело любой женщины – мир украшать и радость умножать.
- И на что ты только время драгоценное тратишь? – горестно простонала она.
- Время, проведенное с удовольствием, потерянным не считается, — уверила я гостью.
- Но не хочешь же ты сказать, что у тебя в жизни не бывает никаких трудностей?
- Бывает, — согласилась я. – Как же без них?
- И они тебя не удручают?
- Не успевают. У меня против них есть универсальное средство.
- Вот как? Какое же?
- Я их иг-но-ри-рую! – доверительно сообщила я. — Если не обращать внимания на трудности, они обидятся и уйдут. Проверено!
- Ты очень странная, — пожаловалась ночная гостья. – Мне трудно найти с тобой общий язык. Я призываю тебя взглянуть на вещи трезво, а ты…
- Странно, — удивилась я. – Мне показалось, что это ты в самом начале советовала напиться с горя… А так-то я очень трезво мыслю!
- Да, выпить не мешало бы. С тобой вообще на трезвую голову трудно общаться, — пожаловалась она. – Это потому что ты неправильно грустишь. У тебя получается, что грусть вроде как и не твоя, сидите по разные стороны стола…
- А как надо?
- Надо впустить ее в себя, подумать о ней и о причинах, которые ее вызвали. Это требует времени и уединения, поэтому я советую закутаться в теплый платок, включить телевизор – какую-нибудь легкую комедию или сериал – и смотреть, смотреть… Или включить компьютер и разложить пасьянс, а потом еще раз и еще… В грусть надо погрузиться с головой, иначе эту проблему не решишь.
- По-моему, погружаться в грусть – это глупо, — подумав, сказала я. – Так и захлебнуться недолго.
- Да вся жизнь – бушующий океан, опасный и непредсказуемый. Бури, волны, течения… Тебе нужна защита, девочка моя, иначе тебя просто захлестнет, и ты погибнешь. Создай себе прочную, уютную пещерку, защищенную от всех житейских бурь.
- Ну уж нет! – твердо сказала я. – Прятаться в пещерку – еще чего? Если есть океан, ветер и большие волны, то лучше уж заняться серфингом. Лететь на гребне волны и хохотать от восторга. Да, и чтобы шарф развевался на ветру! Хотя, конечно, это уже перебор… серферы шарфиков не носят. Но зато как красиво!
- Ах, девочка, это все не более чем глянцевая картинка, и ты это знаешь. Какой там серфинг? Тебе это не по средствам!
- Но мечтать-то мне никто не может запретить! – уверенно сказала я. – Качественная мечта иногда получается лучше самого события. Это я точно знаю! По крайней мере, радует!
- Мечты, мечты… Мы опять не о том, — нетерпеливо поморщилась она. – Я пришла, потому что ты грустила. Я хочу стать твоим другом. У тебя же никого нет, кроме меня. Давай грустить вместе?
- Нет, — покачала головой я. – Не будем мы грустить. Не вижу повода.
- Как это не видишь? Посмотри за окно: осень, слякоть, серость… И все это отражается на душе.
- У меня не отражается, — бодро сообщила я. — У меня на осень другие планы. Вот смотрите, я уже тут кое-что нарисовала. Пункт первый — восторгаться золотом и багрянцем лесов. Пункт второй — набирать полные лукошки грибов. Пункт третий — махать вслед стаям перелетных птиц. Пункт четвертый — помогать белочкам собирать орешки на зиму. И главный, пятый пункт — закапывать в листья всех, кто ноет об осенней депрессии. Это будет очень увлекательный момент! Я уже просто предвкушаю!
- Да ну тебя! – сердито сказала она. – С тобой невозможно нормально разговаривать. Прости, но ты как ребенок. И, наверное, никогда не повзрослеешь. Так и проживешь свою жизнь в счастливом идиотизме. В общем, не нравишься ты мне, пошла я к другим.
- Как, и даже чаю не попьете? – с притворным ужасом всплеснула руками я.

Но она уже испарилась, как и не было. Наверное, опять в замочную скважину.
- Прощай, Осенняя Депрессия! – помахала ей ручкой я. – Не будем мы дружить. Некогда мне!

Любую депрессию лучше встречать с улыбкой. Она подумает, что вы идиотка. И сбежит!
Автор: Эльфика

0

213

Ассолька! Какие сказки замечательные! Позитивные! Спасибо! http://s017.radikal.ru/i409/1210/bb/2002c0001cea.gif

0

214

КУДА УХОДИТ ВИНА — сказка от Эльфики
http://sd.uploads.ru/4k1jT.jpg
Шла по жизни Женщина, и было у нее два спутника: Вина и Палач. Когда-то, еще в детстве, Женщина познакомилась с Виной, но та представилась ей Совестью. Девочка поверила и взяла ее в спутницы, с тех пор так и бродили, рука об руку.

Вина по любому поводу выносила свои суждения и давала оценки (как правило, нелицеприятные). Если ее послушать, так женщина почти во всем была «сама виновата». А Палач только и ждал, пока Вина подаст сигнал. Как только женщина начинала себя за что-нибудь казнить – Палач тут как тут, вместе со всеми своими зловещими инструментами. Только ему и трудиться особенно не приходилось: Женщина сама себя наказывала по поводу и без повода. Она терзалась сомнениями – палач услужливо подсовывал ей крючья разного размера. Женщина занималась самобичеванием – Палач выдавал ей ремни и плетки. А еще в его арсенале были мигрень и аллергия, ломота в суставах и язва желудка, и еще много чего. Разумеется, от такой жизни женщина болела, страдала, теряла красоту и совсем уж не могла радоваться жизни.

И вот однажды взмолилась она:
- Господи, почему я так трудно живу? Я еще молода, а чувствую себя дряхлой старухой. Моя душа истерзана, мне жить не хочется! За что мне такая судьба? Что я такого натворила, что ты отвернулся от меня?

И откликнулся Творец:
- Милая, это не я отвернулся от тебя, а ты от меня! Совести у тебя нет, вот что!
- Как – нет? – ахнула Женщина. – Вот же она, Совесть, всегда со мной! Учит меня, подсказывает…
- Ну уж нет! – категорически возразил Творец. – Это не Совесть, а Вина. И не учит, а мучит! Совесть – это когда ты помогаешь попавшему в беду. А Вина – это когда ты ввергаешь в беду саму себя. Ошибочка вышла!
- Да, я постоянно совершаю ошибки… — в смятении пролепетала Женщина.
- А давай не будем считать это ошибками? – предложил Творец. – Ты постоянно получаешь опыт, только и всего. И если тебе кажется, что результат нежелательный, просто учти и в следующий раз сделай по-другому.
- То есть я ни в чем не виновата? – уточнила Женщина.
- Если ты в чем-то и виновата, так в том, что присвоила себе право себя казнить, — ответил Творец. – Это ошибка, и ее действительно нужно исправить. Думаешь, я не ошибаюсь? Еще как! Но я всегда говорю: «Надо же, как интересненько получилось!». И тебе советую.
- А что мне сейчас-то делать?
- Наверное, отпустить Вину. А Палач удалится вместе с ней, они ведь парочка, он без Вины жить не может. Пробуй, экспериментируй! Это же твоя жизнь – побудь сама Творцом.

