Код:

Lilitochka-club

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Lilitochka-club » Преданья старины глубокой » История этикета


История этикета

Сообщений 21 страница 40 из 50

21

В средние века церковь и законодательство освящали неравноправие мужчин и женщин. Женщина была лишена многих социальных и экономических прав, ее подчиненное положение в семье было законодательно закреплено. Выходя замуж, она теряла все права на наследство от родителей, не получая ничего, кроме своего приданого; оставаясь вдовой, она зависела от своих сыновей. Тем не менее именно в этот период возникает так называемый “культ дамы”, или форма отношений между рыцарем и его дамой, названная “куртуазной любовью”, что нашло свое отражение в рыцарской поэзии 12–13 веков, в произведениях таких авторов, как Вольфрам фон Эшенбах, Вальтер фон дер Фогельвейде, Кретьен де Труа и других. Согласно средневековым источникам отношения рыцаря и дамы приравнивались к отношениям сеньора и вассала и часто описывались с употреблением той же терминологии. Рыцарь должен был избрать себе объект поклонения и служить избранной даме как своему сеньору, даже если его чувство никогда не было вознаграждено. Прекрасная дама в представлении средневековых авторов должна была обладать любезностью, способностью вести светскую беседу, красотой, благородством манер, веселым нравом и кокетливостью. Куртуазная любовь никогда не была связана с браком и противопоставлялась ему, но тем не менее, невзирая на “незаконность” отношений, который могли представлять собой и платоническое “служение”, и адюльтер, и даже “любовь на расстоянии” (когда рыцарь совершал подвиги во имя дамы, которую никогда не видел), поведение рыцаря и дамы определялось целой системой строго установленных норм. Рыцарь всячески демонстрировал свое чувство: хорошим тоном считалось в отсутствии дамы или при ее очевидной неблагосклонности обнаруживать свои страдания. От него ожидалось, что он не сможет ни есть, ни спать, прекратит всякие развлечения, громко оплакивая свою участь. Принято было носить цвета своей возлюбленной (символика цвета играла важную роль в средневековом этикете и в особенности в отношениях между влюбленными) и предметы ее туалета, подаренные в знак любви. Иногда по окончании турнира дамы оставались полуодетыми, так как дарили рыцарям свои украшения и детали одежды вплоть до рукавов и рубашек. Эти подарки имели большое значение и всегда сопровождали рыцаря. Если он побеждал в турнире, будучи одетым в цвета своей дамы, он посылал ей коня и оружие побежденных противников. Дама могла оставаться равнодушной к ухаживаниям, не проявляя жалости и сострадания, но могла и принять их, также нося герб своего поклонника и демонстрируя его дары. И дама, и в особенности рыцарь часто давали обеты и клятвы, сопряженные с особенной трудностью выполнения (известен случай, когда дама вручила своему возлюбленному свою рубашку вместо кольчуги для участия в турнире, а затем, после его победы, с гордостью надела окровавленную рубашку поверх своего платья). Даже для чрезвычайно знатных феодалов не считалось зазорным слагать стихи и песни в честь дамы и даже лично исполнять их (иногда восхваление дамы поручалось странствующим менестрелям, воспевавшим красоту и благородство какой-либо особы везде, где им приходилось скитаться). Несмотря на всю искусственность кодекса куртуазной любви, концепция служения даме стала стандартом поведения на протяжении столетий. Она повысила положение женщины в обществе и требовала от мужчины хотя бы внешнего соответствия нормам щедрости, учтивости, верности и скромности. Появившиеся в тот период понятия о “благородном” поведении создали поведенческие образцы, сохранившиеся до настоящего времени. Таким образом, рыцарский кодекс оказал чрезвычайно важное влияние на развитие этикета в последующие столетия и внес несомненный вклад в формирование современных манер, поскольку даже этикет двадцатого столетия предусматривает для женщин определенные привилегии и преимущества.

0

22

С 15 века все большее влияние на развитие западноевропейского этикета оказывал чрезвычайно усложнившийся церемониал королевских дворов. Сначала определенное влияние оказывали испанские и бургундские ритуалы, затем с развитием абсолютизма главную роль начала играть Франция. В это время появляются многочисленные пособия по этикету, который становится настолько сложным, что при дворах появляется специальная должность церемониймейстера, следившего за выполнением всех его тонкостей и строжайшим образом регламентировавшего всю дворцовую жизнь. Члены семьи монарха и придворные должны были в определенный час вставать, точно указывалось, кто должен был присутствовать при одевании монарха, подавать предметы его туалета, сопровождать его во время прогулки и т. д. Было точно определено, как проходили церемонии аудиенции, торжественных выходов, прогулок, обедов, балов. Например, при бургундском дворе герцог два–три раза в неделю давал публичные аудиенции, где каждый мог вручить ему прошение. Все придворные должны были присутствовать, размещаясь согласно рангу по обе стороны трона, а подле него находились коленопреклоненные чиновники, читавшие и рассматривавшие прошения. Пышные обряды сопровождали рождение, брак и смерть при королевском дворе. Чем выше ранг, тем более сложным был ритуал. Например, королева Франции в течение года не покидала покоев, где ей сообщили о смерти супруга, а для принцесс этот срок ограничивался шестью неделями. Покои были занавешены и убраны черным, и принцесса, одетая в траур, должна была провести эти шесть недель в постели. Покои для пребывания знатной дамы после родов убирались зеленым шелком, причем все предметы в этих комнатах служили определенным церемониальным целям.

