Код:

Lilitochka-club

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Lilitochka-club » Преданья старины глубокой » История этикета


История этикета

Сообщений 31 страница 50 из 50

31

Допетровская Русь

Этикет древнерусской, а затем великорусской народности формировался как часть ее этнических традиций, в целом мало подверженных иноземным влияниям. Тем не менее во времена Киевской Руси (первая треть 12 века) в города проникли христианские нормы жизни из Византии, вытеснявшие языческие и скандинавские. В деревне во многом сохранялась исконная языческая культура (до 19 века). В период феодальной раздробленности (12 — конец 15 века), после татаро-монгольского нашествия 1237—1241 годов, проникают восточные нормы поведения, например, ужесточение наказаний, деспотизм мужа в семье и т. д. Они сохранились и в период централизованного Московского государства (16 — 17 века). Крестьянский и городской быт мало отличался, но именно в городе возникло понятие “светской жизни”, связанное с обществом и государственной службой. В 16—17 веках с развитием феодальных отношений обособились нормы поведения высших (бояр, дворян) и низших (крестьян, посадских людей и т. п. ) сословий.

    Распорядок дня в допетровской Руси

Распорядок дня был согласован с церковными службами, в основу его был положен византийский счет часов: 7 “дневных” и 17 “ночных” зимой, 17 “дневных” и 7 “ночных” летом, первый “дневной” и “ночной” совпадали с восходом и заходом солнца; в десятом (шестом часу обычных суток) служили обедню, в двенадцать был обед, затем сон, вечерние дела до шести, после шести досуг и сон. Утренняя и вечерняя молитвы обязательны для всех русских верующих, обедню и вечерню стояли обычно знатные люди, на заутреню ходили все верующие по праздникам. У крестьян и простых городских жителей весь день зависел от характера и количества работы.

    Семья в допетровской Руси

Семья в средневековом русском сознании была нижней частью иерархии “Бог — мир, царь — государство, муж — семья”; брак был церковным институтом, семья была чрезвычайно замкнутой ячейкой. Домовладелец был главой своего “двора”, “чада и домочадцы” были почти его собственностью. Устойчива была “большая семья”, жившая во “дворе”, состоявшая из нескольких ветвей родственников; только глава семьи имел право отделять некоторых из них. Дом был разделен на женскую и мужскую половины. Мужская запиралась на ключ главой семьи. Женская половина состояла из светелок, теремов и сада для прогулок. Степень старшинства определяла положение каждого обитателя дома, то же касалось и слуг, количество их определяло знатность домовладельца, который жаловал и наказывал по своему усмотрению. Хозяйственные функции в доме могли делиться между хозяином и женой. Часто брали на воспитание сирот, которые находились как и родные дети в полной власти главы семьи. Такой поступок считался богоугодным делом. Разводы были редки, производились по бракоразводным грамотам и приговорам священников; супружество прекращалось с монашеством (иногда насильственным); были и “полюбовные” разводы, когда муж “отпускал” жену, что осуждалось церковью. Освященный церковью брак можно было заключать только три раза.

0

32

Браки заключались по воле родителей. У простых людей свадебный обряд состоял из сватовства, сговора и венчания с пиром. Почин мог исходить от обеих сторон, помогали свахи (формально нельзя было видеть невесту до сватовства, а мужа до венчания) и сваты — родственники жениха. Сват имел право на смотрины, разговор с невестой, дабы выявить возможные изъяны; на сговор родители невесты приезжали к жениху, им били челом его родители, все подписывали “рядную запись” из двух частей — брачного договора и описи приданого; после чего отказ от брака был почти невозможен, даже при “подлоге” невесты, которую будущий муж видел только на венчании. Ранняя женитьба или замужество ограждали от соблазнов холостой жизни. Женщины выдавались замуж начиная с 11-12 лет, мужчины — с 12-15 лет; в крестьянских семьях, где в жене видели прежде всего работницу, невеста могла быть и старше жениха. Невесту “убирали” подруги, в знатной семье ее развлекали “плясицы”; пировать начинали за день до венчания, а потом продолжали еще три дня, в одном или в обоих домах. Венчали вечером (в церкви были только родственники жениха и сваха). Пировали со следующего утра. После трех перемен блюд молодых вели на постель в “сенник”, затем выносили невестину рубаху на показ гостям, накидывали на молодоженов шубы, кормили кашей; на второй день дарили подарки, а они одаривали гостей. Молодых величали “князем” и “княгиней”. На свадьбе присутствовали древние “чины” — тысяцкий, посаженый отец или посаженная мать (у сирот), ясельничий или конюший, дружки; сам ритуал должен был привлечь Божье благословение.

