Код:

Lilitochka-club

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Lilitochka-club » Преданья старины глубокой » История этикета


История этикета

Сообщений 1 страница 20 из 50

1

Правила поведения возникли очень давно, на заре человеческого общества. Как только люди стали жить вместе, появилась потребность мирного сосуществования. Единственная цель ЭТИКЕТА - сделать нашу жизнь максимально приятной от общения друг с другом, обойти всевозможные острые углы и нечаянные обиды, уберечь нас от случайных претензий и бед. Стремление вести себя прилично замечено ещё до появления письменности. В "Одиссее" Гомера, в египетских и римских рукописях уже упоминаются правила хорошего тона. Отношения полов, высших и низших, средства общения, приём чужаков были строго регламентированы. Нарушить эти правила значило исключит себя из своей социальной группы. История этикета тесно связана с историей человеческого общества. Первый письменный договор был заключён в 1278 году до н. э. между египетским фараоном Рамзесом Вторым и хеттским царём Хаттушилем Третьим. Египтяне проиграли войну, но для хеттского царя было выгодно иметь в Египте не врага, а союзника, поэтому он заключает мир , условия которого были выгравированы на серебряной пластинке, которая и является первым проявлением дипломатического этикета. И неслучайно , что первые проявления регламентированных отношений появлялись в "горячих точках" человеческих взаимоотношений. Первенец этикета - Дипломатический этикет. Древние греки, придавая большое значение межгосударственным отношениям, развили дипломатический этике, насытив его огромным количеством сложных ритуалов. Затем возникает придворный этикет. Каждая правящая династия создаёт вокруг себя сложный церемониал с большей или меньшей степенью торжественности. И только потом формируется общегражданский этикет, который сродни придворному, но гораздо проще. В 1204 году испанский священник Педро Альфонсо создал книгу по правилам поведения для священнослужителей и монахов "Дисциплина клерикалис", и на её основе впоследствии составлялись пособия по гражданскому этикету в Англии, Франции, Германии и итальянских княжествах. Классическими странами этикета считаются Англия и Франция, хотя облагораживание нравов в Европе началось с Италии 14 века. Взлёт искусств, характерный для эпохи Возрождения, эстетическое и умственное наслаждение изменили быт и нравы людей. Утончённость, изящество, манеры, моды, этикет, - всё это стало живо интересовать итальянцев.

Теги: Все об этикете,этикет, история этикета

0

2

Самого высокого развития, блеска, роскоши и строгости этикет достиг при Людовике 14, поэтому с 17 века Франция стала являться законодательницей вкуса, этикета и моды.
Церемонии того времени возносили короля до уровня недоступного божества. Утром, при пробуждении короля, на него надевали халат главный хранитель опочивальни и несколько придворных, причем было расписано не только то, кто какую именно оказывал услугу, но и их движения. Затем двери опочивальни открывались, и короля могли лицезреть придворные высших рангов, склонившиеся в глубоком поклоне. Король произносил молитву и выходил в другую комнату, где одевался, при этом ему вновь прислуживали представители высшей знати, в то время как основные придворные, имеющие на это право, лицезрели этот процесс, стоя в отдалении в почтительном молчании. Затем король удалялся в часовню во главе процессии, а на его пути рядами стояли сановники, не удостоенные аудиенции, повторяя свои прошения в надежде, что проходя мимо, Людовик XIV услышит их и даже, может быть, произнесет: «Я подумаю об этом». Во время королевской трапезы все придворные должны были стоять, соблюдая полнейшую тишину. Король восседал в кресле. Королева и принцы, если они присутствовали, имели право сидеть на стульях, а другие члены королевской семьи - на табуретах. Король мог оказать величайшую честь знатной даме, позволив ей сесть на табурет; у мужчин такой привилегии не было, но все они стремились к ней ради своих жен.
Понятно, что в таких условиях принципиальное значение придавалось вопросам первенства, и никто уже не уступал, как в средние века, своих привилегий и прав другому. Тот, кто удостаивался особой чести (например, нести свечу в королевской опочивальне), мог получить дополнительные социальные и, что не менее важно, материальные преимущества перед другими.

0

3

Чины, милости, деньги, поместья - все добывалось именно при дворе, в толпе придворных, подчиненной этой строжайшей иерархии. Придворные были вынуждены ежедневно проводить стоя долгие часы ожидания, терпеть скуку королевской трапезы и унизительные обязанности прислуги для того, чтобы быть замеченными королем. Годы, проведенные подобным образом, оказывали пагубное влияние на их характер и интеллект, но приносили ощутимые материальные выгоды.
Очевидно, что придворные обязательства требовали от дворянина определенных качеств. Сохранились руководства по поведению того времени, из которых одним из самых известных является сочинение графа Кастильоне «Придворный». Согласно ему придворный должен быть любезен и внимателен, избегать сплетен, злоязычия и лжи. Его манеры должны были выглядить естественными без неловкости, он обязан был хорошо говорить на нескольких языках, уметь играть в карты, не обращать внимания на денежные потери, петь, рисовать, танцевать, играть на музыкальных инструментах, практиковать модные в то время виды спорта, но отнюдь не игры простонародья. На войне ему рекомендовалось избегать ненужного риска, если он находился вне поля командира. Вежливость его должна была возрастать в зависимости от ранга собеседника, а по отношению к королю его манеры должны были напоминать поведение слуги перед господином. Понятно, что не все из этих норм осуществлялись на практике, но правила поведения по отношению к королю необходимо было соблюдать неукоснительно.