Женщина подумала-подумала и решила отправить Вину куда подальше. Получилось где-то возле экватора. Вина огляделась – тепло, зелено и море рядом. Купила себе купальник и шляпу и легла в шезлонг – загорать. А Палач переквалифицировался и показывает отдыхающим пляжникам фокусы. Оба довольны и на прежнюю работу возвращаться не хотят.

А Женщина, которая осталась без Вины и без Палача, поправилась, расцвела и творит, что хочет. А если что-то не так выходит, только и говорит:
«НАДО ЖЕ, КАК ИНТЕРЕСНЕНЬКО ПОЛУЧИЛОСЬ!».

Автор: Эльфика

+1

215

Странница написал(а):

Вина огляделась – тепло, зелено и море рядом. Купила себе купальник и шляпу и легла в шезлонг – загорать. А Палач переквалифицировался и показывает отдыхающим пляжникам фокусы. Оба довольны и на прежнюю работу возвращаться не хотят.

http://s019.radikal.ru/i614/1210/4f/1b11948ee5c2.gif  http://s019.radikal.ru/i607/1210/9b/1f05f246ce65.gif

Ассолька,  http://s020.radikal.ru/i710/1605/44/1214169457a0.gif

0

216

НАЧЕРТАТЕЛЬНАЯ ГЕОМЕТРИЯ — сказка от Эльфики
http://s2.uploads.ru/t/y6SBO.jpg

Замуж – это для меня не просто так, замуж – это серьезно. «Просто так» можно, если молодая и безбашенная, когда вся жизнь еще впереди и есть право на ошибку. У меня такого права нет – юность прошла, а за плечами горький опыт, потому что обжигалась, и не раз. Поэтому я высматриваю не абы кого, а Важную Фигуру.
Вот Квадрат. Он надежный, состоявшийся, крепко стоит на ногах.

Но, с другой стороны, тяжеловесный и неповоротливый. И не будет ли он на меня слишком налегать? С таким ведь не поспоришь, задавит авторитетом. Наверное, деспот. Все у него должно быть по заведенному порядку, и ни на градус не отклонишься.

Может быть, Треугольник? Хотя нет: он состоит из сплошных углов, и большинство их них острые. Все время на эти углы натыкаться – нет уж, увольте. А тот, который тупой… Ну зачем, скажите на милость, мне с тупостью разбираться? Да еще, наверное, и в жизни будет постоянно влезать в разные треугольники, а я потом расхлебывай, переживай…

О! Прямоугольник. Собственно, почти Квадрат, только повыше. Или пошире – это смотря как посмотреть. Конечно, Если Прямоугольник будет стремиться ввысь, это приятно. А если вширь? Ляжет на диван, и не сдвинешь его никакими силами. Да, это бывает, я таких примеров целую кучу знаю. Нужно рассмотреть и другие фигуры.
Ромб. Изящен, не лишен очарования. О, если присмотреться, это всего лишь Квадрат, который жизнь немного сплющила. А иные Ромбы и сильно сплющила, что там говорить. И стоит Ромб на одной точке опоры, в крайне неустойчивом положении. С ним никакой стабильности не предвидится: того и гляди – завалится на бок. Да, положение у Ромба шаткое и неустойчивое, мне это не подходит.

Параллелограмм – это тоже фигура крайне сомнительная, потому что он – покосившийся Прямоугольник. Видать, жизнь его побила, покидала, а потом и вовсе покорежила. У него даже усмешка перекошенная, саркастическая такая. Да ну его, еще будет насмешничать, критиковать и на мне свои неудачи вымещать.
Круг. Это да, это фигура! Округлый, гладкий, центрированный, вроде и докопаться не до чего. Но он ведь замкнутый, в свой внутренний мир нипочем не пустит! Его ничем и никак не зацепишь, как вот с ним общаться? Кроме того, сильно похож на Колобка – чуть что, и укатится. «Я от бабушки ушел», «я от дедушки ушел», от меня и подавно уйдет.

Овал – это вообще жалкая фигура: это Круг, который сдулся. Видать, пыжился-пыжился, форму держал, а потом получил какую-то травму, и все, не выдержал. Теперь и запросы у него скромнее, и возможности не те. В общем, Круг-неудачник, зачем мне такой?

Многогранные фигуры меня пугают. Они такие сложные, что я просто теряюсь. Уж больно загадочны и непредсказуемы. Каждый миг надо быть начеку, а то неизвестно, какой они гранью повернутся. А зачем мне чужие сложности, если у меня своих полно?
М-да, кого же выбрать? Вроде фигур много, а однозначности нет.
- Простите, а что вы тут делаете?
Оборачиваюсь – рядом Циркуль, и он ко мне обращается.
- Я себе спутника жизни выбираю, Важную Фигуру, — проинформировала я.
- И как, выбрали?
- Да нет, пока затрудняюсь.
- А вы, простите, что за фигура?
- Неужели не видно? – обиделась я.
- Вообще непонятно! – сообщил Циркуль. – Опишите-ка себя!

Фу, у этого Циркуля никакой деликатности! Описывать себя – зачем? Даже неприлично даме такие предложения делать.
- Ну, я хорошая, симпатичная, и фигура у меня очень даже сохранилась, — начала я.
- А в плане начертательной геометрии – что вы за фигура? – бесцеремонно прервал меня Циркуль.
Тут я замолчала. Какая же я фигура в плане этой самой геометрии?
- Затрудняюсь определить, — созналась я. – Не думала я о том, какая я фигура. А может, вы скажете? Со стороны-то виднее!
- Так вот я тоже затрудняюсь! – ответил Циркуль. – Вижу перед собой набор прямых, ломаных, дуг, отрезков и прочих элементов. Но в цельную конструкцию они не выстроены.
- Это я, что ли, так выгляжу? – изумилась я. – Да врете, наверное!
- А с чего мне врать? – удивился Циркуль. – Я лицо незаинтересованное, просто вижу, что случай интересный, вот и решил познакомиться поближе.
- Чем же мой случай вам так интересен? – обиженно проговорила я.
- Вы вот, говорите, Важную Фигуру для жизни никак найти не можете. Но, чтобы подобрать Фигуру по себе, нужно, по крайней мере, осознавать, какая вы и что из себя представляете. Вы, наверное, давно самоизучением не занимались в рамках начертательной геометрии?
http://s2.uploads.ru/MS2TO.jpg

