Код:

Lilitochka-club

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Lilitochka-club » История » Фрагменты прошлого России


Фрагменты прошлого России

Сообщений 61 страница 80 из 94

61

Письменность на Руси была ВСЕГДА.

ГОЛУБИНАЯ КНИГА. 1922г.
Н.К.Рерих  Книга Жизни

Дорога  -  по которой идём мы, по крупицам собирая Со-Бытия,  подтверждающие Древность и Мудрость нашего Языка, должна быть широкой,  просторной и светлой, ибо пойдут  по ней наши Потомки. И я имею помысел привнести свою маленькую лепту в расчищение сего Пути- Дороги.   

О сколько нам отКрытий чудных
Готовят ПроСвещенья Дух
И Опыт, Сын ошибок Трудных,
И Гений, ПаРадоксов Друг,
И СЛучай  - Бог изобретатель!
Александр Пушкин

В соЕдинении - ПаРа (двойня, чета, дружка, двоёк...почему-то взятые вместе за Одно; невеста с женихом, муж с женой...друг другу под Стать; Па-По - движение, Ра - Свет (даже у В.И.Даля)), т.е.  гармоничное соЕдинение двух Начал в человеке.

ПРаВДа - Поток Света Ведаемый- Познанный  Утверждать  - Утверждать Знание?
ПРаНа - Поток Света Получать – ПоЛучать Знание?

Но это неБольшое отступление.

Давно размышляла и над словом "ИСТОРИЯ" и сделала следующее наблюдение: очень уж похоже это слово на  «Истоки Ариев – Истотные Славяно-Арии» , а когда прочла  книгу  "Россия в кривых зеркалах" Н.Левашова КАК и от Кого  произошли гиксосы-евреи-иудеи (гиксосы – гикКосы- с длинными косами  по Г.А.Сидорову), когда прочла книги по Расологии В.Авдеева, Г.Гюнтера,  только утвердилась в верности наблюдений, ибо совершенно естественно, что смешиваясь изгои РАСЫ исПОЛЬЗОВАЛИ те Знания, которые в них были заПисаны Генетически, в общем эта тема для меня по прежнему открыта, как и многие, ибо  НеИзЧерпаема  Память  Нашего Рода, даже , если это звучит, как «несусветная чушь».  Несусветная чушь  -  Несу Свет ?

ПроШлое и Есть то, Что ПроШёл Человек , Наш Род  и Есть реАльность - Всё, что было уТверЖдено.

     «Чтобы рассказать, а не  доказать.
      Для памяти»

    Для памяти, ибо Память — История, вся сумма накопленных человечеством знаний, без которых невозможно поступательное развитие. Поэтому гораздо важнее передать полученные знания по наследству, чем что-то доказывать, поскольку всё, как будто совершенно доказанное сегодня, завтра неизбежно становится либо не   достаточным, либо оказывается и вовсе ложным. И в этом не трагедия, а закономерность всякого развития: за горизонтом — горизонт…» А.Иванченко

В глубине тысячелетий - ИСТАРИ –у  Истоков Славяно-Ариев зарождалась  ПИСЬМЕННОСТЬ.
ИСТОРИЯ – ИСТАРИ -  ИСТОКИ СЛАВЯНО – АРИЕВ – НАСЛЕДИЕ
ИСТОРИЯ – БЫСТЬ ТВОРЬ – П.Лукашевич.
ИСТОРИЯ – Из ТОРЫ – ещё одна трактовка.

«…На сегодня не известно другое государство, кроме Руси, которое  могло бы похвалиться историей    ЯЗЫКА, ПИСЬМА и КУЛЬТУРЫ  в течение нескольких СОТЕН ТЫСЯЧ  Лет!» В.А.Чудинов

«Реальная история  Руси насчитывает более ЧЕТЫРЕСТА ТЫСЯЧ Лет»  М.В.Ломоносов

«…создавая «Российскую грамматику», Михайло Ломоносов, несомненно, хорошо знал «более  ранние грамматические наставления, бывшие до Кирилла у россиян общеупотребительными, но «не отважился открыть сие из опасений гонений Синода, подобно тому, как Василий Татищев при написании «Истории Российской», того же боясь, сокрыл осведомленность свою в летописаниях, слогом и воззрениями иными, нежели те, начало коим положил Нестор, однако ж при чтении «Истории» сего Татищева в том скоро убеждаешься…»  А.Иванченко цитирует отрывок из письма  Екатерины II Вольтеру и Дидро.
 

Ранее 15 века до Р.Х.  (около 4000 Лет от С.М.З.Х.), как утверждал В.М.Кандыба  «слоговое письмо и алфавитная письменность существовали в древнерусской культуре Передней Асии (Азии),  Междуречья – прародине южных, так называемых Троянских руссов»
 

«…вслед за Н.И.Вавиловым, который открыл центры происхождения культурных растений, мы можем утверждать существование «центров происхождения культур», как очагов древней письменности, древних алфавитов, древней культуры, отражавших глубочайшие прошлые знания и ставших катализаторами современной цивилизации…Имея свидетельства лингвистов о том, что современные языки вовсе не сложнее древних, мы можем по-иному понять выдающееся эволюционное открытие Н.И.Вавилова» Г.Г.Длясин

«За периодами Азбуки лежит порядок букв алфавита – самая большая его тайна. Чтобы убедиться что мы на правильном пути, обратимся к литературе.  И.М.Дьяконов в своём объёмистом введении к исследованию Дирингера авторитетно замечает: «…несомненно, что в основе финикийского письма, угаритского клинописного «алфавита» северной Финикии, южно-семитского …лежит общий слоговый прототип. Кстати, такой же порядок букв обнаруживается и во многих  других алфавитах, чрезвычайно исторически и  географически удалённых от Средиземноморья – пример тому алфавит цивилизации Майя. Мы обнаруживаем, что изначально установленный порядок букв, общий для древнейших и произошедших из них современных алфавитов, остаётся вот уже около сорока веков неизменным» Г.Г.Длясин
 
«Но скажу тебе, что наш, так называемый,  русский язык является диалектом одного из языков космического общения... Он одинаково приспособлен как для левого логического полушария головного мозга, так и для правого - чувственного... Несмотря на то, что современный русский язык крайне обеднён, но только ему одному, единственному языку на планете под силу передать весь спектр любой информации. Русский язык - язык внутреннего содержания и внешних образов. Или ещё точнее - язык целостного восприятия. Где звуковые колебания вызывают в сознании человека не указания на что-то. как например, в языке немецком или английском, не просто информацию, а полное и внешнее и внутреннее знание предмета. Наш язык является сонетическим частотным инструментом перевода знания из глубин бессознательного в сознательное. По сути он единственный магический язык знания. Все остальные языки информативные знаковые, где звуковые частоты слов не связанные с внутренними частотами обозначаемых этими словами предметов. Наш язык - язык людей магов космической цивилизации» Г.А.Сидоров «Хронолого-эзотерический анализ развития совре енной цивилизации»

«Несколько приближаются к русскому языку романские: такие как итальянский, французский, испанский и румынский. Но опять же почему? Потому, что в романских языках сохранены некоторые звукосочетания русского. Все романские языки произошли из него и не так давно. Ещё в исторические времена на диалектах русского в Италии говорили греки, собиняне, вольски, этруски и те же латиняне.

-   Латиняне этот язык получили в VI веке до н.э., получили от служителей СТ (силы Тьмы). Сначала как тайный язык общения патрициев... Псевдолатинский или эспиранто древности, первое время являлся средством общения римского сената. Чтобы плебеи не понимали о чём говорят патриции. А когда плебеи получили такие же права, что и последние, он стал государственным языком всей римской республики. Постепенно на нею перешли и латиняне, и вольски, и собиняне, и самниты, и даже этруски.... Этот искусственный язык был создан для искоренения вытеснением на всём Западе языка ориан - русов. Отсюда и знаменитое выражение: «Этрусское не читается»... А оно читалось и очень долго. Вплоть до V века н.э. Пока в простонародье был ещё жив язык этрусков. Псевдолатинский язык создался для построения в Европе новой альтернативной культуры. Всё это в противовес нашему этносу, победителей Запада.
 
-   Ты имеешь в виду разгромленную Атлантиду? -уточнил я.
 
-   Её окаянную,— Латинизация в Европе была проведена для образования на Западе новых враждебных русскому народу этносов. Смотри как умно: на нашей же русской генетической основе! Лингвистически и посредством внедрения иной культурной основы расколоть единый народ, а потом в течение тысячелетий стравливать в братоубийственной войне две вечно враждующие его части!
 
-  Понятно, что на базе латинского была создана вся современная западная цивилизация. Нетрудно догадаться, что не только романские языки, но и германские произошли в результате латинизации нашего русского. Этому процессу долгое время помогала ещё и католическая латинская церковь. В какой-то степени для такого дела она и была создана... И всё-таки мне не ясно, зачем столько трудов?
 

Как зачем? — очнулся хранитель. — Чтобы сокрушить нашу региональную цивилизацию. Взять так сказать реванш за древнее поражение. Мы у них «как кость в горле»! Посмотри всё как на ладони: сначала силовым методом на Западе был заменён наш древний магический язык. Потом на смену лунному италико-кельтскому язычеству пришло христианство. Оно, со временем, подобрав под себя весь запад Европы в конечном счёте двинуло его на нашу конфедерацию. Видимые удары были военные, не видимые идеологические. Посредством навязывания западного мировоззрения и религии... В Европе война с нами, русами потомками ориан-гипербореев, началась ещё со времён Филиппа Македонского (отец Александра). Потом эстафету перехватил Рим. После гибели Западной империи, против нас двинулись полчища кельто-германцев Карла Великого. Потом их сменили христианские рыцарские ордена. Война идет и сейчас. Теми же двумя способами. Методом выжженной земли. И внедрения в наше сознание либерально-демократических ценностей, что ещё хуже обычной войны... Знаешь для чего я задел наш русский язык? Вспомнил, что он является диалектом одного из могущих языков космического общения? Для того, чтобы ты знал что на нём говорила и раса белых гигантов». А.Г.Сидоров

««А что у Славян была грамотность не только до общего введения между ними христианства, но и задолго до Рождества Христова, в том свидетельствуют акты, возводящие грамотность Славяно-Русов от десятого века назад – до глубокой древности, через все тёмные периоды истории…»  Е.Классен
 

«И сам Шлёцер – этот отвратитель всего, возвышающего Славян над другими народами, не смел не согласиться  вследствие свидетельства Геродота и других греческих (ещё не огреченных пеласгов  Е.Б.),  что многие Скифские племена знали Грамоту и что и сами Греки приняли алфавит от ПЕЛАСГОВ, народа так же Скифского , или, что все равно, Славян-Русского происхождения» Е.Классен

«Чванливость Греков никак не допускает первенства и древности Египетской Изиды перед Эллинскою Ио,  хотя приход греков из  Северо-Восточной Азии на земли Пеласгов был весьма недавен, сравнительно с многотысячелетнею оседлостью в Европе, Африке и Западной Азии Славянских народов. Греки всё себе приписали, но собственный их язык уличает, что большая часть в ём слов, относящихся к наукам, искусствам и художествам, суть чисто Славянские» П.Лукашевич, «Объяснение ассирийских имён», 1868г.

«Известно из истории, что ТРОЯНЕ назывались сперва ПЕЛАСГАМИ, потом ФРАКИЙЦАМИ,  после Тевкрами, затем Дарданами и наконец, ТРОЯНАМИ, а остатки их  после падения Трои ПЕРГАМлянами и КЕМеянами, ибо КЕМЬ и ПЕРГАМ (в соврм.Италии) построил  ЭНЕЙ после падения Трои в них поселились Трояне, избежавшие гибели в Илионе (земля Трояна)… Греки (захватчики ) называют Троян, Македонцев и Фригян ФРАКИЙЦАМИ – Пеласгами …говорили на Славянским Языком…» Е.Классен
 
«…Трояне и Русы имели одну общую мифологию, однозвучные и часто одинаковые имена,  оужие, обряды и обычаи» Е.Классен
 

«Из всего,  здесь выведенного, явствует, что Славяне имели Грамоту не только прежде всех западных народов Европы, но и прежде Римлян и даже самих Греков и что исход просвещения был от Русов на Запад, а не оттуда к нам. И если что остановило на время просвещение Русов, то это были периоды губительных нашествий Персов (поздних) , Греков, Римлян…истреблявших всё огнём и мечом, равно  и внутренние раздоры, оканчивавшиеся всегда всеистребляющими пожарами…»  Е.Классен
 
«Обстоятельство, что Славяне писали (ещё и) Чертами и Резами, даёт повод думать, не принадлежат ли и клинообразные письмена Персепольские так же к древнейшим Славянским…Но это подлежит ещё исследованиям»» Е.Классен
 

Г.И.Классен, внук  Радоцвета Лукомысла рождённого в селении Мисайловка, на Богуславщине, что на реке Рось в  Киевской губернии, наречённого христианским именем Иваном Ивановичем Григоренкко для посольства в Питербург к Екатерине II. Она, узнав, что тот в иностранных языках искусен, оставила его в Петербурге при дипломатическом ведомстве. Только с фамилией у него конфуз  вышел. .. «Видимо, чиновникам канцелярии её величества,  велели записать его по такому-то классу, а те, немцы, не разобрав (русский язык то плохо знали – Е.Б.), и влепили в паспорт «Классен»» . А. Иванченко

Благодаря Егору Классену , которому доверял Николай  I, тайно были сохранены все изыскания  «учёного Фаддея (Тадеуша) Воланского, собравшего памятники слов'янской письменности почти за три тысячи лет до н.э.», ибо католический примас Польши  «требовал применить к Воланскому аутодафе на костре из его книги» А.Иванченко узнал об этом событии из неопубликованных архивов Е.Классена.

   «…привезённый флотом  финикийцев в Грецию легендарный Кадм (кому приписывается изобретение финикийских букв -  Е.Б.) познакомил Дорийцев с той фонетической Письменностью, которая давно существовала у Пеласгов-Троянцев, переселившихся в Троянские Времена через остров Крит в Палестину, где их стали называть ФИЛИСТИМЛЯНАМИ»      А.Иванченко цитирует Н.З.Суслопарова «Расшифровка наидавнейшей письменности с берегов Днепра», жур.Киев,  1989г.
 
«Хотя вообще  эти буквы называются финикийскими, ибо их привезли (речь о Кадме) эллинам  (будущим грекам) из страны финикийцев, они – буквы могли бы называться ПЕЛАСГИЧЕСКИМИ, поскольку пеласги пользовались ими раньше финикийцев» А.Иванченко цитирует Диодора Сицилийского
 
Дельфийский текст в Дельфийском Храме, что у подножия горы Парнас в Фокиде, примерно IX веке до н.э. (совр. хронология),  при входе в храм стояла статуя Апполона,  другая святыня – камень Омфал,  считавшийся пупом земли, и  в самую сокровенную часть храма входили только  жрицы-вещательницы Пифии,  дочери Борисфена – Днепра:

«ТАК  МНОГОСЛАВНОЕ  ТУТ
ОСНОВАЛИ  СВЕТИЛИЩЕ  БОГИ
ДЕТИ  ГИПЕРБОРЕЕВ  ПЕГАС
СО  СВЯТЫМ  АГИЙЕЕМ
ТАК  ЖЕ  ОЛЕНЬ  ОН  ПЕРВЫМ
ПРОРОКОМ  БЫЛ  ВЕШЕГО  ФЕБА
ПЕРВЫЙ  ПЕСНИ  КОТОРЫЙ
СОСТАВИЛ  ИЗ  ДРЕВНИХ  НАПЕВОВ»

«ИЛИАДУ писал БОЯН…..На вопрос: на каком языке была первоначально писана ИЛИАДА? – решительно отвечаем:  не на греческом, ибо Ликург  нашёл первые 8 песен её в КЕМИ, городе Троянском, построенном после падения Трои разорёнными Троянами. Притом же греки в продолжении трёх столетий  от покорения Трои не знали об этом сочинении; неужели оно могло бы так долго укрываться от них, если бы было их туземное?...» Г.И.Классен
 
  «У нас, должно быть, ужасно стесняются  сказать людям, что как только появился русский вариант гомеровской «Илиады», созданный скромным тружеником поэзии Николаем Ивановичем Гнедичем, «блистательные» греческие поэты тут же поспешили переложить его на греческий, да с того и началась новая жизнь «Илиады» в Европах и иже с ними. Это нам, тёмным, наши профессора толкуют, что шестистопный дактиль с одной и двумя цезурами — детище гения эллинов, будто впервые введённый в русскую поэзию В.К. Тредиаковским, потом Н.И. Гнедичем и В.А. Жуковским. Сами-то эллины прекрасно знают, что поэтический гекзаметр подарили им на их собственном языке затворенные в Дельфах пифии, которыми по найму служили там борисфенские (Днепровские) прорицательницы, то есть женщины россичей, среди коих ни единой эллинки никогда не бывало. Знают эллины, то бишь  греки ныне, но по примеру пращуров своих помалкивают, у которых за раскрытие тайны сей казнили, не токмо проболтавшегося, но и весь род его»  А.С.Иванченко
 
«В этой связи в поэме «языческого» поэта Славомысла,… среди многих исторических фактов есть одно примечательное место — полагаю, для многих оно прозвучит откровением.
 
     Лишь мести Духа прорицательницы с Непры убоявшись,
     эллины дщери россичей имя Пифагора дали,         (дщери – дочери)
     Признав, что пифией рожден он в Дельфах,
     обет свой девственницы не сдержавшей.
     Затворенная в храме, в святилище оракула,
     как простая смертная,
     вопрошателю иль хранителю сокровищ отдалась
     И по законам греков, что очень вероятно, казнена была,
     когда сокрыть уж тайны не смогла —
     Малец проворный, с власами светло-русыми,
     от беспечной матери из укрытия сбежав,
     В притворе храма, как поделочными цацками,
     в Дельфы приносимыми дарами драгоценными играл.
     Прочих же слов'ян, науками прославивших Элладу —
     молва о том идет по всему свету —
     В эллинов богоравных возвели и в изваяньях каменных
      их лики воссоздали,
      Не смущаясь, что обличьем богоравные — скифы-варвары.
      Род Любомудра из Голуни от Зевса! —
      достойнейший из правнуков Геракла Гераклит.
      Здравомысл из Бусовграда, что ныне б киевлянином считался,
      критянов демоса мудрейший Демокрит.
      Средь россичей известный нам Всеслав, эллинам Анахарсис —
      отец хартий, учение которого воспринял жрец Клио Геродот.
      Яровит, тоже бусовградец наш преславный,
      сначала управителя Афин Перикла друг,
      А после толпою афинян приговоренный к смерти
      как безбожник —                                                         
      семена материи и всех вещей посмел узреть!
      Но теперь он все же в камне — божественный Анаксагор, —
      кто старое помянет, нынче уж того ждет прежде
      Анаксагоров приговор…
      Велик тот перечень имен эллинских, слов'ян скрывающий,
      в нем между прочими также одно время
      Проживавший на Самосе Аристарх и сиракузец Архимед,
      Сварожия читавшие скрижали, и тел сварожьих
      познавшие движенье,
      Пращуры которых, в ремеслах многих искусные этруски,
       к тому же солевары и песнопевцы,
       От Непры берегов под солнце италийское к латинам перешли
       и град у моря воззидали Соленцы…
 
            Античная Эллада была, мягко говоря, интеллектуальным нахлебником соседних словян – словен - славян, но, называя их скифами и варварами, тщательно это скрывала. Однако во времена христианской Византии положение изменилось. Теперь познания материалистов-россичей для ромеев представляли смертельную опасность, особенно их книги по астрономии, астрофизике, астрологии и медицине, в основе которой, кроме лекарственных снадобий, лежала также биоэнергетика или, как теперь говорят, лечение акупун[ктуро]й и экстрасенсорными методами, что христианская церковь, как и волхование, объявила «ведьмачеством» и тех «ведьм» да «ведьмаков» полагалось сжигать на кострах, а волхвов разрубать пополам от головы и далее вниз» А.Иванченко
 
«Византийская инквизиция, однако, отличалась свирепостью нисколько не меньшей, чем испанская. Но к иудеям она относилась весьма лояльно, так как большинство еврейских купцов Цареграда, занимавшихся торговлей со странами варваров, по договорённости с патриархом одновременно являлись и проповедниками христианства, не отрекаясь, разумеется, от собственного вероисповедания. Зато если у кого обнаруживали в Византии вот этот древний зодиакальный календарь россичей, который ещё в античные часы эллины перевели на греческий язык и выдавали его якобы за свой, с тем теперь поступали, как с волхвами. Так ромеи признали наконец, что карту звёздного неба создали россичи — «богопротивные язычники», у которых всё от дьявола.
 