0

4

Старые французские короли до ужаса боялись заглушить уловками этикета свежий и свободный глас галльского острословия. Они действительно переняли церемониал бургундского двора, но позаботились оставить достаточно щелочек для непосредственного общения с окружающими. Генрих IV10 любил простой, открытый разговор. Он запретил детям величать его холодным "Monsier" (господин), ему хотелось быть просто "papa". He принял он и такого нелепого заведения немецких дворов, как "Prugelknabe" (козел отпущения), для детей благородного происхождения, которые были товарищами в играх юным князьям, но если княжичи вели себя плохо, то порку прописывали их маленьким друзьям. Генрих IV давал особый наказ воспитателю своего сына, чтобы оный примерно колотил парнишку, ежели тот будет безобразничать. 14 ноября 1607 года король пишет воспитателю:
"Желаю и приказываю сечь Дофина розгами всякий раз, ежели заупрямится или начнет делать что-либо дурное; на собственном опыте знаю, ничто так не пойдет на пользу, как добрая порка".
При Людовике XIV11 положение переменилось. Король любил придворную жизнь, ему был любезен вечно движущийся мир Версаля. Но движение он понимал по-своему: он — солнце, вокруг которого обращается вселенная, и только от него исходят лучи, дарящие жизнь двору.
Испанский этикет он перекроил и украсил по своему вкусу. Я бы выразился так: ворот, сдавливающий шею, остался, только вместо жесткого испанского воротника — фрезы — появилась пена французских кружев.
Раздвину завесу веков и загляну в спальню "короля-Солнца". Там нечто подобное совершает главный камердинер: он раздвигает полог кровати, потому что настало утро. Король пробуждается. Камер-лакеи впускают тех вельмож, которые облечены правом присутствовать при торжественном моменте пробуждения. Входят принцы крови, с поклоном входит главный камергер, главный при гардеробе короля и четыре камергера.

0

5

Церемония пробуждения короля — lever — начинается.
Король сходит со своего знаменитого ложа, установленного в самой середине дворца и точно по главной оси Версальского парка. Король для своего двора, что Солнце на небосводе. После краткой молитвы главный камердинер льет несколько капель ароматизированного винного спирта ему на руку, что, собственно, и составляет процедуру утреннего умывания. Первый камергер подает тапки, затем передает халат главному камергеру, тот помогает надеть его королю, который уже сидит в кресле. Придворный куафер снимает с короля ночной колпак и причесывает волосы в то время, как первый камергер держит перед ним зеркало.
До унылого скучны эти подробности, однако в жизни версальского двора они имеют большую важность и полны значения. Подавать королю тапки или домашний халат — это огромная честь и награда, которую с завистью наблюдают остальные придворные.
Порядок самого одевания спланирован самим королем, и он же установил в нем неумолимую последовательность, совсем как при решении арифметической задачи. До 77 лет его жизни тапки всегда подавал первый камергер, а главный камергер домашний халат. Затеять перемену ролей означало бы сознаться в революционном образе мыслей.
До сих пор это была первая часть lever, его интимный этап. Далее следовала вторая, торжественная часть церемонии.
Лакеи распахивали створки дверей. Чередой входили придворные. Герцоги и прочие важные особы, послы, маршалы Франции, министры, верховные судьи и разного рода придворные сановники. Выстраивались возле позолоченного ограждения, разделявшего зал на две части, и в благоговейной тишине наблюдали парадное зрелище, словно разыгравшийся у них на глазах спектакль, главную роль в котором играл наипервейший человек Франции и ее главный актер.

0

6

Картина первая: снимание ночной рубахи. Гардеробмейстер помогал справа, главный камердинер — слева. Видимо, этот предмет туалета считался наименее благородным, чем рубашка дневная. Потому что перемена рубашки была куда обстоятельней: один из офицеров при гардеробе передавал дневную рубашку первому камергеру, а тот передавал ее дальше герцогу Орлеанскому, по рангу следовавшему сразу за королем. Король принимал рубашку от герцога, набрасывал ее на плечи и, с помощью двух камергеров освободившись от ночной рубашки, надевал дневную. Спектакль продолжался. Придворные сановники по очереди выдавали остальные предметы одежды, натягивали ему туфли, застегивали алмазные пряжки, подвязывали шпагу и орденскую ленту. Гардеробмейстер (как правило, это был один из самых знатных герцогов Франции) играл важную роль: он держал вчерашнюю одежду, пока король вынимал из нее мелкие вещи и перекладывал в карманы сегодняшней; далее он подавал на золотом подносе три вышитых платка на выбор, затем он же подавал шляпу, перчатки и трость.
В ненастные утра, когда требовалось освещение, один из зрителей также получал свою роль. Главный камергер шепотом испрашивал короля, кому принадлежит право держать свечи. Король называл кого-нибудь из вельмож, и тот, распираемый гордостью, держал двухрожковый подсвечник во время всего процесса одевания. Это надо понимать: двухрожковый. Потому что Людовик даже право пользования подсвечником ввел в продуманную и отшлифованную систему придворного этикета. Только король имел право пользоваться двухрожковыми подсвечниками, все остальные должны были довольствоваться однорожковыми. Так оно и шло по всем линиям. Людовик любил камзолы, обшитые золотым позументом, однако кому-либо другому в таком ходить было нельзя. Редко, в знак исключительной милости, король дозволял заслуженным мужам заказать галуны на камзол. Об этом дозволении составлялся документ с печатью, король его подписывал, а первый министр контрассигнировал. Назывался сей почетный предмет одежды justaucorps a brevet, т.е. камзол дозволенный.
Когда наблюдаемое каждый день красочное зрелище подходило к концу, король покидал спальню, и двор толпою высыпал следом. А в опочивальне продолжалась малая дополнительная церемония. Пресловутое ложе следовало привести в порядок. Не просто так, наскоро, как то бывает с постелями простых мещан. У этой операции также были свои писанные правила. Один из камердинеров занимал место у изголовья, другой в ногах, а придворный обойщик застилал с соответствующей тщательностью высочайшую постель. Один из камергеров присутствовал до конца церемонии и следил, чтобы все правила выполнялись точно.