Я только плечами пожала: не могла я вспомнить, когда я последний раз этой начертательной геометрией занималась, и занималась ли вообще? Скорее всего, нет: я ведь поисками Важной Фигуры была занята, когда мне самоизучаться?
- Когда вы сами себя значимой Фигурой ощутите, тогда и спутника жизни найти будет проще. Сам притянется, по закону подобия, — посоветовал Циркуль. – Или по принципу дополнения и замещения.
- Правда? – недоверчиво спросила я.
- Чистая правда, — подтвердил Циркуль. – Геометрия – наука точная. А пока вы… ззз… не оформились, вас никто и не замечает. Это потому что непонятно, что с вами делать.
- Зато у меня богатое внутреннее содержание, — попыталась возразить я.
- Пока что ваше «богатое содержание» выражено лишь обилием отдельных элементов, — напомнил Циркуль. – Имейте в виду, никому не интересно возиться, пытаясь собрать вас во что-то приемлемое. Даже студенты предпочитают иметь дело с готовыми Фигурами. Сами, милочка, сами! Форма, знаете ли, должна соответствовать содержанию!
Ух, какой он вредный, лишь бы уколоть побольнее!
- А если я не виновата? – насупилась я. — Может, это я от жизненных невзгод на части рассыпалась!
- Так соберитесь же, наконец! – воскликнул Циркуль. – Структурируйте свою личность заново, осознайте себя Важной Фигурой! Тогда уже не вы будете искать, а вас станут рассматривать в качестве желаемой спутницы жизни!

Посмотрела я на фигуры – Квадрат, Круг, Треугольник и прочие Параллелограммы. Какая же я? В какую форму мне облечь свое внутреннее содержание? Да, тут следует подумать…
- Желаю удачи! – на прощание сказал мне Циркуль. – Давайте-давайте, не замирайте! Чем скорее начнете, тем скорее станете Важной Фигурой. Неужели не хотите?

Хочу, конечно. Хочу стать Важной Фигурой, и чтобы не я искала, а меня искали. Чтобы добивались, ухаживали, мечтали обо мне. Может быть, стану Звездой. А что – очень симпатичная геометрическая фигура! И в любую другую фигуру отлично вписывается…

Теперь вам понятно, почему я замуж не тороплюсь: я над собой работаю! Готовлю, стало быть, своему избраннику Звезду в подарок. Такая вот начертательная геометрия…
Автор: Эльфика

+1

217

ВЕРЕТЕНО — сказка от Эльфики
http://s7.uploads.ru/Ktx5N.jpg

- Матушка, помогите!
По прекрасному лицу молодой Королевы текли слезы, и она аккуратно промокала их кружевным платочком.
- Ага, как что, так сразу «матушка», — ехидно проговорила старая Ведьма, заправляя под косынку седые космы. – А так-то, помнится, нас королевским указом вне закона объявили, на минуточку.
- Ну да, объявили, — неохотно подтвердила Королева. – Но это же не просто так, на то были веские причины!
- Из-за ваших «веских причин» мне приходится вот тут, в глухой чащобе скрываться… опасаться диких зверей… бедствовать! – укорила ее Ведьма.
- Простите нас, пожалуйста! Я и так насилу до вас добралась. Вон, весь подол изорвала, и руку поцарапала…
- Ладно уж. Добрая я сегодня. Чего от меня надо королевскому величеству?
- Я – по личному вопросу. Так, с чего начать-то? Вы же слышали мою историю?
- Может, слышала. А может, и нет. Много вас ко мне шастает, и у каждого своя история.
- Я вам напомню, — смиренно произнесла Королева. – Это началось очень давно. Когда я была еще младенцем¸ родители устроили крестины и забыли пригласить одну могущественную ведьму. Она страшно обиделась и предрекла, что когда мне исполнится восемнадцать лет, я уколюсь веретеном и умру. Ясное дело, родители пытались что-то сделать, но даже короли не все могут предусмотреть.
- Это точно, — охотно согласилась Ведьма. – Амбиций выше крыши, а возможности прямо пропорциональны способностям.
- Про… пор… порци… Это заклинание, да?
- Заклинание, заклинание, — с досадой махнула рукой Ведьма. – Дальше-то что было?
- Одна молодая, но очень способная Фея сумела несколько смягчить пророчество ведьмы. Теперь я должна была не умереть, а просто погрузиться в сон. Но зато в долгий, на целых сто лет. Мои родители, конечно, приняли свои меры: королевским указом были запрещены и уничтожены все веретена в королевстве.
- Самое глупое решение, которое только можно придумать! – фыркнула Ведьма. – Вместо того, чтобы показать, объяснить, научить – запретить! Это ж надо выдумать! Запретный-то плод всегда сладок…
- Нет-нет, я вовсе не стремилась вкусить запретный плод, — поспешила откреститься Королева. – Я даже не знала, что такое веретено, и никогда его в руках не держала!
- Ну еще бы! Тебя ж оградили от жизни, как цветок в оранжерее. Никакого иммунитета! – прокомментировала Ведьма.
- Опять заклинание? – подозрительно воззрилась на нее Королева.
- Не отвлекайся, — строго сказала Ведьма.
- Так вот: меня погубило любопытство. Я подросла и стала исследовать замок. И однажды я забрела в нежилое крыло, открыла дверь в какую-то комнату, а там лежала какая-то штука. Ну откуда мне было знать, что это веретено???
- Действительно, откуда? – поддакнула Ведьма.
- Я взяла его в руки – и, конечно же, укололась. Дальше я не помню, потому что заклятие сработало, я лишилась чувств и проспала сто лет в хрустальном гробу.
- Хорошо сохранилась, — хмыкнула Ведьма. – А потом тебя, помнится, разбудил какой-то заезжий молодец?
- Что вы такое говорите! – оскорбленно вскинулась Королева. – Не молодец, а Принц!
- Правда, что ли, поцелуем разбудил? Или еще что было?
- Как вы не деликатны! – поджала губы королева.
- Ага. Мы, ведьмы, такие. А чего нам – живем в лесу, к дворцовым этикетам не приучены.
- И он на мне женился, — продолжила королева.
- … как честный человек, — не преминула вставить зловредная старуха.
- Вскоре родители отошли на покой, и мы стали правящей четой, — упорно игнорируя гнусные намеки, продолжила Королева. – Вот тут-то я и поняла, что древнее заклятие все еще действует.
- Да ты что? – с интересом воззрилась на нее старуха. – Ну-ка, ну-ка… В чем это проявляется?
- Он… колется! – расширив глаза, трагическим шепотом произнесла Королева.
- Э-э-э… не поняла, — озадачилась Ведьма. – Кто колется?
- Король. Мой муж, — пояснила Королева. – Особенно когда выпьет. А пьет он, к сожалению, все чаще и чаще.
- Не бреется, что ли? – уточнила Ведьма. – Или мундира на ночь не снимает?
- Прекратите глумиться! – потребовала Королева. – Я к вам со своей бедой, а вы…
- И в мыслях не было, — заверила ее Ведьма. – Просто пока ничего не понятно. Чем же он тебя колет?
- Ничем. И в то же время всем.
- Загадками говорить изволите, ваше величество, — заметила Ведьма.
- Да я сама не понимаю, как это происходит! – раздраженно передернула плечами Королева. – Поделюсь своими догадками. Мне кажется, что у него в руках невидимое веретено. И время от времени он меня им колет.
- С чего ты это взяла? – в изумлении уставилась на нее Ведьма.
- Я помню ту боль, когда укололась в первый раз. Ну, сто лет назад – я рассказывала. Так вот: больно точь-в-точь как тогда.
- Ох ты ж… — Ведьма казалась совершенно ошеломленной. – И как ты реагируешь?
- Стараюсь держать себя в руках, — грустно сообщила Королева. – Чаще всего просто вздрагиваю и напрягаюсь. Стараюсь не показывать вида, что меня это ранит. Иногда плачу – когда никто не видит.
- Жалуешься кому-нибудь?
- Вы первая, — созналась Королева. – Сами подумайте: ну кому я пожалуюсь? Фрейлинам доверия нет – сейчас же на весь свет разболтают. Лекарям придворным только повод дай – мигом диагнозов понаставят и лекарствами закормят. Или признают одержимой, отправят в монастырь. Нет уж, я все в себе ношу. Так оно надежнее.
- Его-то самого спрашивала?
- Пыталась. Отказывается. Говорит, что я все сама себе накручиваю.
- А ко мне зачем пришла? – прищурилась старуха.
- Отберите у него веретено! – выпалила Королева. – Я знаю, вы можете. Когда ему нечем станет меня колоть, все будет прекрасно.
– Значит, ты хочешь, чтобы я дематериализовала веретено, которое и так нематериально?
- Я не понимаю ваших волшебных словечек, — пожаловалась Королева. – Уж больно мудрено…
- Да куда тебе! – согласилась бабка. – Ты ж на сто лет от жизни отстала, пока пребывала в летаргическом сне. Недоразвитая ты, инфантильная, прости господи… Я тебе попроще скажу: как можно отобрать то, чего и так нет?
- Так что, и вы мне не поможете? – расстроилась Королева. – Но ведь чем так жить – лучше снова в гроб, и уснуть на сто лет. А у нас дети!
- Отчего не помогу? Помогу! – утешила ее Ведьма. – Только другим путем. Давай-ка для начала твоего муженька спросим, чем это там он тебя так ранит.
- Да он не скажет, — забеспокоилась Королева. – И вообще сюда не явится.
- Скажет, скажет, — пробормотала Ведьма. – И явится как миленький, вот увидишь… Доверься мне как специалисту!