0

23

Право первенства в придворном этикете приобретает определяющий характер. Вопрос преимущества кого-либо зачастую становится вопросом жизни и смерти, так как непростительным оскорблением считалось занятие, хотя бы и нечаянное, чужого места или вход в комнату раньше персоны более высокого ранга. Имело значение, кто на чем сидит, кто оказывает ту или иную услугу королю. Придворный или посол иностранного государства, удостоенный лучшего места, считался занимавшим более высокий ранг, что приводило даже к международным конфликтам, так как посол, чью карету на королевской прогулке обогнала карета другого, мог счесть это унижением своей страны и ее двора. Поэтому все поведенческие нормы были тщательно формализованы. При бургундском дворе было точно предписано, каким именно придворным дамам можно было ходить рука об руку и должна ли (и каким именно образом) одна другую поощрять к подобной близости. Известны случаи, когда строгое соблюдение этикета приводило к принесению в жертву человеческих жизней. При испанском дворе Филиппа II королева однажды упала с коня, застряв ногой в стремени. Конь поволок королеву за собой, но никто не рискнул помочь ей, чтобы не оскорбить ее величество прикосновением к ее ноге. Когда двое придворных все же решились спасти полумертвую королеву, то они поспешили немедленно скрыться от гнева короля за грубое нарушение правил этикета.

0

24

Придворный этикет дал начало этикету дипломатическому, так как именно при королевских дворах происходили приемы иностранных посольств. В раннем средневековье на церемониал международного общения в Европе решающее влияние оказывали торжественные и пышные ритуалы Византийской империи, имевшие своей целью убеждать в могуществе своей страны, демонстрировать ее богатства, силу и превосходство. Позднее, когда вопросы первенства стали играть при дворе важнейшую роль, возникла необходимость четко определить место каждого дипломата и соответственно его страны в общем церемониале. Дипломату приходилось быть еще более пунктуальным и строгим к соблюдению всех правил этикета, чем остальным придворным, так как он представлял не столько себя, сколько свою страну. Постепенно во избежание конфликтов, которые могли вспыхнуть из–за действительных или мнимых оскорблений, формы официальных контактов между представителями различных государств становятся все более и более регламентированными и остаются таковыми и в наше время. Дипломатический протокол, способствовавший предотвращению спорных моментов между представителями государств, был официально утвержден в 1815 году на Венском конгрессе, где было решено принимать послов по дате и часу их представления или по алфавиту. Это дало возможность исключить предположение о предпочтительности той или иной стороны.

Со времен упадка рыцарства все большее влияние на развитие этикета оказывают нравы среднего класса. С одной стороны, блистательные дворы абсолютных монархов предлагают все более сложные правила поведения, с другой, с течением времени бытовые этикетные нормы становятся значительно демократичнее под влиянием новых социальных условий. Недаром просветители 18 века считали, что придворный этикет отдален от основной массы населения и призывали к более естественным манерам. Добродетели буржуа, такие, как бережливость, трудолюбие, аккуратность постепенно становятся основой поведения в обществе. В то же время нравы высшего общества также меняются и на первый план выдвигаются другие ценности по сравнению с 17 веком. Растет английское влияние на европейский этикет. Этические принципы и нормы “английского джентльмена” становятся привлекательными для представителей других стран. Законодателем же манер во многом по-прежнему остается Франция. В целом уже можно говорить о складывающихся нормах европейского этикета этого периода, так как люди много путешествуют, и представления о хорошем тоне становятся интернациональными.

0

25

Одним из важных источников понимания хороших манер этого периода являются письма лорда Честерфилда к сыну, где автор ставит своей целью направлять поведение молодого человека в любом обществе и стране Европы. Хорошее воспитание предусматривало естественную манеру держаться в сочетании с вежливостью и вниманием к другим людям. Большое значение придавалось скромности, но она не должна была быть сопряжена с застенчивостью и неловкостью. Признавалось, что необходимо обладать не только моральными достоинствами, но и хорошими манерами, при отсутствии последних можно легко вызвать смех по отношению к себе или даже обидеть окружающих. Поэтому хорошо воспитанный человек должен был быть внимателен при употреблении титулов и имен, не говорить много о себе, владеть собой и не демонстрировать своих эмоций. Громкий смех осуждался как проявление вульгарности, то же самое касалось употребления пословиц и просторечных выражений. Также осуждались принятые еще в 11 веке пренебрежение к низшим и грубость к кому бы то ни было, включая слуг. Человек должен был уметь формулировать свою мысль ясно и четко как устно, так и письменно. Важным представлялось иметь хорошую осанку, хорошо танцевать и тщательно следить за своей одеждой (имеется в виду не только следование моде, но и безукоризненная чистота, игнорируемая ранее). По-прежнему придавалось важнейшее значение соблюдению всех форм вежливости по отношению к женщине — следовало почтительно приветствовать ее, не сидеть, когда она стоит, оказывать всевозможные услуги, а порой и открыто льстить. Поведение при королевском дворе сильно отличалось от принятого в век абсолютизма. При соблюдении всех этических норм (не обращаться к монарху первым, не выбирать тему беседы самому и т. д. ) правильным поведением считалась почтительность без признаков смущения и тем более без самоуничижения. Эти же нормы поведения распространялись и в отношении к другим вышестоящим лицам. Ценность человеческой личности независимо от происхождения все больше возрастала, хотя предрассудки, связанные с происхождением, были еще чрезвычайно сильны.