0

7

Впрочем, и кровати тоже, как предмету обихода, непосредственно связанному с персоной короля, полагалось соответствующее почитание. Если кто-то пересекал отделенную ограждением часть спальни, ему всякий раз приходилось отдавать ей честь, глубоко преклоняя колена. Еще более парадно проходил обеденный акт. По мере приближения обеденного часа мажордом, сотрясая дверь комнаты лейб-гвардейцев своим жезлом, трубным голосом объявлял:
- Господа, сервировку для короля!
Каждый из гвардейских офицеров забирал ту часть сервировки, которая была поручена его заботам, и шествие направлялось в столовую. Впереди мажордом со скатертью, за ним офицеры, по обеим сторонам лейб-гвардейцы. Они складывали предметы сервировки на сервировочный стол, и на том их миссия пока заканчивалась. Сервирование стола было делом других царедворцев. Они накрывали стол, затем дежурный камергер нарезал хлеб и производил смотр, все ли в порядке, мажордом снова стучал лейб-гвардейцам:
- Господа, жаркое для короля!
Лейб-гвардейцы занимали позиции, толпа вельмож входила в буфетную и подвергала пристальному осмотру жареные блюда, предназначенные к столу. Гофмейстер поправлял тарелки, затем окунал два ломтика хлеба в соус. Один пробовал сам, второй протягивал на пробу стольнику. Коль скоро вкус и аромат блюд оказывался удовлетворительным, снова складывалось шествие. Впереди опять-таки мажордом с жезлом, за ним гофмейстер с булавой, за ними дежурный камергер с одним из блюд, стольник — с другим, дегустатор — с третьим, потом еще несколько сановников с парой блюд. А самим блюдам выпадала особая честь; при них по обеим сторонам вышагивали лейб-гвардейцы с ружьями на плече.
При прибытии в целости досточтимой ноши в столовую докладывали, соблюдая положенные формальности, королю, что кушать подано. Обслуживание было делом чести шести благородных камергеров. Один из них нарезал мясо, другой накладывал его на тарелку; третий подавал и т. д. Если король хотел выпить вина, то кравчий выкрикивал:
- Вино королю!
Преклонял колена перед королем, потом шел к буфету и принимал из рук виночерпия поднос с двумя хрустальными графинами. В одном из них было вино, в другом вода. Опять преклонив колено, передавал поднос камергеру; тот, смешав немного вина с водою, отливал в свой особый бокал, пробовал, затем возвращал поднос кравчему. Все это с надлежащей серьезностью и торжественностью; король, наконец, мог пить.
Тот же ритуал повторялся при каждом отдельном блюде.

0

8

Когда до отказа забитый церемониями день проходил, и король собирался на покой, вкруг него снова разыгрывался спектакль утреннего туалета, но только в обратном порядке, как кинопленка, прокрученная назад. Скажем только, что теперь умывание имело большие масштабы, чем утреннее обтирание несколькими каплями винного спирта. Принесли полотенце на двух золотых блюдах, один конец влажный, другой сухой. Король протер влажным концом лицо и руки, сухим концом промакнул остатки влаги. Надо ли говорить, что поднесение полотенца считалось очень высокой честью и составляло особое право принцев крови. Придворный этикет даже при этом простом акте предполагал тончайшие различия. В присутствие сыновей и внуков короля полотенце передавал в руки старшему по рангу главный камергер. Если же короля окружали дети прочих герцогов, то полотенце подносил просто один из камердинеров.
Из этого фрагмента церемоний потомки узнали, что "король-Солнце" купался в славе, купался в молитвенном обожании подданных, купался еще много в чем прочем, не купался он единственно в воде.
Ежедневное поклонение божеству выполнялось при участии множества придворных вельмож и сановников. Управлением королевской кухней ведали 96 вельмож, среди них 36 стольников, 16 дегустаторов, 12 гофмейстеров и один главный гофмейстер. Персонал кухни составляли 448 человек, не считая слуг персонала и учеников этих слуг.

0

9

В Россию европейский этикет проникает в начале 18 века. До этого же существовал общепринятый порядок при царском дворе и вне его, сформулированный в 16 веке в кодексе правил, названном "Домострой". В основе правил "Домостроя" лежало сословное деление общества и подчинение низших высшим, младших старшим. В семье утверждалась незыблемая власть главы дома над всеми домочадцами и слугами, и в случае их неповиновения главе дома предписывалось "сокрушать рёбра" тому, кто ослушался. В обществе была создана строгая иерархия подчинённости: боярину, наместнику царя, царю. К концу 17 века домостроевский порядок стал мешать развитию культуры и общества, и Пётр 1, расширяя границы общения России с другими государствами, стал прививать европейские нормы поведения в России. В 1717 году выходит книга "Юности честное зерцало или показание к житейскому обхождению, собранное от разных авторов". Правила поведения различных стран Европы, но преимущественно Англии, своеобразно сочетались с русскими национальными обычаями и условиями. И хотя Пётр 1 огнём и мечём искоренял патриархальные порядки, некоторые устои и традиции Домостроя (как правило, в купеческом и крестьянском сословиях) ещё долго соседствовали с европейскими правилами ( в основном, на неофициальном, семейном уровне. Вспомним для примера хрестоматийную Катерину из "Грозы" Н. Островского). В наше время русский этикет ассоциируется, скорее, с дворянским сословием, где многочисленные гувернёры и учителя прививали должные манеры с ранних лет. Октябрьская революция хаотично перемешала социальные слои и перекроила все сферы жизни, и этикету тоже здорово досталось. Было искоренено понятие этикета как обязательной категории. Подчёркнуто галантное обращение подавались с определённой долей иронии, считалось излишеством. Конечно, постепенно правила хорошего тона стали возвращаться как неизбежная часть человеческого существования, но основы сильно пострадали.

0

10

Античный мир
    Древняя Греция

Греческий полис (polis) — город-государство и римский цивитас (civitas) — община обеспечивали полное развитие гражданских, физических, творческих возможностей свободных граждан, что и определяло нормы поведения в обществе. В светской жизни не предполагалось каких-либо формальных ограничений, и только в период поздней Римской империи стали появляться первые признаки строгой регламентации поведения, складывались основы этикета. Большую часть дня греки проводили вне дома — в палестрах и гимнасиях (спортивных залах и стадионах). Все граждане стремились попасть на агору (рыночную площадь) в центре города, где проходили личные и деловые встречи. Здесь греки узнавали новости, обсуждавшиеся всю вторую половину дня. Поэтому сопровождавший греческого гражданина раб приносил с собой складной стул для более удобного общения. Зачастую приходилось возвращаться ночью в сопровождении рабов-факелоносцев. В течение дня мужчины обычно принимали участие в нескольких спортивных состязаниях, а также азартных играх (игра в мяч, в кости), в петушиных боях. Женщина согласно обычаям могла выходить из дома только в сопровождении рабов. Рабыни несли за хозяйкой зонтик от солнца, рабы — складной стул.