  ...Навязывая Руси христианство вместе в кириллицей и не вполне ещё слов'янский болгарский язык в качестве «общеслов'янского» византийские эмиссары знали, что делали» А.С.Иванченко стр.34…
 
«…книга, открытая передо мной Зораном, была одной из наших обычных дохристианских книг, которые крестившие Русь христиане сжигали как дьявольское «чернокнижие», хотя никакого отношения к чертовщине они не имели. Весь их секрет заключался в умении наших пращуров пользоваться биоэнергетикой» А.Иванченко
 
«Сначала текст будущей книги россичи записывали заточенным, как карандаш, металлическим стилом на покрытых воском досках, где допускались какие угодно исправления и в самом тексте, и в сопровождавших его чертежах-символах. Автор не может писать сразу «набело»... Он — творец, а творчество рождается в муках.
 
       Тем не менее, главным в создании книги был не автор или группа авторов, а тот, который написанное на восковых досточках переписывал на пергаменте. Он писал гусиным или лебединым пером алыми чернилами, изготовленными из растворённой в спирте еловой живицы (смолы) и тонко растолченной киновари.
 
       Переписчиком мог быть не каждый, а только человек, обладавший богатым воображением и такими клетками тела, которые биоэнергию излучают. Тогда все картины, какие возникают в его воображении, вместе с его биотоками впитываются в пергамент, как на киноплёнку. Поэтому та сторона пергамента, на которой он пишет и чертит, выделана под мелковолокнистую замшу — чтобы увеличить её площадь. Ведь если растянуть каждую волокнинку замши, то общая её площадь получится во много раз больше, чем её обратная гладкая сторона, покрытая белой глиной. А такое покрытие сделано с той же целью, что и фарфоровые чашечки на столбах электролиний, — для изоляции, чтобы биоэнергия пишущего не проникла сквозь один лист пергамента на другой. И смешанной с еловой живицей киноварью он писал тоже не случайно. Клетки переписчика излучают биоэнергию…»  А.Иванченко

http://via-midgard.info/news/article/nasledie/

+2

62

Очень интересная информация. Спасибо автору сборника!
***************
А я недавно нашла вот такой ролик исторического характера. Еще одна компиляция вымысла с правдой. Модераторы, удалите ссылку плиз, если посчитаете, что инфа не в тему!

Любопытствующие, смотрите:

0

63

Alaida написал(а):

А я недавно нашла вот такой ролик исторического характера.

Алаида, мне тоже очень нравятся книги Н. Левашова, "Россия в кривых зеркалах", "Последнее обращение к человечеству", "Сущность и Разум", "Неоднородная Вселенная" и другие. Я предлагала их для ознакомления еще года три назад. Кто хотел, тот ознакомился с ними более глубоко. Я знаю, что Лилитошка их читала.
Вот сайт, где можно свободно скачать все его книги

http://www.levashov.info/books

0

64

Monika, спасибо! Некоторое время назад я интересовалась трудами Левашова. Однако, у меня к нему неоднозначное сложилось отношение. Вроде бы правильные вещи говорит, но нет доверия к информации, исходящей от него...
А когда посмотрела фильм снятый по его материалам, где рассказывают, что Иисус Христос вообще не тот каким мы его привыкли знать и представлять себе... то поставила в своем резюме на его творчество жирную точку. Последнюю. Пусть не обижаются на меня его поклонники!..

Для ищущих и думающих вот ссылка для просмотра фильма:

0

65

Alaida написал(а):

А когда посмотрела фильм снятый по его материалам, где рассказывают, что Иисус Христос вообще не тот каким мы его привыкли знать и представлять себе... то поставила в своем резюме на его творчество жирную точку.

Ну если иметь твердое мнение по какому-либо вопросу, и не уметь воспринять информацию противоположную устоявшемуся мнению, то да, тогда не стоит читать лишнее.
А на мой взгляд, у Левашова очень много близкого к истине

0

66

Пасха 1945 года. Вели́кая Оте́чественная война́ (1941—1945)

0

67

Большой тайной остаются последние годы жизни Ломоносова
 
(Перед этим вроде Ломоносова приговорили к смертной казни, за то что он побил Миллера (единственный из трех немцев написавших нашу историю, говоривший по русски), но он провел год по домашним арестом потом умерю)

Большой тайной остаются последние годы жизни Ломоносова. Как могло случиться, что здоровый человек, могущий запросто поднять теленка, так быстро вдруг скукожился и умер в 54 года? Есть версия, датированное концом XVIII века, что он был отравлен вместе с супругой. Это произошло на поминовении императрицы Елизаветы Петровны в 1761 году.
А умершую Елизавету Петровну тайно считали сестрой Ломоносова, ведь по Руси ходил слух, будто Ломоносов является внебрачным сыном Петра Первого, поскольку в молодости Петр несколько раз бывал в Холмогорах. Сравнивают двух этих великих людей и находят сходство: и в росте, и в фигурах, и во внешности, и в способностях.
И в конце концов Ломоносов был отравлен со своей женой на званом обеде при дворе, чтобы не претендовал на трон(если вдруг это примет широкую огласку). Ломоносова пригласили на поминки вместе с супругой Елизаветой Андреевной. И Елизавета Андреевна только пригубила поминальное вино, а сам Ломоносов выпил пару бокалов. И вскоре оба обезножили. Но если Елизавета Андреевна через неделю встала на ноги, то Ломоносов уже не поднялся, ноги его стали покрываться язвами, язвы пошли и по всему телу. Три года он сильно мучился физически, в последние два года перестал работать в Академии, ничего выдающегося больше не создал. По сути, он стал инвалидом, и терпеть боль помогал лишь алкоголь.
Когда вскрывали могилу Ломоносова и устанавливали новый памятник, была возможность взять остатки мощей и сделать анализ ДНК, чтобы убедиться, было ли на самом деле отравление. Но почему-то этого не сделали. Теперь мощей больше нет. И тайна так и осталась тайной…

0

68

Monika написал(а):

И тайна так и осталась тайной…

Жалко дядечку.
ХаРРоший был.умный.
Хотя по тем временам возраст за 50-ят - это глубокий старик.

0

69

Monika написал(а):

Большой тайной остаются последние годы жизни Ломоносова

История знает много тайн... И мало разгадок...

0

70

Царь Иван Грозный и его восемь жен.
Часть I - Первая русская царица - Анастасия.

http://img1.liveinternet.ru/images/attach/c/6/92/821/92821815_large_3646910_jeni_ivana_groznogo.jpg

С детства не знающий удержа, развращенный боярами, которых он потом безжалостно казнил, Иоанн всю жизнь был жрецом разврата. История знает только две недели, когда он вел сколько-нибудь человеческую жизнь. Это были две недели его первого брака (цит. по. Заякин Б.Н. "Лихолетье". роман).

Первая и последняя русская царица Анастасия.

16 февраля 1546 года семнадцатилетний Иоанн Васильевич женился на Анастасии Захарьиной. Род Захарьиных был не из знатных, но Анастасия пленила царя своей красотой и, главное, своей мягкой женственностью. Иоанн узнал женщин с тринадцатилетнего возраста. Бояре, стремясь отвлечь его от дел правления, наперерыв устраивали ему любовные связи. Благодаря этому царь менял своих любовниц чуть ли не каждый день. За четыре года бояре сосватали ему несколько сот девушек. Конечно, это, по большой части, были девицы, искушенные в любовных чарах, старавшиеся завлечь царя кокетством и поддельной страстностью. Среди бояр об Иоанне сложилось мнение, что он любит бойких, страстных женщин. Несмотря на всю уродливость условий, среди которых протекало детство царя, у него, где-то в укромном уголке души, слабо тлела искра тихого счастья. “На смотру”, устроенном, по обычаю, для венчания жениха, Иоанн поразил всех своим выбором. Боярышни, собранные со всего царства,числом 1500 девиц, кокетливо улыбаясь, так или иначе старались обратить на себя внимание царя, а он выбрал Захарьину, скромность которой вызывала насмешливые улыбки.
http://img0.liveinternet.ru/images/attach/c/6/92/823/92823388_3646910_c_anastasiya.jpg
Царица Анастасия

Анастасия(1530/1532—1560) происходила из рода Захарьиных-Юрьевых, впоследствии прозывавшихся Романовыми. Её отец, Роман Юрьевич Кошкин-Захарьев-Юрьев, был окольничим при Иване III, из-за своей ранней смерти особо не отличившимся, а её дядя состоял при малолетнем Иване IV в качестве опекуна. Ее мать Ульяна Фёдоровна Карпова была дочерью Федора Ивановича Карпова (окольничий, который в 1508-1539 руководил Восточной внешней политикой Российского государства).
Благодаря браку Анастасии произошло возвышение рода Романовых, а после пресечения московской линии Рюриковичей в 1598 году близкое родство с последним царём Фёдором дало основания Романовым претендовать на престол. Избранный в 1613 году первый царь из дома Романовых Михаил Фёдорович — внучатый племянник Анастасии Романовны, внук её брата Никиты.

http://img1.liveinternet.ru/images/attach/c/6/92/823/92823389_large_3646910_anastasiyakykla.jpg
Серия исторические куклы - царица Анастасия

Анастасия была младшей из двух дочерей, была невысокого роста, но обладала очень правильными чертами лица и длинными роскошными волосами. Выбор царской невесты на Руси копировал византийский обряд – собирали самых красивых, знатных девушек и из их числа, предварительно выбрав самых лучших при помощи женщин царского рода и врачей, которые отвечали за то, чтобы выбранные девицы были здоровыми и без изъянов, – уже предоставляли царю лучших из лучших. Царь выбирал наиболее понравившуюся, которую и брал в жены. Анастасию Иван Грозный выбрал из полутора тысяч претенденток.

http://img0.liveinternet.ru/images/attach/c/6/92/821/92821818_large_3646910_1Grigorii_Sedov__Vibor_nevesti_caryom_Alekseem_Mihailovichem__1882_.jpg
Г.С.Седов "Выбор невесты царем Алексеем Михайловичем" 1882 г.

И все же Анастасия была неровня царю Ивану, известно, что многие бояре были недовольны выбором царя и пеняли, что им приходится служить незнатному роду.
С обычной пышностью была отпразднована свадьба. Все с любопытством ждали, как поведет себя царь. Прошла неделя, и бояре не узнали царя. Прекратились жестокие забавы с медведями и шутами, не было слышно “срамных” песен, исчезли девушки, наполнявшие терема дворца. Иоанн был со всеми приветлив, щедро помогал нуждающимся. Он даже выпустил из казематов и застенков многих заключенных. Эту перемену всецело приписывали влиянию его молодой жены. Действительно, Анастасия всеми силами старалась оказывать на царя благотворное влияние, но, если ей это и удавалось, то, как показало будущее, лишь потому, что Иоанну нравился резкий контраст между прежней бурной жизнью и тихим семейным счастьем. Это была первая и последняя вспышка той искорки, которая таилась в нем.

http://img0.liveinternet.ru/images/attach/c/6/92/821/92821820_large_3646910_1.jpg

Как уже сказано, Иоанн вел семейную жизнь всего две недели.
"...В первых числах марта в нем произошла резкая перемена, и притом без всякой видимой причины. Однажды утром он позвал к себе в опочивальню одного из дежурных бояр. Анастасия кротко заметила ему, что негоже звать мужчину в опочивальню, когда она, царица, лежит в постели.

    Иоанн цинично расхохотался и крикнул:
— Какая ты царица? ! Как была ты Настька Захарьина, так и осталась. Захочу — сегодня же тебя в монастырь заточу и опять женюсь. Анастасия, не ожидавшая ничего подобного, тихо вскрикнула и расплакалась. В это время вошел боярин. Он был очень смущен. Не только в царскую, но и в боярскую опочивальню вход посторонним мужчинам был всюду закрыт. Боярин остановился у двери, отвесил низкий поклон и стал ждать приказаний.
— Слушай, Семен Федорович! —сказал Иоанн, приподнимаясь на постели. — Скажи там, чтобы медведей приготовили. Поиграть охота пришла. Анастасия вздрогнула. Она знала, какие ужасы творились во время таких “игр”, и надеялась, что царь от них отказался навсегда. Боярин еще раз поклонился и вышел.
После ухода боярина Анастасия стала умолять Иоанна отказаться от его затеи. — Вспомни, государь, — говорила она, — как мы с тобой до сей поры жили. Как у нас все было тихо, да ясно. — Надоела мне тишина эта, — ответил Иоанн, вставая с постели. — Все одно и то же. Буду жить, как раньше жил. Молча одевшись, он вышел из опочивальни, не обращая внимания на ласковые уговоры Анастасии.
В то же утро на “царской площади”, перед Грановитой палатой состоялись “игры”. Царь любил, чтобы в них принимали участие люди, не знавшие, что их ожидает. Для этого обыкновенно призывали каких-нибудь посадских людей, предпочтительно—из дальних посадов. Так было и теперь. Как раз в Москву прибыли несколько дальних посадских, у которых были какие-то тяжебные дела. Их привели прямо на царскую площадку, где уже собрались бояре, дьяки, служилые и ратные люди. Красное крыльцо было загорожено высокой решеткой. На нем стояли приближенные царя. Посадских поставили перед крыльцом. Вокруг них замкнулся круг ратных людей, державших в руках копья.
Через несколько минут на Красном крыльцо   вынесли кресло с высокой спинкой и поставили его на верхней площадке. Затем вышел Иоанн.Он уселся в кресло, подозвал к себе младшего Басманова и тихо сказал ему: — Начинай.
Басманов подал знак. Круг расступился. Показались три огромных бурых медведя. Каждого из них, на длинных цепях, прикрепленных к кольцам, продетым через носы животных, вели несколько конюхов. Звери, привыкшие к таким забавам, нетерпеливо рвались вперед. Увидя медведей, посадские ахнули и окаменели. Еще один знак Басманова, конюхи отпустили цепи, и звери бросились на свои жертвы. Круг опять сомкнулся.
Посадские в ужасе бросились бежать, но бежать было некуда:они находились в кругу, и всюду их встречали острые копья ратных людей. Медведи догоняли их. Безоружные посадские, в порыве смертельного отчаяния, пытались защищаться голыми руками, метались, падали, кричали. Царь, глядя на эту жуткую травлю, громко хохотал. Ему вторили бояре. Дьяки и прочие люди низшего ранга почтительно хихикали, но в душе трепетали: участь посадских каждый день могла постигнуть и их самих" . (цит. по : Горский С.Ю. "Жёны Иоанна Грозного" М. 1912 г.)
Прямо с “игр” царь отправился обедать. Вопреки обычаям дворца, после свадьбы он требовал, чтобы за столом появлялась царица. Обыкновенно ее предупреждали заранее, и она приходила раньше царя, чтобы встретить его у стола поклонами. Иоанн вошел в стольную палату и остановился. Кроме слуг и дежурных стольников там никого не было. Он нахмурился и спросил, ни к кому не обращаясь: — Где царица?
Два стольника опрометью бросились в терем. Через несколько секунд они вернулись и доложили, что царице неможется.
— Вздор! —крикнул царь. —Позвать ее. А то и привести! —послал он вдогонку стольникам. Анастасия, действительно, была совсем больна. Не зная, что “игры” царя происходят на площади перед дворцом, она подошла к окну своего терема и увидела страшную картину травли. Это ее так потрясло, что с ней сделалась истерика. Тем не менее, нужно было повиноваться. Анастасия освежила лицо холодной водой и, едва держась на ногах, направилась в стольную палату. Царь встретил ее мрачным подозрительным взглядом, но ничего не сказал. Только в его шутках за обедом чувствовалось желание сделать ей что-нибудь неприятное. С веселым хохотом он вспоминал отдельные эпизоды травли и обещал Анастасии следующий раз взять ее с собою на Красное крыльцо. Этот обед был поминальной трапезой для семейной жизни Иоанна.
Женатый царь снова повел холостой образ жизни. Он предоставил все дела правления боярам, а сам всецело отдался охоте, жестоким играм, поездкам по монастырям и, главным образом, оргиям. К концу третьей недели после свадьбы Иоанна, московский дворец снова наполнился женщинами, число которых доходило до пятидесяти. Царь уже не требовал, чтобы к столу выходила Анастасия. В стольной палате за трапезой присутствовали десятки женщин.
Анастасия совершенно отошла на задний план. Правда, иногда у Иоанна пробуждалось к ней какое-то чувство, он ласкал ее, терпеливо выслушивал ее упреки, иногда даже приказывал, чтобы за трапезой в стольной палате не было ни одной женщины, и приглашал туда царицу, но эти вспышки делались все реже. Анастасия утратила всякое влияние на своего державного супруга.
Зато она организовала мастерскую, в которой под ее руководством ткали церковную утварь. В управлении мастерской ей помогала ее мать, Иулианна – большая мастерица по вышиванию жемчугом. Удивительным образом, образцы работ из мастерской Ананастасии сохранились до сих пор. На них сохранились даты и описания важнейших исторических событий.
В музеях России хранятся изображения Никиты столпника, плащаница с изображением несения к гробу тела Христа, оригинальная вышивка «Крест на Голгофе» и шитая золотом завеса царских врат.

http://img1.liveinternet.ru/images/attach/c/6/92/830/92830087_3646910_1horygv.jpg
"Благовещение" и "Никита великомученник и Никита Переславский" хоругвь двусторонняя

Несколько произведений из мастерской царицы Анастасии украшают храмы Афона. Афонские старцы попросили их в дар в 1555 году.

http://img1.liveinternet.ru/images/attach/c/6/92/821/92821821_3646910_1vishivka.jpg
Вышивка царицы Анастасии-"Богоматерь Одигитрия"

В 1549 году у Иоанна и Анастасии родилась дочь Анна. В ее честь был заложен храм во  имя Иоакима и Анны ( в Новодевичьем монастыре в Москве). Но через год царевна умерла (храм остался недостроенным и впоследствии был разобран). Умерла в младенчестве и родившаяся в 1551 году дочь Марья. Родившегося в 1553 году сына царь назвал в память Донского Дмитрием, его крестили в Троицком монастыре у гроба преподобного Сергия. Через полгода он умер из-за нелепой случайности.
Тогда «по протоколу» наследника должна была носить «специальная нянька», а няньку должны были «поддерживать справа и слева  две  прислужницы.  И вот когда родители Дмитрия отправились на богомолье в Кириллов монастырь и  царский струг пристал к причалу, вся эта «свита» -  нянька с младенцем и две прислужницы - ступила на сходни. Сходня  под ними то ли перевернулась, то ли проломилась, но все оказались в воде...  Взрослые выплыли, а наследник- нет... В шестимесячном возрасте разве выплывешь... (цит. по Бондаренко Г.М. "Жёны Ивана Грозного").
В  1554  году родился царевич Иван, затем царевна Евдокия, скончавшаяся на третьем году, а в 1557 году — царевич Федор.
Анастасия родила шестерых детей, но только двое остались в живых: Иван и Федор.
Царевич Иван был старшим сыном Ивана Грозного и его любимой жены Анастасии. В 1581 году ему исполнилось всего 27 лет, а он уже был трижды женат. Причем, вот она, ирония судьбы, его первой женой была Евдокия Сабурова, племянница Соломонии Сабуровой, первой жены его дедушки. И так же как его дедушка Иван Иванович, Евдокию буквально через год ссылают в тот же ,что и тетку, Покровский монастырь в Суздаль. Вроде бы тоже за бездетность, но уж слишком маленький срок прошел с момента свадьбы, так что дело темное. Вторая жена продержалась немного дольше - но за 4 года тоже не принесла церевичу наследника и присоединилась к Евдокии в Покровском монастыре. И вот третья жена, Елена Шереметева. Вскоре она забеременела. Но она чем-то прогневила Грозного и тот стал избивать ее. Муж вступился за беременную жену. В припадке гнева царь Иван так стукнул старшего сына,что тот умер (1581).

http://img0.liveinternet.ru/images/attach/c/6/92/834/92834966_large_3646910_Vyachesl_Grig_ShvarcIoanGroz__y_tela_ybitogo_im_sina_1864.jpg
В. Г. Шварц - Иоанн Грозный у тела убитого им сына .1864.

