Код:

Lilitochka-club

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Lilitochka-club » Наша жизнь » Вся наша жизнь - игра...


Вся наша жизнь - игра...

Сообщений 81 страница 97 из 97

81

Лана написал(а):

Ну вы представьте себе,что я помирилась с практически всеми своими врагами!
А оно мне надо????

Лана, я где-то прочитала (может и у нас на форуме) интересную мысль:
"У меня нет врагов и нет друзей - все мои учителя"
Возможно, доля истины здесь есть.

Помирилась - расценивай, как урок: усвоила и пошла дальше по жизни

что-то наумничала я здесь

0

82

Незабудка написал(а):

Помирилась - расценивай, как урок: усвоила и пошла дальше по жизни

Пасиб.Незабудочка.хорошая мысль.
Вот тока теперь эти люди опять в мое общество набиваются.
Может это значит что и не прошла я урок-то?а зачем же тогда они возвращаются? http://s61.radikal.ru/i174/1007/3e/1de540a0d735.gif или надо усвоить и найти решение ,тип аисправить ошибки прошлого? http://s61.radikal.ru/i174/1007/3e/1de540a0d735.gif

0

83

Лана написал(а):

Может это значит что и не прошла я урок-то?а зачем же тогда они возвращаются?  или надо усвоить и найти решение ,тип аисправить ошибки прошлого?

Наверное, что-то сделано или понято не до конца....
У меня тоже таких ситуаций хватает. Вот жизнь и заставляет делать "работу над ошибками" http://s50.radikal.ru/i130/1007/fc/08a3e89264ad.gif

0

84

http://s018.radikal.ru/i511/1210/b2/40f231ea1d44.gif

0

85

Жадность и эгоизм в отношениях

Эта статья оказалась сложней, чем я полагал. Несколько раз за нее садился и откладывал. Нечто внутри сопротивлялось и поднимало тему со скрипом, словно не желая сдавать некоторые устаревшие позиции и убеждения о жадности и эгоизме. Наверное, если попросить обывателя описать эти явления, скорей всего, на ум будут приходить примеры поступков по типу: «эгоизм это, когда…» То есть само переживание человек, как правило, принимает за чистую монету, а внимание соскальзывает на события, которые эгоизмом окрашиваются. Как я это вижу, не существует ни эгоизма, ни жадности. Есть только элементы, которые словно пиксели на мониторе создают их иллюзорные образы. И пока мы не различаем эти составные частицы, образ кажется целостным и реальным. Эта метафора с пикселями подходит практически под любое явление. В этой статье я попробую разложить эгоизм и жадность на элементы.

Ткань жадности и эгоизма
На событийном уровне эгоистичными жадинами мы считаем тех людей, которые не хотят разделять свои блага с нами. То есть, по такой логике жадиной в наших глазах может стать совершенно любой человек, отказавшийся даровать нам свои активы – будь то деньги, личное время, или какое-нибудь имущество.

И вот здесь правильный вопрос звучит так: а при каких условиях нам жертвуют свои блага другие люди? Когда один человек хочет как-то одарить другого? Ответ на этот вопрос настолько прост, насколько же и неприемлем для самооценки обывателя. Так вот, благодетель жертвует свои блага при таких условиях, когда хочет понравиться. То есть, если человек захочет выглядеть хорошим в наших глазах, вероятно, он будет способен на так называемую щедрость по отношению к нашей персоне.

И напротив, жадными эгоистами мы считаем тех людей, которые не стараются нам понравиться. А почему они не стараются? Потому что плохие? Нам, конечно, так думать удобней всего. А может, потому что плохие мы? Это – «палка о двух концах». Человек не старается нам понравиться, когда не видит для этого причин. Мы не святые, и обычно стремимся нравиться другим, когда чувствуем, что для нас это выгодно. То есть, желая выглядеть хорошими в чьих-то глазах, мы так или иначе рассчитываем что-то заполучить…

И вот здесь вступает в игру наше многострадальное самолюбие, на одной стороне которого таится комплекс неполноценности, а на другой – чувство собственной важности. Не зря говорят, что гордыня – отец всех пороков.