   

Одежда у греков была очень простая. Основным видом мужской и женской одежды был хитон. Хитон — это до колен или ниже платье, стянутое на талии поясом. Хитон мог быть с рукавами или без рукавов и скреплялся на плече пряжкой. Поверх хитона мужчины надевали гиматий (длинный плащ), а женщины — пеплос (длинный плащ с капюшоном). Мужчины носили еще короткий плащ — хламиду, которая прикреплялась к одежде застежками. Материалом для изготовления одежды служили шерсть и лен. Головной убор надевался только в дорогу. Мужчины носили войлочную шапку типа колпака и шляпу с широкими полями. Обувью для греков служили сандалии и войлочные или кожаные сапоги, зашнурованные спереди. Сложные женские прически укреплялись шпильками из драгоценных металлов и камней. Кроме богато украшенных поясов, женский туалет дополняли драгоценности: серьги, браслеты, диадемы.

   

Греки придавали особое значение физической красоте и здоровью, тесно связывая их с красотой души и ума. Общество очень заботилось о поддержании здоровья, в частности о гигиене. Поэтому в крупных городах существовали общественные бани. В баню греки приходили через день, в сопровождении рабов. Раб нес с собой масло, соду, жирную глину, белье, полотенце и щетки. Горячую ванну принимали в круглом чане; после нее следовали холодные купания. Существовали также парильни с сухим горячим воздухом. Греческие спортивные состязания, в частности Олимпийские игры, посвящались богам и героям. Греки стремились к гармоничному развитию. Такой знаменитый философ, как Платон в молодости прославился как кулачный боец.

Трехразовое питание в Греции предполагало наличие двух завтраков и обильного обеда. Обед устраивался в вечернее время. На пир приглашались друзья, которым присылались приглашения через вестников-рабов. Приглашенные могли привести на пир своих друзей. Случалось, что к обеду приходили граждане, которых никто не приглашал — паразиты. Непрошеных гостей не принято было выгонять, но к ним относились с презрением. За стол садились строго в назначенное время, не дожидаясь опоздавших. Пиры устраивались только на мужской половине дома. Так как аккуратность считалась признаком вежливости, то у входа все снимали обувь, рабы омывали гостям ноги, предлагали принять ванну и умаститься благовониями. Еда расставлялась на столах, вокруг которых в форме подковы размещались ложа. Ложе было высоким, покрывалось красивым одеялом. На нем могли расположиться двое гостей спиной друг к другу. Обедали в положении полулежа, опираясь левым плечом на подушку или валик. Хозяин дома располагался в центре. Самым почетным считалось место справа от него. Ели руками, вытирая пальцы тестом или мякишем хлеба. Ложка полагалась только для жирной пищи. Обед начинался с закусок, возбуждающих аппетит. Далее следовали перемены из мяса, рыбы, зелени и соусов. По окончании трапезы совершали омовение рук и приносили жертвы богам вином. Далее следовал десерт из сыра, фруктов, сластей и вина. Это было началом симпосиума (симпозиум — философская беседа с вином). Лучшие вина с острова Лесбос, Самос и Хиос смешивались с водой в пропорции один к трем. Пить неразбавленное вино считалось неприличным, подобающим лишь варварам. Во время обеда велись важные и интересные беседы. На симпосиум приглашались флейтистки и акробаты для развлечения.

0

11

Древний Рим

Общественная и деловая жизнь в Риме проходила в основном на Форуме и Марсовом поле. В Риме и других крупных городах граждане ходили пешком, передвигались на носилках, которые несли на плечах 6-8 рабов, или в повозках, запряженных мулами. Римские граждане охотно посещали общественные игры и зрелища, число которых доходило до 170 в год. Иногда, особенно в бане в древний период, граждане и сами участвовали в играх и состязаниях. Устраивание таких зрелищ было важным общественным долгом видных граждан, а позднее — почти исключительной прерогативой императоров. Историк Светоний в своих “Жизнеописаниях Цезарей” подробно рассказывает о многих играх, неизменно ставя их в заслугу организаторам. Осуждая жестокость этих зрелищ с современной точки зрения, следует помнить, что тогдашняя мораль коренным образом отличалась от нашей.   

Римского гражданина можно было узнать по обязательному виду одежды — тоге. Тога — это большой овальный кусок белого полотна, в которую человек завертывался с ног до головы, перебрасывая один конец через левое плечо. Тога римского сенатора украшалась широкой красной каймой. Роль верхней одежды играла пенула — плащ без рукавов и лацерна — короткий плащ, скрепленный на плече застежкой. Плащи изготовлялись из шерсти. Нижней одеждой являлась короткая туника, стянутая на талии поясом. Женщины носили длинные туники, которые под грудью перехватывал широкий кожаный пояс, служивший корсетом. На тунику набрасывали покрывало — столу. Выходя из дома, римлянка должна была надеть длинный плащ — палла. Одежду шили из беленого холста и белой и черной шерсти. Только в период Империи появились шелковые ткани и одежда стала разноцветной. На улице женщины накидывали на голову покрывало, а мужчины в непогоду надевали капюшон. Кроме сандалий, распространенным видом обуви были закрытые башмаки. Босиком выходить на улицу было не принято. Суровый быт римлян ранней Республики резко отличался от роскоши конца Республики — начала Империи. Всевозможные излишества, духи и благовония в сосудах из драгоценных металлов получили тогда широкое распространение. Неоднократно принимавшиеся законы против роскоши не смогли переломить эту тенденцию.

0

12

В жизни римлян термы (общественные бани) играли большую роль, чем у греков из-за своего многофункционального характера. В имперское время из общественных бань термы превратились в роскошные дворцы, предназначенные не только для купания. Здесь появились спортплощадки, комнаты отдыха, буфеты и библиотеки. Это было место отдыха, непринужденного общения. Сюда приходили в сопровождении рабов, которые несли простыни, скребки и т. д. В термах предоставлялись: душ, холодная и горячая ванна, умащения благовониями. Во время Империи термы играли роль клубов, в которых одновременно могли присутствовать 3-4 тысячи человек. Здесь устраивались представления, велись философские беседы. Термы стали обязательным элементом городской застройки всех городов Римской Империи.