Королева явно сомневалась, но промолчала.
- Накинь-ка вон халат-невидимку, — приказала Ведьма. – Вовсе ни к чему, чтобы муженек твой знал, что ты по ведьмам шастаешь. А то кто его знает, как там у него с толерантностью. Мне проблемы ни к чему!

Королева послушно накинула халат и исчезла.
Тем временем Ведьма кинула в горшочек с водой какой-то порошок и пробормотала короткое заклинание: «О кей, Гугл». Горшочек заклокотал, и Ведьма приказала: «Покажи мне Короля».

Тут же часть стены вспыхнула неярким голубым светом, Королева ахнула.
- Не боись, это портал, — деловито объяснила старуха. – И голоса не подавай. Смотри, вон он, твой-то.
Тем временем возникла картина, изображающая дворцовый коридор, по которому размашисто шагал Король, на ходу смачно прикладываясь к фляжке. Еще шаг – и он прямо из коридора ввалился в скромную обитель лесной Ведьмы.
- Черт подери! – выругался он, споткнувшись ботфортом о кота.
- Не поминай черта, он тут ни при чем, — флегматично заметила Ведьма. – У нас времени для беседы всего ничего, а то отсюда, из лесу, трафик недешевый. Поэтому давай не будем терять времени. У меня один вопрос: ты жену правда веретеном колешь?
- Чего? – ошарашенно вытаращил глаза Король. – Каким еще веретеном?
- Верю, не врешь. Веретено тут ни при чем, — удовлетворенно кивнула Ведьма. – А чем тогда?
- Так! Я не понял! – взревел Король.
- Тихо-тихо-тихо, — примирительно заворковала Ведьма. – Вот, на-ка, государь, откушай настоечки! Фирменная настоечка, на травах и рогах марала, исключительной убойной силы.
Король заинтересовался, понюхал, опрокинул в рот рюмочку и крякнул:
- Крепка, зараза!
- Грибком, грибком заешь, — суетилась бабка. – Ну что, хорошо стало?
- Настоечка знатная. А как я здесь оказался? А ты, бабка, кто вообще?
- А ты и не оказывался! Спишь ты сейчас, и я тебе снюсь.
- А-а-а, ну тогда ладно, — успокоился Король, украдкой посматривая на бутыль с ведьминой настойкой.
- Ответишь на вопросик один – еще налью, — посулила старуха.
- Спрашивай, разрешаю.
- Стало мне известно, что твоя женушка испытывает определенный дискомфорт.
- Дис… ком… комф… чего? Ты мне брось свои колдовские словечки!
- Не гневайся, батюшка! Старая я, глупая, то и дело в речи архаизмы употребляю. То есть малоупотребительные слова. Но я ж не о том, а про королеву. Ранит ее что-то, видишь ли. Вроде как это ты ее… веретеном шпыняешь…
- Веретеном? – хмыкнул Король, опускаясь в кресло. – Да нет, веретено – это еще до меня было. Я ее уже в хрустальном гробу застал, без веретена.
- Давай еще рюмочку, — предложила бабка. – А то, смотрю, воспоминания нахлынули, то-се…
- Вот именно, то-се, — рассеянно сказал Король, принимая подношение. – Если с самого начала рассказывать, то долго будет.
- С самого начала я и сама знаю. Ты с момента вашей совместной жизни начни.
- Да понимаешь, какая штука… Она, когда спала, такая красивая была! Трогательная, беззащитная… Я и влюбился с первого взгляда, разбудил ее… с целью, значит, жениться.
- А дальше-то, дальше что было?
- А дальше вышла такая несуразица: вроде как поднять ее подняли, а разбудить забыли. Получилась она такая… замороженная. Вроде бы и ходит, и разговаривает, и по дворцу управляется, но как неживая. Я и так пытался, и эдак – не реагирует, не оттаивает. Ну, думаю, это временно, после ста лет сна вроде как похмелье. Но уже годы прошли, наследники родились, а она все еще в анабиозе – ни жива, ни мертва.
- А ты что?
- А что я? Я ей всякие колкости отпускаю, чтобы ее из себя вывести. Вроде как достану ее, рассердится, оживет – и хоть какие-то человеческие чувства в ней проявляются. Но ненадолго, а потом снова в полусне бродит. Холодно мне от нее… Но я и тут приспособился: днем и ночью фляжку с горячительным с собой ношу. Накачу глоток-другой – и ничего, жить можно.
- Ух ты! – восхитилась Ведьма. – Вот это изобретательность! Значит, выходит, вызвать в ней живые чувства можно только с помощью колкостей?
- Вот так и живем, — печально кивнул Король. — То колкости отпускаю, то подкалываю с подковыркою. А что делать? Жена ведь не перчатка, с руки не сбросишь. Любовь, опять же…
- Выходит, ты ее однажды спас, а теперь всю жизнь спасать продолжаешь, — глубокомысленно изрекла старуха. – Терпеливый. Уважаю! Давай-ка еще рюмочку, а? А потом домой, во дворец, а то тебе уже скоро просыпаться пора.
- Не откажусь, — степенно сказал Король, поднимая рюмку. – За такой чудной сон и выпить не грех. Жаль, что уже просыпаться надо…
- Сымай халат-невидимку, — сумрачно потребовала Ведьма, едва Король покинул помещение все через тот же портал.