0

33

Семейные праздники в допетровской Руси

Из семейных событий крестины чаще бывали на восьмой день после рождения; ребенка торопились окрестить, чтобы в случае смерти Бог “забрал его к себе”. В период двоеверия (т. е. повсеместного распространения пережитков язычества) кроме христианского имени широко бытовали и прозвища (Неждан, Волк, Дружина). День рождения не считался праздником, торжественно справлялись лишь именины; в “день ангела” будущим гостям рассылались именинные пироги тем больше, чем выше был чин гостя, вечером на пиру одаривали именинника. На новоселье священник освящал дом, в который вносили хлеб-соль (символ благополучия и спасения от “сглаза”), а суеверные люди — черную кошку или курицу, а также растворенную квашню; после был пир.

    Похороны в допетровской Руси

Считалось, что христианин умер достойной смертью, если он находился в сознании, чтобы огласить завещание, благословить родню иконой, отпустить на волю холопов, сделать “вклады” в церкви и монастыри, некоторые принимали схиму; после смерти на окно ставили святую воду — “на омовение и питание души”, люди с достатком нанимали плакальщиц. Хоронить старались быстро (летом — за сутки); опустив гроб, прикладывались к иконе, ели кутью; после похорон устраивались поминки, потом на девятый день и на сороковой; от похорон до 40-дневного поминовения читали Псалтырь, часто и на могиле, и в церкви, и дома. В народном сознании похороны воспринимались как бракосочетание со смертью, а свадьба — как похороны девичьей свободы. Поэтому в песнях, сопровождавших эти обряды, есть немало схожего.

0

34

Гостевой этикет на Руси учитывал возраст и происхождение. К равному гости въезжали во двор, а затем подъезжали к крыльцу; к более высокому лицу шли через двор пешком; не было принято старшим ездить к младшим. Важного человека приглашал сам хозяин или его родня, менее важных — родня или слуги; знатного гостя встречали у крыльца или устраивали три встречи (слуги у ворот, родня во дворе и хозяин у крыльца), равного — в сенях, младшего — в комнате. Палка (или трость) оставалась в сенях, в комнату входили без шапки, несли ее с платком внутри перед собой в руке, троекратно крестились на образа, клали три поясных поклона до земли, затем кланялись хозяину (кивком, в пояс, касаясь земли рукой, на коленях, касаясь лбом пола), равные протягивали друг другу руки; друзья и родные раскрывали объятия, целовали гостя в голову, прижимали к груди. В гостях нельзя было кашлять и сморкаться; хозяин “корил” себя в специальных словесных формулах, гостю говорил особые комплименты, называя его “кормильцем” и “благодетелем”; у светских людей спрашивали про здоровье, у духовных особ — о спасении. При прощании троекратно крестились на образа, кланялись им, целовались с хозяином, один раз крестились, и хозяин провожал гостя до сеней или крыльца, по его знатности. Знаком высшего доверия к гостю был выход жены с чаркой; жена меняла наряды перед угощением каждого гостя, избранного мужем, потом они ее целовали. В случае приглашения гостя на обед жена обедала на своей половине.