Обед, в том числе и торжественный, устраивался не раньше двух часов и занимал всю вторую половину дня. Во время пира происходило не только принятие пищи, но и обсуждение философских вопросов, литературные диспуты, чтение стихов. Столы с кушаньем расставлялись так, чтобы каждый из них был окружен тремя ложами. Такие столы назывались триклиниями. Зала полностью заполнялась ими. Наиболее почетным было центральное ложе. На каждом ложе, которое с помощью покрывал и валиков превращалось в диван, размещалось по три человека. Рабы сопровождали хозяина на торжественный пир, неся с собой его парадную одежду и обувь, в которую римляне переодевались перед едой. В начале пира возносили молитвы богам. Пищу и вино выставляли на очаг в дар домашним богам-ларам. Обед состоял из трех блюд — закуска (яйца, салат, овощи, устрицы) и собственно обед, состоящий из нескольких мясных и рыбных перемен. Пир завершал десерт с вином. Кушанья подавали на больших серебряных блюдах, с которых их брали руками. Хлеб и вино разносились прислугой. Во время еды руки вытирали полотенцем и салфеткой. На пиру произносились тосты. В отличие от Греции у римлян жены посещали пиры вместе с мужьями. Описание роскошных пиров, сохранившиеся в изобилии у античных авторов, повествуют о всевозможных ухищрениях устроителей и поваров. Экзотические блюда доставлялись в Рим со всех концов империи. Римляне ценили не только вкусовые достоинства, но и другие необычные качества пищи. Так, скромная рыбка-султанка приводила всех в восхищение своей способностью менять цвет — ее закалывали прямо на виду у пирующих. Чтобы позабавить гостей, устраивались разнообразные сценки, нередко шуточные перебранки между рабами. Пирующим раздавались иногда весьма ценные подарки, например, в раковинах моллюсков оказывались жемчужины. Зал для пиров украшался цветами, цветочные, чаще розовые лепестки сыпались с потолка. Такая роскошь осуждалась многими римскими интеллектуалами. “Городу, в котором рыба стоит дороже упряжного вола, помочь уже ничем нельзя! ” — так восклицал один из них.

0

13

В период Принципата (Ранняя римская империя) верховная власть императора (принцепса) постепенно из почетной обязанности становилась выражением его величия. Приближенные к принцепсу демонстрировали могущество верховной власти. При Августе, основателе системы Принципата, “друзья” императора образовали Совет принцепса — консилиум (consilium). Их можно считать первыми вельможами, постоянно свидетельствующими свое почтение императору. В 1—2 веках сенаторы обязаны были присутствовать при пробуждении императора. В период римских династий Юлиев-Клавдиев, Флавиев и Антоние сенаторы имели простой доступ к персоне императора. В обычай вводятся утренние приемы. Охрану дворца обеспечивали гвардейцы-преторианцы, а личную охрану императора — телохранители из варваров. Император приветствовал уважаемых гостей поцелуями. Сенаторы и придворные могли вести беседу с императором сидя. На императорских пирах особо почетных гостей принцепс сам принимал и рассаживал. Однако гостей предварительно обыскивали на предмет ношения оружия. Роскошные пиры императоров привлекали богатых провинциалов, готовых платить огромные суммы денег за право принять в них участие. Распространение культа императора в Римской империи постепенно возвышает особу верховного правителя над массой его подданных. С 3 века римский император, “деус эт доминус” (“бог и господин”), был отдален не только от массы своих подданных, но и от высших должностных лиц государства. Даже членам верховного совета при императоре доступ к нему был затруднен. Они должны были докладывать свои вопросы только стоя. Верховная власть в Римской империи в 4-5 веках начинает испытывать мощное влияние Среднего Востока в оформлении придворного этикета. Двор императора, ранее состоявший лишь из близких друзей, разрастается до гигантских размеров и превращается в огромный штат чиновников разного ранга. Низшие должности, предназначавшиеся в период Республики и ранней Империи для рабов и вольноотпущенников, становятся вожделенными для людей высшего сословия (секретари, курьеры, держатели опахала и т. д. ). Восточной чертой при римском дворе было появление евнухов, которые приобрели сильное влияние в дворцовой жизни. Появляются должности, ранее неизвестные республиканскому Риму: царский виночерпий, надзиратель царского ложа. Носители этих должностей начинают влиять на политику императора в большей степени, чем вызывающие его опасения командир охраны и крупные полководцы. Если в период ранней Империи такие принцепсы, как Траян, Адриан внешне мало чем отличались от знатного римлянина, то в поздней Империи пурпур становится основным цветом в одежде императора, который одежду из простых и удобных тканей заменяет на шелковые златотканые одеяния; без них император не появляется на людях. Голову императора венчает тяжелая золотая диадема с драгоценными камнями. Большой штат чиновников, составляющий канцелярию императора, служит буфером между ним и его подданными. Просители заранее записывались на прием и могли месяцами дожидаться вызова в канцелярию. Дворец начинает жить самостоятельной жизнью и превращается государство в государстве.

0

14

Западная Европа. Раннее средневековье.

На развитие этикета в странах Западной Европы большое влияние оказали национальные обычаи и традиции разных стран, этические нормы различных слоев общества, религиозные обряды, суеверия и предрассудки. Историю этикета, его развитие и трансформацию с течением времени можно проследить по памятникам литературы и культуры. Знание истории этикета важно и для нашего времени, поскольку многие современные правила поведения берут свое начало в далеком прошлом и зачастую первоначально имели совсем другой смысл. Некоторые этикетные нормы прошлого изменились почти до неузнаваемости, а другие просто исчезли вместе с породившими их условиями, но так или иначе все принятые ритуалы поведения наложили отпечаток на развитие западноевропейской культуры.

Совместное принятие пищи всегда было обставлено определенными ритуалами и церемониями, так как, помимо утоления голода, оно имело еще и огромное социальное значение. Люди собирались за общим столом, чтобы отпраздновать какое-либо событие, установить или подчеркнуть дружеские, деловые или общественные связи, наконец, просто пообщаться. Поэтому еще в раннесредневековых церемониальных пирах важным было, кто сидит ближе к хозяину, за что поднимают тосты и т. п. О сервировке и застольном этикете в то время говорить сложно, поскольку, несмотря на богатую посуду, ели исключительно руками без соблюдения каких-либо правил.