Иван Грозный страшно раскаивался в этом убийстве. Он покинул Александровскую слободу и больше никогда туда не возвращался.
Младший Федор был женат на сестре Бориса Годунова Ирине, он оказался больным и бездетным.
В  5  часов дня 7 августа 1560 года Анастасия скончалась. Она хворала всего три дня, и самые искусные медики не могли определить ее болезни. Упорно говорили, что царицу отравили.Вся Москва провожала царицу, когда ее тело несли в Девичий Вознесенский монастырь. Летописец записал, что «преподобная Анастасия наставляла и приводила Иоанна на всякие добродетели». А   Карамзин отметил, что «со смертью Анастасии Иоанн лишился не только супруги, но и добродетели». Сам царь в письме к Курбскому через 18 лет после смерти жены писал: «Зачем вы разлучили меня с моей женой? только бы у меня не отняли юницы моей, кровавых жертв не было бы». На помин души Анастасии царь передал в Троицкий монастырь 1000  рублей, на помин сына Ивана 5000   рублей (годовой доход с боярской вотчины тех лет - порядка 500-1000 р.).

http://img1.liveinternet.ru/images/attach/c/6/92/822/92822861_3646910_anastasiya.jpg
Иоанн был искренне, глубоко опечален смертью Анастасии. Во время похорон он шел за гробом, плакал, рвал на себе волосы. При виде его горя плакали многие бояре, а во время опускания гроба в могилу митрополит даже разрыдался. Целую неделю после похорон Анастасии Иоанн провел в одиночестве, не показываясь даже ближним боярам. Наконец, он вышел в приемную палату. Но это был уже совсем другой человек. Тридцатилетний царь сгорбился, лицо было желтое, прорезанное морщинами. Глубоко ввалившиеся глаза беспокойно бегали, горели недобрыми огоньками. Для Иоанна началась новая жизненная полоса, давшая ему печальную славу “Грозного”. Новая полоса началась и для всей Руси.

http://img1.liveinternet.ru/images/attach/c/6/92/829/92829531_3646910_1smert_anast.jpg
Вознесенский собор Кремля- Миниатюра из Лицевого летописного свода изображает похороны жены Ивана Грозного — царицы Анастасии.

Летописец говорит:
"Умерший убо царице Анастасии нача царь быти яр и прилюбодействием зело”. Все инстинкты, которые Иоанн сдерживал за последние годы, теперь развернулись стихийно. Стены Кремлевского дворца, видавшие много, никогда не были свидетельницами такого необузданного разврата, который воцарился в них после кончины царицы Анастасии. Весь дворец был превращен в сплошной гарем, где всякий приближенный боярин был обязан участвовать в оргиях. Не желавших подчиняться этому обычаю ждала суровая расправа. (Соловьёв Е.А "Иоанн Грозный. Его жизнь и государственная деятельность")

Второй женой царя стала черкешенка Мария (Гошаней), дочь черкесского князя Темрюка.

0

71

Царь Иван Грозный и его восемь жен: часть II - Черкешенка Мария

http://img0.liveinternet.ru/images/attach/c/6/92/834/92834008_3646910_ivan_groznii.jpg
Через неделю после погребения царицы Иоанн устроил роскошный пир,в  котором, кроме его любимцев, приняли участие и женщины, наводнявшие дворец раньше. К концу пира началась настоящая оргия. В угоду царю, бояре совершенно перестали стесняться.Остался сдержанным только престарелый князь Оболенский.
— Государь, — дрожащим голосом ответил князь. —Больно видеть мне на старости лет, как русский царь в скомороха обращается и не хочу я сам скоморохом быть. Взгляни вокруг себя: за царским столом сидят пьяные девки. То ли украшение для твоей стольной! Вспомни родителя твоего, Василия Иоанновича! При нем не было здесь такой срамоты. Чинно совершалась здесь трапеза, велись речи разумные, не слышно было смеха пьяного, да песен грамотных. Вели казнить меня, не выносит душа моя этого скоморошества. (цит. по : Горский С.Ю. "Жёны Иоанна Грозного" М. Дело. 1912 г. Гл. 5)
Иоанн побледнел. Его губы судорожно подергивались.
Царь приказал подать Оболенскому “большую чашу”. Это считалось особым почетом для гостей. Слуга с глубоким поклоном поднес князю наполненный вином золотой кубок на серебряном подносе. Оболенский встал, взял кубок, поклонился царю и, по обычаю, залпом выпил вино. Не успел опуститься на скамью, как на его губах выступила пена. Он зашатался и тяжело рухнул на пол. Кубок, звеня, покатился по столу. — Князь опьянел от радости, — презрительно сказал царь. — Вынесите его. Оболенского унесли. Сейчас же в стольной палате появились женщины и пир продолжался. (прим. ред. Горский, по тексту книги которого излагается эта сцена, придерживался мнения, что  князь Оболенский был отравлен не на пиру, а на следующий день. Именно поэтому "Сейчас же в стольной палате появились женщины и пир продолжался", хотя абзацем раньше "Иоанн устроил роскошный пир,в  котором, кроме его любимцев, приняли участие и женщины, наводнявшие дворец раньше")

http://img1.liveinternet.ru/images/attach/c/6/92/860/92860185_large_3646910_2repin.jpg
К.Маковский.Князь Репин на пиру у Ивана Грозного.1880г.

Через несколько дней после расправы с Оболенским Иоанн расправился с князем Репниным. После  очередной пирушки царь велел позвать музыкантов и принести маски. Он сам надел шутовскую маску и пустился в пляс. Присутствовавший при этом князь Репнин не выдержал и заплакал. Иоанн подбежал к нему и хотел надеть на него маску. Князь вырвал ее из рук царя, растоптал ногами и крикнул: — Государю ли быть скоморохом? По крайности я, боярин и думский советник, скоморохом быть не хочу. Иоанн выхватил из-за пояса нож и вонзил в грудь старика.
Такие расправы происходили почти каждый день. Бояре начали трусить. Отправляясь во дворец, никто из них не знал, вернется ли он домой живым. Наиболее именитые из них стали совещаться между собой. В конце концов решили, что царю необходимо жениться вторично. Все помнили, что при жизни царицы Анастасии царь,  все же , не отличался особой кровожадностью. Надеялись, что новая женитьба подействует на него благотворно.

18 августа 1560 года,через восемь дней после смерти царицы, бояре во время приема били челом царю и просили его выбрать себе вторую жену.
Вначале царь примерялся к принцессе Екатерине, сестре польского короля. Но тот запросил Псков, Смоленск и Новгород – и Грозный отказался от своей идеи.
В то время Иоанн уже присоединил к русскому государству Казанское и Астраханское ханства. Так Россия вплотную приблизилась к Кавказским горам. Однажды делегация из Кабарды прибыла ко двору Ивана IV с богатыми дарами и с целым табуном великолепных кабардинских коней. Кабардинские мурзы (князья) просили царя принять их самих и их народ в российское подданство. Русские бояре, в свою очередь, тоже обратились к государю с просьбой закрепить союз с кавказскими народами царской женитьбой на одной из знатных кабардинок. И поехали государевы гонцы в Шемаху, и в Дербент, и в другие местности Северного Кавказа в поисках подходящей невесты для царя Московского и Всея Руси к тамошним властителям - шамхалам.
http://img0.liveinternet.ru/images/attach/c/6/92/860/92860186_3646910_2Gagarin_cherkeshenka.jpg
Гагарин.Черкешенка.

Царская невеста нашлась среди дочерей мурзы черкасов горских Темрюка Юнгича .Черкасами на Руси именовались выходцы из Кабарды. Позднее многие из них по свойству с новой царицей получат имя князей Черкасских, оставивших заметный след в русской истории.
Тогда царь послал сватов на Кавказ и ему привезли черкешенку Гошеней, которая в крещении приняла имя Мария. Царю она понравилась – и тот подарил ей в знак симпатии платок, вышитый жемчугом.
Некоторые биографы Кученей считают, что она – прототип шамаханской царицы из «Сказки о золотом петушке» А. С. Пушкина. И даже если это и не так, вспомним строки Пушкина еще раз – ведь утвердительного ответа или явного отрицания все еще нет.
http://img0.liveinternet.ru/images/attach/c/6/92/834/92834010_large_3646910_2ya_mariya_cherkeshenka.jpg
такой увидел Марию Мухадин Кишев

Английский дипломат Джером Горсей писал: «После этого (смерти Анастасии) он (Иван) женился на одной из черкесских княжен, от которой, насколько известно, у него не было потомства. Обряды и празднества, сопровождавшие эту женитьбу, были столь странными и языческими, что трудно поверить, что все это происходило в действительности».
Дикая красота молодой черкешенки вскружила голову Иоанну. Мария стала невестой московского царя. Однако свадьбу пришлось отложить на целый год. Княжна совсем не говорила по-русски и даже не была крещена (имя Мария она получила при крещении). Бракосочетание состоялось 21 августа 1561 года.
http://img1.liveinternet.ru/images/attach/c/6/92/860/92860187_3646910_2mariya.jpg

Новая царица оказалась прямой противоположностью доброй Анастасии. Выросшая среди кавказских гор, привыкшая к охоте и опасностям, она жаждала бурной жизни. Тихая теремная жизнь ее не удовлетворяла. Мария охотно появлялась в стольной палате, с восторгом присутствовала на медвежьих травлях и даже, к ужасу бояр, с высоты кремлевских стен наблюдала за публичными казнями. Она не только не удерживала Иоанна от кровавых расправ, но сама толкала его на них. Понятно, что бояре невзлюбили новую царицу. Чтобы прочнее привязать к себе царя, она потакала его наклонностям к разврату. Она окружила себя самыми красивыми девушками и сама указывала на них Иоанну. Оргии стали происходить в теремах царицы, чего прежде никогда не было. Таким образом, после второго брака Иоанн стал вести еще более разнузданный образ жизни. Мария  и сама не стеснялась. Почти на глазах у Иоанна она чуть ли не каждый день меняла любовников.Отуманенный вином и всякими излишествами, царь не замечал этого. Если же находились бояре, осмелившиеся намекать ему, что царица ведет образ жизни, недостойный ее высокого положения, Мария немедленно принимала меры, и смельчак попадал в ссылку или на плаху.
http://img0.liveinternet.ru/images/attach/c/6/92/836/92836116_large_3646910_2A__Levchenko__Mariya_Temrukovna.jpg
А.Левченко.Мария Темрюковна.

Мария приобрела огромное влияние на Иоанна. Она изучила его слабости и умело пользовалась ими. В значительной степени ей Русь обязана возникновением опричнины. По примеру кавказских правителей она посоветовала создать  отряд телохранителей.Царь и раньше относился к боярам подозрительно, но под влиянием Марии он в каждом боярине стал видеть лютого врага. Его окружили новые любимцы: Малюта Скуратов, Федор Басманов, князь Афанасий Вяземский, Бельский, Василий Грязной и другие. После смерти митрополита Макария духовником царя стал архимандрит Чудова монастыря Левкий, родной брат Грязного. Эти люди, признававшие только свои личные интересы, не стеснялись в выборе средств. Они приобрели расположение царицы, всячески потворствовали ей, льстили, расхваливали ее царю и в то же время замкнули Иоанна и Марию в плотное кольцо, через которое не мог проникнуть никто другой; Князь Вяземский первый предложил Иоанну создать особую дружину борцов с крамолой. В эту дружину должны были войти “лучшие люди” и, конечно, прежде всего ближайшие.

3 февраля 1565 года царь с Марией бежал от мнимого заговора в Коломенское, а оттуда перебрался еще дальше, в село Тайнинское.Там они провели почти месяц,вплоть до 2 февраля.По прибытии бояре не узнали своего царя. Тридцатилетний Иоанн выглядел дряхлым стариком. Желтая, морщинистая кожа обтягивала череп, на котором не осталось почти ни одного волоса. Из глубоких впадин глядели совершенно тусклые, безжизненные глаза.Но в этом теле, дряхлом по виду, жил могучий злобный дух.
Иоанн назначал себе тысячу телохранителей и называл их опричниками. Он объявлял своей личной собственностью около двадцати богатых городов и большинство московских улиц. Эту часть Руси и Москвы он называл “опричниной” и объявлял себя полным ее хозяином. Боярам оставалось только покориться.

    Наступила кровавая полоса опричнины.
http://img0.liveinternet.ru/images/attach/c/6/92/860/92860188_3646910_2.jpg
Мария Темрюковна

Опричники своими непрерывными открытиями “заговоров” так напугали Иоанна, что он решил покинуть Москву и переселиться в Александровскую слободу, Мария, отлично знавшая, что царя лишь пугают, не последовала за ним и осталась в Кремле. Иоанн отнесся к этому равнодушно. Мария как жена перестала для него существовать. Он снова завел обширный гарем, в котором чувствовал себя прекрасно. Царица, не стеснявшаяся и раньше, в отсутствие царя дала полную волю своим порочным инстинктам. В Кремлевском дворце, на его женской теремной половине, начались оргии, нисколько не уступавшие оргиям, которые видела стольная палата. Своим главным фаворитом царица избрала пылкого Афанасия Вяземского. Но, так как князь приезжал в Москву не каждый день, она дарила своим вниманием многих других. Она совершенно перестала стесняться. На пирах, которые устраивались во дворце чуть ли не каждый день, она появлялась простоволосая, что в то время для замужней женщины считалось совершенно непозволительным. Она вспомнила свою юность и нередко носила национальный черкесский костюм, выгодно выставлявший ее фигуру, но резко отличавшийся от целомудренных одежд русской женщины XVI века. Слухи о том, что делается в царском дворце, распространялись среди населения Москвы, и как всегда в таких случаях, принимали легендарные формы. Рассказывали, что царица показывается мужчинам совершенно обнаженная, что у нее в теремах живут тридцать любовников, которых она по очереди требует к себе, и т. д. Эти слухи дошли до Александровской слободы. Малюта счел долгом передать их царю. Иоанн усмехнулся и сказал:
— Узнаю царицу. Пусть веселится. А мы за нее Господу помолимся.
(цит. по. Горский С.Ю. "Жёны Иоанна Грозного" М. Дело. 1912. )
Несмотря на равнодушие, с которым Иоанн относился ко всем слухам о разгульной жизни Марии, он следил за каждым ее шагом. Ее похождения с любовниками его мало интересовали, но когда ему сообщили, что царица организует партию, которая намерена свергнуть его с престола, он решил принять меры.

Прежде всего, он приказал поставить царицу под бдительный надзор опричников, никого к ней не пускать и ей не позволять покидать Кремлевский дворец.Это распоряжение царя произвело на Марию сильное впечатление. Пылкая южанка, лишенная возможности удовлетворять свои страсти, начала чахнуть. 1 сентября 1569 года она скончалась.
Единственный её ребёнок, о котором известно — царевич Василий Иванович — умер в двухмесячном возрасте в мае 1563, погребён, по-видимому, в Архангельском соборе, но его надгробие не сохранилось.
Иоанн нисколько не был огорчен смертью Марии. Он даже не счел нужным притворяться. К этому времени он окончательно погрузился в разврат и кровавые расправы.

Справедливости ради стоит заметить,что есть и другая версия смерти Марии.
В 1569 г. в поездке по русскому Северу Мария Темрюковна простыла. Холодное дождливое лето в лесных чащобах, болотистые испарения и постоянная сырость в переездах пагубно отразились на ее здоровье. В начале августа царица тяжело заболела и слегла.Из Вологды в Александров ее везли в забытьи.
В новогоднюю ночь 1 (14 сентября) 1569г. под утро она скончалась В смерти ее царь опять обвинил бояр. Но этого ученые не подтверждают: никаких признаков насильственной смерти не обнаружено.
Как бы там ни было,но этот брак  имел и большую политическую роль в присоединении Северного  Кавказа к России.Об этом говорит и памятник Марии в центре  г. Нальчик.
http://img1.liveinternet.ru/images/attach/c/6/92/860/92860189_large_3646910_2mariya_naveki_s_rossiei_pamyatnik_v_g_nalchik.jpg
"Навеки с Россией" памятник русской царице Марии Темрюковне в г.Нальчик

Родственники и свойственники Марии – князья Черкасские – в русской истории не потерялись: князь Иван Борисович, к примеру, при царе Алексее Михайловиче был фактическим главой правительства, князь Петр Борисович при императрице Елизавете – московским губернатором. В Москве о княжеском роде напоминают Черкасские переулки в Китай-городе. Считайте, что и это памятники русской царице Марии Темрюковне.

http://img0.liveinternet.ru/images/attach/c/6/92/860/92860190_3646910_2pam.jpg
тот же помятник в г.Нальчик
1 (14 но новому стилю) сентября в престольный день храма преподобного Семиона Столпника города Нальчика совершается панихида о упокоении Благоверной царицы Российской великой княгини Марии Темрюковны и всех князей Черкасских».

0

72

Часть III - Марфа Собакина

Иоанн нисколько не был огорчен смертью Марии. Он даже не счел нужным притворяться. К этому времени он окончательно погрузился в разврат и кровавые расправы.

http://img0.liveinternet.ru/images/attach/c/6/92/867/92867924_large_3646910_ryabyshkin_i_gr__s_priblij_.jpg
А.П. Рябушкин. Иван Грозный с приближенными.

В сопровождении опричников он стал делать наезды на вотчины. Оправдывались эти наезды, конечно, поисками крамолы. После трапезы пьяная орда вскакивала на коней и с дикими криками мчалась куда глаза глядят. Первая вотчина, встречавшаяся на пути, служила этапом. Разумеется, царя встречали с глубоким почетом. Его провожали в лучшую комнату, предлагали ему угощения. Все эти посещения имели одинаковый результат: Иоанн, придравшись к какой-нибудь мелочи, приказывал своим спутникам “пощупать ребра” у гостеприимных хозяев. Начиналось избиение, причем щадились только молодые, красивые женщины и девушки. Последних показывали царю, он выбирал одну из них или двух, а остальных отдавал опричникам. Иногда оргии длились два или три дня. Эти наезды Иоанн называл “выбором жен”.
http://img0.liveinternet.ru/images/attach/c/6/92/868/92868262_large_3646910_makovskii_pocelyinii.jpg
Г.Маковский. Поцелуйнай обряд.

Между тем положение Московского государства было очень печальное. Царь, всецело поглощенный развратом и расправой с воображаемой крамолой, совсем не занимался государственными делами.
Крымский хан Девлет-Гирей со своими полчищами вторгся в русские владения. Дезорганизованное русское войско не могло оказать серьезного сопротивления. Царь со своей опричниной бежал в Ярославль. Татары вступили в Москву и сожгли ее (весной 1572 года). Правда, хан отступил, но лишь потому, что откуда-то появился слух, что на помощь русскому царю спешит польский король с многочисленной армией. Иоанн, решительный в расправах с “крамольниками”, так растерялся, что обещал хану всевозможные уступки. Между прочим, отдал ему Астрахань, незадолго до этого завоеванную. Девлет-Гирей презирал Иоанна за его трусость. Это презрение ярко отразилось в грамоте, которую хан прислал Иоанну уже после своего отступления. “Жгу и пустошу Русь единственно за Казань и Астрахань, а богатства и деньги применяю к праху.
Даже опричники возмутились этой уступчивости русского царя. Приближенные царя решили уговорить его заключить новый брак. Опыт прошлого показывал, что женитьба оказывала на Иоанна некоторое влияние. Даже брак с Марией Темрюковой хоть сколько-нибудь сдерживал его. Уступчивость относительно крымского хана объяснялась исключительно тем, что Иоанн, поглощенный поисками случайных “жен”, решительно не был способен сосредоточиться на какой-нибудь определенной мысли. Царь охотно согласился вступить в третий брак. К этому времени сожженная Москва успела обстроиться. (Горский С.Ю.  "Жёны Иоанна Грозного" М. Дело. 1912 г.)  В столицу  свезли 1500 дворянских девок . (прим.ред. А вот этого у Горского нет, он пишет о "сотнях боярских семейств". Но Карамзин говорит о том, что "числом их было более двух тысяч)

http://img1.liveinternet.ru/images/attach/c/6/92/867/92867927_large_3646910_3Gorohovskaya_t_Ivan_Groznii_vibiraet_nevesty.jpg
Т.Гороховская. Иван Грозный выбирает невесту.

В определенный день в Грановитой палате состоялся смотр. Рядами стояли избранные красавицы. Лысый, сгорбленный, беззубый Иоанн, тяжело опираясь на посох, обходил ряды девушек, зорко вглядываясь в румяные, пышущие здоровьем лица.
Из них на многомесячном смотре отобрали 24, а из тех - 12 самых лучших. В последний день их заставили раздеться догола, и царь с сыном осматривали невест нагими, хотя на Руси невеста потому и называлась невестой, что жених до свадьбы не должен видеть и лица ее. Для женитьбы 40-летнего требовалось специальное церковное разрешение, но царю было нетрудно его получить. По совету Малюты Скуратова царь выбрал его родственницу Марфу Собакину.

http://img0.liveinternet.ru/images/attach/c/6/92/867/92867932_large_3646910_23.jpg

Эта самая Марфа Собакина, по словам писательницы Е.А. Арсеньевой, «более походила на белый колокольчик, сбрызнутый росой. Сходство усугублялось тем, что точеный, чуть вздернутый носишко покрылся испариной, словно росинками. (Е. Арсеньева "Бориска Прелукавый". цит. по. Нечаев С.Ю. "Жёны и любовницы "Сигнй Бороды"))
Иван Васильевич умилился: ну что за чудесная девчонка! Вот именно что девчонка – ее красота внушала не вожделение, а светлую радость. Эту Марфу хотелось не на ложе валить, а взять на руки, посадить на колени и шептать ей сказки в розовое ушко, столь крошечное, что легонькая жемчужная сережка для него и то тяжелой будет.
«Дочка! – насмешливо и грустно подумал Иван Васильевич. – Хочу такую дочку!»