0

35

Относительная свобода славянской женщины в 10—13 веках постепенно сменилась ее ограничением во всех слоях общества, но особенно у самых родовитых и состоятельных. До замужества девушка находилась в полном подчинении у отца, после свадьбы — у мужа. Никогда и ни при каких обстоятельствах порядочная женщина не показывалась без сопровождающих, из дому выходила редко, обычно только в церковь. При разговоре с посторонними считалось приличным закрывать лицо рукавом. В домашнем кругу женщину с детства окружали многочисленные кормилицы-“мамки”, нянюшки, сенные девушки, зачастую бедные родственницы и приживалки. Выйдя замуж и став хозяйкой, женщина должна была следить за повседневной жизнью всех многочисленных домочадцев, вставать раньше всех, а ложиться — позже. Круг общения женщины был крайне ограничен. За расходами следил обычно хозяин, уход за детьми передавался доверенным слугам, хозяйка заботилась об одежде и утвари, раздавала “уроки”, то есть работу, которую все домочадцы должны были сделать за день. Достойным занятием считалось рукоделие, которому обучали с малых лет. Грамоте обучали весьма немногих. Женской в России отчасти была и профессия ювелира. Заботилась хозяйка и о душе своих подопечных — учила их молитвам, следила за нравственностью. Утрата девственности была позором для самой девушки и всего дома: в городах таких согрешивших постригали в монастырь, в селах их позорили, мазали дегтем ворота, но на не слишком выгодное замужество они все же могли рассчитывать. В семье хозяин, чтобы не подвергнуться всеобщему осуждению, должен был держать в страхе жену и всех домочадцев. Провинности наказывались плетью (плеть-“дурак” висела на поясе у мужа). Подробная роспись наказаний содержится в знаменитом “Домострое”, чье составление приписывается сподвижнику Ивана Грозного священнику Сильвестру. В имущественном отношении русская женщина и в то время была защищена законом: за ней сохранялись права на приданое, вдова получала не менее седьмой части имущества мужа, если не было завещания в ее пользу, жена и дети осужденного преступника сохраняли права на его имущество.

0

36

Соблюдению постных дней придавалось огромное значение. Росписи блюд составлялись чуть ли не на год. У хорошего хозяина всегда имелись в большом количестве съестные припасы. На рынке покупали продукты только самые бедные люди. Хозяину полагалось настойчиво угощать гостя, который не имел права отказываться от угощения. Часто еда с пира посылалась тем приглашенным, которые почему-либо не пришли. Чем больше повар следовал традициям, тем выше ценилось его искусство.

Одежда у мужчин и женщин имела одинаковые линии, никогда не подгонялась по фигуре, состояла из нескольких слоев: исподнего — домашнего, среднего и верхнего. На рубаху у женщин надевался летник, затем опашень (или сарафан, душегрея, телогрея), мантия (приволока), или шуба, а у мужчин — кафтан, ферязь, опашень, шуба (ходить без пояса не полагалось). Названия мужской и женской одежды были схожи, но была и “летняя шуба” (без меха) у одних женщин. Женщины чаще, чем мужчины, ходили в сапогах (башмаках, чеботах) на высоких каблуках; девицы обязательно показывали волосы из-под венцов (или головных повязок), замужние женщины прятали их под волосник, на который надевали убрус (платок), кику или кокошник. Выходить на улицу без румян, сурьмы, белил женщине было неприлично. Одно время следовали восточной моде чернить зубы. Нарядная одежда (в том числе дорогая), хранящаяся помногу лет, была почти в каждой семье, а на различия в общественном положении указывал головной убор. Серьги, ожерелья, перстни, одновременно несколько образков и крестов на шее носили и женщины и мужчины. Одежда обшивалась часто жемчугом, полудрагоценными камнями и драгоценными нитями (золотыми и серебряными). Женщинам полагалось держать платок в руках, мужчины носили платок не в кармане, а в шапке.

0

37

В поездках и путешествиях предпочитали санный и водный пути, сани и струги, так как дороги были плохие. Летом старики ездили в колымагах и даже в санях; молодые ездили верхом (верхом щегольства были белые лошади). Знатный человек ехал, окруженный свитой, слуги били в литавры, чтобы отпугнуть прохожих на дороге. Женские повозки скрывали пассажирок, для которых имелись небольшие слюдяные оконца. В поездках укрывались множеством одежд, брали с собой сулею с вином, съестные припасы, пополняя их в дороге. Мебель в то время была редка и дорога, даже самые знатные и богатые возили ее за собой. За плату можно было нанять лошадей и ямщиков.

Бани (мыльни) у древних славян были в виде полуземлянок, топившихся по-черному. В средние века их топили 1—2 раза в неделю, летом в городских поселениях власти часто запрещали мыться таким образом из-за опасности возникновения пожаров. В этих случаях ходили в общественные платные, так называемые “царские” бани, где мужчины и женщины раздевались в общем предбаннике, а нередко и мылись вместе, причем обычай этот продержался до времен Екатерины II, когда наблюдавший эту картину многоопытный Дж. Казанова заметил, что это происходит не от развращенности, а от чистоты нравов. Баня была излюбленным народным средством от разных недугов, здесь нередко происходили роды. Баню не советовали посещать натощак; обязательно мылись и парились в субботу, чтобы предстать чистыми к воскресной заутрене.   