- Что это было? Что он говорил? – в смятении пролепетала Королева, нервно комкая халат.
- А ты так ничего и не поняла? – хмыкнула Ведьма. — Вот точно, замороженная! Ладно, садись, разъясню. Дело тут вот в чем: ты думала, что та Ведьма наложила на тебя заклятие, сказав про веретено, а она ведь просто предупреждала, подсказку давала твоим родителям, как беды избежать! Да только они не поняли, не услышали.
- И я не поняла, — жалобно сказала Королева. – Какая подсказка? Какое предупреждение?
- Слушай сюда, я тебе сейчас все разъясню, — покровительственно сказала старуха. – Ведьмы – женщины умные, прозорливые. Она сразу поняла, что твои родители настроены тебя от жизни оградить и от всего обезопасить. Чтобы, мол, на нашу дорогую принцессочку ни пылинки не упало. И не дай бог, если ей придется испытать хоть малейшую боль!
- Так и было, — подтвердила Королева. – При мне всегда няньки-мамки пребывали, шагу без них сделать было нельзя. Все игры безопасные, все тропинки проверенные, все контакты рекомендованные. Очень благоустроенное было у меня детство!
- Вот-вот. А если бы тебе разрешали пробовать и ошибаться, синяки и шишки набивать, опыт жизни набирать, к восемнадцати годам ты бы уже знающая была и осторожная. Знала бы, как с веретенами и прочими острыми предметами обращаться. К боли-то тоже постепенно привыкать надо.
- А зачем это нужно – привыкать к боли?
- А затем, дорогая Королева, что в жизни не все гладко бывает, и если ты от любого ее укола в обморок падаешь или разум теряешь – случится то, что с тобой произошло. От какой-нибудь сильной боли человек все свои чувства отключает и впадает в спячку. В твоем случае – на сто лет.
- Но я же не от боли, а от отравленного веретена!
- Мне только сказки не рассказывай! – досадливо поморщилась Ведьма. – От отравленного сразу помирают! А ты всего лишь уснула, причем по собственной воле. И если бы твой Принц не появился – так и заросла бы пылью и паутиной, как старый сундук. Муж твой тебе судьбой послан, береги его.
- Да как же, матушка? Я ж говорила: пьет, колет…
- Колет да подкалывает – это чтобы в тебе чувства не замирали, чтобы ты хоть через злость себя ощущала. А пьет – чтобы самому не замерзнуть, ты ж ему страсти-то не даешь. Он тебя искренне любит, жалеет, а ты к нему холодна, как собачий нос. Все чувства заморозила, это ж куда годится!
- Да боюсь я сильных чувств, матушка! – всплеснула руками Королева. – Знаете ведь, как бывает: раскроешь душу, привяжешься, а вдруг потом потерять придется? Это ж как больно-то будет!
- Обязательно будет, — подтвердила Ведьма. – Но как без этого? Хочешь любить – не бойся боли, будь готова к переменам, не страшись потерять. Чувствуй на полную катушку, сколько ни случится – все твое. Эх, не цените вы молодости! Вот если б мне лет триста назад отмотать, я бы вам всем показала фейерверк чувств!
- Ой, как-то мне это все страшно слушать, — поежилась Королева.
- Не хочешь – не слушай, — равнодушно пожала плечами Ведьма. – Тогда тебе лучше снова в хрустальный гроб и крышкой накрыться. Чтобы уж наверняка тебя живые чувства не достали.
- Не хочу в гроб! – испугалась Королева. – Хочу жить со своим муженьком долго и счастливо, государством нашим править, деток вырастить, внуков дождаться. Помоги мне, матушка, а я уж поспособствую, чтобы Указ о ведовстве отменили и разрешили ведьмам в города вернуться.
- Больно мне ваши города нужны, — проворчала Ведьма. – Здесь природа, экология, травки нужные прямо у порога растут… Ладно уж. Клин клином вышибают. Давай руку!

Королева несмело подала ей руку, а Ведьма мгновенно выхватила откуда-то веретено, и…
- Ой! Что вы делаете?! – вскричала Королева, с ужасом глядя на каплю крови, стремительно набухающую на месте укола.
- Говорю же, клин клином вышибают! – усмехнулась явно довольная Ведьма. – Не померла же?
- Да не так уж и больно было, — с удивлением отметила Королева. – Вполне терпимо.
- Как и вся жизнь, — проинформировала Ведьма. – Боль не проблема, страх – вот беда. Кабы твои родители так за тебя не тряслись и тебя трудностями закалили, никакие заклятия тебе были бы не страшны.
- Буду знать, — кивнула Королева.
- Дарю, — кратко сказала Ведьма, протягивая Королеве источник ее страхов — веретено. – Как почувствуешь страх и захочешь замереть – уколи себя, и все пройдет. И ребятишек своих обучи с острыми предметами обращаться. Чтобы в восемнадцать лет они у тебя были смелыми, ловкими и боли не боялись.
- Поняла, матушка. Благодарю за науку. А как же муж с его колючками?
- А вот вернешься и посмотришь. Что я словами-то мусорить буду? В жизни все равно интереснее получается.