Мы чувствуем чужую жадность, когда переживаем, что нас не любят и не уважают, а только используют за наши блага. Мы жаждем искренней безусловной любви к собственной персоне, на которую по большому счету способны лишь святые и некоторые матери в отношении своих чад. Мы обманываем себя надеждой, что такая любовь возможна. Но по факту, мы живем в мире потребительских отношений, где каждый любит не безусловно, а по какой-то причине – за конкретные качества, черты и свойства.

Мы все – «продажные твари», в своих отношениях подкупающие друг друга, кто чем может. А когда нам не хватает реальных благ, мы осваиваем искусство рекламы – позиционирования иллюзорных образов и качеств. Строим из себя не весть кого, чтобы искусственным имиджем заслужить любовь и уважение. И в этом еще полбеды. Ладно бы, если мы поступали так сознательно. Но в какой-то момент мы настолько завираемся, что и сами начинаем верить, будто и вправду являемся тем самым нормальным хорошим человеком, образ которого демонстрируем всем окружающим. Именно так в разладе с собою возникают неврозы – психосоматические недуги, отравляющие нашу жизнь.

Мы становимся жадными собственниками, когда хотим держать под контролем наши отношения с другими людьми. Мы пытаемся контролировать чужие чувства, когда хотим, чтобы нас любили и уважали безусловно – то есть без причины. Иначе мы чувствуем фальш – унизительный обман, такое гадкое переживание, словно человек нас на самом деле совсем не любит, и выкинет из своего существования, как только мы перестанем спонсировать его присутствие в нашей жизни. Но ведь как уже говорилось – мы не святые и не умеем любить за просто так!

Даже когда так называемую «жадность» проявляет чужой человек, которого мы раньше не видели, у нас может возникнуть невротичная реакция, потому что за чьей то бережливостью, мы обнаруживаем «неуважительное» отношение к нашей персоне.

Иными словами, жадность и эгоизм – это личный страх, что нас любят не просто так, а по какой-то причине. Просто подспудно мы ощущаем, когда из нас хотят сделать лопухов, и в качестве большой и чистой любви пропихнуть типичные продажные отношения. А честность нас зачастую тоже не вполне устраивает, потому что все-таки в любовь хочется верить!

Большая часть всех приятельских и дружеских связей также вертится вокруг таких вот взаимовыгодных неврозов. А если человеку от нас ничего не надо, наше уязвленное самолюбие может окрестить его сволочью. Но по факту ничего дурного в чужом равнодушии нет. Просто наша персона кому-то показалась неинтересной – может быть, человек устал, у него мало времени, или его раздражает рисунок на нашей рубашке. У всех свои предпочтения. Это – нормально. Но этот факт кажется тем унизительней, чем больше ожиданий мы накрутили вокруг жертвы наших потребностей.

Травмирующий факт для самолюбия обывателя в теле взрослого человека заключается в том, что никто никому ничего не должен. А если мы посчитали иначе, то это – наша персональная проблема.

Мотивы жадности и эгоизма
Вот и получается, что если человек действует честно, не прикрывая свои истинные мотивы благородной ложью, тут-то он и становится «нехорошим» жадиной и «безжалостным» эгоистом, не пожелавшим церемониться с нашими неврозами.

Иногда мы считаем эгоистами людей, которые берегут свое внимание и ценят личное время. Вроде как, если человек не читает наш бесполезный спам где-нибудь «ВКонтакте», значит, он ушлый эгоист, который вместо того, чтобы проникаться нашей глубокомысленной «чушью», занимается какими-то своими совершенно бесполезными для нас делами.

Зачастую чужим эгоизмом нам нравится объяснять собственную потребность в бесплатной халяве. Ведь куда проще выманить уже готовые блага у имущих, нежели заработать их самостоятельно. Вроде как, если человек, сумел себя обеспечить, неплохо было бы ему понравиться, чтобы теперь он обеспечил и нашу персону, раз уж это у него так хорошо получается.