Пиры устраивались как одним лицом, так и несколькими хозяевами одновременно — такие пиры назывались “братчинами”. Хозяин готовился загодя, украшал горницу (реже и сени) мехами, коврами, драгоценными сосудами; гостей усаживали по “чину”. Сначала выпивали по чарке водки, закусывая хлебом, наломанным хозяином, затем шли перемены блюд. Еда была нарезана, драгоценные ножи лежали для красоты, “торели” (тарелки) предназначались для костей, только перед особенно важными гостями ставили отдельные тарелки, использовали деревянные ложки, гораздо реже двузубые вилки. Когда произносилась здравица, каждый из гостей выходил на середину комнаты и выпивал чарку. После некоторых здравиц пели “многая лета”. Особую любовь и уважение вызывали те гости, которые ели и пили все, что предложит хозяин. На пиру четко отличали пьяную брань и драку от настоящего оскорбления, не вменяли это в вину. По церковным праздникам устраивались пиры с участием духовных лиц. Начинали их после обедни, важный гость сидел в “красном углу”, во время пира часто пел священник или дьякон. Если женщины приглашались на пир, то они ели за отдельным столом в особой комнате. Братчины устраивались крестьянами и посадскими людьми в складчину на какой-либо праздник и по нему назывались — “братчина Покровщина” — на праздник Покрова Богородицы и т. д.

0

38

Суровый повседневный труд в России с ее тяжелым климатом, не оставлял много времени для развлечений. Излюбленным досугом высшего круга общества была охота: псовая и соколиная. Общедоступным всенародным зрелищем и действом были церковные службы, привившие народу любовь к музыке; песня сопровождала русского человека везде и всегда. До царствования Алексея Михайловича не существовало театра, число и характер развлечений строго ограничивалось церковью, чей авторитет был непоколебим. Весело праздновались святки с непременными ряжеными, временем катаний, хороводов и гуляний была Масленица. Карнавалы, столь характерные для Западной Европы, не прижились в России из-за холода во время Масленицы и из-за большой строгости к таким забавам православной церкви. При дворе, например, Ивана Грозного, были развлечения с “машкарами” (масками), но нравственным примером для общества стал князь Репнин, отказавшийся надеть “личину” и убитый за это. Игрища скоморохов со времен крещения Руси преследовались, как и игры в карты, кости (“зернь”) и даже шахматы и шашки (“тавлеи”). Языческие обычаи, нередко весьма откровенные, как “обегание огородов” обнаженными женщинами в сумерках, костры и игрища на Ивана Купала, несмотря на все попытки их вытравить, продержались до начала 20 века. Зимние забавы — катание на коньках, спуск с ледяных гор — развлекали все слои общества. Традиционны были кулачные бои: поединки и “стенка на стенку”.

0

39

Петровское время (1696-1725 годы)
   

Реформы Петра I нарушили традиционную замкнутость боярских, дворянских и городских (посадских) семей. Регламентация всех сторон быта, проводимая Петром I, коснулась в первую очередь института брака. Резко возросло число неравных браков с представителями низших сословий, добившихся “чинов”. С 1720 года разрешались браки с иностранцами (при условии сохранения супругом православной веры). Было разрешено заключать браки с разведенными и даже с расстриженными монахами и священниками. Указом 28 февраля 1714 года Петр I запретил во избежание увиливания от государственной службы дворянским и “подъяческим” сыновьям жениться, не окончив школы. Указом от 1722 года “О дураках” браки запрещались слабоумным, если они не проходили годовое “исправление” на службе. Оставался запрет на четвертый по счету брак, плата государству при заключении каждого последующего из трех браков возрастала. Сам царь, знаменитый своим скандальным браком с Мартой Скавронской, будущей императрицей Екатериной Алексеевной, поддерживал добровольный брак, по его мнению, способствовавший “умножению” служилого дворянства. Пары могли познакомиться, как и раньше, в церкви, затем на ставших свободными для женщин прогулках, приемах, ассамблеях (даже воспитанницам монастырей давали часы для знакомства с будущими женихами). В 1720 году Петр I запретил составлять “сговорную запись” и закреплять ее в приказе крепостных дел, заменив “росписью приданого”. Предписывалось видеться до венчания и обручиться за шесть недель до него. В 1722 году царь приказал Сенату и Синоду расторгнуть насильственные браки; при нем стали возвращаться “в мир” насильно постриженные жены. Но воля родителей в устройстве браков своих детей все равно надолго осталась решающей. Свадебный обряд изменился только в Москве и Санкт-Петербурге. На свадьбе, где веселились вместе мужчины и женщины, полагалось выставить щедрые угощения с вином и разнообразными блюдами. Свадьбы посещал сам Петр с Екатериной; царь запретил показывать гостям невестину сорочку, хотя в провинции этот обычай сохранялся еще долго. В 1722 году Петр I постановил разводить супругов при доказанном прелюбодеянии, побегах и самовольных отлучках, при втором браке при живом супруге, также наказывали солдаток за второй брак при муже. Реформы Петра I сделали немало для внешней европеизации семейного уклада дворян, но внутренняя жизнь подавляющего большинства семей всех сословий изменилась мало.