…Проводив Королеву, Ведьма вернулась к своим делам и занималась ими до самого вечера. Только ближе к ночи она вспомнила кое о чем и кинулась к заветной кастрюльке.
- Окей, гугл! – скороговоркой произнесла она заклинание. – Покажи-ка мне королевскую опочивальню!

На стене вновь появился портал, Ведьма вгляделась, а потом захохотала. Спальня была похожа на поле боя. Раскрасневшаяся, хорошенькая, в батистовой ночной рубашке и босиком, Королева гонялась с веретеном за своим муженьком и время от времени достигала цели.
- Ай! Ой! Милая, зачем ты это делаешь? – уворачиваясь и отмахиваясь, вскрикивал он.
- Я тебе покажу, как подкалывать! Я тебя отучу к фляжке прикладываться! – воинственно обещала Королева, пытаясь поразить веретеном его ляжку.
- Да я тебе сам сейчас покажу! – пообещал Король, хватая жену в охапку.
- Ой! – пискнула Ведьма и поспешно погасила окошко. – Нет уж, нет уж, стара я для таких душещипательных сцен… Пойду-ка и я в постельку…

Уже укрывшись одеялом и закрыв глаза, она довольно хихикнула: «А все-таки хорошо я тогда придумала всю эту интригу с веретеном. Такая сказка в результате получилась! Нет, даже две сказки!».

В конце концов, Ведьмы для того и существуют, чтобы давать повод для сказок. А вы как думали?
Автор: Эльфика

+1

218

Странница написал(а):

ВЕРЕТЕНО

http://se.uploads.ru/t/E6dsl.gif

0

219

СОЛНЕЧНАЯ ДОЛИНА — сказка от Эльфики
http://sf.uploads.ru/AtXrN.jpg
Хозяин вернулся домой задумчивый. За ужином он дождался, пока все закончат с основным блюдом, а когда жена поставила на стол десерт – традиционный вечерний пирог, откашлялся и сообщил:
- Мне нужно сказать вам кое-что важное.
Семейство насторожилось – у папы частенько возникали очень необычные идеи, а внедрять их (или пожинать плоды их внедрения) приходилось ни в чем не повинным домочадцам.
- Сегодня я был в предгорьях, по служебным делам, — утерев рот салфеткой, начал папа. – Жизнь в предгорьях, я вам скажу… не сахар там жизнь. Место голое, каменистое. Растительность чахлая. Сели, оползни, камнепады… Вулканы то и дело извергаются.
- Ужас какой, — отреагировала жена. – Хорошо, что мы живем в зеленой, плодородной Солнечной Долине!
- Да, нам повезло. Но я тут подумал, что мы должны позаботиться о тех, кому повезло меньше.
- Благотворительность, что ли? – подозрительно спросила дочь. Она еще помнила, как в прошлый раз папочка принудил ее отдать все ее мягкие игрушки в помощь нуждающимся пингвинам Антарктиды. Зачем пингвинам игрушки, папа так и не смог объяснить, но настаивал на том, что это будет их посильный вклад. «В конце концов, у пингвинов тоже есть дети!», — это был решающий аргумент, и с ним трудно было спорить.
- Нет, на этот раз не игрушки, все гораздо серьезнее, — проговорил папа.
- Надеюсь, не очередная кампания «за здоровый образ жизни»? – слегка напрягся сын. У него тоже были основания: совсем недавно их семья пережила период сыроедения (почти два месяца питались только сыром разных сортов!), ненавистный запах бри и рокфора и теперь еще не окончательно выветрился.
-Нет-нет, ничего такого, — поспешил успокоить его отец.
- Кушайте пирог, кушайте! – пригласила мама. – Сегодня я сделала вишневый.
- Вкусно, — с благодарностью проговорила дочка, смакуя пирог.
- И что предгорья? – осторожно спросила жена.
- Видите ли, мои дорогие, я крайне обеспокоен судьбой орков.
- Что? – поперхнулся пирогом сын.
- Там, в предгорьях, живут орки, — стал терпеливо объяснять отец. – Мы осмотрели их пещеры – это кошмар! Недостаточное освещение, сырость, скученнность. Полное отсутствие малейшего комфорта! И культура у них на очень низком уровне – в основном, рисуют на стенах пещер. А будучи малокультурными, они очень агрессивны и постоянно дерутся. Я был глубоко удручен…
- Бедненькие… — посочувствовала дочь, отрезая себе еще кусок пирога. – А как они питаются?
- Ужасно, — тяжко вздохнул отец. – Они камни едят – представляете?
- О боже! – ахнула жена. – Это в каком же состоянии у них зубы?
- Зубы у них хорошие, — рассеянно ответил хозяин. – Мощные у них зубы и острые, как раз на камни рассчитаны.
- А как же они не ломаются? – поинтересовался сын.
- Нельзя им ломаться. Стоматологов же там нет, лечить некому, — предположила сестра.
- В общем, я принял решение, — сообщил хозяин. – Мы должны откликнуться и поучаствовать. Я думаю, мы можем и должны предоставить кров и пищу хотя бы одному орку.
- Что? – схватилась за сердце жена. – Орк? Здесь, у нас?
- Они же страшные! – расширила глаза дочка.
- Еще драться начнет, — предположил сын.
- Вы мыслите крайне эгоистично, — упрекнул хозяин. – И это моя семья! Орки – тоже порождения божьи. Господь создал нас всех равными, значит, орки имеют право жить не хуже нас. И если жизнь загнала их в горы, а нам повезло поселиться в солнечной долине, мы должны поделиться имеющимися благами и поднять уровень жизни орков до нашего.
- А где мы его поселим? В подвале, да? – перешел к конкретике сын.
- Отчего же в подвале?
- Ну, раз они в пещерах живут, ему там привычнее будет.
- Ты огорчаешь меня, мой мальчик, — сурово сказал отец. – Не для того орк поселится среди нас, чтобы и дальше терпеть лишения. Нет, мы предоставим ему гостевую спальню.
- А чем я его буду кормить? – всполошилась хозяйка. – Я в камнях ничего не смыслю!
- Какие камни? О чем ты? Нет, орк будет питаться тем же, чем и мы. Мы поделимся с ним каждым куском, лучшим, что у нас есть. Это будет правильно!
- А дежурить по кухне и убираться в доме он будет наравне со всеми? – поинтересовался сын.
- Думаю, это произойдет не сразу. Не забывайте: орк – наш гость, и ему нужно дать время, чтобы он привык к нашему укладу жизни. Так что дом и кухня пока остаются на нас. Мы же должны создать гостю благоприятные условия?
- Милый, зачем нам это? – робко заметила хозяйка. – У нас и так кот и собака, а тут еще и орк.
- Как ты можешь сравнивать! – рассердился хозяин. – То домашние животные, а то чело… то есть орк! У них есть речь, и они обучаемы!
- Наш Лорд тоже обучаемый, — обиженно вставила дочь.
- Да, пес выполняет команды, но ему недоступна человеческая речь. А орки могут общаться на нашем языке. Поэтому в самом скором времени орк приучится к нашим традициям и станет полноценным членом нашей семьи. И хватит разговоров! Я решил – и я сделаю. Готовьтесь!
И, оставив ошеломленную семью доедать пирог, хозяин удалился в свой кабинет – написать статью о своем благом начинании с призывом следовать его примеру.
- Ни один житель Солнечной Долины не должен оставаться в стороне, — бормотал хозяин. – Мы должны включить орков в нашу цивилизацию, и точка.