В 1571 году Ивану Васильевичу исполнился сорок один год. Вроде бы, не так и много, но выглядел он если не дряхлым стариком, то уж, во всяком случае, не добрым молодцем. Желтая морщинистая кожа обтягивала череп, на котором не осталось почти ни одного волоса. Из глубоких впадин глядели совершенно тусклые, безжизненные глаза. Да и не глядели вовсе, а сверлили каждого, кто смел приблизиться. Таковых, кстати, было немного, и даже самые близкие бояре старались не попадаться царю под руку. Но, как ни странно, в этом дряхлом по виду теле жил могучий злобный дух.
А сколько было ей? Лет пятнадцать-шестнадцать? Царю, разменявшему пятый десяток, она годилась не просто в дочери, но почти уже и во внучки. Мысль о собственной зрелости, если не сказать – близкой старости, вдруг болезненно поразила Ивана Васильевича. Если бы все три его дочери, Анна, Мария и Евдокия, не умерли в младенчестве, то две из них уж точно были бы сейчас даже старше этой красавицы, которую он намеревался взять в жены. Эх, Анне было бы двадцать два, а Марии – двадцать, и у них уже были бы свои дети…

Матрена Бельская, жена Малюты Скуратова, тотчас же сообразила, что за мысли роятся в царской голове, и проворно сунула ему в ладонь прохладные девичьи пальчики – не свои, конечно, а юной Марфы Собакиной. Иван Васильевич улыбнулся и сжал их:

– Выбор сделан. Быть тебе, Марфа, дочь…

– Коломенского дворянина Василия Собакина, – опередив мужа, снова высунулась вперед бойкая Малютина жена.

– Быть тебе, Марфа, дочь Васильева, царицей! – ласково объявил царь.

Как было обозначено потом в приговоре Священного собора, «о девицах многу испытанию бывшу, потом же царь надолзе времяни избрал себе невесту, дщерь Василия Собакина».  (Нечаев С.Ю. "Жёны и наложницы "Синей Бороды")

http://img1.liveinternet.ru/images/attach/c/6/92/867/92867935_large_3646910_3makovskii_k_vency.jpg
К.Е.Маковский. Под венец.

И вот 26 июня 1571 года царь Иван IV объявил о своей помолвке с Марфой Собакиной. Кстати, в тот же день состоялась помолвка и старшего сына царя, царевича Ивана, с Е. Б. Сабуровой-Вислоухой.Отметим, что эта Евдокия была одной из участниц смотрин невест Ивана Грозного, но, как говорится, «не прошла сито отбора», и тогда руку девушки отдали цареву сыну.
Собранные на смотрины невесты жили в опричной Слободе много месяцев.
Приглянувшихся девственниц царь брал на блуд. Под конец обесчещенных боярышень наделяли кое-каким приданым и выдавали замуж за придворных или же отпускали к родителям. На склоне лет монарх похвалялся тем, что растлил тысячу дев. Может быть, он преувеличивал, но не намного. Злосчастные смотрины надолго запомнились подданным великого государя.
Боярский род Собакиных не отличался родовитостью. Отец царской невесты,  Василий Собакин, числился сокольничим, но в действительности был далек от дворца и постоянно проживал в своей дальней вотчине. Выбор царя был для него полной неожиданностью. В его небольшом московском доме начались спешные приготовления. Как-то случилось, что к нему стал вхож брат покойной царицы Марии, князь Михаил Темрюк. Князь Михаил стал часто бывать у Сабуровых. Марфа к нему привыкла. Однажды вечером Темрюк предложил боярышне несколько засахаренных фруктов. — Это с царского стола, от сегодняшнего обеда, — сказал он. (Заякин Б.Н. "Лихолетье).
Марфа приняла подарок. С этого дня она, никогда не отличавшаяся полнотой, заметно начала худеть. Кроме того, с ней начали делаться припадки. Об этом доложили царю, но он заявил, что обвенчается с Марфой. Несмотря на плохое самочувствие Марфы Собакиной, 28 октября Иван Васильевич сыграл в Александровской Слободе пышную свадьбу. Царь Иван "положа на Бога упование, любо исцелеет" все же заключил этот третий брак.

Свадьба была веселой. Известно, например, что из Великого Новгорода прибыли целая ватага скоморохов и подводы с ручными медведями - для царской свадебной потехи. В свадебной церемонии, в разном качестве - кто "дружкой" царя, кто с "осыпалом", кто "за санями шел", кто "колпак держал", кто в "мыльне" (бане) присутствовал - приняли участие десять ближайших родственников Марфы Васильевны: отец и дяди, двоюродные братья с женами и без.
Через неделю, 4 ноября,сыграл свадьбу и царевич Иван Иванович. Праздники следовали один за другим. То был первый брак царевича из его трех - по настоянию отца он был расторгнут в 1575 году.
А между тем царица Марфа Васильевна не только не поправлялась, но чувствовала себя все хуже и хуже.

http://ib2.keep4u.ru/b/2012/11/05/08/085b6b6e82ab308476d875a36f68ae87.jpg
С.А.Никитин. Скульптурная реконструкция по черепу Марфы Собакиной

Иван Васильевич не находил себе места. Лицо его в те дни было искажено глубоким горем, а глаза полны слез. Он действительно был потрясен до глубины души, но до последней минуты все же надеялся на лучшее. При этом было не совсем понятно, что мучает государя сильнее – приближающаяся смерть ни в чем не повинного прекрасного юного существа или осознание того, что не все, оказывается, в мире подвластно царской воле? Скорее всего, последнее лишь усугубляло его неподдельное горе. В самом деле, мог ли такой человек смириться с тем, что высокомерная судьба в очередной раз указала ему на место, напомнила, что он не властелин, не знающий границ своих желаний и неистощимый в поиске средств для их исполнения, а прежде всего самый обыкновенный человек.
Доктор Элизеус Бомелиус, находившийся рядом, в сотый раз недоуменно пожимал плечами. Ну никак у него не получалось понять, что же такое случилось! Молодая девушка, само воплощение здоровья и свежести, вдруг ни с того ни с сего начала увядать, как цветок, который по какой-то причине перестали поливать. Голландец готов был дать руку на отсечение, что в день смотрин и в день обручения Марфа Собакина была совершенно здорова. В конце концов он же сам досконально осмотрел ее, да и исследование цвета и запаха ее урины – этот «супернаучный» метод – точно не могло дать неверного результата. Значит, что-то произошло потом. Но что? И когда? Невозможно понять, ведь новоявленная царица жила в отдельном покое царского дворца, под круглосуточным присмотром лично Малюты Скуратова и его жены, а уж они-то стерегли ее и берегли, как зеницу ока.

И все же, что могло произойти?
Ответ на этот вопрос мог быть только один: девушку отравили, как некогда отравили и первую, и вторую царицу. Но если прежние «виновники» были известны и примерно наказаны, то погубителя Марфы Собакиной еще предстояло найти.
Скончалась Марфа Собакина 14 ноября 1571 года. Ее похоронили рядом с Марией Темрюковной, второй женой грозного царя, в кремлевском Вознесенском соборе – усыпальнице для женщин из царской семьи
Она фактически так и не стала женой русского царя - об этом существует специальная запись в церковных документах того времени.
Начались расправы. Иоанн узнал, что болезнь Марфы началась после того, как молодой князь Темрюк подарил ей засахаренные фрукты, Михаила посадили на кол.
Посажение на кол – это очень больно и очень страшно. Человека насаживали на заостренный толстый кол, который потом устанавливался вертикально, и жертва под действием тяжести своего тела медленно скользила вниз по колу, причем смерть порою наступала лишь через несколько часов, а то и дней. Дикость какая-то! А ведь убитый таким кошмарным образом Михаил Темрюкович, брат покойной царицы, был царю не просто шурином, но и доверенным человеком. Однако это его не спасло: в мае 1571 года он был схвачен и посажен на кол (или, по другой версии, зарублен по дороге из Москвы в Серпухов). Его жена с шестимесячным сыном были казнены еще раньше: по приказу царя их тела бросили прямо на дворе непогребенными.
Историк Н.И. Костомаров указывает на то, что это произошло еще до обряда венчания, и Иван Грозный, отправляясь с невестой в Троицкий собор Александровской слободы, уже знал, что Марфу пытались отравить. То есть она еще до того, как стать официальной женой, уже была больна.

Но есть и другая версия: если бы царь видел, что его невеста больна, он бы отложил официальную церемонию до полного выздоровления Марфы, а это значит, что во время венчания она должна была выглядеть совершенно здоровой и получила яд уже после приезда из церкви. Скорее всего, во время свадебного пира.
По некоторым данным, пир как раз и был прерван тем, что новобрачная потеряла сознание. Царицу отнесли в покои, а новоиспеченный муж, он же царь всея Руси, не захотел ложиться с ней в одну постель якобы ни в первую брачную ночь, ни в последующие.
В довершение ко всему, Иван Грозный узнал, что Евдокию Сабурову, жену его сына Ивана, участь царевны никак не устраивала. Она, поди ж ты, страстно желала обязательно быть царицей, ненавидела Марфу Собакину и якобы жаждала отомстить за то, что та перешла ей дорогу к престолу. Не стесняясь, она якобы говорила об этом направо и налево, в том числе и своему молодому мужу. Ну, не дурища ли? Ведь вполне могла стать царицей, надо было только подождать, пока ее Иван Иванович взойдет на престол…
А теперь вот уже точно не взойдет. Через месяц после свадьбы Евдокия отправилась в монастырь, по дорожке, проторенной ее родственницей Соломонией.
Кроме того, казнили еще некоторых бояр, заподозренных в соучастии.
Возможно, в первую минуту, поняв, что выбор Ивана Грозного пал именно на нее, Марфа Собакина и обрадовалась. Да что там «возможно» – наверняка обрадовалась. Она была на вершине счастья. Но она и предположить не могла, что борьба за право быть царицей на этом для нее не закончилась. Напротив, по-настоящему она только началась, и ценой победы будет сама жизнь девушки.

Царицу Марфу Васильевну похоронили в Москве, в кремлевском Вознесенском соборе.
В марте 1918 года, когда большевистское правительство переехало в Москву, оно разместилось в Кремле, и Вознесенский монастырь, в состав которого входил собор, был закрыт. А в апреле 1929 года, по инициативе коменданта Кремля Р.А. Петерсона, правительственная комиссия, в которую, в частности, входили К.Е. Ворошилов и А.Е. Енукидзе, постановила снести здания Чудова и Вознесенского монастырей, чтобы расчистить место для строительства военной школы ВЦИК. После этого сотрудники Оружейной палаты, спасая некрополь русских великих княгинь и цариц, перенесли их захоронения в подземную палату рядом с Архангельским собором Кремля. Там они хранятся и по сей день.
Одна из легенд, появившаяся на свет, как это ни странно, в середине XX века и кочующая по страницам многих исторических книг, гласит, что в августе 1929 года, впервые приподняв крышку белокаменного саркофага Марфы Собакиной, люди увидели ее нетронутые тлением тело и прекрасное лицо.
Т.Д. Панова по этому поводу пишет: «Трудно сказать, почему подобные слухи укоренились в среде историков. Сохранился дневник, в котором члены комиссии по вскрытию гробниц Вознесенского собора в 1929 году фиксировали все, что обнаруживалось в процессе изучения древних захоронений. Наверное, столь необычное состояние останков Марфы Собакиной потрясло бы их и нашло отражение в документе. Но в том-то и дело, что никаких биологических феноменов тогда не обнаружили – рассказы о них появились позже и являются, увы, только фантазией».
В природных условиях средней полосы России случаи мумификации крайне редки, а уж связанный с Собакиной биологический феномен просто невозможен. Скорее всего, красивым вымыслом обросло другое явление, встречающееся в средневековых захоронениях, если саркофаг изготовлен из белого камня - известняка. Когда, например, вскрыли погребения сыновей Грозного, царевича Ивана и царя Федора, то увидели, что все ткани их одежды и саванов сохранили форму тел. А дело в том, что в процессе тления мышечной массы ткани заизвестковались и затвердели. Но стоило гробы вскрыть, как под воздействием свежего влажного воздуха саваны, быстро утратив жесткость, осели. Ничего другого не могло и быть.
Сохранившийся скелет царицы Марфы Собакиной по своему состоянию ничем не отличается от других из некрополя бывшего Вознесенского собора в Кремле. Пожалуй, только лучше, чем в некоторых захоронениях, сохранился до наших дней череп Марфы. Сегодня мы можем увидеть ее лицо. В 2003 году эксперт-криминалист и ведущий в России специалист по реконструкции облика человека по его останкам С. А. Никитин (из Бюро судебно-медицинской экспертизы при Комитете здравоохранения Москвы) восстановил портрет царицы Марфы Васильевны в виде скульптурного бюста, выполненного в бронзе. (С.Ю. Нечаев. указ. соч.)

0

73

часть IV - Анна Колтовская

"Облаченную в черное одеяние, покрытую куколем , расшитым изображениями крестов, Дарию вынесли из храма на руках стражники, потому что сознание милосердно не возвращалось к ней, и издали могло показаться, будто люди несут большую черную птицу, подбитую в полете. Это несли бывшую царицу – Анну Алексеевну." (Елена Арсеньева, "Жены грозного царя" )

Смерть Марфы Собакиной искренне опечалила Иоанна. Может быть потому, что третья жена еще не успела ему надоесть. Целых две недели он провел в уединении, не допуская к себе никого, кроме Скуратова, который по несколько раз в день доносил ему о результатах допросов и пыток.
Биографы Ивана Грозного Роберт Пейн и Никита Романов пишут: «Грозный был уверен, что внезапная смерть царицы Марфы – следствие ведовства, которое направлено и против него самого, и против его детей. Да, милостью Божьей он жив, но надолго ли?»

http://img1.liveinternet.ru/images/attach/c/6/93/101/93101591_large_3646910_karl_ven_.jpg
Карл Венинг "Иван Грозный и нянька"

Находясь в таком взвинченном состоянии, тайно боясь всего и всех, несколько месяцев после смерти Марфы Собакиной Иван Васильевич развлекался. По-своему, конечно – нервно, с надрывом, на грани истерики. Фактически же эти месяцы прошли под знаком жесточайшего террора, когда кровь лилась реками, а казни, и раньше страшные, теперь отличались особо изощренной жестокостью. По поводу этой расправы М.П. Погодин задается вопросами: «За что? Было ли сопротивление? Были ли заговоры? Были ли какие-нибудь покушения свергнуть ненавистное иго? Ничего и ничего. Головы летят, пытки учащаются, и все тихо, спокойно, послушно, беспрекословно». Далее этот же историк пишет: «Где эта борьба, опять спрашиваю я? Ее не было. Все осужденные бояре несли беспрекословно свои головы на плаху, а Иван Васильевич рубил их направо и налево, пользуясь всяким предлогом или поводом – за измену, за предательство, за умыслы, за вражду, кои мерещились в его расстроенном воображении».

http://img0.liveinternet.ru/images/attach/c/6/93/101/93101900_large_3646910_oprichnikiNikolai_n.jpg
Н. В.Неврев "Опричники" 1904г.

Как и прежде, забавлялся Иван Васильевич охотой на голых девок — крестьянок заставляли ловить всполошенных кур. Молодицы, расставив руки, метались по пыльной площади, сгибались, падали, вскакивали, мчались за очумелой птицей, и это мельтешенье задов, колыханье грудей, беззащитная обнаженность плоти возбуждали государя. Он безудержно хохотал и хватался за лук. Натягивая тетиву, нацеливал стрелу: костлявым — в лопатку, толстушкам — в ягодицу.
Похожее возбуждение он, наверное, испытывал при казни Бориса Телепнева — князя посадили на кол, но так, чтобы он видел, как пьяные опричники, сменяя друг друга, сосредоточенно насилуют его мать, распятую на телеге... Издевательство над старухой — зрелище мерзкое, но Иоанну IV оно не претило. Он не однажды самолично пытал в застенках своих предполагаемых противников, в совершенстве освоил ремесло заплечных дел мастера. Изломав жертву, он появлялся во дворцовых покоях преобразившимся, радостно просветленным.
Наконец, царю это надоело, он немного пришел в себя и решил вступить в очередной брак. Однако православная церковь тогда разрешала только три брака, и намеченный четвертый выходил явно незаконным. Но для Ивана Грозного, как нетрудно догадаться, законы были не писаны.
На этот раз царь выбрал себе в жены Анну Ивановну Колтовскую (по некоторым данным, Анну Алексеевну Колтовскую).

http://img0.liveinternet.ru/images/attach/c/6/93/97/93097470_large_3646910_4i_e_repin_vibor_velikoknyajeskoi_nevesti.jpg
И.Е.Репин. "Выбор великокняжеской невесты"

Она, как и Марфа Собакина, была знатного рода – дочерью сына боярского из Коломенского уезда и праправнучкой рязанского боярина Михаила Ивановича Глебова, которому «в кормление» была пожалована волость Колтовская в Каширском уезде. В XVI и XVII веках многие Колтовские были воеводами в различных городах. Например, Артемий Иванович Колтовский (Большой) был полковым головой, а затем осадным воеводой и наместником в Рыльске. В 1583 году, будучи вторым воеводой, он участвовал в карательном походе в Казань, а через два года стал воеводой в Ряжске. Отец же Анны Колтовской «в полону умер», так что она была сиротой и у нее не было могущественных покровителей. Во всяком случае, никто из ее ближайших родственников не имел боярского титула.
Как же происходило бракосочетание? Иван Васильевич приказал священнику обвенчать себя с приглянувшейся ему Анной. Конечно же, тот не посмел перечить самодержцу и совершил обряд венчания.
А.А. Бушков по этому поводу пишет: «Грозный обратился к высшему духовенству за разрешением на новый брак (в те времена жениться разрешалось только трижды). Чтобы дело прошло легче, Грозный уверял, будто “не успел” осуществить свои супружеские права, и Марфа так и умерла девственницей, что делает третий брак, с точки зрения царя, как бы и “небывшим”. Разумеется, есть сильные подозрения, что Грозный лукавил насчет “небывшего” брака». Вникать в то, как все обстояло на самом деле, никто не стал. В результате 29 апреля 1572 года Церковный собор специальным определением позволил царю «ради его теплого умиления и покаяния» вступить в четвертый брак.

http://img0.liveinternet.ru/images/attach/c/6/93/101/93101592_large_3646910_4syrikovposeshenie_carevnoi__jensk_monastirya_1912.jpg
В. Суриков "Посещение царевной женского монастыря", 1912г.

Четвертый брак Ивана Грозного, заключенный «после 29 апреля 1572 года», был, по мнению многих историков, весьма удачен. Анна Колтовская вышла замуж за Ивана Васильевича восемнадцатилетней девушкой и, по понятиям того времени, была уже «перестарком». Но зато вся ее уже сформировавшаяся стать (не ровня подобию фигуры пятнадцатилетней девочки-подростка) буквально дышала страстью. Благодаря этому Анна сумела оказать существенное влияние на грозного царя. Она кое-чем даже была похожа на Марию Темрюковну. Во всяком случае, как и последняя, отличалась властностью и необузданностью, которые – особенно после хилой и тихой Марфы Собакиной – очень нравились Ивану Грозному. Во многом Анна напоминала и Анастасию, и не без ее влияния, как полагают историки, именно в 1572 году опричнина прекратила свое существование. Анна Колтовская была умной, живой и веселой женщиной, и эти качества с лихвой возмещали ее «худородство». Она сумела отвлечь Ивана Грозного от бесконечных казней, создала во дворце атмосферу веселья и безмятежности и, собрав вокруг себя самых красивых женщин, во всякую минуту готовых плясать и развлекать государя всем, что ему пожелается, старалась подольше удержать мужа рядом. Это ей вполне удалось, и Иван Васильевич проводил с новой царицей целые дни напролет. При этом Анна не была ревнива, смотрела на «игры» венценосного супруга спокойно, быстро откликалась на малейшие перемены его настроения, встречала его у порога с глубокими поклонами и старалась угождать во всем. Эта чисто женская тактика оказалась весьма успешной. Не задавая лишних вопросов, никогда открыто не вмешиваясь в дела, Анна Колтовская тем не менее сумела добиться очень многого.

http://img1.liveinternet.ru/images/attach/c/6/93/101/93101593_large_3646910_makovskii_charka_s_medom_.jpg
Маковский."Чарка с медом"

Иоанн отправлялся в терем царицы утром. Там он встречал самый радушный прием. В опочивальне царицы для него было поставлено кресло на особом возвышении. Анна встречала его у порога с глубокими поклонами. Царь садился на свое место. Начинался “теремной день”.
Иоанн подзывал к себе своих любимиц, разговаривал с ними, иногда шутками исполнял их просьбы, дарил им целые вотчины, решал в их пользу тяжебные дела. Это время на Руси справедливо назвали “бабьим царством”.
Даже ближние опричники должны были отодвинуться на задний план. Сам “верный пес” Иоанна, Малюта Скуратов временно утратил свое влияние. К царю, в самых важных случаях, можно было проникнуть только при помощи женщин, окружавших Анну.
Согласно одной из версий, Анна вела борьбу против опричнины из мести царю. Дело в том, что княжич Андрей Воротынский, ее недавний избранник, человек, которого она очень любила, был замучен опричниками в одном из московских застенков. Естественно, сделано это было по указанию царя, и девушка имела к нему личные счеты.
Может быть, это просто совпадение, но именно за время женитьбы Ивана Грозного на Колтовской были казнены или сосланы почти все главари опричнины.