0

40

Через изменение отношения к женщине Петр I надеялся европеизировать русскую знать. Еще до введения обязательных ассамблей было отменено “тюремное” затворничество боярских и дворянских жен и дочерей, они присутствовали на различных придворных приемах и праздниках. Знать пыталась угодить царю, вводя новшества: заказывала новые женские платья, парики, зеркала, картины, вводила в обиход музыку и танцы. В состоятельных семьях смотрели на дочь как на средство “устроить” будущее всей семьи через ее брак с человеком “в чинах”, часто низкого происхождения. Женщины, в том числе и зрелые боярыни, проявляли большую гибкость, чем их мужья: учились французскому “политесу” и танцам (обычно у любого иностранца или же осведомленного соотечественника), поклонам, отдельным иностранным словам, овладевали грамотой, меняли три раза в день наряды, учились игре на клавесине. Бывало и как в доме любимой родственницы Петра, вдовы-царицы Прасковьи Ивановны, когда в закрытой половине дворца царили старые обычаи, в “гостевой” — европейские. Знатные женщины стали оказывать большое влияние на детей, появился интерес к их воспитанию. Часто необходимость следовать царским указам становилась средством влиять на мужа. Женщины буквально заново учились говорить и не краснеть, закрываясь рукавом. С петровского правления за женщиной закрепляется право на приданое, она теперь могла сама заключать сделки, а с 1714 года жены и дочери имели прочные наследные права в семье. Женам полагалось ехать вместе с мужьями, посланными по делам за границу. Дворянка имела право на галантное обращение, в столичных семьях рукоприкладство по отношению к женщине было уже невозможно. Разговоры на “амурные” темы уже не считались частью плотского греха, возникла любовная переписка. В провинции даже внешняя европеизация распространилась лишь к концу 18 века, а в семьях поместного дворянства по-прежнему сохранялся патриархальный уклад.

0

41

Дети в петровское время должны были, с одной стороны, следовать заветам старины и почитать родителей, с другой стороны, во многом были уже чужды им. “Регламент” всех сторон жизни, задуманный Петром I распространялся на отношения детей и родителей, его разрабатывали такие деятели нового времени, как Феофан Прокопович, Я. В. Брюс, И. Т. Посошков, В. Н. Татищев. Практическим руководством для русских молодых людей был сборник “Юности честное зерцало”, который предписывал: пред родителями не стоять в шляпе, не высовываться в окне всем телом, идти на шаг позади них, стоять в стороне, подобно слугам, не перебивать и не прекословить, отбросить вредные привычки — сопеть, чавкать, чесаться, говорить сквозь зубы, плеваться. Петр I стремился создать целую сеть школ, чтобы обучать дворянскую молодежь вне дома, вне влияния старины. Для новой армии и флота требовалось большое количество грамотных и сведущих в науках офицеров и шкиперов, которые своими манерами и внешним видом должны были склонить сердца россиян к переменам. “Идеальный” дворянин должен был владеть русской грамотой, знать иностранные языки, искусство конной езды, “шпажной битвы”, быть “красоглаголевым”, уметь вести “добрый разговор”, оспорить чужое мнение “учтиво, благочинно, вежливо, не перебивая других”, быть смелым, отважным; важнейшими качествами считались трудолюбие и послушание — не отцу, а государю. Именно прошедшая обучение за границей молодежь ввела новое понятие “дворянской чести”. Среди молодых офицеров распространилась пришедшая из-за границы мода на дуэль — у русских были лишь ранее импровизированные поединки на хлыстах и дубинках. Но Петр велел наказывать за выход на дуэль смертной казнью, за участие в ней — повешением всех, даже трупов. Дуэльный кодекс, несмотря на все запреты, все время совершенствовался. Отказ драться на дуэли мог уронить человека во мнении света.