Славно поработав и переписав статью набело, хозяин с чувством выполненного долга отправился спать.

***

… Что-то с грохотом упало и разлетелось вдребезги. Раздался громовой хохот, а затем слоновий топот, от которого содрогнулись даже толстые перекрытия подвала. Орки явно были здоровы и чувствовали себя вольготно.
- Белье все еще сырое, — пожаловалась хозяйка, щупая простыню. – Второй день сушится!
- Так конечно, если в подвале сушить! – раздраженно ответил хозяин. – Здесь вообще сыро и приток воздуха слабый. Почему бы не развесить его, как всегда, во дворе?
- Так используют же для набедренных повязок! – вздохнула жена. – А может, просто изорвут или истопчут. У них какая-то ненависть ко всему чистому.
- Можно их понять, они веками жили в пещерах, на земляном полу, — примирительно сказал хозяин.
- У нас во всем доме пол стал земляным, — заметила хозяйка. – Убираться нет смысла – тут же снова грязи натаскают. И где они ее только берут?
- Это у них традиция такая. Скоро они усвоят наши традиции.
- Да ничего они не усвоят! – в отчаянии всплеснула руками жена. – Я им сколько раз наш традиционный пирог предлагала? А их от этих пирогов воротит! Они их нюхать не могут, не то что есть!
- Всему свое время, — убежденно сказал муж. – Милосердие и толерантность – вот наши непреходящие ценности.
- Вот и прояви милосердие к собственной семье! – потребовала жена. – Или ты к собственной семье совершенно толерантен, то есть нечувствителен?
- Папа, а когда мы вернемся наверх, в комнаты? – жалобно спросила дочка, кутаясь в одеяло. – Мне тут уроки учить темно…
- Потерпи. Там пока места нет. С тех пор, как орк перевез к нам все свое семейство, сама понимаешь, в доме стало тесновато.
- А почему они живут наверху, а мы в подвале? – подал голос сын. – Почему не наоборот?
- Стыдись, мой мальчик! – укорил его отец. – Гостю – лучшее, это традиция. Мы и в подвале не растеряем своей цивилизованности, а им надо к ней привыкать. Поэтому они и живут наверху, пусть привыкают.
- По-моему, ни к чему они не привыкают и не собираются, — нервно сказала хозяйка. – Они первым делом сожрали всю посуду, умывальник и унитаз.
- Но это же их привычный рацион питания. Сразу не перестроишься.
- В туалет ходят где хотят.
- Так унитаз же съеден!
- Они крушат все вокруг: вазы, мебель, предметы интерьера.
- Они просто слишком большие и неповоротливые, да и двигаются резковато.
- А когда они костер в гостиной разожгли и чуть весь дом не спалили?
- Милая, надо потерпеть. Это скоро кончится.
- Это мы скоро кончимся, — мрачно сказал сын. – Когда они нашего Лорда сожрали, я сразу понял: нам тоже кранты.
- Не говори ерунды, — чуть смутился отец. – Это моя ошибка: надо было заранее выяснить, что они и собак едят. Тогда бы мы Лорда спрятали, и не вышло бы такого конфуза.
- Хорошо еще, что кошка сообразила и заранее убежала, — поддержала брата девочка. – А то они, наверное, и ее бы слопали!
- Расскажи лучше, как у тебя в школе, — сменил тему отец.
- Я больше не хочу ходить в школу, — расплакалась дочка. – Там эти несносные орки… Они все время рычат, срыгивают, дерутся… Я все равно ничего на уроках не запоминаю, потому что ничего не слышно!
- Но разве учителя не прививают им навыки достойного поведения?
- По-моему, учителя их сами побаиваются, — призналась девочка. – А если пожаловаться на орков, то вручают газету с твоей статьей и велят учить наизусть. Ну, та статья, где ты призывал к милосердию и толерантности!
- Гхм, — смущенно кашлянул папа.
- Кстати, ты знаешь, что в школу внесен законопроект «О школьной форме»? – спросила жена.
- Нет. А что за законопроект?
- Городские власти требуют, чтобы все ученики теперь являлись на занятия в набедренных повязках.
- Что-о-о??? – в полной оторопи уставился на нее муж. – Они там что, с ума посходили?
- Да нет, — пожала плечами жена. – Обосновывают тем, что орков смущает наша одежда и причиняет им моральные неудобства. Считают, что нам будет легче приспособиться, потому что у нас более гибкая психика.
- Я не буду такое носить! – зарыдала дочь.
- Погоди, малышка, не плачь… Думаю, до этого не дойдет, — попытался утешить ее отец. – В конце концов, здравый смысл возобладает.
- А где же был твой здравый смысл, когда ты в наш дом целую орду орков понапустил? – подбоченившись, вопросила хозяйка. – Пока один был, хоть как-то можно было договориться, а теперь вообще невозможно!
- Ага, они теперь банда, — мрачно подтвердил сын.
- Но мы же не могли отказать ему в воссоединении с семьей! – ответил хозяин. – Он был очень одинок… скучал… Ему трудно было влиться в наше общество. А у нас все-таки три гостевых спальни.
- И где они, твои «три гостевых спальни»? – взвизгнула жена. – Там теперь обосновались не меньше двух десятков орков, и они все переломали и переделали на свой лад! Теперь весь дом похож на пещеру!
- Кто же знал, что у него такая большая семья, — пробурчал муж.
- Ничего, мы тоже свою банду соберем, — пообещал сын. – Мы с пацанами унижений терпеть не будем, так им врежем, что мало не покажется!
- Сынок! Но это же преступление, так нельзя! – возмутился отец.
- Ага? Значит, им можно, а нам нельзя?
- А нам нельзя! – твердо сказал отец. – Мы – цивилизованные люди.
- Вот и сожрут нас, цивилизованных, и не подавятся, — с горечью констатировала хозяйка.
- Может, скоро они культурно разовьются, и все изменится? – неуверенно произнес хозяин.
- А ты их спросил, нужна ли им твоя культура? – спросила жена. – Может, их наскальная живопись и танцы у костра вполне устраивают?
- Дымом тянет, — принюхавшись, сообщил сын. – Наверное, снова костер в гостиной развели.
- Жареным несет, — заметила жена. – Опять, что ли, чью-то собаку поймали? Или, может, корову увели. В городе уже и живности не осталось…
- Хорошо, что кошка убежала, — снова повторила дочка. – Может, и мне убежать? Есть же на свете места, где люди живут у себя в домах, а орки у себя в пещерах?
- Отличная мысль! – поддержал сын. – Я с тобой. Или в банду.
- Пойду, попробую все-таки белье просушить, — сказала жена и, взяв таз, отправилась наверх.
- Значит, осуждаете меня? – угрюмо глядя на детей, спросил отец. – Люди идею мою подхватили, статью вон в школах наизусть учат, а вы…
- Выживаем, как можем, — буркнул сын.
– Разве ты спросил нас, хотим ли мы жить среди орков? Нет. А мы не хотим! – заявила дочка.
- Но мы же должны помогать бедным и убогим?
- Это не они бедные и убогие, а мы.
- Ничего не убогие! – вскинулся брат. – Вот соберем банду, и они у нас по струночке ходить будут! Мы границы установим и защищать их будем.
- Но грубая сила ничего не решает… — назидательно сказал отец.
- Это у орков грубая сила. Книжечки им, что ли, читать? Так они все равно не слушают! Плевали они на нас, если хочешь знать! У них своя цивилизация, вот путь ее и развивают. На своей территории. Попросят – поможем, но тоже на их территории.
- Что-то мамы долго нет, — зевнула дочка.
- Пойду, посмотрю, — спохватился хозяин.
… После подвала солнце казалось невыносимо ярким. Хозяин зажмурился, чтобы глаза привыкли, и услышал голоса – совсем неподалеку, за углом, там, где были натянуты бельевые веревки. Один голос принадлежал жене, другой… о боже, орку!
- Ты от него уходи, ты ко мне иди, — низким голосом рокотал орк. – тебе он зачем нужен? Ничего не может, только разговаривать. Орк сильный, орк воин. Орк в свою пещеру никого не пустит!
- Ой, да ладно! Что вы такое говорите! – жеманилась жена.
- Правду тебе говорю. Я – мужчина, ты – женщина. Орк сладко любить будет. Много детишек родим, много земли заселим.
- Хи-хи-хи… Руки только не распускай, а то мужу пожалуюсь.
- Ничего муж не сделает. Старый, больной. Отберу тебя, пусть сидит, статьи пишет.
- Ой, какой ты дерзкий… Хи-хи…
- Не-е-ет! – завопил хозяин, хватаясь за грабли и бросился туда, за угол. Только он к таким резким движениям был не приспособлен, споткнулся, наступил на грабли и получил оглушительный удар по лбу.