Нет, конечно же, это не было простым совпадением. Анна, пользуясь своим влиянием на царя, медленно, но верно уничтожала людей, виновных в страшной смерти любимого. Она мстила за свое погубленное чувство, но одновременно с этим, сама того не ведая, вела борьбу со всей опричниной. Она руководствовалась личной местью, но в то же время приносила огромную пользу всей измученной бесчинствами опричников Руси. В результате, за год, в течение которого Иван Грозный находился под влиянием Анны, были уничтожены очень многие из тех, кто еще вчера свирепствовал в убийствах, перед кем дрожали даже самые мужественные и закаленные в боях люди. Прежде всего, был убит князь Афанасий Иванович Вяземский, любимец царя, пользовавшийся его неограниченным доверием (например, государь только из его рук принимал лекарства, приготовленные докторами). Он был обвинен в том, что вел тайные переговоры, замышляя отдать Новгород и Псков под власть польского короля, и умер во время пыток.

http://img0.liveinternet.ru/images/attach/c/6/93/101/93101594_large_3646910_a_vasnecovploshad_pered_cerkovu.jpg
А.Васнецов "Площадь перед церковью"

Были убиты и Федор Басманов, недавний царский фаворит, и его предполагаемый любовник. По свидетельству князя Андрея Курбского, Федор по приказу Ивана Грозного убил своего отца, Алексея Даниловича Басманова. В данном случае царь проявил высшую степень бесчеловечности и цинизма: он сказал, что помилует того, кто сумеет убить другого. Более молодой и проворный Федор убил отца, но Иван Грозный после этого крикнул: «Отца своего предал, предашь и царя!»
Так не стало трех самых высокопоставленных опричников. За ними последовали и другие.
 
Неудивительно, что Анна была очень популярна в народе, но при дворе у нее появились опаснейшие враги. Это были влиятельные прежде опричники, а также… князь Воротынский, отец ее бывшего жениха. Удивительно, но этот человек искренне считал, что именно из-за Анны был зверски замучен его сын Андрей. Весьма странное умозаключение, но факт остается фактом: князь Воротынский задумал интригу, достойную пера великого Шекспира.
Старый князь безумно ненавидел Анну Колтовскую, и ход его мыслей выглядел примерно так: его сын погиб потому, что она стремилась стать царицей и, опасаясь преследований со стороны Андрея, устранила его.
В результате, князь Воротынский поклялся свергнуть ту, кого считал виновницей гибели сына. У него был племянник Борис Ромодановский, девятнадцатилетний светловолосый юноша, слегка похожий на женщину и не раз, наряженный в женское платье, пленявший молодых людей. Этот женоподобный и не отличавшийся большим умом красавец любил приключения, а посему, когда князь Воротынский призвал его к себе, легко дал втянуть себя в невероятную авантюру. Бориса в Москве почти никто не знал, и князь уговорил его проникнуть в покои Анны Колтовской под видом боярышни Ирины. Там он якобы должен был втереться в доверие царицы и приобрести влияние при дворе. На самом деле, князь надеялся, что подмена быстро раскроется и царь обвинит жену в супружеской измене, а дальнейшие последствия были легко предсказуемы. Легкомысленный Борис, не долго думая, согласился.
Князь Воротынский представил «Ирину» царю, и тот ввел «ее» в покои Анны. На первых порах все вроде бы шло по плану, но потом события, как это обычно бывает, стали развиваться совсем не по задуманному сценарию. Красавица «Ирина» с приклеенной шикарной косой приглянулась самому царю, и он подарил «ей» жемчужное ожерелье.
Борис Ромодановский не на шутку испугался, но дядя успокоил его, заверив, что царь так ослаб от бесконечных излишеств, что дальше разговоров дело не зайдет. А вот здесь он явно лукавил: если верить словам очевидцев, Иван Васильевич к тому времени был еще полон сил и энергии. Но, как говорится, цель оправдывает средства.
А вечером последовал царский приказ постелить ему постель, и трепещущая от страха «Ирина» была доставлена к Ивану Васильевичу в опочивальню.
Оставшись с царем один на один, юноша, охваченный ужасом, попятился.
– Не пугайся, моя красавица, – сказал царь, – не бойся меня.

И он тут же принялся гладить щеки «Ирины» своей шершавой рукой. Борис Ромодановский вытаращил глаза, не смея возразить.
А тем временем не привыкший встречать сопротивление царь толкнул его на подушки. Это случилось так неожиданно, что «Ирина» вскрикнула и попыталась встать, но было уже слишком поздно… Объяснения не понадобилось – Иван Васильевич сам нашел его, а поскольку это оказалось совсем не то, что он искал, его августейшие руки от изумления опустились, а рот от удивления приоткрылся.
– Ах ты, шелудивый пес! Шутки с царем шутить вздумал…

Из горла Бориса Ромодановского вырвался слабый хрип, и он, парализованный страхом, беспомощно обмяк, словно мешок. Иван Васильевич тем временем поднял с полу отброшенный посох.
– Ах ты, смерд! Рыло навозное!

Обезумевший от ужаса Борис слабо пошевелил губами, когда Иван Васильевич занес свой посох, но не успел издать ни звука. Царь сдавил охальнику горло и ударил его по голове.
– Получай, подлая собака!
Удар вышел таким сильным, что проломил Борису Ромодановскому череп и раздробил нос. В лицо царя брызнуло теплой кровью, и его жертва стала запрокидываться, хватая перекошенным ртом воздух. Молодой человек выгнулся дугой, а потом затих, съежился, увял, словно раздавленный сапогом рыбий пузырь.
После этого Иван Васильевич схватил его за волосы и начал бить головой об пол. Он продолжал бить Ромодановского даже тогда, когда тот перестал кричать. Не остановился, когда брызги крови разлетелись по стене, а на полу появилась огромная лужа крови. Он бил и бил этой ненавистной головой о пол, не обращая внимания, что на его лице с каждым новым ударом появлялись кровавые капли.
Лишь вбежавшие слуги, услышавшие душераздирающие крики, перешедшие в хрип, кое-как успокоили грозного царя. После этого он бросился к жене и вновь замахнулся своим смертоносным посохом, скользким от крови, как мыло. Но он не успел ударить, свалившись в эпилептическом припадке.
Фактически, этот припадок Ивана Васильевича спас царицу от мгновенной смерти, но не уберег от сурового наказания. Как пишет Р.Г. Скрынников, «красоты и свежести Анны оказалось недостаточно, чтобы усидеть на троне».

Безумный план князя Воротынского удался: Анну Колтовскую обвинили в заговоре против государя.
– Гореть тебе в аду за грехи твои! – закричала Анна.
– Сама сгоришь, срамница!
– К столбу привязать или на дыбу? – услужливо спросил Малюта Скуратов.

Как пишет профессор Р.Г. Скрынников, «в то время Малюта был в зените славы. Очевидно, дело не обошлось без него, и он способствовал разводу».
– Много чести, – процедил сквозь зубы Иван Васильевич. – С глаз ее долой, непотребницу, в монастырь…

Этот странный обычай насильственного пострижения как меры наказания появился на Руси в XIV веке. Он явно входил в противоречие с самой идеей монашества, то есть добровольного затворничества с обречением себя на безбрачие и отречением от всех благ мира, однако лишь укрепился в XV–XVI столетиях. В какой-то степени его можно считать благом для опального человека, которому сохраняли жизнь и надежду на помилование. Но надежда эта была слабой, а жизнь – такой, что порой и смерть была бы более желанной.
Конечно, Анна пыталась оправдываться. Но бесполезно. Иван Грозный и слышать не хотел, что она не имеет ни малейшего отношения к переодетому мужчине в ее покоях. Поняв, что оправдания бессмысленны, она начала сопротивляться, да так отчаянно, что ей пришлось связать руки и ноги: «Закрой рот, душа сатанинская! А коли супротивничать будешь, закуем в цепи».
Анну по государеву приказу постригли в монахини и отправили в далекий Тихвин».

http://img0.liveinternet.ru/images/attach/c/6/93/98/93098510_3646910_i400.jpg
Тихвинский Введенский монастырь. Фотография. Нач. XX в.

К мстительной радости еще остававшихся в живых опричников, доставить теперь уже бывшую царицу в монастырь доверили именно им. И уж они оправдали возложенное на них доверие…
 
Сначала Анну привезли в Воскресенский монастырь в селе Горицы (в нынешней Вологодской области).

Менее чем через год Иван Грозный приказал постричь ее в монахини под именем сестры Дарьи во Введенском монастыре в Тихвине (в нынешней Ленинградской области).
Церемонией пострижения руководил лично Малюта Скуратов.
Рано утром к Тихвинскому монастырю подъехала крытая повозка, плотно окруженная конными опричниками. Тяжелые ворота монастыря распахнулись, и через пару минут экипаж остановился перед храмом. Опричники спешились, а Малюта Скуратов отдал несколько отрывистых приказаний.
Из повозки вытащили молодую женщину, с головой закутанную в шубу. Четверо опричников пронесли ее в храм и там посадили в заранее подготовленное кресло. Шубу с нее сбросили, и монахини увидели, что женщина связана по рукам и ногам. Было очевидно, что несчастная сопротивлялась и прибыла в монастырь явно не по своей воле.
Началась служба, но женщина (а это была Анна Колтовская) оставалась безучастной ко всему происходящему. И вдруг по храму разнесся страшный вопль: «Не хочу! Будьте вы прокляты: я царица! Вы не смеете!»
Анна забилась в истерике. Малюта Скуратов, стоявший рядом с ней, выхватил из-за пояса длинный нож, обрезал конец пояса, скомкал его и засунул получившийся кляп в рот царице. Бывшей царице…
Крики умолкли, и служба продолжилась. Затем начался непосредственно обряд пострижения. На обычный вопрос, по своей ли воле постригаемая отрекается от мира и дает ли она обет строго соблюдать правила иночества, Анна не ответила: она была без сознания. За нее ответил Малюта Скуратов. А еще примерно через час царица Анна перестала существовать. Осталась смиренная инокиня Дарья.

http://img1.liveinternet.ru/images/attach/c/6/93/101/93101595_large_3646910_4matveev_n_s_protiv_voli_podstrij_1887.jpg
Н.С.Матвеев "Против воли подстриженная" 1887г.

Однако на принудительном пострижении Анны Колтовской Иван Грозный не остановился, и ее вскоре произвели в схимонахини, надев на нее схиму – черную груботканую рясу со зловещим белым черепом на груди. Ее голову также покрыл капюшон, на котором был вышит череп, и это означало смерть последних земных радостей для постриженной и полное одиночество до последнего дня жизни.
Схимонахиню Дарью поместили в подземную келью, где она и пребывала в одиночестве много-много лет. После смерти Ивана Васильевича ее выпустили из подземелья, но она продолжала оставаться в монастыре.
Иногда ее, всегда молчаливую и босую, спрашивали:
– Ты, говорят, та самая царица Анна?
Она в ответ кланялась и тихо отвечала:
– Старица  я Дарья, а прошлого не было.
Скончалась она 5 апреля 1626 года (по некоторым данным, в 1627 году), пережив, таким образом, своего венценосного супруга более чем на сорок лет.

http://img0.liveinternet.ru/images/attach/c/6/93/101/93101596_3646910_4grobnica.jpg

Всего Анна Колтовская провела в монастырях почти пятьдесят пять лет, дожив до воцарения первого Романова – племянника царицы Анастасии. В.И. Баделин в своей книге «Золото церкви» отмечает: «И все же Анну Колтовскую под конец жизни (умерла в 1626 году) ждали послабления. В царствование Михаила Романова великая старица Марфа дважды присылала ей богатые дары».
[ Великая старица Марфа (в миру Ксения Ивановна Романова) — мать царя Михаила Федоровича, супруга Федора Романова (патриарха Филарета).]
А вот при Иване Грозном все имения у ее родных были тут же отобраны, а потом, как не без иронии пишут Роберт Пейн и Никита Романов, царь всех «на всякий случай казнил».
Память царицы-инокини Дарии живо сохранилась до нашего времени не только между сестрами Введенской обители, но и между жителями окрестных селений. Приходящие в монастырь богомольцы называют его «Царицыным монастырем». Церковный историк граф М. Толстой.

( использованы главы из книги :Сергей Нечаев "Иван Грозный. Жены и наложницы «Синей Бороды")

0

74

дааааа, все красавицы, прям на подбор!!!

0

75

Ярило написал(а):

все красавицы, прям на подбор


Так, царь все таки...

0

76

часть V - Мария Долгорукая

Серым ноябрьским днем жители Александровской слободы стали свидетелями ужасного происшествия: разгоряченные кони, впряженные в летний возок, но без кучера, свернули с припорошенной снегом дороги к пруду, с размаху вылетели по тонкому льду на его середину и — провалились. Кони отчаянно ржали, бились в постромках, расширяя полынью. Повозка опрокинулась вверх колесами, и тут невольные очевидцы услышали пронзительный женский вопль. Испуганные жеребцы рванули в разные стороны, каким-то чудом освободились от упряжи, а легкий возок, на мгновение задержавшись на поверхности, ушел на дно...

Так исчезла из жизни Ивана Грозного его пятая  жена — Марья Долгорукая.

http://img1.liveinternet.ru/images/attach/c/6/93/391/93391673_large_3646910_5f_s_jyravlev.jpg
Ф.С.Журавлев, "Боярышня"

Основателем рода почитается Михаил Всеволодович, князь Черниговский. Родоначальник собственно Долгоруковых – князь Иван Андреевич Оболенский (XVII колено от Рюрика), получивший прозвище Долгорукий за свою мстительность.
Князья Долгорукие происходили из сильного корня Стародубских вотчинников, которые служили московским господарям без малого два века. Это был один из самых могущественных родов в Русском государстве и столь же многочисленный. В родственниках и в сватьях у Долгоруких были едва ли не все Рюриковичи: Палецкие, Трубецкие, даже Шуйские.
"В ту пору княжна Мария Ивановна Долгорукая была в сенных боярышнях у государыни Анны.И было ей 15 лет.Редкий отрок не оборачивался на тонкий девичий стан,когда она,подняв высоко голову, степенно пересекала двор.

http://img0.liveinternet.ru/images/attach/c/6/93/391/93391674_large_3646910_4a_p_ryabyshkin_v_tereme.jpg
А.П.Рябушкин, "В тереме"

Москва и округа жили слухами о том, что государь своевольничает в дальних отчинах и ведет список познанных девиц, который велит зачитывать дьякам перед вечерней молитвой вместо поминальника.
Горазд на выдумки государь Иван Васильевич, нечего сказать!
Поплутав в дальних отчинах несколько месяцев кряду, государь вернулся в Стольную. Был он смирен и тих. Бояре поговаривали о том, что Иван Васильевич надумал жениться, а потому все время пребывал в посте, чтобы очистить тело от скверны.
Иерархи  церкви "молвили о том, что государь на верном пути, поведали пастве о том, что кладет царь зараз до тысячи поклонов и усердием своим приближается к пустынникам. Не упади на Ивана божий промысел быть государем, не было бы крепче ревнителя веры во всей православной Руси".
От внимания людей не укрылось и то, что московский государь дважды наведывался к княжне Марии Долгорукой и приходил не с многочисленной свитой опришников, как, бывало, любил наведываться к лучшим людям, а являлся в сопровождении двух бояр и Малюты, что больше напоминало негласные смотрины.
Прощаясь, Долгорукие высыпали на улицу всем двором и долго кланялись в спину удаляющемуся царю.
Скоро государь послал в дом князя Долгорукого огромный сдобный кулич, что обычно подается гостям перед свадьбой. В Москве сказывали, что престарелый Иван Долгорукий долго хохотал над царским подарком, а потом, давясь слезами, вымолвил:
— Никогда не думал, что через эту чумазую с самим царем породнюсь!                                                                                   
Царь пришел к убеждению, что ему надо снова жениться. Однако опыт четвертого брака показал, что на разрешение церкви теперь надежды мало – и Иван Васильевич обошелся без такого разрешения. В Спасо-Преображенском соборе (Спас на Бору) в то время служил священник Никита, бывший опричник, возведенный в сан по настоянию царя. Этот Никита был готов подчиняться государю во всем. В.Н. Балязин пишет: «По канонам русской Православной церкви более трех раз никто из христиан не имеет права венчаться. На сей раз дряхлому жениху приглянулась семнадцатилетняя княжна Мария Долгорукая. Зная, что никакой Собор не даст ему разрешения еще раз венчаться в церкви, Иван договорился с настоятелем Спасо-Преображенского монастыря, протопопом Никитой, который раньше служил в опричниках, чтобы тот обвенчал его с Марией Долгорукой». В ноябре 1573 года состоялось венчание Иоанна Васильевича с княжной Марией Долгорукой (Долгоруковой). Этот брак, пятый по счету, оказался печальнее всех предыдущих.
«Состоялось ли это тайное венчание, неизвестно. Известно только, что свадебный пир был очень веселым и на улицы Москвы были выставлены столы, заполненные хлебом, мясом и рыбой, а также десятки бочек пива и браги». По некоторым сведениям, Иван Грозный все-таки тайно женился на Марии, но брак этот явно не был каноническим, так как бракосочетание было совершено (если, конечно, было) без разрешения патриарха. И все же В.Н. Балязин прав: как бы то ни было, пир по этому поводу состоялся в ноябре 1573 года и был очень пышным и веселым.

Со всех земель съехались бояре и князья. Стольные палаты уже не вмещали всех знатных гостей, а потому Иван Васильевич повелел расставить столы во всех комнатах и коридорах. Многошумные гости без конца выкрикивали здравицу государю и государыне и кубок за кубком выливали в горло хмельное зелье. От выпитого иные валились под столы, и торжество уже продолжалось без них. Челядь бояр шастала между столов и собирала в охапку господ, упившихся до смерти. А пир только набирал силушку, чтобы закончиться к утру пьяными плясками скоморохов и медвежьей забавой.
Иван Васильевич глянул на Марию. Царица сидела величаво, распрямив спину, и госпожой посматривала на пьяных бояр.
Государю подумалось о том, что телесами Долгорукая не обижена и, разметавшись, может занять половину кровати. Усмехнулся государь: эдакая махина и придавить ненароком может. Но государю такие девицы были в особую радость — будет что помять. Упруго и горячо желание обожгло утробу государя, и он так ущипнул Марии колено, что та невольно пискнула.
— В Спальную пойдем, там бояре простынки атласные постелили. Подарок английской королевы,  — хихикнул Иван Васильевич.  — Она все думает, что со мной на них тешиться будет, а вот обошло ее такое счастье.

http://img1.liveinternet.ru/images/attach/c/6/93/391/93391675_3646910_5sennik_spalnii.jpg
Сенник спальный в александровской слободе

...Задержав взгляд на хмуром лице государя, Мария Долгорукая медленно стала стягивать через голову исподнюю рубаху. Сначала выглянули полные колени, потом показались покатые бедра, округлый живот, и через мгновение царица предстала перед государем вся.
— Хороша,  — заключил Иван Васильевич.  — Ну-ка, помоги мне рубаху снять.  — Прохладные руки Маши коснулись горячей шеи государя, поползли по спине вниз, доставив Ивану блаженство.  — Эко, у тебя как ладно получается. Ежели не знал бы тебя, мог бы подумать, что всю жизнь у мужиков рубахи стягивала. Ну-ка, почеши мне под лопаткой, так дерет, будто вша злая завелась… Ногтями не скреби,  — пожелал Иван Васильевич,  — ладошкой, да понежнее. Ох, хорошо! А теперь сапоги стягивай. Вот так… Ложись теперь на постелю, а я помолюсь малость.
И, проследив мрачноватым взором за тем, как Мария, шевеля огромным крупом, юркнула под покрывало, обратился взором к иконе.
— Господи, прости меня, грешного, за то, что не любил девок так, как следовало бы! Господи, прости меня за то, что не ценил любовь, срывая девичий цвет без надобности… Господи, сколько же плодов не завязалось! Теперь у меня все по-другому будет. Буду любить жену и нарожаю детишек. Оставлю блуд и сделаюсь степенным. Прими мои покаяния, господи! .. Ну и широка ты, Мария,  — глянул на девицу Иван Васильевич,  — как легла, так всю кровать накрыла. Ты бы мне хоть самый краешек оставила.  — Царь опустился на постелю.  — А теперь обними меня крепко, как сумеешь. Да не так, Мария, чтобы жарко мне сделалось!