   

Пиры в раннее средневековье длились по многу часов. На них обсуждались дела, разрешались споры, исполнялись песни, происходил обмен ценностями, причем люди одного статуса должны были получить равноценные подарки. На пиру поднимались кубки в честь короля, успешного завершения военных походов, какого-либо именитого гостя и т. д. Совместное застолье считалось в раннем средневековье важным ритуальным актом, устанавливавшим дружеские связи, изгонявшим вражду, приносившим удачу. Поэтому вооруженные конфликты в пиршественном зале карались строже, чем где бы то ни было. Во время пира хозяин восседал на возвышении во главе трапезы, раздавал милости приближенным, вручал подарки, часто подчеркивая пренебрежение к собственному имуществу. Подобная демонстративная щедрость чрезвычайно долго сохранялась в средневековом обществе и определяла многие правила поведения.

0

15

Применительно к обществу 11–13 веков уже можно говорить о правилах поведения за столом и определенных этикетных установлениях. Пировали за вытянутым столом, во главе которого сидел хозяин, или чаще за столами в форме букв Т или П, где маленький “главный” стол предназначался для хозяина и особо почетных гостей. Ранг гостя определялся близостью к месту хозяина, которого обслуживали первым в знак того, что кушанья не отравлены. Индивидуальных столовых приборов как таковых еще не было: мужчины и женщины сидели попарно, пили из одного бокала и ели из одной тарелки, а если же таковой не было, еду клали на плоские ломти хлеба, которые в течение всего обеда использовали в качестве тарелки, а затем бросали собакам. Мясо отрезали своим ножом. Скатерти и салфетки были широко распространены, часто сшиты из дорогих тканей и богато вышиты, но использовались не совсем так, как мы привыкли: о скатерть часто вытирали руки, а салфетки могли быть использованы, например, для того, чтобы завернуть еду и унести с собой, что не считалось дурным тоном.

Понятие индивидуального прибора появляется только к концу 15 века. В это время при сервировке стола стали приносить каждому тарелку, ложку, нож (раньше ложку тоже могли принести с собой), но все, кроме супа, по-прежнему ели руками, вытирая их об одежду или скатерть. В богатых домах подавались чаши для ополаскивания пальцев, иногда после каждой перемены блюд. Сосуды для питья еще долго не подавались каждому гостю в отдельности, а переходили от одного к другому. Принято было обилие перемен всевозможных блюд, как правило, из разных видов мяса и дичи, но при этом различные виды еды подавались вперемешку на больших общих блюдах. Число перемен на обедах знати могло достигать 15-20, вина также подавались в избытке, но об искусстве кулинарии вряд ли можно было говорить, и количество еды считалось признаком изысканного стола. В знатных и богатых домах на стол подавались целые бычьи, кабаньи, оленьи туши, фаршированные дичью и овощами. Тем не менее, даже при отсутствии элементарных столовых приборов существовало понятие хороших манер во время еды. Считалось неприличным хватать лучшие куски с общего блюда, следовало аккуратно брать ближайший кусок, вытирать руки не об одежду, а о салфетку или скатерть, вытирать губы, прежде чем пить. Использование ножа и вилки для еды (для того, чтобы готовить пищу или брать ее с блюда, было известно и ранее) восходит к 16 веку и является величайшим прогрессом в европейском застольном этикете. В 16 веке при помощи вилки ели только в Италии, остальные же европейские страны не спешили принять это нововведение: Анна Австрийская брала мясное рагу руками; при блистательном дворе ее сына Людовика XIV употребление вилки не приветствовалось и даже прямо запрещалось самим королем, предпочитавшим видеть своих придворных берущими пищу руками, как и он сам; Монтень не пользовался вилкой, признаваясь, что зачастую он ест так быстро, что кусает себя за пальцы. В Англии об употреблении вилок не упоминалось ранее 1600 года, а редкие исключения вызывали удивление. Например, в начале 17 века англичанин Томас Кориат, побывавший в Италии, писал: “Я видел обычай.... который не распространен ни в одной христианской стране, а лишь в Италии. Итальянцы.... всегда пользуются маленькими вилами, когда режут мясо... и если кто-либо, сидя за едой в компании, коснется общего блюда руками, он нанесет собравшимся обиду как преступивший правила хороших манер.... Причина этой диковины такова, что итальянцы не хотят, чтобы блюд касались руками, считая, что пальцы человека не всегда чисты”. Тем не менее Кориат быстро привык к вилке и продолжал пользоваться ею по приезде в Англию, за что получил от соотечественников прозвище “вилконос”, и охарактеризовал их как “грубых, невежественных, неуклюжих, жадных варваров”. Пользование ножом и вилкой стало общепринятым лишь к середине 18 века, что чрезвычайно способствовало повышению культуры застолья.

0

16

Салфетки и чаши для омовения рук были чрезвычайно распространены, но, видимо, это не делало тогдашние застольные манеры утонченнее, если еще в 17 веке рекомендовалось не облизывать пальцы, не сморкаться в скатерть, не плевать в свою тарелку, не бросать кости под стол. В 18 веке необходимостью стало соблюдать за собой чистоту, накладывать пищу своей ложкой, не есть с ножа и не сморкаться во время еды. Признаками роскошного стола в этот период являлись уже не только серебряная посуда, дорогие скатерти, салфетки, свечи и светильники, как это было в 16—17 веках, но и изысканные блюда, поскольку в 18 веке появляется кулинария как искусство и как следствие этого — кулинарная мода, законодательницей которой являлась Франция. После Великой французской революции открывается больше ресторанов, а процесс принятия пищи в обществе все более усложняется. Для 19 века характерны очень сложные застольные манеры, четкий порядок рассаживания и обслуживания гостей. В этот период появляется очень большое количество столовых приборов (для закусок, рыбы, мяса, салата, устриц, десерта, фруктов, чая, кофе и т. д. ), умение правильно пользоваться которыми считалось необходимым. Также усложняются правила пользования салфеткой, строго регламентируются правила общения за столом, осанка, ритуалы произнесения тостов, начала и конца обеда.   