0

42

После петровских указов внешний вид разных сословий стал различаться больше, чем раньше. Русское платье сохранилось у купцов и крестьян. Высшие сословия оделись на европейский манер — с короткими полами кафтаны у мужчин и сложного фасона робы у женщин. Огромное значение придавал Петр I бритью бород, взимая штрафы, собственноручно брея бороды у бояр. Указ о брадобритии вышел в 1705. Но староверы даже под угрозой наказаний не соглашались ходить с “босыми” лицами (борода издавна у славян была символом мужского достоинства), коротко стриженными головами в иноземных париках. У женщин, следовавших приказаниям царя, парики привились лучше: сложная технология европейских причесок того времени делала причесывание долгим и мучительным, доступным лишь профессионально обученному парикмахеру. Декольте на западный манер оголяли верхнюю часть груди, фасоны тогдашних платьев были таковы, что надеть их можно было только с помощью прислуги. Разница внешнего вида, введение в обиход дворянства иностранных языков и иноземных правил этикета, со временем привели к тому, что крестьяне стали воспринимать дворянство как чуждый, иноземный народ.

0

43

Ассамблеи при Петре I стали самой яркой формой светского развлечения. Они были введены в 1717 году, хотя уже с 1699 года случались открытые многолюдные пиры с участием женщин. Составлялся “график” ассамблей, по которому петербургские и московские жители устраивали их у себя дома, затрачивая на это огромные средства. В 1719 году Петром было установлено: являться обязательно всем “чиновным особам”, дворянам, известным купцам и корабельным мастерам — всем с женами и подросшими детьми. Гости приезжали примерно в пять часов вечера, вели себя довольно свободно, жены иностранных шкиперов, например, вязали. Среди играющих были слышны порой ругательства и не обходилось без сильно захмелевших гостей. Кульминацией был приезд Петра и Екатерины, которым представлялись гости. В особых комнатах, дабы избежать “дыма и скукоты”, курили, танцевали, играли в шахматы и шашки, так как Петр карты строго запрещал. Звучала в основном духовая музыка, после менуэта шли польские, английские танцы, различные контрдансы, но могли “вклиниться” и русские потешные пляски. Свободно приглашались дамы и кавалеры, многие учились танцевальным движениям непосредственно во время танцев, несмотря на ироническое отношение окружающих. Женщинам не возбранялось пить спиртное наравне с мужчинами. В 20 часов вечера гости должны были обязательно разъехаться. Многие дворянки, опасаясь гнева царя, ездили на бал даже на сносях. Постепенно “простонародное” поведение, заимствованное у работавших в России англичан и голландцев, заменялось французским этикетом, который окончательно закрепился в придворной жизни после Петра.

0

44

Под развлечениями в петровское время подразумевалось выражение “делать плезир”, сами они были вписаны в новый распорядок дня. В 1700 году был введен новый, европейский календарь и счет часов, с утра пили кофе, наносили визиты, вечер был отдан под светские забавы, ночной сон сильно сокращался, дневной почти исчез у служилых москвичей и жителей Санкт-Петербурга. Новые обычаи было легко вводить в молодой российской столице, где знать была оторвана от народной и православной культуры Москвы. Развлечения делились на зимние, которые часто проходили во дворцах и в здании Сената, и летние — в Летнем саду, в парках Петергофа и т. д. Это были военные парады, различные процессии, конные кавалькады, маскарады (в том числе и на святки), гулянья в парках, морские и речные прогулки, катанья со снежных и декоративных горок, шутовские “свадьбы”, инсценирование “морских” и “сухопутных” сражений, соревнования гардемаринов в ловкости и т. п. Развлечения, устраивавшиеся двором, и сопровождавшиеся обильным употреблением спиртного и “чертова зелья” — табака, возмущали даже тех, кто признавал необходимость образования.