0

26

В отличие от предшествующих столетий этикет 19 века носил буржуазный характер; общепринятые правила поведения, приобретая интернациональный характер, были распространены среди всех слоев обществ. Требования к воспитанному человеку были одинаковыми во всех странах Европы и Америке. Этикетные формы больше не были связаны с поведением при дворе монарха, а касались всех и были направлены на регламентирование ежедневного бытового поведения каждого, что происходит и в наши дни. Но по сравнению с 20 веком, прошедшее столетие культивировало гораздо более разветвленную систему этикетных норм и установок, касающихся самых мелких деталей личной и социальной жизни человека, в результате чего влияние этикета на частную жизнь индивида было чрезвычайно велико. И в более ранние эпохи правила поведения третьего сословия отличались от этикета аристократии, но в 19 веке средний класс становится определяющим в обществе и, отвергая аристократические церемонии, создает свои представления о хороших манерах, зачастую не менее жесткие. Знатность происхождения перестает быть столь важной, а богатство еще не дает права на положение в обществе — необходимо было соответствовать некоему поведенческому стереотипу, который лучше всего определяется словом “респектабельность”. Предполагалось, что мужчина должен всецело стремиться к тому, чтобы собственным трудолюбием и добропорядочным поведением занять подобающее место в обществе, а идеал женщины — стать возможно более достойной женой и матерью, ограничивающей свои интересы семейным кругом, строго следящей за соблюдением своими домашними принятых правил поведения, являя собой пример их выполнения. Стало больше цениться религиозное благочестие, выражавшееся в ежедневных семейных молитвах перед едой и на ночь. Внешнее соблюдение религиозных правил-предписаний дошло до поистине тартюфовского показного благочестия. В этот период появляется фраза “ножки надо закрывать даже у рояля”, так как упоминание многих частей человеческого тела было строго табуировано, как и упоминание о беременности, рождении ребенка, некоторых предметах туалета, самой невинной взаимной склонности людей противоположного пола и невероятном множестве других вещей, принцип отбора которых обычно недоступен для понимания современного человека.

0

27

Чрезвычайно усложнены были правила поведения женщин и в отношении женщин. Жизнь респектабельной женщины 19 века была окружена системой запретов, сопровождавших ее с младенчества. Так, девушки до замужества не могли есть в гостях, много говорить, демонстрировать свои знания в какой-либо области, зато от них требовалось “умение” легко краснеть и падать в обморок (что, правда, при существовавшей тогда суровой моде на ношение корсетов было нетрудно). Девушке нельзя было выходить одной куда бы то ни было и оставаться наедине с мужчиной в течение хотя бы нескольких минут, даже если этот мужчина был ее женихом. Она должна была просто одеваться, никогда громко не говорить, не смеяться. Ее родители тщательно следили за кругом ее чтения, знакомств и развлечений. Впрочем, после замужества предписания этикета для женщины становились немногим легче — она по-прежнему не могла принять гостей-мужчин в отсутствие мужа, предпочитала не появляться одна в общественных местах и строжайшим образом следила за своей речью и манерами. Мужчины, в свою очередь, должны были всячески подчеркивать привилегированное положение и благочестие дамы, что выражалось в оказании бесчисленных мелких услуг и существовании таких норм этикета, как обязательное вставание, снятие шляпы перед женщиной, обязанность открывать перед ней двери, помочь сесть, нести все ее вещи от перчатки до дамской сумочки и т. п. В этот период также усложняется система нанесения взаимных визитов, которые четко регламентировались по значению и времени. Входят во всеобщее употребление визитные карточки, причем многие страницы тогдашних руководств по этикету заполнены правилами оформления и послания карточек на случай свадьбы, рождения ребенка, соболезнования, приезда, отъезда, формального визита, поздравления и т. п. Также строго регламентировались правила приема гостей, застольные манеры, одежда для определенных случаев, ритуалы приветствия и темы бесед. Лишь неукоснительное выполнение всех этих правил давало человеку возможность быть принятым в своем кругу, каким бы этот круг ни был. Естественно, манеры представителей высшего света и мелких буржуа различались между собой, но только непременное их соблюдение делало человека “респектабельным”, т. е. уважаемым и полноправным членом общества.