Дабы человек оказался нашим должником, необязательно ему нравиться. Чтобы вытянуть чужие блага, можно льстить, унижаться, апеллировать к жалости, чувству долга, благородству, превосходству, величию и другим признакам «хорошего» человека. Подойдет все, что заставит «щедрого» благодетеля доказывать, что он – не жадина и не эгоист.

Эгоистами мы считаем «нехороших» людей, которых принято осуждать и даже как-то наказывать. В романе я подробно озвучивал идею, что каждый человек в конечном итоге все делает исключительно для себя. Каждый повинуется закону кнута и пряника. Неважно, кто перед нами – герой, злодей, офисный служащий, любящая мать – никто не может иначе. Мы все – «собачки Павлова», подчиненные двум базовым рефлексам страдания и удовольствия. Каждый из нас в этой жизни просто избегает боли и выбирает кайф – кто как умеет.

Все мы бредем за морковкой приятных ощущений. Гении, мудрецы и прочие продвинутые юзеры от типичных аутсайдеров ничем не отличаются – все та же погоня за кайфом. Разница между всеми нами только в том, что каждый имеет доступ к своим уникальным источникам счастья.

Грубые люди действуют грубо, срывая поверхностные впечатления не потому что они «плохие», а потому что иначе не могут. Именно так – грубо и поверхностно доступный на их этапе кайф дергает за рычаги их разума.

Дальновидные «мудрецы» наслаждаются жизнью утонченно с наименьшим количеством разрушительных последствий, потому что различают такие ниточки счастья, дергая за которые получают свой, недостижимый для других кайф.

Никто не может иначе. Каждый подчиняется тем импульсам, которые способен различить на периферии своего сознания. Все мы – порождения неизбежного личного опыта.

Есть такой как бы глобальный стереотип, который говорит, что правильные люди должны поступать правильно. А если ты неправильный, а жадный и эгоистичный, то обязан переживать стыд, страх и другие неприятные импульсы, которые должны побуждать исправляться, чтобы соответствовать этому глобальному стереотипу.

В итоге нашим всемогущим разумом помыкают две дополнительные пружинки: самоуважение и самобичевание. Следуя нормативам, мы себя уважаем, нарушая правила – грызем. Так глобальный закон кнута и пряника реализуется в социальном мире, побуждая нас доказывать свою нормальность.

Все наше поведение, все благородные намерения и высокие устремления подчиняются простым импульсам «приятно» и «неприятно». Но нам не хочется верить, что мы настолько примитивны… Поэтому мы выбираем думать, что наши «правильные» поступки – вовсе не от радости самоутверждения, а проявление какого-нибудь святого великодушия.

Не существует ни жадности, ни эгоизма. Есть только наше самолюбие, загнанное беспрерывной гонкой самоутверждения, вечно сканирующее реальность в поисках любви и уважения.

И нет ничего дурного в социальном бартере, где каждый делится тем, что имеет. Просто, во избежание невротичных страхов, при совершении обмена, не стоит жульничать, выдавая саморекламу за реальность. И тогда этот обмен «энергиями» вполне можно называть взаимовыручкой.

© Игорь Саторин

0

86

http://s0.uploads.ru/t/3k6ox.jpg

+3

87

Мамино золотко написал(а):

Сегодня 07:53:16

Горькая правда  http://s018.radikal.ru/i518/1306/71/1f60354a7cc7.gif

0

88

Laura написал(а):

Так вот, благодетель жертвует свои блага при таких условиях, когда хочет понравиться

Лоричек, и вот в этом главная ошибка автора. "Нравиться" - детская позиция, "заботиться, оберечь, помочь" - взрослая. Автор не чувствует себя взрослым человеком, отсюда все выводы.
http://s2.uploads.ru/t/NAB9C.gif

0

89

Центениалы: поколение, которое сотрет всех нас с лица планеты

Теория поколений была описана в 1991 году Нилом Хау (Neil Howe) и Уильямом Штрауссом (William Strauss). По этой теории поколения сменяют друг друга раз в 20–25 лет. Недавно оформилось поколение, следующее за миллениалами — центениалы, их ещё называют поколение Z. Пожалуй, впервые в истории дети настолько отличаются от родителей.