Но застольные манеры сводились не только к умению пользоваться приборами и соблюдению правил еды и питья. Неотъемлемой частью любого обеда являлась застольная беседа, которая также подчинялась требованиям этикета. Еще в средние века появился обычай сажать вместе мужчин и женщин, и тогда обычай есть и пить из общего прибора естественным образом приводил к беседе между соседями, часто не желавшими быть услышанными. Позже, в 15—16 веках, когда в знатных домах распространяется обычай для хозяина и почетных гостей обедать отдельно в небольшой гостиной, угощая остальных в смежном с ней общем зале, правила застольной беседы продолжают развиваться. Не было принято вести за столом слишком серьезные разговоры, касающиеся политики, религии и других тем, способных вызвать споры. Не приветствовалась манера произносить длинные монологи: каждый должен был иметь возможность и время высказаться. Во все времена считалось, что молодежь должна была больше молчать, прислушиваясь к словам старших. Для молодого человека 15—16 веков считалось неприличным жевать, когда к нему обращаются. Тогда же сформировалось правило о том, что за общим столом нельзя шептаться и оказывать в беседе предпочтение кому-либо одному, а также смеяться, чтобы никто не мог принять это на свой счет. Хозяин должен был проявлять скромность и ни в коем случае не говорить ничего, что могло быть воспринято как самовосхваление. В 18 веке уже считалось дурным тоном говорить слишком громко, привлекая к себе излишнее внимание, а также много говорить о себе и упорно настаивать на своей точке зрения. Вообще споры никогда не приветствовались в застольной беседе и их положено было избегать. Идеальной в 18—19 веках считалась ситуация, когда все приглашенные могли свободно вступить в беседу, не обременяя своими монологами. В 19 веке правила общения за столом стали еще более строгими. Необходимо было поддерживать общий разговор, а с соседями общаться так, чтобы разговор был слышен окружающим. Молчание не приветствовалось, даже если сказать было нечего. В руководстве 19 века по этикету описан случай, когда дама, которую посадили за стол рядом со своим личным врагом, сочла необходимым в течение времени, “достаточного для пристойного разговора с соседом”, декламировать ему таблицу умножения, чтобы не обидеть хозяйку. Закономерно для 19 столетия расширился и список запретных тем: помимо политики и религии, в него входили болезни, прислуга, отношения между мужчинами и женщинами и любые сколько-нибудь серьезные проблемы, затрагивающие присутствующих. Если беседа шла в общественном месте (например, в ресторане), нельзя было упоминать личных имен, особенно женских. Многие из этих правил сохранились до настоящего времени, другие давно забыты, но общие принципы общения людей за одним столом сохранились и в наше время — беседа должна быть более или менее общей и не доставлять неудовольствия никому из приглашенных.

0

17

Средневековый костюм постепенно разделялся на мужской и женский (мужчины носили штаны, женщины — род длинного платья поверх рубашки), а также появились различия по иерархическому признаку. В 12 веке феодалы начали носить длинное платье, подчеркивая невозможность физического труда. Дамы носили широкие до земли рукава, прикрепленные к платью застежками. Появились новые дорогие ткани, доступные лишь очень богатым людям — шелк, а позднее меха и кружево. В четко структурированном феодальном обществе одежда служила больше чем просто защитой от холода или знаком личного благосостояния — она означала принадлежность к определенной группе, и каждый должен был носить костюм, соответствующий его положению. Моды как таковой еще не существовало, фасоны менялись раз в столетие. Одежда передавалась по наследству и в средневековом обществе играла очень важную роль. Костюм определенного фасона и цвета был символом социального статуса человека и определял его принадлежность к группе — университет и цеховая корпорация, городской патрициат, монашеский и рыцарский ордена имели свои четко определенные особенности в одежде. Нельзя было носить не соответствующий статусу костюм: за преступление члена корпорации (а им в этот период был каждый) могли лишить права носить костюм данной корпорации. Например, в 1462 году, городской совет Аугсбурга запретил купцу Ульрику Дендриху за растрату городской казны носить соболя, куницу, бархат, золотые и серебряные украшения. Феодалы, стремясь к исключительности своего костюма, также выступали против использования его элементов в одежде представителей других сословий. Указы королей Англии, Франции и других европейских стран 13—14 веков запрещали горожанам носить дорогие меха и украшения. Городское законодательство также регламентировало одежду: например, костюмы и украшения женщин должны были соответствовать статусу их мужей. В рыцарской культуре было популярно использование цветовой символики одежды: цвет должен был отражать не только социальное положение, но и состояние носящего его: надежду, любовь, горе, радость и т. д. Чрезвычайно популярен был обычай носить цвета дамы своего сердца.
   

В 14—15 веках зарождается мода, на которую попеременно оказывают влияние практически все страны Европы. Сначала в моде итальянский костюм — короткий камзол и плащ у мужчин, декольтированное платье, украшенное золотым и серебряным шитьем, — у женщин; затем он уступает место торжественной испанской моде — темное сукно, жабо, огромные кринолины. На протяжении столетий моды меняются, но на основе фасонов, принятых во Франции. Нижнее белье появляется только в 18 веке вместе с воскрешением норм личной гигиены, незаслуженно забытых в 16—17 веках. Моды теперь меняются быстро, но основной принцип одежды аристократии остается неизменным — она всегда подчеркивает полную невозможность физического труда и призвана только украшать. Изменения в стиле 19 века приносят в одежду удобство, но, к сожалению, только в мужскую. Женщины после недолгого отдыха от корсетов и фижм 18 века в платьях античного стиля вновь возвращаются к корсетам, кринолинам и турнюрам, не только мешающим двигаться, но и вредным для здоровья. Мужской же костюм этого времени — фрак, смокинг, визитка, а затем пиджак в сочетании с длинными брюками, предназначенными не столько для красоты, сколько для более или менее активной деятельности — весьма удобен и сохраняется до 20 века. Костюм 19 века перестает быть символом классовых различий, но остается важной частью этикета, так как в этот период формируется строгое разделение туалетов для дневного времени и вечера, работы и отдыха, визитов, посещений театра, бракосочетаний, траура и т. д. Проявлением хорошего вкуса в одежде считается следование моде, но предпочтение не должно отдаваться слишком яркой одежде, что расценивается как вульгарность для этого века господства буржуазной добродетели.