0

28

Испокон веков люди приветствовали друг друга. С приветствия начинался любой вид общения, и поэтому этот элемент этикета существовал во все времена. Современные формы приветствия восходят к ранним этикетным нормам, порой измененным почти до неузнаваемости. Во все времена люди обозначали узнавание друг друга словами и жестами. Слова не всегда были четко регламентированы (за исключением торжественных церемоний, ритуальных процедур и общения с вышестоящими лицами) и являли собой, как правило, пожелания здоровья и благополучия. Традиция приветственной жестикуляции имеет давнюю историю и, хотя она и изменялась во времени, корни ее легко обнаружить. Так, средневековый рыцарь, желая показать, что он находится среди друзей и ему нечего опасаться, снимал шлем или поднимал забрало. Впоследствии, когда шлем уступил место другим головным уборам, дворянин снимал или приподнимал шляпу с той же целью — обозначить, что он находится в кругу друзей. Еще позже шляпу стали снимать перед вышестоящим лицом, а приветствуя равного себе, к ней лишь притрагивались. Женщин же всегда приветствовали, снимая головной убор, и в таком виде этот ритуал сохранился и в 19 веке, не меняясь на протяжении столетий. Даже абсолютные монархи Франции, не снимавшие шляпы ни перед кем, дотрагивались до нее при появлении дамы. 

Обычай рукопожатия имеет еще более древнюю историю и первоначально представлял протянутую невооруженную ладонь с вытянутыми пальцами правой руки в знак отсутствия враждебных намерений. Затем множество средневековых ритуалов (например, принесение оммажа), включавших в себя вкладывание своих рук или руки в руки другого человека, что обозначало покорность и повиновение, оказало влияние и на трансформацию жеста приветствия. Вышестоящему лицу или даме целовали руку (что также является очень древней традицией), равному ее пожимали. Поэтому до наших дней сохранилась традиция, согласно которой младший по возрасту или положению никогда не протягивает руку первым, так как ее могут просто не принять. Раньше было принято целовать руку любой женщине равного или высшего по отношению к мужчине ранга, затем, в 19 веке, поцелуй руки сохранился только по отношению к замужним дамам, при приветствии девушек ограничивались поклоном.

0

29

Поклон также имеет давнюю историю. Изначально посредством поклона обозначалось признание первенства другого. Самые сложные церемонные поклоны порой включали в себя коленопреклонение или падение ниц, совершавшееся перед монархом или при отправлении религиозных обрядов. В средние века существовали ритуалы поклона в процессе исполнения различных церемоний, но принцип “чем выше приветствуемая персона, тем ниже поклон” был общим. В разные периоды, соревнуясь друг перед другом в учтивости, дворяне иногда исполняли целые ритуальные танцы, стремясь засвидетельствовать друг другу свое уважение. Поклон, как правило, сопровождался снятием головного убора или прикосновением к нему. Вышестоящий отвечал на него кивком головы. Дама слегка склонялась, а приветствуя более знатного или старшего, делала реверанс. Реверанс как форма поклона, принятая для молодых девушек, сохранился и в 19 веке. Постепенно, с демократизацией этикетных норм, среди равных стало принято лишь слегка наклонять корпус при приветствии.

    Поцелуй как форма приветствия

В разные времена в качестве одной из форм приветствия в Европе получают распространение поцелуи. Часто так здоровались друг с другом женщины, иногда приветственные поцелуи распространялись более широко. Так, например, в Англии в 16 веке гость, пришедший в дом, целовал не только хозяина, хозяйку и их детей, но даже и домашних животных.

    Право первенства при приветствии

Каковы бы ни были формы приветствия в разные эпохи, основополагающий принцип всегда оставался одним: младший по возрасту или рангу всегда приветствовал первым. Проигнорировать приветствие во все времена считалось оскорблением, поэтому к 19 веку сложилось правило, по которому дама должна была здороваться с мужчиной первой, так как только она могла решить, признавать знакомство с ним или нет.

0

30

Ритуал прощания

Ритуал прощания, тесно связанный с приветствием, в зависимости от обстоятельств включал в себя поклон, поцелуй руки или прощальное рукопожатие. Для выражения почтения еще в средние века было принято провожать уходящего, и зачастую в средневековом этикете эти провожания становятся взаимными и долгими. Буржуазный этикет постепенно отвергает эту крайность.

    Титул при обращении

Тесно связано с приветствием и обращение, так как оно также предполагает подчеркнутое узнавание человека. Обращаясь к кому-либо, всегда необходимо было четко помнить и произносить его имя и титул, так как ошибка в названии титула могла быть чревата самыми неприятными последствиями. Так, лорд Честерфилд в 18 веке предостерегал сына от невнимательности в названии титула собеседника, поскольку ошибки, равно как и краткие ответы типа “да” и “нет”, являлись оскорбительными, обнаруживая непростительную забывчивость или неуважение.