Кто такие центениалы?

Это люди, которые родились после 1996 или после 2000 года (по данным различных исследований). Разброс в датах появился, потому что исследований пока немного. Центениалы ещё молоды, но их уже ни с кем не спутаешь.

Чем они отличаются от других поколений?

Это первое поколение, которое родилось в эпоху интернета. Они не помнят, какой была жизнь без гаджетов, и проводят со смартфонами и планшетами больше 8 часов в день. На каждый шаг у центениалов — приложения, которыми они пользуются так же естественно, как дышат. Поколение Z не делит мир на цифровой и реальный, их жизнь плавно перетекает на экран и обратно.

Как технологии повлияли на центениалов?

Центениалы любят общаться в Сети, причём анонимно: предпочитают социальные сети, в которых можно прятаться. Это не Twitter, а Snapchat, из которого исчезают сообщения. Это первое поколение, выросшее в мультикультурной среде. Центениалам всё равно, где родился собеседник и как он выглядит. Пожалуй, это самое терпимое и спокойное поколение.
У них иммунитет к рекламе, встроенный адблок (AdBlock - программа, блокирующая показ рекламы в приложениях). Они так привыкли к рекламным баннерам и сообщениям, что могут не обращать на них внимания, а чтобы реклама их заинтересовала, в ней должно быть что-то действительно интересное.
Минус — центениалы не любят долго концентрироваться. Среди детей и подростков распространяется синдром дефицита внимания и гиперактивность. Поэтому поколение Z предпочитает смотреть, а не читать. Им нужно уловить максимум информации в короткий срок.

Почему они такие невнимательные? Они глупее?

Нет. Центениалы учились в обнимку с технологиями и привыкли к перекрёстному изучению предметов. В их голове каждый параграф учебника пронизан гиперссылками, как в «Википедии». Кроме того, они привыкли думать глобально, потому что мгновенно получают информацию со всего света. Они хотят делать открытия, любят исследования и разработку.
Да, центениалы часто переключают внимание, но поэтому быстрее принимают решения. Поколение Z не любит возвращаться к одному вопросу несколько раз.

Что они умеют делать?

Это поколение, которое предпочитает увидеть. Общаясь в Сети, центениалы используют эмодзи, смайлы, картинки. И они умеют зацепить аудиторию. Подростки точно знают, по каким законам живёт информация и когда нужно публиковать снимок в Instagram, чтобы собрать больше лайков. Скажете, мелочи? А теперь представьте, что будет, когда эти подростки с чутьём на аудиторию выйдут на рынок. Прошлые поколения в пролёте.

А они что-нибудь ценят, кроме лайков?

Они, как никто, ценят безопасность. Поскольку это поколение, которое выросло в эпоху терактов и экономических кризисов, центениалы хотят стабильности, спокойствия и процветания. Им не нравятся одноразовые вещи, они хотят покупать то, что прослужит долго. Среди них модно быть минималистами.
У центениалов очень трезвые представления о жизни и о том, как добиваться успеха. Миллениалы мечтают, чтобы весь мир заметил, какие они прекрасные и замечательные. У центениалов нет таких иллюзий. Они собираются много работать и зарабатывать: 72% выпускников задумываются о предпринимательстве.
Центениалы — это не бунтующие подростки. Они мало курят и пьют, даже к сексу относятся ответственнее. ВОЗ говорит о снижении количества подростковых беременностей во всём мире, а в США этот показатель сейчас вообще самый низкий за последние 50 лет.
Они не хотят разрушить систему, они собираются медленно и верно делать мир лучше. Возможно, это подростковая романтика. Но если вспомнить теорию, то основные взгляды у них уже сложились.

Можно ли наладить контакт с центениалами?