Марья полностью соответствовала стандартам, предъявляемым Иваном Васильевичем ко всякой очередной невесте: и лицом пригожа, и ростом хороша, и дородностью соблазнительна... Да вот беда: в первую же ночь вместо досадной неловкости, присущей неопытной девице, она поддалась чувственной страсти, рукодвиженьями и советами понуждая супруга к положениям, вызывающим особое удовольствие. Сие Ивану Васильевичу показалось весьма подозрительным: откуда у юной боярышни столь совершенные знания в искусстве, которое ей только предстояло постичь? Кто научил? Где? Когда?
Изрядно утомленный под утро резвостью жены, государь тем не менее учинил допрос. Марья плакала и божилась, что ввечеру еще была невинна, что усердствовала “токмо ради угождения”.

http://img0.liveinternet.ru/images/attach/c/6/93/391/93391676_large_3646910_5_nagornov_.jpg
В.А.Нагорнов, "Боярышня с кубком"

На следующее утро Иоанн вышел в приемную палату с нахмуренным лицом. Все насторожились, хотя никто не знал причины мрачного настроения новобрачного. Выслушав несколько докладов, царь махнул рукой и ушел к себе. Скоро по дворцу разнеслась весть, что царь с царицей уезжают. Скрипя полозьями по свежему снегу, царский поезд покинул Кремль и направился в Александровскую слободу. Там в то время был обширный пруд, переполненный рыбой. Этот пруд носил название “царского”, потому что из него поставляли рыбу для царского стола. Тесный, но уютный дворец Александровской слободы был любимым местом отдыха царя. Туда он уезжал нередко, а потому никто не удивился, узнав, что Иоанн отправился в “Александровку”.
Юная царица с любопытством глядела на народ, приветствовавший царский поезд низкими поклонами. Такие почести ей воздавались впервые. Скоро показались приземистые постройки Александровской слободы. Возки въехали в дворцовую ограду и остановились у узорчатого крыльца. Царь, не проронивший во время пути ни одного слова, молча вылез из возка и, не отвечая на поклоны дворцовых людей, прошел в свои хоромы. За ним последовал Скуратов.
Через полчаса обитатели Александровской слободы шепотом передавали друг другу о новой, непонятной затее грозного царя: десятки людей собрались на не совсем окрепшем ледяном покрове царского пруда и стали вырубать огромную полынью. По слухам, царь выразил желание ловить в озере рыбу. Причуды царя давно перестали удивлять его подданных, но царская рыбная ловля зимой, при сильном морозе, все-таки показалась чересчур странной и к пруду начали стекаться толпы любопытных.
К полудню добрая треть пруда была очищена от льда. У края полыньи поставили высокое кресло. Пешие и конные ратные окружили пруд, не допуская на лед никого постороннего. Уже близились сумерки, когда распахнулись ворота дворца и оттуда показалось странное шествие. Впереди на коне ехал царь. За ним следовали пошевни, на которых лежала царица Мария. Она была без памяти, но тем не менее, ее тело было крепко прикручено к пошевням веревкою. Шествие замыкали опричники, с неизменным Скуратовым во главе. Царь въехал на лед, сошел с коня и уселся в кресло. Пошевни остановились на берегу. Иоанн знаком подозвал к себе Малюту и сказал ему несколько слов. Скуратов вышел на середину пруда и обратился к собравшимся зрителям с речью.
— Православные! — громко сказал он. —Се узрите, как наш Великий Государь карает изменников, не щадя никого. Долгорукие изменили царю, повенчали его на княжне Марии, а княжна еще до венца слюбилась с кем-то, и о том государю ведомо не было. И решил государь ту Марию отдать на волю Божию.
После этих слов Малюта подошел к пошевням, достал нож и уколол запряженную в них лошадь в круп. Лошадь сделала скачок. К ней подбежали опричники и стали осыпать ее ударами. Испуганное животное бросилось вперед, не разбирая дороги. Через несколько секунд раздался всплеск, полетели брызги, и лошадь, вместе с пошевнями и привязанной к ним царицей, погрузилась в ледяную воду. Зрители невольно ахнули. Затем наступило глубокое молчание. Все, как зачарованные, глядели на поверхность пруда, где расходились широкие круги и поднимались пузыри. Наконец вода успокоилась, царь поднялся с кресла, снял шапку, перекрестился и сказал: «Воля Господня свершилась».
Затем он сел на коня и в сопровождении опричников уехал во дворец, куда по его распоряжению уже были собраны все красивые женщины слободы. Там началась оргия, длившаяся до утра. Обыватели Александровской слободы, потрясенные казнью новой царицы, пугливо ютились по домам. Но и через запертые окна до них доносились пьяные крики опричников, слонявшихся по улицам слободы и искавших случая “разгуляться”. Только к утру все затихло, а вечером царь, сопровождаемый едва протрезвившейся ватагой, выехал в свой Кремлевский дворец.
Самое ужасное заключалось в том, что никто даже не подумал о каком-либо расследовании, все было решено одной лишь монаршей волей. И речь при этом шла не о государственном преступнике, не о плененном враге, а о молодой женщине, чей брак с грозным царем еще недавно все так весело праздновали… А.А. Бушков делает по этому поводу весьма печальный вывод: «Парадокс в том, что никакого беззакония не было. Не было, и все тут! Беззаконие и произвол – это нарушение закона. А если закона нет? Если закона нет, нет и нарушения закона. Нравится это кому-то или нет, но именно такие, ничуть не эмоциональные формулировки и составляют основу юриспруденции»
В Кремле настали унылые дни. С раннего утра до поздней ночи протяжно звонили колокола. В Москву переселились нравы Александровской слободы: царь снова превратился в игумена, его приближенные—в монахов. По крайней мере, по одежде. Опять начались долгие ночные богослужения, которые совершались в храме Спаса на Бору, и опять за службами следовали безобразные оргии. Но теперь Иоанн, по крайней мере, соблюдал внешние приличия. Он регулярно выходил утром в приемную палату, выслушивал доклады и клал резолюцию. В последних стала проявляться даже некоторая мягкость, которая до этого времени была совершенно чужда Грозному.
http://img0.liveinternet.ru/images/attach/c/6/93/391/93391678_large_3646910_andr_kovalchyk_molyashiisya_ivan_groznii.png
Скульптор Андрей Ковальчук.  "Молящийся Иван Грозный", бронза.

Иоанн совсем невзлюбил Москву. Почти все время он проводил в Александровской слободе. У него все чаще случались истерические припадки, во время которых он был окончательно невменяем. Тогда от него бежали все. За припадками обычно следовал полный упадок сил, а потом начинались галлюцинации. В один из таких моментов ему показалось, что на позолоченном куполе церкви Александровской слободы сидит утопленная Мария Долгорукая. Это было ночью. Царь немедленно велел провести по куполу черные полосы. В другой раз ему показалось, что на паперти храма стоит замученный князь Вяземский. Полубезумный царь велел поставить вокруг паперти железную ограду, “чтобы не повадно было ходить туда кому не след”.
http://img1.liveinternet.ru/images/attach/c/6/93/391/93391679_large_3646910_5al_slob_ivana_groznogo.jpg
Александровская слобода времен Ивана Грозного

Любая осмысленная государственная деятельность в царском дворце прекратилась. Все дела по своему усмотрению вершили дьяки и думские бояре. Царь же, измученный ночными попойками, вставал поздно, иногда уже после обеда. Его лицо стало совсем зеленым, и создавалось впечатление, будто он только что вышел из могилы. А его раздражительность достигла просто каких-то невероятных масштабов. Достаточно было одного неверного слова, чтобы привести государя в состояние неописуемой ярости, граничившее с полной невменяемостью. Радость Ивану Васильевичу доставляло лишь одно: едва поднявшись с постели, он каждый раз требовал к себе «омывальщиц». Так именовались выбранные им самим красивые молодые женщины, в обязанности которых входило обмывание дряблого царского тела теплой водой и обтирание его ароматическими маслами. Иногда царь принимал эту процедуру лежа, и тогда создавалось полное впечатление печального обряда обмывания покойника.

Использованы материалы из книг:
Владимир Свирин  "Возлюбленные насильника"
Сергей Нечаев  "Иван Грозный.Жены и наложницы "Синей Бороды"
Вольдемар Балязин  "Занимательная история России"

0

77

Часть VI - Анна Васильчикова

После смерти Марии Долгорукой и вопреки ожиданию челяди, Иван Грозный загоревал люто. Иван Васильевич в глубочайшей скорби изгнал из Москвы всех скоморохов и потешников, а его дворец наполнился блаженными и старицами, которые скорбными тенями шастали по длинным переходам, вгоняя в страх его обитателей.
Москва окунулась в траур
Месяц прошел. Стало ясно, что сокрушить государя не могло ни суеверное перешептывание строгих стариц, ни притихшие улицы Москвы и уж тем более ни смерть Марии Ивановны, привыкнуть к которой царь не успел.
Иван Грозный продолжал вести разгульную жизнь. При этом он совсем возненавидел Москву и почти все время проводил в Александровской слободе. Но и там у него все чаще стали случаться приступы, во время которых он превращался в человека, совершенно невменяемого. В эти минуты от него бежали все, ожидая, что вслед за очередным припадком наступит полный упадок сил, а значит, и относительный покой.

http://ib3.keep4u.ru/b/2012/11/26/9e/9ec8a72f4e4c65a2ef2c976f7082b5de.jpg
А Новоскольцев. "Нападение опричников"

Во дворце Александровской слободы был настоящий гарем. От восточных гаремов он отличался только тем, что находившиеся в нем женщины пользовались широкой свободой. У них не было евнухов, доступ к ним был открыт всем приближенным царя. Сам Иоанн уже пресытился. Придворные одалиски его не удовлетворяли. Он искал развлечений на стороне.
Государь частенько проводил время в разъездах, заявляясь к именитым боярам и князьям в гости.
Ивана Васильевича встречали древним обычаем, далеко за околицей, вместе со всей челядью, и, выказывая государю особый почет, сдобный каравай подносила сама хозяюшка.
Самодержцу эти разъезды напоминали смотрины, он неторопливо расхаживал среди примолкших баб и только иногда останавливался перед приглянувшейся девицей, чтобы двумя пальцами поднять ее за подбородок и заглянуть в глаза. Хозяин дома замирал, моля только об одном: чтобы государев выбор не упал на его жену или на одну из дочерей. Он непременно начинал говорить о тяжком недуге супружницы, загораживал спиной дочерей и старался обратить внимание царя на сенную девицу или кухарку.
Понравившуюся девку царь привечал медвежьей лаской — обнимет ее за плечи, прижмет к груди и поцелует уста на виду у всей дворни. А потом, спрося разрешения у хозяина, непременно отведет девицу в опочивальню.

http://ib3.keep4u.ru/b/2012/11/26/e8/e895ff2b18fba75e33428adf1e0f7b07.jpg
А.Васнецов. "Двор удельного князя"

Порой Иван Васильевич мог оставаться у князей до десятка дней, пока не испробует всех понравившихся девиц. В самую последнюю ночь он являлся к хозяюшке, что означало высшее расположение государя к гостеприимному боярину.
Разное говорили в Москве о государе. Больше было худого.
Прошел слух о том, что одна из замужних княгинь, которой государь овладел силком, посмела упрекнуть Ивана в блуде. Самодержец внимательно выслушал обидные слова, а потом распорядился раздеть ее донага и подвесить над трапезным столом в мужнином доме.
После каждой похотливой ночи Иван Васильевич имел обыкновение спрашивать у девиц:
— Хорошо ли тебе было, милушка?
Девица, подученная боярынями, отвечала:
— Чуть разума не лишилась, Иван Васильевич, такую радость ты мне доставил.
Глянет государь в плутоватое лицо и отпустит с миром.
Не однажды царь отправлял девок со двора без платья, если ответ был иным.

http://img0.liveinternet.ru/images/attach/c/6/93/410/93410222_3646910_vl_nagornov.jpg
Вл.Нагорнов. "Боярышня у окна"

Однажды он заехал к своему любимцу, князю Петру Васильчикову. У князя была семнадцатилетняя дочь Анна, славившаяся своей красотой. Царю она очень понравилась и он предложил князю послать дочь во дворец. Гордый Васильчиков отказался. Тогда Иоанн заявил, что он женится на Анне. Как ни странно, на другой день он на самом деле прислал к Васильчикову сватов. В подобной ситуации отказать «слишком часто проявлявшему внешние признаки душевной болезни» было немыслимо, и Анна Васильчикова стала очередной «женой» грозного царя.
Неизвестно, кто венчал Ивана Грозного и Анну Васильчикову. Неизвестно, были ли они венчаны вообще. Во всяком случае, царицей Анну не называл никто, а патриарх и епископы не признали это подобие брака. Впрочем, царь и сам особо не добивался подобного признания. По словам его биографа Анри Труайя, он взял себе Анну «в наложницы», при этом «не спросив никакого церковного одобрения».
Н.М. Карамзин по этому поводу пишет: «Не знаем, дал ли он ей имя царицы, торжественно ли венчался с нею: ибо в описании его бракосочетаний нет сего пятого; не видим также никого из ее родственников при дворе, в чинах, между царскими людьми ближними […] На этот пятый брак, равно как и на последующие, Иоанн Грозный не испрашивал уже благословения епископов и церковного разрешения».
Итак, венчания не было. Но свадьба-то хоть имела место? Тоже, как говорится, не факт. Анри Труайя, например, утверждает, что «никакой свадьбы не было». А вот профессор Р.Г. Скрынников уверен в обратном. Он пишет: «Пятый брак был абсолютно незаконен, и потому свадьбу играли не по царскому чину. На свадьбе отсутствовали великие бояре, руководители думы. На брачный пир пригласили немногих “ближних людей”. Из тридцати пяти гостей девятнадцать принадлежали к роду Колычевых. Иван Колычев был главным дружкой невесты Анны Васильчиковой, другой Колычев водил царский поезд».
Митрополит Кирилл Анну не признал и немедленно отослал по всем епархиям скороходов, чтобы на утренней службе поминали в здравице только государя Ивана Васильевича и чад его.
Узнав об этом, царь сердиться не стал, махнул рукой в пустоту и произнес безразлично:
— Пускай себе не признают, а только жену им для меня не выбирать.
Анна была тиха и врожденным смирением больше напоминала инокиню, чем царицу. Она старалась избегать больших выездов в город и выходила на люди только в окружении огромного числа боярышень, которые так ретиво укрывали ее махровыми платками, что можно было подумать, будто бы взгляд каждого москвича способен сокрушить вражью крепость. Анна Петровна опасалась сглаза: если выходила на улицу, то вешала на грудь спасительный образок, о который обязательно должны были расшибиться все лихие силы. Никто из горожан даже случайно не узрел лица царицы, но все в один голос говорили о том, что она свежа и краснощека.
К Анне Иван Васильевич быстро охладел,не прошло и трех месяцев. Любовь его к царице больше напоминала раннюю, благоухающую яблоневым цветом весну, которая вдруг неожиданно была прервана сильными заморозками. Опали белые лепестки, не оставив после себя даже завязи.
Сторонился государь супружницы, и постельничие приметили, что вторую неделю Анна Петровна не перешагивала порога царской опочивальни. Государь не желал видеть жену и в Трапезной комнате, и боярышни потчевали царицу в тереме. Уже никто не сомневался в том, что участь Анны Васильчиковой будет не менее печальной, чем судьба сгинувшей в монастыре Колтовской.

http://ib3.keep4u.ru/b/2012/11/26/5c/5ccd1128598a8ae9d81492228ef49e07.jpg
иллюстрация к повести Л.Горской "Царский гнев"

Анна Петровна сполна познала мужнину неприязнь. Это не только недобрые взгляды бояр, которые еще вчера падали ниц на окрик караульничих, когда она, шелестя китайскими шелками, легким шагом шла по длинным коридорам, это и недружелюбный шепот в спину, а то и вовсе кто-нибудь из челяди вполголоса пожелает ей порчи или погибели.
Скоро государь отослал к царице кравчих и рынд и повелел держать Анну под крепким присмотром.

http://ib3.keep4u.ru/b/2012/11/26/26/26933ba6131e50bb0f21f9f22c708675.jpg
К. Маковский.  "Боярышня"

Никто не ведал, отчего царица впала в великую немилость: и нравом кротка, и ликом приветлива, жить да не тужить. Ан нет, не у каждой девицы судьба так же сладка, как липовый мед. Все разрешилось разом, когда Малюта Скуратов во хмелю поведал боярам о том, что нелюба стала царю Анна с месяц назад, когда после бражной ночи лег он в супружескую постелю и почудилось ему, будто бы вместо царицы на него мертвец воззрился. Перекрестился Иван Васильевич в страхе и только после того сумел отогнать видение.
С тех пор видеть рядом с собой Анну государь не желал. Служивые люди уже не сомневались в том, что скоро предстоит государыне перебираться из терема дворца в келью монастыря.
Она была пострижена в монахини под именем Дарья в Горицком Воскресенском монастыре на Белоозере. Оттуда ее перевели в Суздальский Покровский монастырь, и там она как-то таинственно скончалась.
Историк А.Л. Юрганов по поводу даты ее смерти пишет: «Никто из современных историков, ссылаясь на государевы вклады в разные монастыри по душе Анны Васильчиковой, не сомневается, что скончалась она в конце 1576 или в самом начале 1577 года».
Согласно Н.И. Костомарову, «конец ее неизвестен», а вот по словам биографа Ивана Грозного Анри Труайя, «умерла она все-таки насильственной смертью». Однако всем было объявлено, что Анна Васильчикова скончалась от «грудной болезни», хотя до брака была совершенно здорова.
Вообще, этот брак носил очень странный характер. Подняв до себя Анну Васильчикову, Иоанн не приблизил ко двору ни одного из ее родственников, что совершенно противоречило традициям русских царей.
Похоронили Анну в усыпальнице Суздальской девичьей обители, рядом с Сабуровой.

http://img1.liveinternet.ru/images/attach/c/6/93/410/93410225_3646910_6_1.jpg
Усыпальница в подклете Покровского собора

При этом Иоанн не счел нужным проводить прах Анны до могилы. После похорон царь был  удивительно весел,как будто ничего не произошло.
Придворная жизнь потекла обычным порядком.

Использованы материалы из книг:
Владимир Свирин  "Возлюбленные насильника";
Сергей Нечаев  "Иван Грозный.Жены и наложницы "Синей Бороды";
Вольдемар Балязин  "Занимательная история России".

0

78

Часть VII - Василиса Мелентьевна

«Государь случайно увидал ее среди других слобожанок и с первого взгляда ошалел. Смотрел на нее, а мысли в голове текли медленно, словно перестоявший мед. Юницы, у которых не груди, а прыщи, ему никогда не нравились. Он любил вот таких двадцатипятилетних молодок, кои цвели бы не нежной, едва расцветшей, а зрелой бабьей красотою, сознанием своей силы. Ни до, ни после Ивану Васильевичу не приходилось видеть женщины, у которой грех столь явно прыскал из глаз.
Государь покосился на стремянного и хмыкнул понимающе. Еще бы не следил Никита за женой таким настороженным взором, еще бы его лицо не было мрачным! Везде, где ни появлялась Василиса, взгляды всех мужчин невольно приковывались к ней, а головы поворачивались вслед, как венчики подсолнухов – за солнцем. 
  Ну а кто был таков государь, как не изголодавшийся мужчина?».(Е.А.Арсеньева " Исторические новеллы")
...следующей, условно говоря, царской женой была Василиса Мелентьева. Почему «условно говоря»? Да потому, что официальной женой она точно не была. Для характеристики их с царем отношений историки Л.Е. Морозова и Б.Н. Морозов, например, употребляют термин «связь».О благословении со стороны патриарха не могло быть и речи. В результате Василиса так и не была венчана с царем. Во многих источниках говорится о том, что Иван Васильевич сделал ее своей женой примерно в 1575 году, но «по одной молитве, без брачного обряда».
У профессора Р.Г. Скрынникова читаем: «Вдова Василиса стала шестой женой царя, а вернее, не женой, а “женищем”. Соблюдая репутацию благочестивейшего монарха, Иван взял молитвенное разрешение на сожительство с Василисой, покорившей его своей неслыханной красотой».
Словарь Даля определяет термин «женище» так: невенчанная жена, сожительница, незаконно венчанная. А есть и более современные слова – например любовница или фаворитка.

http://ib3.keep4u.ru/b/2012/11/26/2f/2f651ec7a1a94156b10be879200dfeee.jpg
Николай Неврев "Василиса Мелентьева и Иван Грозный"

После казни князя Вяземского царь, наряду с молодым Басмановым, приблизил к себе стремянного Никиту Мелентьева. Это был пронырливый человек, завоевавший расположение Иоанна своей готовностью делать по царскому приказу все, что угодно. Однажды Иоанн, желая оказать своему любимцу особое внимание, заехал к нему. Это посещение было совершенно неожиданным для Мелентьева. Он, конечно, засуетился. Через несколько минут в горнице, где посадили царя, появилась жена Мелентьева, красавица Василиса. Она внесла поднос с чарками и стопой заморского вина. Василиса низко поклонилась. Царь поднялся, взял предназначенную для него чарку и сказал:
—Здрава буди, хозяюшка. А хозяину твоему укор за то, что такую красоту до сей поры от нас скрывал.
Лицо Василисы покрылось густым румянцем. Скромная жена стремянного не смела мечтать о присутствии во дворце. Милостивые слова царя открывали ей доступ туда. Совершенно иное впечатление произвели слова Иоанна на Мелентьева. Он пригляделся к дворцовой жизни и понимал, что его семейной жизни грозит серьезная опасность. Он побледнел. В глазах сверкнул недобрый огонек. Но он сдержался, отвесил низкий поклон и сказал:
—Благодарим на ласке, великий государь. Да продлит Господь твои лета. А насчет Василисы скажу, что негоже бабе стремянного пред царскими очами быть. Ступай, Василиса! —Строго добавил он, обращаясь к жене.
Василиса еще раз поклонилась и вышла. При этом она успела бросить на Иоанна лукавый вызывающий взгляд, который у женщин является одним из самых сильных оружий.
Когда она ушла, царь, не спускавший с нее глаз, сказал Мелентьеву: — Сегодня же пришли Василису во дворец. Нечего ей здесь губить свою молодость. Мелентьев молча поклонился. Царь скоро уехал.