0

31

Допетровская Русь

Этикет древнерусской, а затем великорусской народности формировался как часть ее этнических традиций, в целом мало подверженных иноземным влияниям. Тем не менее во времена Киевской Руси (первая треть 12 века) в города проникли христианские нормы жизни из Византии, вытеснявшие языческие и скандинавские. В деревне во многом сохранялась исконная языческая культура (до 19 века). В период феодальной раздробленности (12 — конец 15 века), после татаро-монгольского нашествия 1237—1241 годов, проникают восточные нормы поведения, например, ужесточение наказаний, деспотизм мужа в семье и т. д. Они сохранились и в период централизованного Московского государства (16 — 17 века). Крестьянский и городской быт мало отличался, но именно в городе возникло понятие “светской жизни”, связанное с обществом и государственной службой. В 16—17 веках с развитием феодальных отношений обособились нормы поведения высших (бояр, дворян) и низших (крестьян, посадских людей и т. п. ) сословий.

    Распорядок дня в допетровской Руси

Распорядок дня был согласован с церковными службами, в основу его был положен византийский счет часов: 7 “дневных” и 17 “ночных” зимой, 17 “дневных” и 7 “ночных” летом, первый “дневной” и “ночной” совпадали с восходом и заходом солнца; в десятом (шестом часу обычных суток) служили обедню, в двенадцать был обед, затем сон, вечерние дела до шести, после шести досуг и сон. Утренняя и вечерняя молитвы обязательны для всех русских верующих, обедню и вечерню стояли обычно знатные люди, на заутреню ходили все верующие по праздникам. У крестьян и простых городских жителей весь день зависел от характера и количества работы.

    Семья в допетровской Руси

Семья в средневековом русском сознании была нижней частью иерархии “Бог — мир, царь — государство, муж — семья”; брак был церковным институтом, семья была чрезвычайно замкнутой ячейкой. Домовладелец был главой своего “двора”, “чада и домочадцы” были почти его собственностью. Устойчива была “большая семья”, жившая во “дворе”, состоявшая из нескольких ветвей родственников; только глава семьи имел право отделять некоторых из них. Дом был разделен на женскую и мужскую половины. Мужская запиралась на ключ главой семьи. Женская половина состояла из светелок, теремов и сада для прогулок. Степень старшинства определяла положение каждого обитателя дома, то же касалось и слуг, количество их определяло знатность домовладельца, который жаловал и наказывал по своему усмотрению. Хозяйственные функции в доме могли делиться между хозяином и женой. Часто брали на воспитание сирот, которые находились как и родные дети в полной власти главы семьи. Такой поступок считался богоугодным делом. Разводы были редки, производились по бракоразводным грамотам и приговорам священников; супружество прекращалось с монашеством (иногда насильственным); были и “полюбовные” разводы, когда муж “отпускал” жену, что осуждалось церковью. Освященный церковью брак можно было заключать только три раза.

0

32

Браки заключались по воле родителей. У простых людей свадебный обряд состоял из сватовства, сговора и венчания с пиром. Почин мог исходить от обеих сторон, помогали свахи (формально нельзя было видеть невесту до сватовства, а мужа до венчания) и сваты — родственники жениха. Сват имел право на смотрины, разговор с невестой, дабы выявить возможные изъяны; на сговор родители невесты приезжали к жениху, им били челом его родители, все подписывали “рядную запись” из двух частей — брачного договора и описи приданого; после чего отказ от брака был почти невозможен, даже при “подлоге” невесты, которую будущий муж видел только на венчании. Ранняя женитьба или замужество ограждали от соблазнов холостой жизни. Женщины выдавались замуж начиная с 11-12 лет, мужчины — с 12-15 лет; в крестьянских семьях, где в жене видели прежде всего работницу, невеста могла быть и старше жениха. Невесту “убирали” подруги, в знатной семье ее развлекали “плясицы”; пировать начинали за день до венчания, а потом продолжали еще три дня, в одном или в обоих домах. Венчали вечером (в церкви были только родственники жениха и сваха). Пировали со следующего утра. После трех перемен блюд молодых вели на постель в “сенник”, затем выносили невестину рубаху на показ гостям, накидывали на молодоженов шубы, кормили кашей; на второй день дарили подарки, а они одаривали гостей. Молодых величали “князем” и “княгиней”. На свадьбе присутствовали древние “чины” — тысяцкий, посаженый отец или посаженная мать (у сирот), ясельничий или конюший, дружки; сам ритуал должен был привлечь Божье благословение.

0

33

Семейные праздники в допетровской Руси

Из семейных событий крестины чаще бывали на восьмой день после рождения; ребенка торопились окрестить, чтобы в случае смерти Бог “забрал его к себе”. В период двоеверия (т. е. повсеместного распространения пережитков язычества) кроме христианского имени широко бытовали и прозвища (Неждан, Волк, Дружина). День рождения не считался праздником, торжественно справлялись лишь именины; в “день ангела” будущим гостям рассылались именинные пироги тем больше, чем выше был чин гостя, вечером на пиру одаривали именинника. На новоселье священник освящал дом, в который вносили хлеб-соль (символ благополучия и спасения от “сглаза”), а суеверные люди — черную кошку или курицу, а также растворенную квашню; после был пир.