Во-первых, для них всё нужно визуализировать, любая информация должна быть наглядной.
Во-вторых, всё нужно делать быстро. Скорость работы становится важна как никогда. Если вы привыкли согласовывать каждый плакат и каждую публикацию в соцсети по два месяца, вы проиграли.
В-третьих, делайте вирусную рекламу. Центениалы любят делиться интересным, но быстро забывают об этом. Учитесь выделяться.
В-четвёртых, они любят покупать, но предпочитают покупки онлайн, а в интернет выходят с мобильных устройств. Работайте с ними именно через такие каналы.

Зачем мне учиться работать с центениалами?

Каждое поколение — это определённая целевая аудитория. Если вам приходится работать с клиентами, то вы взаимодействуете в широком смысле именно с поколениями.
Центениалы — необычное поколение. Мы не можем понять, как они совмещают любовь к покупкам и к минимализму, образованность и гиперактивность, визуальное мышление и встроенный адблок. А они могут. Кто после этого скажет, что дети всё хуже?

Источник: lifehacker.ru

+1

90

Сжечь Александрийскую библиотеку - 2,
или почему нельзя читать 25 млн. оцифрованных книг?

Захватывающая история о том, как человеческая наивность и жадность задушили самый амбициозный ИТ-проект тысячелетия — проект по оцифровке всех-всех книг, которые только есть в мире.
Из идеи об оцифровке книг и возможности мгновенно искать в них любые отрывки текста родилась в Google. Ларри Пейдж и Сергей Брин задумывали создать поисковик не по интернету, но по книгам. Но вышло иначе, а к идее о том, чтобы перевести в цифровой формат все книги они вернулись только в начале "нулевых".

Проект по оцифровке всех сначала американских, а затем вообще всех-всех книг получил кодовое название "проект океан". Даже в самой Гугл те сотрудники, что не были вовлечены в него, рассматривали идею как нечто, слабо совместимое с реальностью. Нечто вроде нынешней "хотелки" Илона Маска отправить человека на Марс. Но проект поддерживали сам Брин и Пейдж, так что у него, разумеется, был более чем зеленый свет.

Начиная с 2002 года компания Google начала жадно сканировать все книги, до которых могла дотянуться. Для этого она договорилась с крупнейшими библиотеками США и организовала специальные центры сканирования, в которые книги из библиотек свозили фурами. Это не фигура речи — логистически "проект океан" был не менее сложным, чем технически.

Да, для реализации проекта компании Google пришлось придумать специальные "железо" и "софт" — ведь до нее на тот момент задачу быстрого сканирования миллионов книг еще никто не решал.

Сканируемая книга жестко закреплялась на специальном стенде, сверху на нее смотрели несколько фотоаппаратов, а лидар ("трехмерный радар") определял точное положение в пространстве листов книги, чтобы позже специальное программное обеспечение учитывало это и "распрямляло" криво сфотографированные листы бумаги.

Таким образом, в Гугле решили самую большую проблему при оцифровке книг — их закреплении при точном сканировании, чтобы все получалось ровно и красиво. Тут "болела голова" об этом не у людей, а у программы и ее алгоритмов.

Интересно, что при всей технологической навороченности стендов для "сканирования" книг, листы вручную переворачивали люди — машины не могли делать это достаточно быстро и одновременно достаточно нежно. Ведь перевести в цифровой формат нужно было и старые, очень старые книги и, обращаться с которыми надо было исключительно аккуратно.

Оператор переворачивал страницу, нажимал на педаль на полу, камеры фотографировали, он снова переворачивал — и так до тысячи раз в час.

К августу 2010 года компания Google потратила на проект в общей сложности 400 млн. долларов. И объявила о том, что по ее подсчетам в мире 129 864 880 книг. Она И хочет оцифровать их все.
Тут надо пояснить, что изначально компания Google вовсе не собиралась открывать полный доступ к книгам — юристы компании этого бы никогда не позволили, они не самоубийцы. Первоначальная идея была — обеспечить возможность поиска по всем-всем книгам с демонстрацией пользователю небольшого отрывка. Юридический отдел компании Google был уверен, что это попадает под определение "честного использования" и, сильно забегая вперед, отметим, что судебная система в итоге, через много лет тяжб, признала: у компании действительно есть право на подобное использование книг.