Ни в тот, ни в следующий день Василиса во дворец не явилась. Не появлялся там и сам Мелентьев. На третий день Иоанн вспомнил о нем. На вопрос, почему не видно стремянного, Скуратов ответил, что Мелентьев болен.
— А Василиса? — спросил царь.
— Тоже сказывается хворой, — ответил Малюта, и по губам его скользнула легкая улыбка. — Послать к ним немца-лекаря, —распорядился царь. —Да приказать ему, чтоб прямо от них ко мне пришел. Через два часа лекарь Бомелиус явился к царю. Он сообщил, что Мелентьев, точно, слегка нездоров, но что к Василисе его, . лекаря, не пустили. — Надо навестить хворого, — сказал Иоанн и добавил: — Малюта, захвати с собой фляжку вина. Царь в сопровождении Малюты и Басманова отправился к Мелентьеву. Тот лежал на постели. Последнее посещение Иоанна его потрясло, и он заболел легкой формой нервной горячки.
Новое посещение царя было настолько неожиданно, что челядь совершенно растерялась и даже не успела уведомить Мелентьева. Иоанн прямо прошел в его спальню.
— Хвороба одолела, Никита? — спросил царь, стараясь придать своему голосу оттенок ласкового участия. — Недужен, великий государь, — ответил Мелентьев, с трудом поднимаясь на постели. —Ничего, Никитушка, вылечим, Малюта! Дай-ка ему нашего вина. Авось ему от него полегчает.
Мелентьев пристально взглянул на царя, посмотрел на Малюту и понял все. — Государь! — дрожащим голосом сказал он. —Суди тебя Господь. Я противиться не смею. А только.... коли поднимется у тебя рука обидеть Василису, с того света приду к тебе.
Иоанн хрипло рассмеялся и отвернулся. В это время Скуратов подал Никите чарку вина. Тот перекрестился и залпом осушил ее. Через несколько минут на постели лежал труп.

http://img1.liveinternet.ru/images/attach/c/6/93/480/93480401_3646910_00.jpg
Г.Седов "Иван Грозный любуется на спящую Василису Мелентьеву"

Через два дня после похорон «безвременно усопшего» стремянного Мелентия Иванова во дворце появилась его вдова Василиса. И что удивительно, эта простая, но роскошная женщина сразу заняла там первенствующее положение.
Она сумела очаровать сорокапятилетнего Ивана Васильевича, который стал беспрекословно исполнять все ее прихоти. В короткое время Василиса  Мелентьева быстро удалила из дворца всех женщин, в которых можно было увидеть потенциальных соперниц.
Короче говоря, это был брак по любви (со стороны Ивана Грозного, понятное дело), но брак явно незаконный, а тщеславной Василисе нужно было лишь одно: именоваться царицей. И в достижении этой цели она проявила характер. Некоторое время она держала царя в черном теле, не позволяя ему физической близости. Это выглядит удивительно, но грозный царь легко входил в роль подкаблучника. По крайней мере на первых порах. А может быть, он так компенсировал недополученную в детстве материнскую ласку или вздыхал о своей все еще любимой Анастасии?
Как бы то ни было, меры «физического воздействия» (вернее, его отсутствия) дали свои плоды. Василиса была «зело урядна и красна», и Иван Грозный под ее чарами присмирел, как будто переродился. Почти прекратились казни, а сам царь переехал из Александровской слободы в Москву. Его припадки случались теперь крайне редко, а буйных оргий во дворце вообще не стало.
Ох уж эта Василиса!.. Иван Васильевич не знал с ней ни минуты покоя. Печурка ее вечно была накалена, и бабенка никак не возражала, когда в нее снова и снова подбрасывали дровишки, а главное, почаще ворочали их кочергою. Веселая щебетунья, она умиляла Ивана Васильевича своими бреднями, как он грубовато-ласково называл странные мысли, порою приходившие ей в голову.
Почему-то она страсть как любила страшные сказки про оживших мертвяков и уверяла, что это самые настоящие живые люди, которых ошибочно сочли мертвыми и похоронили. Расширяя глаза, она представляла, как человек просыпается от мертвого сна в гробу и пытается выбраться на белый свет, но постепенно понимает, что бессилен, что обречен…

http://img1.liveinternet.ru/images/attach/c/6/93/480/93480399_large_3646910_7m_p_klodt18351914_terem_careven.jpg
М.П.Клодт "Терем царевен" 

Самому Ивану Васильевичу эти разговоры казались отвратительными, однако Василису они приводили в восторженное исступление, так же как рассказы о жестоких казнях. Хотя самой Василисе небось было бы жаль убить и муху, тем не менее самой любимой ее песней была старинная – про Ивана-богатыря, который однажды застал свою жену Настасью с полюбовником, басурманским Афромеем-царем, его убил сразу, а потом принялся и за жену. После этого Василиса еще жарче ласкала государя, еще крепче прижималась к нему своим пышным телом…   
Больше года длилась взаимная тяга Ивана Васильевича и его «женищи», а потом он имел неосторожность взять ее с собой в Новгород. Не хватило сил расстаться: поездка предполагалась долгая.   
В тот день в новгородский государев дворец был зван шведский посланник – велись переговоры о перемирии. Что произошло, Иван Васильевич не мог объяснить, однако в самый разгар приема его больно толкнуло в сердце.   
Поднялся и, не сказав ни слова, вышел из палаты. Швед остолбенел от такой дикости, однако Бельский бросил ему два-три успокоительных слова и со всех ног кинулся за государем.    Иван Васильевич большими шагами прошел на женскую половину и толкнул дверь в Василисину опочивальню. Дверь оказалась заложена изнутри…   
Бельский покосился на государя – и всем телом ударился в дверь. Под его немалым весом та едва не сорвалась с петель.     
Василиса упала на колени, а в это время Бельский, по знаку государя заглянувший за полог постели, вышвырнул оттуда бледного, трясущегося красавца-оружничего Ивана Девлетева. Василиса стояла посреди опочивальни – как всегда, румяная и красивая, вот только глаза у нее были странно расширены, а ворот расстегнут. Под суровым взглядом Ивана Васильевича она вдруг побелела, замахала руками и кинулась к выходу. Однако царь ловко поймал ее за косу и рванул к себе.

Василиса упала на колени,в это время Бельский, по знаку государя заглянувший за полог постели, вышвырнул оттуда бледного, трясущегося красавца-оружничего Ивана Девлетева.   
– Государь! Винюсь перед тобой, скрывать нечего. И ведаю, что меня ждет лютая казнь. А только позволь мне напоследок правду сказать тебе. Загубил ты Василисиного мужа, губишь теперь и ее. Погляди на себя, подумай, гоже ли тебе молодую жену иметь. Лучше бы ты…

Острый конец царского посоха прервал эту речь.
– Молчи, собака!
Василиса лежала в глубоком обмороке. Царь забился в припадке.

http://ib3.keep4u.ru/b/2012/11/26/65/655e5c4b8068aecc4ceed638c46fbcfd.jpg
К.В.Лебедев "Иван Грозный"

Это только говорят, что вероятность быть застигнутыми врасплох лишь усиливает ощущения любовников. На самом деле, такого и врагу не пожелаешь. Хотя, с другой стороны, находясь во дворце самого Ивана Грозного, для которого жизнь человека ничего не стоила и без особого повода, можно было бы и поумерить свой пыл. Шведский посол еще долго ждал, но наконец уехал, возмущенный таким бесчестием. Переговоры были сорваны.
На следующий день в Александровской слободе происходили похороны. На окраине была вырыта широкая могила. Священник, совершавший богослужение, не знал, кто лежит в двух гробах, которые привезли из Кремля. Ему даже не назвали имен.
От имени царя Босманов передал, что поминать нужно просто "усопших раб Господен". Иоанн приучил священников к повиновению и во время отпевания над закрытыми гробами произносилось такое необычное поминовение. В церкви присутствовал только молодой Босманов.
Священнику несколько раз казалось, что в одном из гробов издается легкий шорох, но он несмел ничего сказать. Гробы вынесли и зарыли в общей могиле. По распоряжению Босманова, Холма над этой могилой не засыпали. В одном из этих двух гробов лежал Иван  Девлетев, а в другом - живая Василиса Меленьтьева, Вся обвязанная веревками, с плотно заткнутым ртом.
В кремлевском дворце снова завелся горем. Опять начались массовые казни. В первую очередь, конечно, на плаху были отправлены все родственники  Девлетева. Затем пострадали сородичи Василисы Мелентьевой. Иоанн был настолько озлоблен, что сам присутствовал в застенках и сам пытал допрашиваемых. Под пыткой сыпались оговоры, к допросу привлекались десятки людей. Потоки крови лились несколько месяцев. Наконец, царь присытелся казнями и занялся государственными делами.

http://img0.liveinternet.ru/images/attach/c/6/93/480/93480402_3646910_0.jpg

За это время, однако, не оставлял мысли о новом браке и подыскивал себе невесту. Он выбрал Наталью Коростову, но встретил неожиданное препятствие: дядя Натальи, новгородский архиепископ Леонид, приехал в Москву и заявил царю, что он скорее убьет свою племянницу сам, чем отдаст ее на поруганию Иоанну. Эти смелые слова архиепископ произнес открыто, на приеме. Все ждали, что царь придет в состояние ярости, но, к общему изумлению, Иоанн сохранил спокойствие и даже обласкал Леонида.
В тот же день на дворцовой площадке состоялась оригинальная потеха. С заднего крыльца дворца, вынесли какой-то тюк, зашитый в медвежью шкуру. Этот тюк положили среди площадки. Затем псари привели около десятка огромных злых псов и натравили их на тюк. Псы в несколько мгновений разорвали медвежью шкуру, а потом разорвали зашитого в него человека. Это был архиепископ Леонид. После приема его пригласили в стольную палату, накормили, а затем связали и зашили в шкуру.
Наталья Коростова, несмотря на ее сопротивление, должна была поселится во дворце. Она стала добычей царя, но не получила звания царицы. Дядя невольно оказал ей плохую услугу. Наталья пользовалась расположением царя всего несколько месяцев. Затем она бесследно исчезла. Возможно, что ее скелет найдут в стенах тех подземелий, которые теперь начинают исследовать в Кремле. Там Иоанн любил хоронить людей, которых почему-либо неудобно было казнить публично.

Использованы материалы из книг:
Владимир Свирин  "Возлюбленные насильника"
Сергей Нечаев  "Иван Грозный.Жены и наложницы "Синей Бороды"
Вольдемар Балязин  "Занимательная история России"

0

79

Часть VIII - Мария Нагая

После гибели  Василисы Мелентьевой царь снова подыскивал себе невесту.
Он выбрал Наталью Коростову.Но за нее вступился ее дядя,новгородкий архиепископ Леонид. С ним Иоанн поступил по-царски. Архиепископа пригласили в стольную палату, накормили, а затем связали, зашили в шкуру и натравили псов.

http://img0.liveinternet.ru/images/attach/c/6/93/672/93672512_3646910_n_samokish_poteha_pri_care_ioanne_vas_grozn_.jpg

Н.Самокиш. "Потеха при дворе Ивана Грозного"

Наталью Коростову поселили во дворце. Она стала добычей царя, но не получила звания царицы. Наталья пользовалась расположением царя всего несколько месяцев. Затем она бесследно исчезла.
Исчезновение Натальи совпало с появлением в Москве боярина Федора Нагого. Боярин много лет прожил в ссылке и, неожиданно для него самого, вдруг получил от Иоанна приказ немедленно вернуться в столицу. Нагой не мог объяснить себе, благодаря чему царь снял с него опалу. Между тем, дело обстояло очень просто. В вотчине опального боярина случайно, проездом, был князь Одоевский, один из послов, постоянно ездивших из Москвы к польскому королю. Вернувшись в Москву, князь придумал способ расположить к себе царя. Он в ярких красках описал ему красоту боярышни Марии Нагой. Иоанн так увлекся этим описанием, что немедленно приказал вернуть в Москву боярина со всем его семейством.
Мария Нагая, действительно, была идеалом русской красавицы. Высокая, статная, с большими выразительными глазами и густой косой ниже пояса, она пленяла всех, кому приходилось ее видеть.

http://ib3.keep4u.ru/b/2012/11/26/f0/f0fd16fc3e97d8328ea016c758fe7d0a.jpg
М.Соковнин "Русская красавица"

На другой день после приезда Нагого, царь вызвал его к себе, обласкал, пожаловал ему подмосковную вотчину и, в знак особой милости, объявил, что на днях посетит его. Действительно, через два дня у дома Нагого, на окраине Москвы, появился царский поезд. Иоанн приехал верхом. К этому времени он уже настолько одряхлел, что ему трудно было держаться в седле, но он старался казаться моложе своих лет. Он въехал во двор и без посторонней помощи соскочил с коня. Свита, соблюдая обычаи вежливости, спешилась у ворот. Боярин Федор Нагой встретил царя на крыльце с глубокими поклонами. В обширной, богато убранной стольной горнице высокого гостя ждала боярыня с подносом, на котором стояли две золотые чарки: для царя и хозяина. Иоанн вошел, оглянулся, поморщился и, не отвечая на поклон боярыни, сказал:
—Не ладно принимаешь, боярин. Я к тебе со всеми милостями, а ты меня обижать задумал. Нагой растерялся.
— Помилуй, Великий Государь, — сказал он. — Можно ли мне и помыслить чинить тебе обиду? В чем ее усмотреть изволил? — А в том, — ответил Иоанн, — что не кажешь мне дочь свою.

— А она, сказывают, красоты неописанной.
Эти слова объяснили Нагому, чему он обязан снятием опалы.
Надо сказать, что боярышня Мария была просватана за сына одного из бояр, живших по соседству с вотчиной, в которой Нагой провел более десяти лет. Боярышня поэтому не приехала в Москву. Сознаться в этом было опасно, потому что царь приказал Нагому явиться в Москву со всем семейством. Несколько секунд боярин раздумывал, потом решительно заявил, что боярышня хворает и потому не может покинуть своей светелки. Но Иоанн не любил изменять своих намерений. Он приехал к Нагому, чтобы увидеть его дочь, и должен был увидеть ее во что бы то ни стало.
— Ничего, боярин, — весело сказал он. — Хоть и недужна боярышня, а видеть ее я хочу. Веди меня к ней. Боярыня настолько испугалась, что уронила поднос. Чарки со звоном покатились по полу, вино разлилось. Момент был критический. Боярин упал в ноги и покаялся, что обманул его, что Марин нет в Москве.

Против ожидания, царь не разгневался. Добродушно усмехнувшись, он сказал:
— То-то, Федор! Нелегко провести меня. А теперь—сейчас же посылай за боярышней. Послезавтра опять приду к тебе. И если тогда ее здесь не будет, не прогневайся....
Царь повернулся, вышел, сел на коня и уехал.
Нагой сейчас же поскакал в свою вотчину и вернулся в Москву с дочерью.
В назначенное время Иоанн приехал к Нагому. На этот раз вино поднесла ему боярышня Мария. Она произвела на него сильное впечатление. Вопреки всем обычаям, он при ней сказал Федору:
—Ну, боярин, сам я себе у тебя сватом буду. Полюбилась мне твоя дочь, быть ей московской царицей.
Историки XIX века пишут, что после этих слов Мария упала в обморок. Сомневаюсь. Обмороки стали дамской традицией в XVIII веке, а эта девушка из XVI столетия, выросшая на природе, пышная и румяная, скорее всего, взглядом или движение выразила нежелание получить такое «счастье» из рук Ивана Грозного. Позднее Иван попрекал её:
— Не хотела быть моей женой! Всё помню!

http://img1.liveinternet.ru/images/attach/c/6/93/672/93672515_3646910_8viezd.jpg

"Выезд семьи Ивана Грозного". Миниатюра из летописного Лицевого свода XVI века.

Конечно же, и на этот раз церковный обряд был совершен без участия патриарха и епископов. Он состоялся 6 сентября 1580 года, и «молодых венчал тот же протопоп Никита, который ставил под венец и несчастную Марию Долгорукую, утопленную после первой брачной ночи».
Поп Никита… тот самый Никита, который вызвал некогда бурное неудовольствие “ведьминой дочки” Аннушки Васильчиковой и был за то мгновенно отомщен, а потом брал разрешительную молитву на сожительство с  Василисой Мелентьевой , снова пригодился государю и свершил обряд венчания. За это время Никита поднаторел в своем священническом деле, уже никто не мог бы сказать, что он “круг ракитова куста венчает”, и многочисленные гости остались вполне довольны благолепием и протяженностью обряда».
В любом случае, свадебное пиршество было обставлено очень торжественно и вино лилось рекой. Посаженным отцом Ивана Грозного, как и на свадьбах с  Собакиной ,Колтовской и Васильчиковой  был его сын царевич Федор, дружкой со стороны жениха – князь Василий Иванович Шуйский, дружкой со стороны невесты – Борис Федорович Годунов. Что характерно, все они один за другим стали после смерти Ивана Грозного русскими царями. Помимо Бориса Годунова, дружкой Марии стал Михаил Александрович Нагой, брат Евдокии, умершей жены Владимира Старицкого.
Профессор Р.Г. Скрынников отмечает, что «свадьба была сыграна не по царскому чину». Это значит, что этот пышный и многолюдный бал устроен не в Кремле, а в Александровской слободе, и венчание происходило в обычной слободской церкви. Соответственно, и жить новой царице предстояло не в роскошных кремлевских дворцах, а на достаточном удалении от столицы.
На другой день после свадьбы царя, 7 сентября 1580 года, его сын Федор женился на Ирине Годуновой, сестре Бориса Годунова.

Мария Нагая вошла хозяйкой в царский терем.На короткое время во   дворце жизнь шла мирно.Мария покорилась судьбе.
Сам царь был доволен своей новой женой. Одно лишь ему в ней не понравилось: она часто, без видимой причины начинала плакать. Это его раздражало. Однажды, застав ее в слезах, он до того рассердился, что пригрозил
— Будешь реветь,брошу псам или постригу в монастырь.
Обе перспективы страшили Марию, молодая была жизнерадостна, и образ монастырских стен ассоциировался у неё с гробом. Стены кремлевских теремов хранили в себе боль царицы Анастасии, страдания Марфы Собакиной, Анны Колтовской, Марии Долгорукой, Василисы Мелентьевой, и других. Мария Нагая старалась не вспоминать о них.
Конечно, Мария от такого заявления не стала лучше, но после этого между ней и царем установились весьма холодные отношения.

Началось повторение старого. Снова ночью дворец оглашался пьяными песнями, опять в нем воцарился дикий разгул. Но у Иоанна уже не было прежних сил. Случалось, что он среди оргии вдруг засыпал. Он забывал имена своих любимцев; иногда называл Годунова Басмановым, удивлялся, почему за столом нет Вяземского, казненного им много лет назад, и т. д. Его старший сын Иоанн, унаследовавший от отца все дурные качества, принимал деятельное участие в оргиях.
Постепенно венценосный муж и вовсе перестал навещать ее опочивальню. Забыл ее государь, совсем забыл. Как пишет Казимир Валишевский, «царь женил своего сына Федора на сестре Бориса Годунова Ирине и создал, таким образом, новую семью, на которой сосредоточилась его любовь».
Мысль о том, что её возможный сын станет наследником престола, была туманной.Во-первых, перед ним были двое: Иван и Федор. Во-вторых, она понимала, что её брак незаконен: условно венчанная жена, трудно сказать, какая по счету.
 