0

18

Основной чертой феодального общества являлась его строгая иерархичность. Это общество, где социальные роли были четко распределены, где индивид уже при появлении на свет обладал комплексом определенных прав и обязанностей, в том числе и в сфере этикета. Более строгому регламентированию поведения в феодальном обществе были подчинены представители господствующего сословия. Возникшая в 11 веке общественная система рыцарства распространилась по всей Европе, оказывая огромное влияние на европейский этикет и создавая вокруг феодальной аристократии бесчисленное множество новых церемоний и ритуалов, таких, как посвящение в рыцари, принятие оммажа (от французского hommage —вассальная зависимость), объявление войны и участие в турнире, служение сеньору и избранной даме сердца. Кодекс рыцарской чести предписывал соблюдение сложных этикетных процедур, отступление от которых даже в мелочах мог уронить достоинство рыцаря в глазах других представителей этого класса. Каждый поступок рыцаря, его одежда и ее цвета, его слова и жесты — все имело определенное символическое значение. Даже в тех случаях, когда, казалось бы, требовалась личная инициатива, рыцарь должен был сообразовывать свое поведение не со здравым смыслом, а с требованиями этикета. Например, во время битвы при Креси французские рыцари, прискакавшие к королю со срочным боевым донесением, не посмели первыми обратиться к королю, так как только он обладал таким правом по отношению к своим подданным. Когда же король, наконец, начал говорить с ними, рыцари долгое время препирались, уступая друг другу почетное право докладывать королю и не думая о том, что промедление могло губительно отразиться на ходе битвы.

0

19

Согласно принятым в средние века представлениям, неоднократно сформулированным в литературных памятниках 12-13 веков, основными добродетелями рыцаря являлись храбрость, честность, великодушие, щедрость, гостеприимство, учтивость, стремление к славе. Все эти качества идеальный рыцарь должен был постоянно демонстрировать, как бы исполняя отведенную ему роль. Например, щедрость, как одна из основных доблестей феодального сеньора, проявлялась в том, что он раздавал и растрачивал свои богатства, не считая ни доходов, ни расходов и поражая гостей и вассалов своей часто бессмысленной расточительностью (один рыцарь велел засеять вспаханное поле кусками серебра, другой использовал для приготовления пищи восковые свечи вместо дров). Гостеприимство выражалось в организации бесчисленных пиршеств с огромным количеством гостей, где подавались десятки изысканных блюд и раздавались дары.

Жизненный путь рыцаря был четко определен с самого рождения. С детских лет мальчиков обучали владеть оружием, а в семилетнем возрасте будущего рыцаря посылали служить пажом в замок родственника или сеньора. Там он учился охотничьему мастерству, верховой езде, искусству боя, а также манерам поведения по отношению к высшему, равному ему лицу или даме. Рыцарь должен был уметь играть на музыкальных инструментах, часто — слагать стихи (хотя умение читать и писать далеко не было обязательным), играть в шахматы, танцевать. В возрасте 14 лет паж становился оруженосцем и сопровождал своего господина в походах и на турнирах, помогая ему на поле брани и прислуживая в замке. В 21 год наступала пора посвящения в рыцари. Посвященный, одетый в платье определенного цвета, проводил ночь, бодрствуя в часовне, затем посвящал Богу свой меч и принимал причастие. Далее следовало ритуальное омовение, потом оруженосец преклонял колено перед сеньором, который наносил ему символический удар в шею или по щеке, после чего рыцарю надевали шпоры и перепоясывали его мечом. Полностью вооруженный, он вновь вставал перед сеньором на колени и получал еще один символический удар мечом. После этого рыцарь садился на коня и демонстрировал присутствующим свою ловкость и умение владеть копьем, поражая мишень.

0

20

Полноправный рыцарь должен был входить в сложную систему сеньориально-вассальных отношений, т. е. , как правило, служил своему сеньору и покровительствовал тем, кто находился в вассальной зависимости от него. Для установления таких отношений необходимо было выполнить ритуальную процедуру оммажа, когда вассал, стоя на коленях, вкладывал свои руки в руки господина и приносил ему клятву в верности, после чего получал от сеньора меч в знак установления взаимных обязательств.
   
Турниры, являвшиеся неотъемлемой частью образа жизни рыцаря, проводились в соответствии с установленным ритуалом. Соперники, одетые в цвета своего рода или своей дамы, с непременным гербом и девизом на щите, должны были выбить друг друга из седла, строго соблюдая правила. В первый день турнира проводились единоборства, когда каждый мог выбрать себе соперника и вызвать его на бой, затем происходило сражение двух отрядов. Победитель получал награду из рук устроителей турнира или избранной им дамы. Турнир мог устроить король либо любой достаточно богатый и знатный феодал, имеющий такую возможность. С течением времени эти состязания обставлялись все более пышно, включая в себя элементы театрализованного действия.

Много внимания уделялось соблюдению обетов, какими бы странными или даже смешными они ни казались в другие времена. Рыцарь мог дать клятву не прикасаться к пище или какому-либо определенному ее виду, не стричь волос, есть и пить стоя, носить на себе цепи и даже не мыться до тех пор, пока не исполнит торжественно данного обещания, касавшегося, как правило, военных подвигов.   

Стремясь к первенству при дворе, на турнире или на поле брани, рыцари соревновались друг с другом в учтивости. Неслыханным позором для рыцаря было не предоставить старшему по рангу то место, которое ему подобало, но и среди равных было распространено постоянное и подчеркнутое стремление оказать почести. Уступить более почетное место, пойти навстречу, первым обнажив голову в знак уважения, считалось признаком хорошего воспитания, и потому при посещении храма или переходе через узкую улочку начинались бесконечные споры о том, кто кому уступит дорогу, а при попытке поцеловать руку даме та часто отдергивала ее, чтобы избежать якобы незаслуженной чести.

0


Вы здесь » Lilitochka-club » Преданья старины глубокой » История этикета


Рейтинг форумов | Создать форум бесплатно © 2007–2017 «QuadroSystems» LLC