Также стоит сказать, что если в большинстве европейских стран книга бесплатно становится доступной обществу через 50 лет после смерти автора, то в США это так не работает. Таков Закон об авторских правах, что уже не публикующиеся книги никто не имеет права опубликовать еще раз, не решив все вопросы с автором, издательством или наследниками их прав. То есть книга просто лежит и собирает пыль, а чтобы дать ей вторую жизнь, даже цифровую, надо потратить столько времени и денег, что проще ничего не делать.

Когда издатели и авторы поняли, что Гугл не шутит насчет "взять и все оцифровать", они моментально возбудились. Шутка ли — компания просто взяла и скопировала содержимое крупнейших американских библиотек! Не спросив разрешения ни у кого, кроме библиотек! В общем, на нее подали в иск — группа и издателей, и Гильдия авторов.

Позже отдельные иски объединили в один коллективный иск, поданные от имени и для защиты прав всех авторов и издателей в США. Это важный, можно даже сказать ключевой момент всей юридической части истории.

В какой-то момент все вовлеченные стороны внезапно поняли — то, что сделала компания Google, может открыть новый гигантский рынок книг, особенно уже вышедших из обращения.

Однако иск был подан, судебные заседания шли и вместе с ними пришло понимание, что если пустить дело на самотек и доводить его до логического конца, то проиграют все. Так, если авторы и издатели в суде выиграют, то Гугл им что-то заплатит и прекратит сканировать книги, но не откроет доступ к ним читателям, поскольку не имеет на это права. Если выиграет компания Google — она сможет показывать отрывки читателям, но не целиком продавать электронные копии книг, поскольку опять же законы это запрещают.

Тогда И стороны задумали, вероятно, самое грандиозное в истории соглашение по урегулированию коллективного иска.
Особенность американской судебной системы в том, что во время рассмотрения коллективных исков, представляющих интересы одного или нескольких пластов общества, в суде вы можете "расширить" нормы законов. При условии, что не вмешается Министерство юстиции и согласится судья, рассматривающий дело. Независимость судебной ветви власти во всей своей красе.

На протяжении 2,5 лет юристы компании Google, библиотек, издателей и Гильдии авторов вели сложнейшие переговоры, суть которых один из их участников кратко, но емко охарактеризовал как "четырехмерные шахматы" — надо было учесть интересы всех сторон.

Самая главная проблема, с которой столкнулись участники переговоров заключалась вот в чем. Ок, допустим, Гугл делает грандиозный интернет-магазин цифровых книг, в том числе и тех, авторы которых давно умерли, издательства закрылись вообще и непонятно, кому принадлежат права. Кому платить причитающуюся плату? Установление прав на получение денег в каждом конкретном случае стоило бы намного больше, чем любые возможные выплаты. То есть чисто экономически это было бессмысленно.

Но эту проблему решили, придумав создать единое агентство, которому бы шла плата за все старые книги. Наследники авторов и издателей могли бы в него обращаться за своей долей, а часть полученных средств там бы тратили на установление авторства. Поскольку обращались бы, конечно, далеко не все, то схема имела экономический смысл — кому все равно, "спонсировали" тех бы, кто бы хотел, чтобы ему заплатили. Причем правообладатели и авторы в любом случае получали бы 69% от цены электронной книги, а Гугл бы довольствовалась остальным.

Самое главное — при этом обходились бы нормы американских законов, запрещающих повторную публикацию книг, права на которые ужа давно утратили свою силу и не были заново оформлены.
Грандиозность соглашения привлекла внимание Министерства юстиции США, которое начало расследование и попросило всех, кто возражает против этого соглашения "говорить сейчас или молчать вечно".

Разумеется, возражения поступили. От Майкрософт и Амазон с технологической стороны, а также от нескольких тысяч авторов, многие из которых, похоже, не до конца поняли суть соглашения. Против высказывались и многие уважаемые в "книжном" сообществе люди.