А в ноябре 1581 года Мария Федоровна Нагая стала свидетельницей подлинно глубокой драмы в жизни царя: как принято считать, он убил своего старшего сына – наследника престола царевича Ивана Ивановича.
В биографии Ивана Грозного от В.Б. Кобрина читаем: «Смерть наследника престола вызвала недоуменную разноголосицу у современников и споры у историков. Порой находят разные политические причины этого убийства. Говорят, что царь боялся молодой энергии своего сына, завидовал ему, с подозрением относился к стремлению царевича самому возглавить войска в войне с Речью Посполитой за обладание Ливонией. Увы, все эти версии основаны только на темных и противоречивых слухах.
Похожа на правду (но тоже не может быть ни проверена, ни доказана) другая версия: царевич заступился перед отцом за свою беременную жену, которую свекор «поучил» палкой. Ясно одно: царь не имел намерения убивать сына. Он был в отчаянии от гибели наследника и даже сам наложил на себя тяжкое для властолюбца наказание: несколько месяцев именовал себя не царем, а только великим князем».
Через несколько часов после того, как ее «поучил» Иван Грозный, несчастная Елена разрешилась мертворожденным ребенком и еще не меньше недели провела в горячке. Таким образом, Иван Васильевич вмиг лишился и сына-наследника, которого он с детских лет готовил к престолу, и возможного внука. Прошло совсем немного времени, и вдова царевича приняла постриг в Новодевичий монастырь под именем Леониды.

http://img0.liveinternet.ru/images/attach/c/6/93/672/93672516_3646910_8i_g_.jpg

Репин И.Е "Иван Грозный и его сын Иван"

Как бы то ни было, огромное, парализующее волю горе царя длилось около месяца. Когда этот период миновал, в Грозном произошла огромная перемена: он каждый день стал ходить в храм и класть там бесконечные земные поклоны, сделал множество денежных вкладов в монастыри. Царь долго не мог прийти в себя – плакал, молился и, сдается, совсем лишился и сил, и желания грешить.
А вот Мария Нагая стала ему просто ненавистна. Ну, если не ненавистна, то нелюбима – это уж точно.
Как пишет профессор Р.Г. Скрынников,"... жизнь с юной Нагой, кажется, была в тягость Ивану».
Ребенок! Вот если бы у нее родился ребенок, ей нечего было бы бояться. Как бы ни сделался холоден к ней государь, он не посмеет обидеть мать царевича. Даже он, которому закон не писан, не посмеет! Эта весьма конструктивная мысль подвигла Марию к действиям, и через какое-то время по этому поводу она уже не переживала: она знала, что сама беременна и теперь-то уж точно будет настоящей царицей, одной-единственной, без всяких ненавистных соперниц рядом.
А 10 октября 1582 года Мария родила Ивану Грозному сына, которого назвали Димитрием. Ребенок получился болезненным и хилым. Он часто плакал, просто изводя всех своим писклявым голосочком. Но это было ничего, практически все младенцы день и ночь орут, развивая тем самым себе легкие. Главное, в умственном отношении он получился вполне нормальным.

http://img1.liveinternet.ru/images/attach/c/6/93/672/93672517_3646910_8nag_s_sinom.jpg
"Мария Нагая с сыном Димитрием" ,куклы, автор Александра Кукинова

После родов Иван Грозный соизволил навестить жену, и в первый раз за много месяцев она, наконец, увидела его. Взяв орущего младенца на руки, Иван Васильевич бросил пристальный взгляд на нее – и Мария, лежавшая в постели, буквально обмерла, таким пустым и холодным был этот взгляд.Полузаконная царица со страхом ждала своей дальнейшей участи.
Согласно строгим церковным представлениям,  Дмитрий был незаконнорожденным, но пока был жив его отец, никто не смел даже заикнуться на эту тему.
Теперь из множества ее страхов остался один – обычное беспокойство матери за здоровье дитяти. Монастырь? Какой монастырь? Не бывало того, чтобы отправляли в монастырь мать наследного царевича!
Марьюшка ни на миг не сомневалась, что царем будет ее сын. В тереме доподлинно было известно обо всех толках, ходивших при дворе на этот счет.

http://img0.liveinternet.ru/images/attach/c/6/93/672/93672518_3646910_8_Ivan_grozniinagaya_i_dimitriiavtor_Aleks_Kykinova.jpg
"Иван Грозный,Мария Нагая и царевич Димитрий",автор Ал.Кукинова

После смерти сына Грозный бесконечно думал над судьбой страны, и рука его не поднималась назначить наследником Федора. “Да какой из него государь, из убогого?! Пономарем ему быть, на колокольне звонить! Кому же завещать царство?”
Марьюшке рассказывали, что однажды царь, собрав своих бояр, приказал им выбрать преемника из своей среды, помимо царевича Федора. Говорили, будто царь надумал отречься от престола, удалиться в монастырь и там окончить дни, замаливая тяжкие грехи. Но умудренные опытом бояре не поверили его смирению: еще живы были свидетели знаменитого “отречения” в 53-м году, после которого столько голов боярских полетело. Дураков нет! Всем понятно, что царь своих ближних испытывает. А еще понятно, что не считает Федора достойным преемником…
Но вот же он, преемник достойный, лежит на широкой царицыной постели, спит крепким сном, то хмурясь, то улыбаясь каким-то своим, непостижимым младенческим сновидениям.
Пронеслась черная туча, закрывавшая жизнь Марьюшки! Прежде тихая, вечно испуганная, она чувствует себя теперь сильной и смелой, она даже похорошела, распрямившись духовно и видя во взглядах, обращенных на нее, непривычное заискивание и почтение. Мать будущего царя, правительница!
Как странно, что этот крошечный человечек, это слабое дитя стало ее защитником и спасителем…
Слухи о намерении царя искать себе другой жены в заморских землях, конечно же, доходили до Марьюшки, наполняя ее ужасом».
А Иван Васильевич, охладевший к супруге и при одном взгляде на нее впадавший в бешенство, и впрямь затеял сватовство — отправил посольство к английской королеве Елизавете, надеясь заполучить руку и сердце ее племянницы Марии Гастингс.
Ему было 52 года, он выглядел дряхлым. Из-за какого-то гниения внутри от него исходил отвратительный запах, беспутная жизнь с бесчисленными сексуальными забавами превратила его в развалину, однако огонь свирепых страстей еще не погас — он пламенно возжаждал Марию Гастингс, хотел в первую же ночь показать себя удалым молодцом и потому призвал иноземных врачей, российских знахарей и знахарок.
Царь предвидел, что королева Елизавета может возразить, что он женат, и велел передать ей условия, на которых может состояться новый брак. Писемский должен был объяснить, что брак Иоанна недействителен, ибо не признан архипастырями греческой церкви. В особом указе царь писал Писемскому:
“И сказать ее королевскому величеству, что Мария Нагая не царица, и будет пострижена в монастырь”.
В монастырях и церквах ведено было неустанно молиться за здоровье царя. Он раздавал щедрые милостыни, выпускал из темниц заключенных. Жаловался: его околдовали, и в доказательство, сняв рубаху, демонстрировал грудь и спину, покрытые волдырями. Прикладывал к ранам драгоценные камни, которые якобы должны излечить его."
За несколько месяцев до кончины Иван Грозный заболел, да так, что почти окончательно лишился сил и его приходилось поднимать на руках.
Говоря современным языком, у Ивана Грозного в последние шесть лет жизни развились мощные солевые отложения на позвоночнике. Они называются остеофитами и представляют собой патологические наросты на поверхности костной ткани. Развитие остеофитов сопровождается ограничением подвижности и причиняет острую боль при каждом движении. Как говорится, врагу не пожелаешь, тем более при тогдашнем уровне развития медицины.
Однако когда безмерно страдающему Ивану Грозному доложили, что царица Мария просит у него дозволения «предстать пред его очи», он грубо ответил: «Пусть сидит в своем тереме и не суется туда, где ее не спрашивают».

В результате Мария увидела своего мужа только в гробу.

Он не верил, что умрет, хотя колдуны предсказали дату смерти: 18  марта 1584 года. В этот день, проснувшись, он чувствовал себя превосходно, приказал истопить баню, с удовольствием мылся. Послал нарочного к запертым в подвале колдунам, чтоб сказали им, что государь живой и бодрый и еще не решил, сжечь их или зарыть в землю за лживые их реченья... “Пусть не гневается, — ответили узники, — день только наступил, а кончится он солнечным закатом”. Нарочный поспешил назад, но опоздал — усаженный после бани на постель Иоанн IV попросил подать шахматы и, расставляя фигуры, упал. И отлетел дух великого грешника...

У профессора Р.Г. Скрынникова читаем: «В третьем часу дня, 18 марта 1584 года, царь велел приготовить себе баню. Из бани царя перенесли в спальню и посадили на постель. Государь желал потешиться игрой в шахматы. При московском дворе эта игра была в моде. Иван велел позвать дворянина Родиона Биркина, искусного шахматиста. В опочивальне собралось большое общество – Бельский, Годунов, сановники и штат слуг. Государь стал расставлять фигуры, но руки не слушались его. Все фигуры стояли по своим местам, «кроме короля, которого он никак не мог поставить на доску» (Горсей). Не справившись с королем, больной лишился сил и повалился навзничь. В комнате поднялась суматоха. Одни спешили вызвать духовника, другие посылали за водкой, за лекарями, в аптеку за ноготковой и розовой водой.

http://ib3.keep4u.ru/b/2012/11/26/33/3358cb1316f35fd36d210481644a8c5f.jpg
П.И.Геллер."Митрополит перед кончиной Ивана Грозного посвящает его в схиму"

Даже его могучий организм не выдержал тех оргий, среди которых протекала его жизнь.
Что же можно сказать об отношении царя к женам? Лишь две из восьми жен - Анастасия и Василиса - пользовались расположением царя, и то Анастасия лишь поначалу обладала сексуальной привлекательностью для него. И ей он много изменял, три другие жены рано умерли, одну он убил, двоих заточил в монастырь и еще одну планировал сослать в монастырь, да смерть помешала. Это был супруг ненадежный, непостоянный, капризный и эгоистичный. Избалованный полной доступностью любого сексуального удовольствия, он смотрел на каждую новую жену как на очередную сексуальную усладу и после удовлетворения страсти быстро терял к ней интерес, помышляя о новой забаве и сопряженных с ней политических выгодах.
Бесцеремонно обращался он и с женами сына. Сын, царевич Иван Иванович, во всем подражая отцу, имел уже третью жену, хотя первые две не умерли. Царь женил сына восемнадцати лет на Евдокии Сабуровой, через три года, отправив первую жену в монастырь, посватал за него вторую -Параскеву Соловую, но и ее отправил туда же. Третьим браком женил сына на Елене Шереметевой. Но дядю ее объявил изменником. Беременную невестку избил в спальне за неприличное, по его мнению, платье. На следующий день Елена произвела выкидыш.Царевич, столь же яростного характера, как и отец, вступился за жену и получил рану в висок царским жезлом. Сын Иван, наследник престола, умер через 10 дней. Ярость, питавшая террор так долго, обратилась на собственное семейство царя и подточила судьбу династии.
Царь пережил сына лишь на два года. На трон взошел хилый, слабовольный и бездетный Федор (собственно, у него не было сыновей, была только дочь, но и та умерла во младенчестве).
Смерть Ивана Грозного открыла новую страницу истории нашей страны.
А что же царица Мария... В 1584 году, она вместе с сыном Дмитрием была выслана в город Углич. Конечно,  Мария надеялась, что после смерти мужа останется вдовствующей царицей, а ее сын будет назван наследником бездетного царевича Федора. Однако она просчиталась, и очень скоро ей пришлось свыкнуться с мыслью о том, что престол переходит к Федору Ивановичу, который и не думал называть Дмитрия братом. Ну, что же, пусть так, но Мария твердо решила, что ни за что не позволит разлучить себя с сыном и будет беречь его пуще глаза: ведь царевич Федор не вечен…
Так она вместе с сыном оказалась в Угличе. Туда же отослали и всех виднейших из Нагих.
В Угличе для царевича был возведен небольшой каменный дворец, но, поселившись в городе, мальчик вдруг начал страдать от приступов эпилепсии, которые его мать тщательно скрывала, тайно надеясь на то, что ее сын все же когда-нибудь получит царский венец.
А 15 мая 1591 года случилось непоправимое: девятилетний Дмитрий погиб при неясных обстоятельствах. По одной из версий, он в приступе эпилепсии сам напоролся на нож, играя с другими детьми в «ножички». Очевидцы трагедии были в основном единодушны – у Дмитрия начался очередной приступ, и во время судорог он случайно ударил себя ножом прямо в горло. По другой версии, Дмитрия приказал убить Борис Годунов, ведь мальчик был прямым наследником престола и мешал Годунову в медленном, но верном продвижении к нему.
Последние исследования тем не менее приводят доказательства, что Годунов все-таки не имел к смерти маленького Дмитрия никакого отношения.

http://ib3.keep4u.ru/b/2012/11/26/94/948d68c065891f0d4b2fa6121fd2dc31.jpg
Сергей Блинков "Мария Нагая и царевич Димитрий"

Сама царица упорно придерживалась версии, что Дмитрий был зарезан некими Осипом Волоховым, Никитой Качаловым и Данилой Битяговским (сыном дьяка Михаила, присланного надзирать за опальной царской семьей), и сделано это было по прямому приказу из Москвы.

«Он, он убийца!» – кричала она, показывая пальцем на Битяговского.
Естественно, была назначена следственная комиссия во главе с князем Василием Ивановичем Шуйским. Тот велел похоронить Дмитрия в местном Преображенском соборе, хотя комиссия, в конечном итоге, и объявила о несчастном случае; это значило, что царевич оказался невольным самоубийцей, а церковь к таким людям относилась с предубеждением.

Закончилось же все тем, что обвинили в «недосмотрении» за возможным наследником престола… саму Марию Нагую и ее родственников. В результате братьев вдовой царицы лишили званий и посадили, а она сама была насильно пострижена в монахини и помещена в Горицкий девичий монастырь на Белоозере. Там она получила имя инокини Марфы.

Л.Е. Морозова и Б.Н. Морозов по этому поводу пишут: «Так Мария Нагая потеряла все: сначала сына и с ним надежду вернуться в царский дворец, потом – достаточно почетное положение царской вдовы, угличский удел и, наконец, свободу. Отныне ее жилищем становилась маленькая убогая келья в далекой северной обители, а сама она превращалась в простую монахиню Марфу, обязанную молиться, поститься и истово служить Богу, чтобы получить прощение за свои многочисленные грехи».

http://ib3.keep4u.ru/b/2012/11/26/06/0609df356a6a4dda8a69c576f8a0683e.jpg
Уникальное  фото 1910 года знаменитого фотографа С.М.Прокудина - Горского (первым в мире широко применил метод цветного фотографирования) - "Покров,шитый инокиней Марфой(Мария Нагая)", который в 1910 году находился в г.Угличе в Храме Царевич Димитрия.

http://ib3.keep4u.ru/b/2012/11/26/af/afc9a93b2438a866ab6bb08adb7dce54.jpg
Так выглядит церковь Царевича Димитрия на крови в г.Углич летом

Но со своей скорбной монашеской участью Мария-Марфа смиряться не захотела.

7 января 1598 года скончался Федор Иванович.
Уже на девятый день после смерти Федора Ивановича его жена Ирина (кто забыл – сестра Бориса Годунова) постриглась в монахини. А 17 февраля трон занял Борис Федорович Годунов. Как пишет Н.М. Пронина, «Ирина покидала трон, чтобы уступить его брату. И покидала вовремя. Впереди была решающая схватка…»
Практически сразу же после занятия престола Борисом Годуновым по стране стали ходить слухи, что царевич Дмитрий жив. Новоявленный царь оценил нависшую над ним угрозу, ведь по сравнению с «прирожденным» государем он был никто.

Оппозиция не дремала, и уже в начале 1604 года было перехвачено письмо одного иноземца из Нарвы, в котором объявлялось, что Дмитрию удалось чудом спастись и Московскую землю скоро постигнут большие несчастья.
Уже 13 октября 1604 года армия «Лжедмитрия I» форсировала Днепр чуть выше Киева и двинулась на Москву, но в январе 1605 года правительственные войска в битве при Добрыничах разбили самозванца, который с немногочисленными остатками своих солдат был вынужден уйти в Путивль. А 13 апреля 1605 года Борис Годунов, еще недавно казавшийся веселым и здоровым, почувствовал дурноту. Из ушей и носа у него пошла кровь, и вскоре он умер.
После этого царем стал Федор, сын Бориса Годунова, родившийся в 1589 году, юноша образованный и очень умный. Но его царствование стало самым коротким в истории России и продолжалось всего сорок девять дней. В Москве произошел мятеж, спровоцированный Лжедмитрием, и 20 июня 1605 года царя Федора и его мать Марию Григорьевну (напомним – дочь Малюты Скуратова) зверски задушили. В живых оставили лишь Ксению, дочь Бориса Годунова, но ее ждала безотрадная участь наложницы самозванца.
А что же все это время делала интересующая нас Мария-Марфа, которая, как мы уже сказали, не захотела смиряться со своей скорбной монашеской участью?

18 июля 1605 года она торжественно въехала в Москву и признала Лжедмитрия I своим сыном. Вернее, была вынуждена признать.
Впрочем, есть и другие мнения. В частности, Л.Е. Морозова и Б.Н. Морозов пишут: «Естественно, Марфа с радостью согласилась поддержать заговорщиков. Бывшей царице было совершенно не важно, кто назовется ее сыном, каким путем он добудет престол, как станет править Русским государством. Главное – собственное благополучие и возможность снова взойти на вершину власти».

В Москве она поселилась в Вознесенском монастыре Кремля. Марина Мнишек до свадьбы будет жить у неё, в монастыре.

17 мая 1606 года Лжедмитрий I был убит (его тело сожгли, а пеплом зарядили пушку и выстрелили в сторону Польши – туда, откуда он явился на русские земли), и Мария Нагая тут же отреклась от него, заявив, что признание было выбито у нее силой, а сам самозванец был колдуном и чернокнижником.

http://ib3.keep4u.ru/b/2012/11/26/5b/5bd6771cec3a5a4be49f3589434c1b67.jpg

«Царица Марфа обличает Лжедмитрия». Раскрашенная литография по эскизу В. Бабушкина, середина XIX века

А царем тем временем стал тот самый Василий Иванович Шуйский, который еще совсем недавно расследовал причины гибели Дмитрия, а затем признал Лжедмитрия I истинным сыном Ивана Грозного.

В период его правления были и Лжедмитрий II, и Лжедмитрий III. Кроме того, имя царевича использовал осаждавший Москву «воевода» Иван Болотников. Затем за Дмитрия выдавал себя казачий предводитель Иван Заруцкий, бывший опекун вдовы двух первых Лжедмитриев, царицы-авантюристки Марины Мнишек и ее малолетнего сына Ивана. Лишь с казнью этого несчастного ребенка в 1614 году тень царевича Дмитрия перестала витать над российским престолом.
И уже без возражений участвовала Мария-Марфа в процессии перезахоронения маленького сына. Его похоронили рядом с отцом Иваном Грозным, и никто уже не вспомнил о его "незаконности", о том, что брак родителей не был освящен церковью. Так может именно этого признания сына царевичем, хоть и посмертного, и добивалась Мария Нагая? Кто знает?
Вскоре его признали новомучеником, а Мария Нагая стала матерью святого и одной из наиболее почитаемых женщин в стране.

http://img1.liveinternet.ru/images/attach/c/6/93/672/93672531_3646910_00.jpg

Мария Нагая умерла 20 июля 1612 года в Москве. Впрочем, различные источники указывают разные даты ее смерти: 1608 год, 1610 год, 1611 год, 1612 год…Она была похоронена в Воскресенском монастыре в Москве.

Использованы материалы из книг:
Владимир Свирин  "Возлюбленные насильника"
Сергей Нечаев  "Иван Грозный.Жены и наложницы "Синей Бороды"
Вольдемар Балязин  "Занимательная история России"
Елена Арсеньева  "Гарем ивана Грозного"

+1

80

Моника,спасибо , очень интересная тема, прочитала ,как говорят ,на одном дыхании.

Отредактировано Мамино золотко (2012-11-27 11:40:40)

0


Вы здесь » Lilitochka-club » История » Фрагменты прошлого России


Рейтинг форумов | Создать форум бесплатно © 2007–2016 «QuadroSystems» LLC