Вот на этом месте он и очнулся. Лежал он рядом с собственной кроватью, видать, во сне метался – свалился и об тумбочку лбом приложился. Кожу саднило, а наощупь уже и шишка наливалась. В доме что-то загрохотало, и еще явственно доносился запах жареного мяса.
- Орки в доме! – ахнул он и, вскочив, прямо в пижаме кинулся прочь из спальни в направлении кухни.
- Доброе утро, — приветствовала его жена. Она была в платьице и кухонном фартуке, вся чистенькая и очень милая. И кухня тоже была чистенькая и милая.
- Где орки? – грозно спросил он, озираясь по сторонам.
- Пока что у тебя в голове. Давай-ка, умывайся, и за стол. Я отбивные жарю, скоро будут готовы.
- А грохотало что?
- Папа, это я гантелю уронил! Я нечаянно! – прокричал сын из своей комнаты.
А тут и дочка появилась:
- Мама, пап, привет! Я Лорда уже покормила, а мы скоро завтракать будем?
- Лорд жив?!
- А что ему сделается? – удивилась дочка. – Живая, здоровая, веселая собака. Все лицо мне облизал. Сейчас умоюсь, переоденусь и тоже завтракать приду.
- Знаешь, милый, — начала жена, — я тут подумала и хочу тебя попросить: прежде чем приглашать в наш дом орка, подумай и ты. Обо мне подумай, о детях. Надо все тщательно взвесить.
- Взвесил уже, — поспешно прервал ее муж. – Орков не будет. Концепция переменилась.
- Вот и хорошо, — обрадовалась жена. – Ты умный, ты непродуманных решений принимать не станешь. А что это у тебя на лбу?
- На грабли наступил, — мрачно сказал муж, щупая лоб. – Больше не повторится. Я в кабинет, нужно одну идею записать, пока не забыл.

«Мы должны с большой осторожностью подходить к любым изменениям в укладе нашей любимой Солнечной Долины, — писал он. – Надо понимать, что традиции складываются веками, и вводить что-то новое нужно тоже продуманно и постепенно. Иначе последствия могут быть непредсказуемыми и разрушительными. А мы в первую очередь должны заботиться о нашем сообществе. И автор любой идеи должен отчетливо видеть границы, за которыми начинается хаос».
- Хорошо сказано, — удовлетворенно пробормотал он и потрогал шишку на лбу. На грабли снова наступать не хотелось. Хотелось беречь традиции и тщательно продумывать новые идеи.
- И никаких, понимаешь ли, «хи-хи»! – строго сказал хозяин. И пошел к семье, отбивные кушать. В Солнечной Долине все было спокойно.
Автор: Эльфика

+1

220

http://s019.radikal.ru/i614/1210/4f/1b11948ee5c2.gif  http://s019.radikal.ru/i607/1210/9b/1f05f246ce65.gif

0


Вы здесь » Lilitochka-club » Литература » Сказки для взрослых


Рейтинг форумов | Создать форум бесплатно © 2007–2016 «QuadroSystems» LLC