По мнению участников тех переговоров, активное противление сделки со стороны "авторитетов" решило вопрос — в Минюсте США вряд ли бы вняли доводам Майкрософт только о том, что Гугл "нечестно" получает доступ ко всем печатным книгам ("Бо-о-о — главный конкурент против!"); не послушали бы там и Амазонки, которая на тот момент контролировала 80% рынка электронных книг ("Бу-у-у — монополист на рынке возражает против нового игрока!").

Как полагают отдельные участники переговоров, среди тех авторитетных людей, что высказывались против соглашения, бытовало мнение о том, что сделку стоит завернуть, но потом Конгресс США все равно внесет нужные поправки в законы. Однако они не понимали, что законотворцев какие-то старые книги не интересуют от слова "совсем": с их помощью не выиграешь выборы и не создашь новые рабочие места. "Они, похоже, не понимали, как работает реальный мир", — с горечью замечает участник тех переговоров.

В итоге Минюст США высказал свое очень авторитетное мнение: судье не стоит одобрять сделку, поскольку она а)выходит за рамки сути иска (а иск был о том, можно ли Гугл показывать выжимки из книг); б)слишком эксклюзивная и создает очень плохой прецедент.

В самом деле — если бы Гугл договорилась с противниками-ставшими-партнерами в рамках процесса урегулирования коллективного иска, то любой другой технологической компании для получения таких же прав на создание подобного магазина электронных книг пришлось бы заново пройти весь путь. То есть: оцифровать книги —> быть засуженной правообладателями и авторами —> договориться с ними. По мнению чиновников Минюста США, это вообще никуда не годилось. Специально нарушать закон чтобы обойти закон?! Это перебор.

Ну и постфактум включить в иск в качестве ответчиков Майкрософт, Амазон и кто бы там еще захотел создать свою цифровую библиотеку такого же масштаба — тоже не было никакой возможности. Это уж было совсем жесткое испытание для системы коллективных исков США, она бы такое не перенесла.

В итоге судья сделку не одобрил, в своем заключении процитировал Минюст США.
Формально в итоге победила, как мы сказали в самом начале, Гугл — ей позволено показывать отрывки из оцифрованных книг. Но проиграли — все. Читатели не получили гигантской цифровой библиотеки из всех-всех когда-либо напечатанных книг. Издатели и авторы не получили возможности постоянно получать небольшую денежку от их продажи. А погуглить "заморозила" траты в размере 400 млн. долларов. Даже выиграв, компания охладела к своему проекту и больше не сканирует книги. Кончился запал.

Сегодня где-то далеко на серверах Гугла лежат 50-60 петабайтов оцифрованных книг. Вот они, только руку протяни. Но доступ к ним имеют лишь несколько инженеров компании, ответственных за то, чтобы никто другой не получил доступ к этим книгам.

Два последних абзаца статьи настолько хороши и от них становится так больно, что мы их просто переведем:

Я спросил у тех, кто этим занимался [в Гугле] раньше: "Что надо сделать для того, чтобы эти книги были доступны всем?". Я хотел знать — насколько сложно было бы открыть к ним доступ. Что стоит между нами и цифровой публичной библиотекой из 25 млн. томов?

"У тебя были бы большие проблемы [юридического характера], — мне сказали — но все, что надо сделать — написать один запрос к базе данных. Так доступ переключился бы с "Выкл." на "Вкл".. На исполнение такой команды нужно несколько секунд".

Источник: рус.делфи.ЛВ

+1

91

Всё это очень грустно http://sg.uploads.ru/t/FE6RQ.gif

0

92

Monika написал(а):

поколение Z предпочитает смотреть, а не читать. Им нужно уловить максимум информации в короткий срок.

да....