    Похороны в допетровской Руси

Считалось, что христианин умер достойной смертью, если он находился в сознании, чтобы огласить завещание, благословить родню иконой, отпустить на волю холопов, сделать “вклады” в церкви и монастыри, некоторые принимали схиму; после смерти на окно ставили святую воду — “на омовение и питание души”, люди с достатком нанимали плакальщиц. Хоронить старались быстро (летом — за сутки); опустив гроб, прикладывались к иконе, ели кутью; после похорон устраивались поминки, потом на девятый день и на сороковой; от похорон до 40-дневного поминовения читали Псалтырь, часто и на могиле, и в церкви, и дома. В народном сознании похороны воспринимались как бракосочетание со смертью, а свадьба — как похороны девичьей свободы. Поэтому в песнях, сопровождавших эти обряды, есть немало схожего.

0

34

Гостевой этикет на Руси учитывал возраст и происхождение. К равному гости въезжали во двор, а затем подъезжали к крыльцу; к более высокому лицу шли через двор пешком; не было принято старшим ездить к младшим. Важного человека приглашал сам хозяин или его родня, менее важных — родня или слуги; знатного гостя встречали у крыльца или устраивали три встречи (слуги у ворот, родня во дворе и хозяин у крыльца), равного — в сенях, младшего — в комнате. Палка (или трость) оставалась в сенях, в комнату входили без шапки, несли ее с платком внутри перед собой в руке, троекратно крестились на образа, клали три поясных поклона до земли, затем кланялись хозяину (кивком, в пояс, касаясь земли рукой, на коленях, касаясь лбом пола), равные протягивали друг другу руки; друзья и родные раскрывали объятия, целовали гостя в голову, прижимали к груди. В гостях нельзя было кашлять и сморкаться; хозяин “корил” себя в специальных словесных формулах, гостю говорил особые комплименты, называя его “кормильцем” и “благодетелем”; у светских людей спрашивали про здоровье, у духовных особ — о спасении. При прощании троекратно крестились на образа, кланялись им, целовались с хозяином, один раз крестились, и хозяин провожал гостя до сеней или крыльца, по его знатности. Знаком высшего доверия к гостю был выход жены с чаркой; жена меняла наряды перед угощением каждого гостя, избранного мужем, потом они ее целовали. В случае приглашения гостя на обед жена обедала на своей половине.

0

35

Относительная свобода славянской женщины в 10—13 веках постепенно сменилась ее ограничением во всех слоях общества, но особенно у самых родовитых и состоятельных. До замужества девушка находилась в полном подчинении у отца, после свадьбы — у мужа. Никогда и ни при каких обстоятельствах порядочная женщина не показывалась без сопровождающих, из дому выходила редко, обычно только в церковь. При разговоре с посторонними считалось приличным закрывать лицо рукавом. В домашнем кругу женщину с детства окружали многочисленные кормилицы-“мамки”, нянюшки, сенные девушки, зачастую бедные родственницы и приживалки. Выйдя замуж и став хозяйкой, женщина должна была следить за повседневной жизнью всех многочисленных домочадцев, вставать раньше всех, а ложиться — позже. Круг общения женщины был крайне ограничен. За расходами следил обычно хозяин, уход за детьми передавался доверенным слугам, хозяйка заботилась об одежде и утвари, раздавала “уроки”, то есть работу, которую все домочадцы должны были сделать за день. Достойным занятием считалось рукоделие, которому обучали с малых лет. Грамоте обучали весьма немногих. Женской в России отчасти была и профессия ювелира. Заботилась хозяйка и о душе своих подопечных — учила их молитвам, следила за нравственностью. Утрата девственности была позором для самой девушки и всего дома: в городах таких согрешивших постригали в монастырь, в селах их позорили, мазали дегтем ворота, но на не слишком выгодное замужество они все же могли рассчитывать. В семье хозяин, чтобы не подвергнуться всеобщему осуждению, должен был держать в страхе жену и всех домочадцев. Провинности наказывались плетью (плеть-“дурак” висела на поясе у мужа). Подробная роспись наказаний содержится в знаменитом “Домострое”, чье составление приписывается сподвижнику Ивана Грозного священнику Сильвестру. В имущественном отношении русская женщина и в то время была защищена законом: за ней сохранялись права на приданое, вдова получала не менее седьмой части имущества мужа, если не было завещания в ее пользу, жена и дети осужденного преступника сохраняли права на его имущество.

0

36

Соблюдению постных дней придавалось огромное значение. Росписи блюд составлялись чуть ли не на год. У хорошего хозяина всегда имелись в большом количестве съестные припасы. На рынке покупали продукты только самые бедные люди. Хозяину полагалось настойчиво угощать гостя, который не имел права отказываться от угощения. Часто еда с пира посылалась тем приглашенным, которые почему-либо не пришли. Чем больше повар следовал традициям, тем выше ценилось его искусство.