0

45

Начало 20 века

В эпоху Петра I западное влияние шло преимущественно из германских стран, отражая необходимость подготовки прежде всего технических специалистов. Но господство немцев, особенно тягостное в эпоху Анны Иоанновны, вызвало сильное недовольство русского общества. При Елизавете Петровне немецкое влияние ослабевает, сменяясь французским. Французский язык входит в употребление среди светского общества и становится необходимой принадлежностью дворянского воспитания. После Великой французской революции 1789 в Россию хлынул огромный поток эмигрантов, принесших сюда язык, моды, правила поведения и манеры. Павел I, боясь революционной заразы, объявляет войну французским революционным модам — круглым шляпам, длинным панталонам. С воцарением Александра I эти гонения прекращаются. В начале 19 века подражают не только внешним европейским идеалам — поведение светского человека должно соответствовать моде на сентиментализм (позднее романтизм): желательна “интересная бледность”, разговоры на чувствительные темы. Обязателен становится интерес к музыке, литературе и живописи. В первой трети 19 века стиль части светской молодежи отмечен английским влиянием, подражанием идеалу денди, манерам героев Байрона, Б. Констана и А. де Мюссе. После Отечественной войны 1812 патриотический подъем кратковременно усиливает роль в обществе русского языка, но по-настоящему на родном языке заговорили уже после реформ Н. М. Карамзина и А. С. Пушкина, причем лишь мужчины, с дамами же разговор по-русски был еще долго неприличен. Одежда дам шьется по журналам мод, где французские наряды в стиле ампир эпохи Наполеона I постепенно сменяются стилем бидермейер, пришедшему из Вены. Этот стиль делает больший акцент на домашний уют. Одежда и прически мужчин, не только военных, но и штатских служащих, регламентируются прямыми предписаниями правительства. Николай I стремится к усилению национальных мотивов в обиходе, вводит, например, для придворных фрейлин наряды русского образца. Двор до середины 19 века оказывал решающее влияние на этикет всех слоев общества, но быт недворянских сословий был по-прежнему затронут мало. Аристократия, особенно московская, сохраняла и особую сердечность обращения, традиционное русское гостеприимство.

0

46

Отмена крепостного права, реформы Александра II, рост промышленности, развитие науки и литературы, привели к усилению влияния в обществе людей незнатного, а то и вовсе недворянского происхождения. Если высшее купечество стремилось подражать аристократии хотя бы внешне, то среди служащих и разночинной интеллигенции влияние придворных образцов поведения постепенно ослабевает. В столицах, губернских городах складывается новый слой общества с гораздо более демократичными манерами. Исчезает тип аристократа, занятого лишь собой и своими успехами у дам — он кажется устаревшим, отчасти смешным. Все стремятся заниматься каким-либо делом. Появляются многочисленные “кружки”, где общение нередко было довольно бесцеремонным. Возможным и даже желательным считается обсуждение в обществе “больных” вопросов, серьезных тем, чего ранее избегали в общении с дамами. В этот период всеобщего увлечения различными социальными теориями понятия “интеллигент”, “интеллигентка” вовсе не означают человека со светскими манерами — наоборот. Среди дам из таких кружков принято называть мужчин по фамилии. Принимая у себя поклонников, хозяйки таких салонов ведут себя с недопустимой ранее фамильярностью, одно время даже распространяется манера кормить кавалеров с ложечки по образцу французского полусвета. Нарочитое пренебрежение приличиями характеризует человека как творческую, свободную личность. В аристократическом кругу усиливается английское влияние с его деловитостью и приверженностью к спорту. Появилось стремление к экстравагантности — приемам в ночные часы. Для дам из высшего круга этого времени считается необходимым одеваться по чуть устарелой моде: в темные платья из дорогих тканей для повседневных визитов, в светлые — для балов и утренних приемов. Пышные дорогие наряды, одежды “из Парижа”, роскошное белье допустимы только в кругу богатых банкиров, промышленников, модных адвокатов. Косметика для девушек и дам дворянского круга не принята. Естественность и непринужденность, умение тактично поддерживать разговор ценятся все больше. Внешний вид мужчин, не занятых на службе, все более зависит от их собственных вкусов, но служащие по-прежнему руководствуются указаниями сверху. При Александре III вновь появляется борода — теперь военные и штатские обязаны ее носить.