Все это интересно, конечно не 25 миллионов, но востребованной литературы оцифровано довольно много, поколение Z предпочитает именно цифровую литературу. И читающих  довольно много. Я сама читаю электронные книги, сначала это было выгоднее, чем покупать бумажные(а я тратила на книги огромное количество денег), теперь, в силу особенностей зрения, читаю только электронные. Гораздо хуже, на мой взгляд, это  аудиокниги. Я прослушала только одну, когда накрылась эл. книжка, но мне до сих пор не по себе. Ибо в ушах до сих пор звучит чужая, навязанная интонация.
А в отношении 25 миллионов, думаю придут другие, не менее талантливые люди. Будущее все же за электронными книгами, если они, конечно не пойдут дальше - аудио и видеовизуализация карманного формата. Пока это, слава богу, очень дорого..

0

93

Monika написал(а):

Центениалы учились в обнимку с технологиями и привыкли к перекрёстному изучению предметов. В их голове каждый параграф учебника пронизан гиперссылками, как в «Википедии». Кроме того, они привыкли думать глобально, потому что мгновенно получают информацию со всего света. Они хотят делать открытия, любят исследования и разработку.
Да, центениалы часто переключают внимание, но поэтому быстрее принимают решения. Поколение Z не любит возвращаться к одному вопросу несколько раз.
Что они умеют делать?
Это поколение, которое предпочитает увидеть. Общаясь в Сети, центениалы используют эмодзи, смайлы, картинки. И они умеют зацепить аудиторию. Подростки точно знают, по каким законам живёт информация и когда нужно публиковать снимок в Instagram, чтобы собрать больше лайков. Скажете, мелочи? А теперь представьте, что будет, когда эти подростки с чутьём на аудиторию выйдут на рынок. Прошлые поколения в пролёте.
А они что-нибудь ценят, кроме лайков?

Знаешь, Моник, многие представители как назвал их автор "прошлого поколения", как правило, мало читающие в принципе, абсолютно вписываются в эти характеристики. И они да, глупее...

0

94

Monika, боюсь в этой теме у нас с тобой будет лишь диалог.. Вот это грустно..

0

95

Иришка написал(а):

И они да, глупее...

Ирищка, я не считаю, что "прошлое поколение" глупее, и даже наоборот... прошлое поколение умнее и мудрее, т.к. они ориентируются в жизни, в реале. А "кнопочное" поколение ничего не удерживает в голове, им ничего не интересно, и не надо... если что можно в гаджете найти.А если гаджета под рукой в важный момент не окажется? Они удивляются, когда сталкиваются с тем, что ты что-то просто знаешь и говоришь на различные темы. Они чаще не могут говорить ни о чем, кроме как о "крутой" технике. Я не говорю об элитных московских школах, где в головы все таки закладывают знания и дают цель для чего эти знания нужны.
А в основном молодежь - пустая. Вчера ехала в автобусе, завалили дети (пионерский лагерь) - человек 40. Разговоры ни о чем - гул, пустые фразы смешочки и постоянное движение.
Когда на меня наступили в третий раз, я поинтересовалась, с родителями они ездят в общественном транспорте так же шумно и тесно? На что мне ответили, что они вообще не ездят на общественном транспорте, т.к. у них есть машины... Я заметила им - мол, машины у родителей, а не у вас, и что тем более надо уважать людей, которые вынуждены ехать с вами. Мне сказали, что в автобусе ездят только никчемные и несостоявшиеся люди... и сильно озадачились тем, что машины не их, а родителей... А после того, как я спросила об их личных достижениях, чем они отличаются от "никчемных" людей? - отвернулись и стали играть с мягкими игрушками... пацаны... Дети взрослые лет 12-13...
А ты говоришь...

0

96

Иришка написал(а):

многие представители как назвал их автор "прошлого поколения", как правило, мало читающие в принципе, абсолютно вписываются в эти характеристики. И они да, глупее...

Monika написал(а):

я не считаю, что "прошлое поколение" глупее, и даже наоборот..

прочитай внимательно

0

97

Monika написал(а):

А ты говоришь...

я о другом говорила... мажоров я в принципе обсуждать не хочу...

0


Вы здесь » Lilitochka-club » Наша жизнь » Вся наша жизнь - игра...


Рейтинг форумов | Создать форум бесплатно © 2007–2017 «QuadroSystems» LLC