Одежда у мужчин и женщин имела одинаковые линии, никогда не подгонялась по фигуре, состояла из нескольких слоев: исподнего — домашнего, среднего и верхнего. На рубаху у женщин надевался летник, затем опашень (или сарафан, душегрея, телогрея), мантия (приволока), или шуба, а у мужчин — кафтан, ферязь, опашень, шуба (ходить без пояса не полагалось). Названия мужской и женской одежды были схожи, но была и “летняя шуба” (без меха) у одних женщин. Женщины чаще, чем мужчины, ходили в сапогах (башмаках, чеботах) на высоких каблуках; девицы обязательно показывали волосы из-под венцов (или головных повязок), замужние женщины прятали их под волосник, на который надевали убрус (платок), кику или кокошник. Выходить на улицу без румян, сурьмы, белил женщине было неприлично. Одно время следовали восточной моде чернить зубы. Нарядная одежда (в том числе дорогая), хранящаяся помногу лет, была почти в каждой семье, а на различия в общественном положении указывал головной убор. Серьги, ожерелья, перстни, одновременно несколько образков и крестов на шее носили и женщины и мужчины. Одежда обшивалась часто жемчугом, полудрагоценными камнями и драгоценными нитями (золотыми и серебряными). Женщинам полагалось держать платок в руках, мужчины носили платок не в кармане, а в шапке.

0

37

В поездках и путешествиях предпочитали санный и водный пути, сани и струги, так как дороги были плохие. Летом старики ездили в колымагах и даже в санях; молодые ездили верхом (верхом щегольства были белые лошади). Знатный человек ехал, окруженный свитой, слуги били в литавры, чтобы отпугнуть прохожих на дороге. Женские повозки скрывали пассажирок, для которых имелись небольшие слюдяные оконца. В поездках укрывались множеством одежд, брали с собой сулею с вином, съестные припасы, пополняя их в дороге. Мебель в то время была редка и дорога, даже самые знатные и богатые возили ее за собой. За плату можно было нанять лошадей и ямщиков.

Бани (мыльни) у древних славян были в виде полуземлянок, топившихся по-черному. В средние века их топили 1—2 раза в неделю, летом в городских поселениях власти часто запрещали мыться таким образом из-за опасности возникновения пожаров. В этих случаях ходили в общественные платные, так называемые “царские” бани, где мужчины и женщины раздевались в общем предбаннике, а нередко и мылись вместе, причем обычай этот продержался до времен Екатерины II, когда наблюдавший эту картину многоопытный Дж. Казанова заметил, что это происходит не от развращенности, а от чистоты нравов. Баня была излюбленным народным средством от разных недугов, здесь нередко происходили роды. Баню не советовали посещать натощак; обязательно мылись и парились в субботу, чтобы предстать чистыми к воскресной заутрене.   

Пиры устраивались как одним лицом, так и несколькими хозяевами одновременно — такие пиры назывались “братчинами”. Хозяин готовился загодя, украшал горницу (реже и сени) мехами, коврами, драгоценными сосудами; гостей усаживали по “чину”. Сначала выпивали по чарке водки, закусывая хлебом, наломанным хозяином, затем шли перемены блюд. Еда была нарезана, драгоценные ножи лежали для красоты, “торели” (тарелки) предназначались для костей, только перед особенно важными гостями ставили отдельные тарелки, использовали деревянные ложки, гораздо реже двузубые вилки. Когда произносилась здравица, каждый из гостей выходил на середину комнаты и выпивал чарку. После некоторых здравиц пели “многая лета”. Особую любовь и уважение вызывали те гости, которые ели и пили все, что предложит хозяин. На пиру четко отличали пьяную брань и драку от настоящего оскорбления, не вменяли это в вину. По церковным праздникам устраивались пиры с участием духовных лиц. Начинали их после обедни, важный гость сидел в “красном углу”, во время пира часто пел священник или дьякон. Если женщины приглашались на пир, то они ели за отдельным столом в особой комнате. Братчины устраивались крестьянами и посадскими людьми в складчину на какой-либо праздник и по нему назывались — “братчина Покровщина” — на праздник Покрова Богородицы и т. д.

0

38

Суровый повседневный труд в России с ее тяжелым климатом, не оставлял много времени для развлечений. Излюбленным досугом высшего круга общества была охота: псовая и соколиная. Общедоступным всенародным зрелищем и действом были церковные службы, привившие народу любовь к музыке; песня сопровождала русского человека везде и всегда. До царствования Алексея Михайловича не существовало театра, число и характер развлечений строго ограничивалось церковью, чей авторитет был непоколебим. Весело праздновались святки с непременными ряжеными, временем катаний, хороводов и гуляний была Масленица. Карнавалы, столь характерные для Западной Европы, не прижились в России из-за холода во время Масленицы и из-за большой строгости к таким забавам православной церкви. При дворе, например, Ивана Грозного, были развлечения с “машкарами” (масками), но нравственным примером для общества стал князь Репнин, отказавшийся надеть “личину” и убитый за это. Игрища скоморохов со времен крещения Руси преследовались, как и игры в карты, кости (“зернь”) и даже шахматы и шашки (“тавлеи”). Языческие обычаи, нередко весьма откровенные, как “обегание огородов” обнаженными женщинами в сумерках, костры и игрища на Ивана Купала, несмотря на все попытки их вытравить, продержались до начала 20 века. Зимние забавы — катание на коньках, спуск с ледяных гор — развлекали все слои общества. Традиционны были кулачные бои: поединки и “стенка на стенку”.