0

47

Распространение французской атеистической философии, ослабление роли церкви и совершенно иное, чем раньше, положение женщины, отразились на жизни семьи. На протяжении всего 19 века росло число разводов и пар, добровольно решившихся на раздельное проживание. В начале 20 века нередким стал гражданский брак, причем у всех сословий. Из-за того, что крестьяне занимались часто отхожими промыслами, уходили работать на фабрики, подрывались устои и крестьянской семьи. По инициативе крестьянских женщин большие разветвленные семьи стали разделяться. Резко упало число насильственных браков в высших и средних сословиях, искренность чувств становится необходимой в глазах общества. Браки по расчету осуждаются, хотя и терпятся как неизбежное зло. Свадьба по-прежнему пышная, но лишена прежней избыточности. Распространяется американский обычай проводить “медовый месяц” в путешествиях. Молодожены чаще всего живут отдельно от родителей. Называют супруги друг друга, как и прежде на “вы”, но уже принято выказывать на людях особую нежность. В это время женщина, живущая лишь для света, становится анахронизмом. Предназначение супруги видят в заботах о воспитании детей. Нередко даже в аристократических семьях женщины сами кормят грудью младенцев, не доверяя их кормилицам. Во многих слоях общества утверждается культ здоровой семьи, большее внимание воспитанию уделяют и отцы. В начале 20 века в кругах многочисленной богемы обычными становятся мимолетные связи, подчеркнуто эпатирующий стиль поведения.

0

48

Развитию образования в России придавалось первостепенное значение, с ростом образованности связывали надежды на улучшение нравственности. В петровские времена требовалась прежде всего практическая подготовка, но уже с царствования Екатерины II ценится широкое общее развитие, воспитание прежде всего человека. На протяжении 19 века формы образования совершенствовались, его получали все более широкие слои общества. К началу 20 века многие рабочие и некоторые крестьяне могли обучать детей в гимназиях и реальных училищах. Среднее образование получали и юноши и девушки, но высшее женское образование пробивало дорогу с некоторым трудом. Впрочем, Россия здесь уже не отставала от большинства стран Европы. Для девушек высшего дворянского круга домашнее образование, по качеству нисколько не уступавшее общественному, считалось предпочтительнее. Особое внимание, как и прежде, уделялось манерам, различным “совершенствам”, как называли занятия искусствами, и рукоделию. В государственных и частных учебных заведениях как средство воспитания применялись розги, но в дворянских семьях телесные наказания в 19 веке уже стали исключительным явлением. Характерно, в этом смысле, замечание бабушки из “Детства” Л. Н. Толстого, узнавшей, что ее гостья бьет своих детей: “Как можно после этого требовать от них благородства? ” С середины 19 века возникает ряд профессий, подходящих для небогатой образованной девушки: стенографистка, машинистка, телеграфистка, акушерка, учительница.

0

49

Набор светских развлечений к началу 19 века включал официальные и семейные визиты, обязательно балы в течение зимы — главное место знакомств потенциальных невест и женихов, поездки в театр (для дам только ложи), гулянья в парках, катания в праздники. Все эти развлечения становятся все более открытыми, в подражание парижским появляются публичные балы и маскарады, куда можно было просто купить билет. Планировка столичных и провинциальных городов включает бульвары — по ним прогуливаются, сидят на скамейках с книгой или рукоделием. Все больше внимания уделяется спортивным занятиям — охоте и верховой езде, как и прежде, но особенно аристократичным считается к концу века лаун-теннис. Характер массового увлечения приобретает бег на коньках. К развлечениям стремятся и низшие сословия: самым доступным для них оказываются цирк и кинематограф. Появляется эстрада в современном понимании этого слова. Актеры, прежде в общественном сознании принадлежавшие к самым низам общества, становятся кумирами публики, и принимать их у себя теперь большая честь. Большим успехом пользуются “живые картины”, любительские спектакли. В советский период само понятие “светской жизни” отменяется. Дворян уничтожают, их привычки и обычаи высмеивают и искажают. Нарочитая грубость обращения считается признаком пролетарского происхождения, вместе с тем разного рода начальники теперь неизмеримо больше дистанцируются от подчиненных, чем прежде. Знание хороших манер считается необходимым лишь для дипломатов. Вместе с тем с упрочением советского государства предпринимаются попытки организации торжественных приемов, балов в духе придворных, вводятся уроки танцев в военных училищах и школах. Но традиционной укоренившейся формой досуга советских руководителей становятся торжественные застолья и охота.

0

50

http://s018.radikal.ru/i511/1210/b2/40f231ea1d44.gif  http://s018.radikal.ru/i511/1210/b2/40f231ea1d44.gif

0


Вы здесь » Lilitochka-club » Преданья старины глубокой » История этикета


Рейтинг форумов | Создать форум бесплатно © 2007–2020 «QuadroSystems» LLC