0

39

Петровское время (1696-1725 годы)
   

Реформы Петра I нарушили традиционную замкнутость боярских, дворянских и городских (посадских) семей. Регламентация всех сторон быта, проводимая Петром I, коснулась в первую очередь института брака. Резко возросло число неравных браков с представителями низших сословий, добившихся “чинов”. С 1720 года разрешались браки с иностранцами (при условии сохранения супругом православной веры). Было разрешено заключать браки с разведенными и даже с расстриженными монахами и священниками. Указом 28 февраля 1714 года Петр I запретил во избежание увиливания от государственной службы дворянским и “подъяческим” сыновьям жениться, не окончив школы. Указом от 1722 года “О дураках” браки запрещались слабоумным, если они не проходили годовое “исправление” на службе. Оставался запрет на четвертый по счету брак, плата государству при заключении каждого последующего из трех браков возрастала. Сам царь, знаменитый своим скандальным браком с Мартой Скавронской, будущей императрицей Екатериной Алексеевной, поддерживал добровольный брак, по его мнению, способствовавший “умножению” служилого дворянства. Пары могли познакомиться, как и раньше, в церкви, затем на ставших свободными для женщин прогулках, приемах, ассамблеях (даже воспитанницам монастырей давали часы для знакомства с будущими женихами). В 1720 году Петр I запретил составлять “сговорную запись” и закреплять ее в приказе крепостных дел, заменив “росписью приданого”. Предписывалось видеться до венчания и обручиться за шесть недель до него. В 1722 году царь приказал Сенату и Синоду расторгнуть насильственные браки; при нем стали возвращаться “в мир” насильно постриженные жены. Но воля родителей в устройстве браков своих детей все равно надолго осталась решающей. Свадебный обряд изменился только в Москве и Санкт-Петербурге. На свадьбе, где веселились вместе мужчины и женщины, полагалось выставить щедрые угощения с вином и разнообразными блюдами. Свадьбы посещал сам Петр с Екатериной; царь запретил показывать гостям невестину сорочку, хотя в провинции этот обычай сохранялся еще долго. В 1722 году Петр I постановил разводить супругов при доказанном прелюбодеянии, побегах и самовольных отлучках, при втором браке при живом супруге, также наказывали солдаток за второй брак при муже. Реформы Петра I сделали немало для внешней европеизации семейного уклада дворян, но внутренняя жизнь подавляющего большинства семей всех сословий изменилась мало.

0

40

Через изменение отношения к женщине Петр I надеялся европеизировать русскую знать. Еще до введения обязательных ассамблей было отменено “тюремное” затворничество боярских и дворянских жен и дочерей, они присутствовали на различных придворных приемах и праздниках. Знать пыталась угодить царю, вводя новшества: заказывала новые женские платья, парики, зеркала, картины, вводила в обиход музыку и танцы. В состоятельных семьях смотрели на дочь как на средство “устроить” будущее всей семьи через ее брак с человеком “в чинах”, часто низкого происхождения. Женщины, в том числе и зрелые боярыни, проявляли большую гибкость, чем их мужья: учились французскому “политесу” и танцам (обычно у любого иностранца или же осведомленного соотечественника), поклонам, отдельным иностранным словам, овладевали грамотой, меняли три раза в день наряды, учились игре на клавесине. Бывало и как в доме любимой родственницы Петра, вдовы-царицы Прасковьи Ивановны, когда в закрытой половине дворца царили старые обычаи, в “гостевой” — европейские. Знатные женщины стали оказывать большое влияние на детей, появился интерес к их воспитанию. Часто необходимость следовать царским указам становилась средством влиять на мужа. Женщины буквально заново учились говорить и не краснеть, закрываясь рукавом. С петровского правления за женщиной закрепляется право на приданое, она теперь могла сама заключать сделки, а с 1714 года жены и дочери имели прочные наследные права в семье. Женам полагалось ехать вместе с мужьями, посланными по делам за границу. Дворянка имела право на галантное обращение, в столичных семьях рукоприкладство по отношению к женщине было уже невозможно. Разговоры на “амурные” темы уже не считались частью плотского греха, возникла любовная переписка. В провинции даже внешняя европеизация распространилась лишь к концу 18 века, а в семьях поместного дворянства по-прежнему сохранялся патриархальный уклад.

0


Вы здесь » Lilitochka-club » Преданья старины глубокой » История этикета


Рейтинг форумов | Создать форум бесплатно © 2007–2016 «QuadroSystems» LLC